3 года назад
Нету коментариев

Долгие годы в советской и зарубежной литературе по археологии палеолита и по истории первобытного общества велись оживленные споры о древнейших формах хозяйства, о роли охоты и собирательства растительной пищи в жизни древнейших людей. Теперь эти споры отошли в прошлое. В результате многочисленных археологических открытий последних десятилетий — Чжоукоудянь в Китае, Олдувай в Африке, Торральба и Амброна в Испании, пещеры Кударо, Донская и Азыхская на Кавказе и др.— можно считать бесспорно доказанным, что охота на крупных животных была основной формой хозяйства в продолжение всего начального этапа развития первобытного общества: и охотничий образ жизни определял все существование древнейшего человечества. Не следует преувеличивать значение и эффективность охоты олдувайского и ашельского времени — ее удача зависела не столько от совершенства охотничьего оружия, сколько от условий местности, от сплоченности и сноровки охотничьего коллектива, наконец, от случайного стечения обстоятельств. Такое важнейшее охотничье оружие, как лук со стрелами и копье – металка, отсутствовали. Копья не оснащались еще каменными или костяными наконечниками. Основным охотничьим оружием были деревянные дубины, копья и пики, возможно, бола и метательные камни. Во время загонной охоты могло применяться поджигание степной местности. Устраивались, вероятно, и простейшие ямы-ловушки. Все это было очень примитивно и ненадежно. Периоды изобилия чередовались с голодовками. Но охота давала мясо, стимулировала развитие орудий и коллективных форм труда. Именно по этим причинам следует говорить об охоте, в частности об охоте на крупных животных, как об основной, ведущей форме производства древнейшего общества. Пользовавшееся одно время признанием у ряда исследователей положение о том, что древнейшие люди типа питекантропов занимались лишь собиранием плодов, ягод, кореньев и ловлей мелких животных, а охота на крупных животных распространилась только у неандертальцев мустьерской эпохи, окончательно отброшено современной наукой. Однако, отмечая ведущую роль охоты уже в олдувайскую эпоху и в ашеле, не будем преуменьшать значение собирательства. В количественном отношении основной пищей человека, по всей вероятности, были тогда плоды, орехи и корни — пища, унаследованная от животного состояния. Важнейшим и в то же время простейшим и распространеннейшим орудием первобытного собирательства являлась прямая деревянная копательная палка, заостренная, а в некоторых случаях для придания большей твердости и обожженная на одном конце [Борисковский, 1961]. Обломки таких копательных палок найдены в Торральбе и в Каламбо. Полтора-два века тому назад они были известны всем охотничье-собирательским племенам земного шара: от наиболее примитивных тасманийцев до относительно более развитых индейцев Калифорнии и эскимосов Лабрадора и Гренландии. Землекопная палка служила не столько для выкапывания, сколько для разрыхления-земли; затем разрыхленная земля выгребалась руками, лопаткой животного или деревянным корытцем. С помощью таких палок австралийцы выкапывали ямы, достигавшие иногда 1.5 м глубины, действуя очень быстрой порой даже предпочитая палку железной лопате. На Суматре с помощью подобного орудия выкапывали ямы для ловли слонов. Но человек, вооруженный палкой в качестве единственного копательного орудия, в очень большой мере зависел от окружающих природных условий — от свойств грунта, который он копал, и от времени года, когда производилась эта работа. Австралийская копательная палка, например, была малопригодна для работы в вязкой глине. Копательная палка огнеземельцев да и других племен не годилась для работы в промерзшей земле. Так, вероятно, было и у древнепалеолитических людей. Только в позднем палеолите появились усовершенствованные, гораздо более эффективные мотыги и кирки из бивня мамонта и из оленьего рога, пригодные для работы в мерзлом грунте.

В истории человечества начиная с древнего палеолита огромную роль сыграл огонь. Наиболее важным культурным приобретением позднеашельского и следующего за ним мустьерского времени явилась выработка способов искусственного его добывания. Ф. Энгельс так характеризует значение освоения огня: «На пороге истории человечества стоит открытие превращения механического движения в теплоту: добывание огня трением; в конце протекшего до сих пор периода развития стоит открытие превращения теплоты в механическое движение: паровая машина. — И несмотря на гигантский освободительный переворот, который совершает в социальном мире паровая машина… все же не подлежит сомнению, что добывание огня трением превосходит паровую машину по своему всемирно-историческому освободительному действию. Ведь добывание огня трением впервые доставило человеку господство над определенной силой природы и тем окончательно отделило человека от животного царства».

