3 года назад
Нету коментариев

В 70-х гг. XIX в., после того как работами Ч.Дарвина было доказано происхождение человека от ископаемых обезьян, последователь Дарвина Э. Геккель построил родословное древо животного мира от простейших животных до человека. Чтобы заполнить разрыв между ископаемыми человекообразными обезьянами и человеком, Геккель поместил в него промежуточную переходную форму, названную им обезьяночеловеком, или питекантропом. Какие-либо остатки такого питекантропа не были известны, но Геккель исходя из учения Дарвина доказывал, что питекантроп должен был существовать. Костные остатки обезьяночеловека Геккель рекомендовал искать на юго-востоке Азии, в тех районах, где в настоящее время водятся человекообразные обезьяны и где можно было предположить наличие на рубеже четвертичного периода наиболее благоприятных условий для очеловечения обезьян.

К гипотезе Э. Геккеля присоединился голландский исследователь Е. Дюбуа. В 1887 г. он отправился на юго-восток Азии на поиски остатков предсказанного Геккелем обезьяночеловека — этого недостававшего звена (распространенный в науке английский термин — missing link) в общей цепи развития живых существ. Сначала Дюбуа поехал на Суматру, но там ему не удалось обнаружить древних геологических слоев. И в 1890 г. он перенес работы на Яву. Здесь и произошло знаменательное событие — Дюбуа нашел то, что искал. В 1891 и 1892 гг. им были открыты близ Триниля в геологических отложениях, относящихся к началу четвертичного периода, черепная крышка, два коренных зуба и бедренная кость существа, совмещавшего признаки человека и обезьяны, того самого питекантропа, находки которого были предсказаны Геккелем (рис. 10). Открытие остатков питекантропа явилось настоящим триумфом материалистической науки.

Питекантроп

Питекантроп

В 1936—1941 гг. кости еще нескольких питекантропов были: обнаружены и изучены на о-ве Ява. Г. Кенигсвальдом. В их исследование внес также крупный вклад Ф. Вейденрейх. На новый этап разработка проблемы питекантропов перешла в 1951 г., после того как поисками и исследованием остатков питекантропов занялись индонезийские антропологи, геологи и археологи — С. Сартоно, Теуку Якоб и др. Ими было открыто и изучено значительное число черепов и других костей питекантропов, а также впервые получены калий-аргоновые даты для последних. В результате в настоящее время на Яве известны костные остатки нескольких десятков питекантропов, в том числе не менее девяти черепов [Иванова, 1965; Урысон, 1966; Нестурх, 1970; Jacob, 1972, 1973; Koenigswald, 1973a, 1973b; Sartono, 1973].

Наиболее древние из яванских питекантропов относятся к эоплейстоцену и, судя по новейшим калий-аргоновым датировкам,, имеют возраст 1.5—1.9 млн. лет. Они представлены черепом ребенка из Моджокерто и черепом «питекантропа IV», найденными вместе с эоплейстоценовой яванской фауной джетис. Это моджокертский питекантроп по своему физическому строению был примитивнее других яванских питекантропов, занимал в общем промежуточное положение между ними и Homo habilis. Его объем мозга был несколько меньше 800 см3. Подобно тому как в Восточной Африке Homo habilis и олдувайский питекантроп сосуществовали с австралопитековыми обезьянами, на Яве моджокертский питекантроп сосуществовал с мегантропами, которые представляли собой форму, близкую к австралопитековым. Кости мегантропов найдены в тех же слоях вместе с фауной джетис; одна из челюстей мегантропа была раздавлена зубами большого крокодила.

Большая же часть яванских питекантропов относится к нижнему плейстоцену и связана с тринильской фауной Явы. На основании калий-аргоновых определений она датируется 500 тыс.— 1 млн. лет назад. Их средний объем мозга 860 см3, с колебаниями у отдельных особей от 775 до 975 см3. Климат на Яве был тогда примерно на 6° С холоднее, чем в настоящее время. Основная масса растительных остатков, найденных вместе с тринильской фауной, принадлежит субтропической флоре. Питекантропы жили в лесистой местности, по берегам рек, озер и моря, но не в самой гуще леса. Впрочем, тропические джунгли здесь в нижнем плейстоцене и не были распространены.

На Яве вместе с костями питекантропов не было найдено каменных орудий. Вероятно, это в значительной степени связано с тем, что кости питекантропов были перенесены и переотложены потоками лавы, разрушившими остатки их стойбищ. Есть основания думать, что часть яванских питекантропов, кости которых дошли до нас, даже погибла в результате вулканического извержения, если не была съедена тиграми. Во всяком случае физическое строение яванских питекантропов в сопоставлении с физическим строением других азиатских, африканских и европейских архантропов, вместе с остатками которых найдены принадлежавшие им каменные орудия, позволяет утверждать, что яванские питекантропы уже систематически изготовляли орудия. Многие исследователи предполагают, что древнепалеолитические патжитанские каменные орудия, напоминающие древнеашельские и найденные на Яве без сопровождающих палеонтологических и палеоантропологических остатков, были изготовлены питекантропами или их не очень отдаленными потомками. В последнее время Г. Кенигсвальд выдвинул предположение, что питекантропам принадлежала сангиранская каменная индустрия Явы; обычно ее датировали более поздней эпохой, временем существования неандертальского человека.