На стоянках олдувайского времени следы огня (угли, зола, обожженные кости) отсутствуют. Они впервые появляются в древнем ашеле, но представлены далеко не всюду. На стоянках среднего и позднего ашеля следы огня распространяются широко, но только в самом конце позднего ашеля (финальный ашель) и в мустьерскую эпоху можно констатировать повсеместное распространение огня. Это позволяет приурочить к позднему ашелю и к мустьерской эпохе выработку способов его искусственного добывания. Несомненно, освоение огня стимулировалось процессом похолодания. Наглядным подтверждением служит тот факт, что на территории Африки люди освоили огонь гораздо позднее, чем в Азии и в Европе, и именно в период существенного похолодания. В предшествующее же время — в древнем ашеле, в минделе — обитатели таких стойбищ, как Чжоукоудянь, Вертешсёллёш, Терра-Амата, вероятно, умели только поддерживать и использовать случайно полученный огонь. При отсутствии оседлости и постоянных перекочевках неизбежны были частое €го угасание и потеря навсегда для тех или иных групп людей. Поэтому многие древнеашельские и среднеашельские стоянки не содержат остатков огня. Их обитатели, хотя и были современниками обитателей Вертешсёллёша и Терра-Аматы, огня не знали или его утратили. Если бы люди самого конца позднего ашеля, а также мустьерской эпохи не умели искусственно добывать огонь, остатки его не были бы так широко, повсеместно распространены начиная с данного времени.

Целесообразно подробнее остановиться на проблеме освоения огня и древнейших способах его добывания. Можно предполагать, что древнейший период в истории овладения человека огнем — лериод использования естественного огня, полученного в результате вулканического извержения или удара молнии в дерево, непрерывного его поддерживания и переноса с места на место. Все примитивные племена XIX в. пользовались огнем. Почти все они умели и добывать его. Однако к добыванию огня заново почти никогда не прибегали. Огонь поддерживали в жилище, не давали ему погаснуть, а в тех случаях, когда он угасал, занимали у соседей. Во время перекочевок брали с собой в специальных вместилищах тлеющие головни или тлеющий древесный порошок. Такие головни могут тлеть в течение нескольких дней. Примитивные люди были очень искусны в выборе подходящих пород дерева. Н. Н. Миклухо-Маклаю никогда не приходилось наблюдать, чтобы папуасы добывали огонь. Они постоянно поддерживали его в своих жилищах или около них и брали с собой в виде головешек или зажженных сучьев, путешествуя по суше и по морю. У тасманийцев и австралийцев, наиболее примитивных по своей культуре племен, существовавших в XIX в., постоянным спутником во время перекочевок являлся тлеющий факел из коры или тлеющая головня. Отсюда можно сделать вывод, что отсталые племена недавнего времени пережили длительный период, в течение которого они знали огонь, но не умели его добывать. Навыки и обычаи, развившиеся тогда, удержались и впоследствии. Характерно, что у многих даже гораздо более развитых народов сохранился обычай поддерживать неугасимый огонь. В распространенных у многих народов мифах рассказывается не об обучении человека способам добывания огня, а о получении им уже готового огня и об ознакомлении с его благодетельными свойствами. Таков, в частности, древнегреческий миф о Прометее.

На этой ступени человек овладел техникой поддерживания и переноса огня. Человек узнал, что огонь раздувается ветром, что он имеет такие естественные преграды, как вода, земля, скалы, что огонь необходимо поддерживать топливом и что с помощью последнего его можно переносить с места на место. Человек. ознакомился с теми породами дерева, которые дольше всего тлеют и легче воспламеняются, могут служить трутом. Он научился с помощью древесных стружек, сучков коры, сухой травы разжигать из тлеющих углей пламя. Эти открытия и накопленный опыт явились важной предпосылкой для перехода спустя десятки и сотни тысячелетий к следующей стадии освоения огня, к его искусственному добыванию. Вероятно, синантропы из Чжоукоудяня, как и люди из Вертешсёллёша, находились на стадии использования случайно полученного огня. Большая редкость дошедших от той эпохи остатков огня и крайняя примитивность техники не позволяют предполагать, что человек тогда уже умел добывать огонь трением или высеканием. Исключительная неравномерность знакомства с огнем у разных групп людей вплоть до самого конца ашельской эпохи, вероятно, отражает именно стадию использования огня, когда люди еще не умели добывать его, а, получив, в отдельных случаях легко утрачивали.

Из всех племен Земли только одни андаманцы еще в XIX в. находились на стадии поддерживания и использования огня, хотя в других отношениях их техника и хозяйство были развиты лучше, чем даже у людей эпохи позднего палеолита. Андаманцы не знали способов искусственного добывания огня. Огонь постоянно горел в их поселках и хижинах, а когда поселок покидали, то с собой брали тлеющие головни, завернутые в листья, если погода была сырая. В то же время в поселке под каким-нибудь укрытием оставляли бревно, которое тлело несколько дней и из которого можно было по возвращении раздуть пламя.

Для того чтобы ответить на вопросы, каковы были древнейшие способы искусственного добывания огня, могущие возникнуть в конце ашельской эпохи, необходимо рассмотреть, основываясь на этнографических источниках, способы добывания огня, бытовавшие у примитивных племен XIX в. Таких способов пять (рис. 27): выскабливание огня (огневой плуг), выпиливание огня (огневая пила), высверливание огня (огневое сверло с рядом разновидностей), высекание огня, получение огня сжатым воздухом (огневой насос).

Добывание огня трением

Добывание огня трением

Выскабливание огня (рис. 27, 1) — один из наиболее простых, но в то же время малораспространенных способов. Оно производилось с помощью деревянной палочки, которую водили, сильно нажимая, по лежащей на земле деревянной дощечке. В результате скобления получались тонкие стружки или древесный порошок. Вследствие трения дерева о дерево возникала теплота; стружки или древесный порошок нагревались, а затем начинали тлеть. Их присоединяли к легко воспламеняющемуся труту и раздували огонь. Этот способ являлся быстрым, но в то же время требовал от применяющих его больших усилий. Ч.Дарвин в дневнике своего путешествия на корабле «Бигль» описывает добывание огня таким способом обитателями о-ва Таити. Дарвин указывает, что огонь был вызван в несколько секунд. Когда же он сам попытался так его получить, это оказалось очень трудным занятием; однако он сумел добиться своего и зажег опилки. Выскабливание огня имело довольно ограниченное распространение. Больше всего им пользовались на островах Полинезии. Изредка этот способ встречался у папуасов, австралийцев, тасманийцев и у некоторых примитивных племен Индии и Центральной Африки; но всюду здесь преобладало высверливание огня.

Огневая пила (рис. 27,2) напоминала огневой плуг, но деревянная дощечка пилилась или скоблилась не вдоль ее волокон, а поперек. При пилении также получался древесный порошок, который начинал тлеть. Выпиливание огня было распространено у австралийцев, было известно на Новой Гвинее, на Филиппинских островах, в Индонезии и в некоторых местах Индии и Западной Африки. Иногда дерево пилилось не ножом из твердого дерева, а гибким растительным шнуром.

Наиболее распространенный способ добывания огня — высверливание (рис. 27, 3). Этот способ в XVIII—XIX вв. был широко распространен у культурно отсталых племен Азии, Африки, Америки и Австралии. В виде пережитков, связанных с культом, он сохранялся в Европе до конца XIX в. Огневое сверло состояло из деревянной палочки, которой сверлили лежащую на земле деревянную же палочку или дощечку. В результате сверления очень быстро в углублении на нижней дощечке появлялся дымящийся и тлеющий древесный порошок, который высыпался на трут и раздувался в пламя. Простейшее огневое сверло приводилось во вращение ладонями обеих рук. Значительным усовершенствованием являлось присоединение к нему упора сверху и ремня, охватывающего сверло. Ремень попеременно тянули за оба конца, приводя сверло во вращение. Если концы ремня были привязаны к концам деревянного или костяного лука, то появлялось уже улучшенное сверло — лучковое. Наконец, дальнейшее усовершенствование огневого сверла заключалось в появлении дриля. В то время как простейшее огневое сверло еще недавно было очень широко распространено у самых примитивных племен, усложненное сверло с ремнем и луком встречалось лишь у племен с относительно развитой техникой, находившихся, как правило, на ступени неолита и века металлов.

Высекание огня может производиться ударом камня о камень, ударом камня о кусок железной руды (серный колчедан, иначе — пирит) и, наконец, ударом железа о кремень. В результате удара получаются искры, которые падают на трут и воспламеняют его.

Первый способ у примитивных племен почти не был отмечен. Только у небольшого охотничье-собирательского племени Южной Америки — гуаяков огонь добывался ударами друг о друга двух желваков мелкозернистого кварцита. Высекало огонь ударом кремня о кремень и одно из племен африканских пигмеев. В прошлом в некоторых местах России, Средней Азии, Закавказья, Ирана и Индии население, стоявшее на высокой ступени хозяйственного и культурного развития, также иногда высекало огонь этим способом. Немного шире распространялось и высекание огня ударом кремня о кусок железной руды. Такой способ был описан у айнов, эскимосов, у некоторых племен североамериканских индейцев и у огнеземельцев. Существовал он также у древних греков и римлян. Высекание огня ударом железа о кремень относится уже к развитой технике.

Добывание огня сжатием воздуха (огневой насос) — довольно совершенный, но малораспространенный способ. Он употреблялся в некоторых местах Индии и Индонезии.

Прямые свидетельства способов добывания огня, бытовавших на разных этапах палеолита, и остатки снарядов, употреблявшихся при этом, естественно, крайне незначительны, а порой очень спорны. Значительный интерес представляет в этой связи мустьерская стоянка Зальцгиттер-Лебенштедт (Нижняя Саксония, ФРГ). Ее культурный слой, исследованный в 1952 г., относится к раннему вюрму и имеет радиоуглеродную дату 48 300 ±2000 лет назад [Grahmann, Miiller-Beck, 1967]. Он содержал кремневые орудия, кости животных (мамонт, северный олень и др.) и пыльцу растений, свидетельствующие о весьма холодном климате и о тундровом ландшафте, а также, что для нас сейчас особенно важно, остатки самого настоящего трута. Речь идет о принесенном на стоянку древесном грибе Polyporus (Forties) fomentarius; этот вид гриба в высушенном виде широко использовался в качестве трута до XIX в. и даже получил название «трутовик». На мезолитической стоянке Стар-Карр в Англии остатки такого гриба найдены вместе с кусками пирита. Следует назвать также мустьерскую пещеру Крапина в Югославии, недалеко от Загреба, относящуюся к несколько более раннему, рисс-вюрмскому, времени. Ее раскопки в 1895—1905 гг. доставили каменные орудия, следы костров, фаунистические остатки и большое число разбитых костей неандертальцев, возможно, свидетельствующих о людоедстве, которое существовало у отдельных групп палеолитических людей. Среди каменных орудий обнаружена веретенообразная палочка из букового дерева, закругленная и обожженная на одном конце; ее первоначальная длина достигала примерно 35 см. Исследователь пещеры Д. Горянович-Крамбергер, как и ряд других ученых, высказал предположение, что она была огневым сверлом [Ozegovic, 1958]. Однако такую интерпретацию нельзя считать бесспорной. Наконец, на некоторых палеолитических и мезолитических стоянках Европы найдены куски железной руды (пирита), вероятно связанные с высеканием огня. Древнейшая такая находка сделана А. Леруа-Гураном в мустьерском культурном слое пещеры Гиены в Арси-сюр-Кюре (Франция).

До сравнительно недавнего времени считалось общепризнанным, что первоначально огонь добывали с помощью трения дерева. Очень малое распространение среди примитивных племен XIX в. высекания огня свидетельствует против признания большой древности этого способа. Об относительно позднем появлении высекания огня говорит и то, что многие народы, которые еще недавно добывали огонь исключительно высеканием, все же сохраняли в качестве связанного с культом пережитка добывание огня трением дерева о дерево. «Много времени спустя после того, как людям стали известны другие способы получения огня, всякий священный огонь должен был у большинства народов добываться путем трения. Еще и поныне в большинстве европейских стран существует народное поверье о том, что чудотворный огонь, (например, у нас, немцев, огонь для заклинаний против поветрия на животных) может быть зажжен лишь при помощи трения. Таким образом, еще и в наше время благодарная память о первой большой победе человека над природой продолжает полубессознательно жить в народном суеверии, в остатках язычески-мифоло­гических воспоминаний образованнейших народов мира». Характерно, что в то время, как подобные верования, обряды, легенды, свидетельствующие о первоначальности добывания огня трением, распространены у множества самых различных племен и народов Земли, противостоит им только единственный факт, отмеченный этнографической наукой: одно примитивное племя индейцев Южной Америки добывает огонь с помощью трения, в то время как термин, обозначающий у него в языке добывание огня, происходит от слов «высекание ударом». Очевидно, у данного племени высекание огня предшествовало добыванию его трением. Но это редчайшее исключение.

Можно предполагать, что добывание огня путем трения дерева о дерево появилось именно в позднеашельское время, на рубеже ашеля и мустье. Вероятно, наиболее древним и примитивным приемом было выскабливание огня с помощью огневого плуга (интерпретация находки в Крапине является спорной). Характерно то, что этот способ существовал в XIX в. у тасманийцев и австралийцев, и то, что у некоторых австралийских племен, добывавших огонь высверливанием, в легендах описывается добывание огня с помощью выскабливания.

В древнем палеолите дерево могли обрабатывать как с помощью каменных орудий, так и с помощью ножей и скребел из более твердых пород дерева. В результате такого резания, пиления и скобления дерева человек заметил возникающие дым, запах, тепло, тление, а затем и воспламенение стружек и опилок. Возможно, что стружки и опилки специально изготовлялись для сохранения и переноса огня и в процессе их изготовления человек подошел к искусственному добыванию огня.

Выпиливание огня также могло возникнуть в мустьерскую эпоху из техники обработки дерева.

Эти два способа добывания огня являются, вероятно, древнейшими. Их возникновение было подготовлено как развитием техники обработки дерева, так и предшествующей им ступенью использования и сбережения огня, полученного при лесных пожарах или вулканических извержениях. Слабо тлеющие стружки и опилки, образующиеся при обработке дерева, можно было раздуть в пламя лишь при наличии хорошего трута. А трут — это важнейшее достижение ступени использования и сбережения огня.

В позднем палеолите широко распространяется сверление кости и в некоторых случаях также камня. Несомненно, существовало сверление дерева; следовательно, могло появиться и огневое сверло в его простейшей форме, приводимое в движение ладонями руки. Появление лучкового сверла относится к позднейшим эпохам.

А как обстояло дело с высеканием огня? Находки кусков пирита на позднепалеолитических стоянках и в одном случае даже в мустьерском культурном слое позволяют предполагать распространение этого способа в позднем палеолите, а быть может, и в мустьерскую эпоху. Английский исследователь палеолита К. П. Окли [Oakley, 1961b] в ряде своих работ, опубликованных в 50—-60-х гг., развивает ту мысль, что высекание огня предшествовало добыванию его с помощью трения. Такое же положение выдвинул Б. Ф. Поршнев [1955], подкрепив его опытами по высеканию огня ударом кремня о кремень. Впоследствии в более широких масштабах опыты по искусственному добыванию огня разными способами поставил С. А. Семенов. Он отмечает, что огонь ударами камня о камень получить не удалось, хотя были использованы самые разнообразные породы кремня, кварцита, кварца. Искра высекалась очень легко, но она не зажигала даже омарганцованной ваты, на которую добывал огонь Поршнев. Несколько лучшими по результатам были опыты по добыванию огня ударами кремня о пирит. Наблюдалось несколько случаев возгорания ваты, слегка пропитанной раствором марганцовки [Семенов, 1968].

Таким образом, остается открытым вопрос: мог ли палеолитический человек высекать огонь, оббивая кремневые орудия. А с другой стороны, К. П. Окли и Б. Ф. Поршнев не сумели опровергнуть таких фактов, как очень малое распространение высекания огня (особенно высекания огня ударом кремня о кремень) среди примитивных племен XIX в. одновременно с очень широким распространением у них добывания огня трением, а также сохранение последнего в виде культового пережитка у народов, высекавших огонь.

Видимо, проблема освоения огня и древнейших способов его искусственного добывания не имеет однозначного решения. В разное время разные группы древнепалеолитических людей постепенно осваивали огонь и вырабатывали способы его добывания. Судя по археологическим находкам, уже с начала позднего палеолита, а быть может, и с мустьерской эпохи наряду с доминировавшим добыванием огня путем трения в отдельных случаях практиковалось высекание его ударом кремня о пирит. Возможно, преобладание того или иного способа было связано с окружающими природными условиями, с климатом, влажностью воздуха, наличием подходящих пород дерева, а также кусков пирита.

Освоение огня явилось одним из важнейших этапов на пути развития человечества. Огонь был огромной технической и социальной силой. Он дал человечеству постоянную и надежную защиту от холода и от диких зверей. С появлением огня и очага возникло совершенно новое явление — пространство, строго предназначенное для людей. Огонь сделал человека независимым от климата, позволил ему расселиться по поверхности Земли, во много раз расширил источники его питания. Огонь сыграл важнейшую роль в изготовлении первобытных орудий труда, в развитии способов первобытной охоты и рыболовства.

comments powered by HyperComments