Архантропы (Homo erectus), к которым относятся яванские питекантропы, были распространены в эоплейстоцене и в нижнем плейстоцене далеко за пределами Индонезии и Восточной Африки. Один из наиболее известных и выразительных их представителей— синантроп, иначе — питекантроп пекинский или китайский питекантроп.

Остатки синантропа открыты на севере Китая, у сел. Чжоукоудянь, примерно в 50 км к юго-западу от Пекина (рис. 11). В холмистой местности, в скальных расщелинах и пещерах, располагается ряд разновременных местонахождений костей ископаемых животных. Пять из них содержат также первобытные каменные орудия. Наиболее достопримечательно местонахождение № 1 («Локус 1»), представляющее собой огромную открытую пещеру на склоне холма. Здесь в 1927—1937 и в 1949—1966 гг. проводились систематические раскопки под руководством Пэй Вэнь-чжуна, Ян Чжун-цзяня, Цзя Лань-по, Д. Блэка, П. Тейяр де Шардена и других исследователей [Ефименко, 1953; Пэй Вэнь-чжун, 1954; У Жу-кан, Чебоксаров, 1959; Иванова, 1965; Урысон, Л966; Нестурх, 1970; Ларичев, 1969,1972]. Раскопки обнаружили черепа и другие кости более чем 40 синантропов, а также остатки их культуры. По своему физическому развитию синантроп близко напоминал яванского питекантропа, но ушел вперед от него (рис. 12; 13, 4, 5). Объем мозга колебался от 915 до 1.225 см3, составляя в среднем около 1050 см3. Средний рост мужчин был 162—163 см, а женщин 152 см.

Карта распространения важнейших находок костных остатков австралопитековых обезьян и древнейших людей

Карта распространения важнейших находок костных остатков австралопитековых обезьян и древнейших людей

Синантроп являлся одним из самых поздних архантропов. Часть исследователей относит его ко второй половине минделя (конец нижнего плейстоцена) и датирует до 500 тыс. лет назад. Другие же относят его к миндель-риссу (начало среднего плейстоцена) и датируют 200—300 тыс. лет назад. Для местонахождения № 1 Чжоукоудяня имеется только одна недавно полученная [Howells, 1973] и недостаточно проверенная абсолютная дата — 300 тыс. лет назад.

Синантроп

Синантроп

Синантропы жили в большой пещере, впоследствии разрушившейся. Вероятно, эту пещеру они занимали десятки, а может быть, и сотни тысячелетий; только за такое длительное время здесь могли накопиться отложения мощностью до 50 м. В отложениях найдено много приготовленных к использованию синантропами грубых бесформенных каменных орудий. Обращает на себя внимание то, что орудия, найденные в основании толщи, не отличаются от орудий, найденных в ее самых верхних слоях. Это свидетельствует об очень медленном развитии техники в начале человеческой истории, о том, что у древнейших людей орудия и техника их изготовления изменялись на протяжении десятков и даже сотен тысячелетий настолько медленно, что современные научные методы не позволяют отметить эти изменения.

Синантроп

Синантроп

Орудия изготовлялись синантропами главным образом из кварца, а также из известняка, песчаника и изредка из кремня. Гальки песчаника и кварца, которые подвергались обработке, брались из русла протекавшей по соседству реки. Кварц при раскалывании не дает осколков с таким прямым лезвием, как у кремня, обсидиана или кварцита. Но он хрупок и при наличии в нем трещин легко ломается. Поэтому обрабатывать его легко. Эти свойства, возможно, и привлекали древнейших людей, делавших самые первые шаги на пути обработки камня и еще не полностью освоивших ценные качества кремня как материала для орудий. Орудия, найденные в местонахождении № 1 Чжоукоудяня (рис. 13, 6), представляют собой в большинстве крупные и мелкие бесформенные куски и осколки неправильных очертаний, имеющие по краям или на конце с одной или с обеих поверхностей выщербины — следы заострения рукой человека, а иногда следы гpyбой оббивки. Отдельные экземпляры можно обозначить как острия, инструменты для скобления, рубящие орудия и т. д. Но устойчивых Серий похожих друг на друга экземпляров выделить нельзя. Да и эти грубые орудия попадаются единицами среди многих тысяч бесформенных осколков, отколотых в поисках наилучших. Начиная обрабатывать камень, человек, видимо, еще не знал, какие из осколков будут более пригодны для работы. Большинство орудий синантропов настолько примитивно, что производит впечатление естественных осколков камня. Если бы они не были найдены в палеолитическом культурном слое вместе с костями синантропов и другими остатками культуры последних, их вообще нельзя было бы отнести к категории орудий. Но встречаются и хорошо выраженные отщепы со всеми признаками намеренного откалывания рукой человека (см. выше, с. 26— 28) — это так называемые -клектонские, нелеваллуазские отщепы, принадлежащие к группе наиболее архаичных примитивных отщепов и характеризующие в основном олдувайскую и древнеашельскую технику раскалывания. Отщепы типа леваллуа и мустьерские, имеющие ударные площадки со следами фасеток, здесь отсутствуют.

В литературе встречаются указания на наличие у синантропов примитивных костяных орудий — расколотых костей и рогов, заостренных на конце путем натачивания и оббивки. Среди исследователей Чжоукоудяня нет единого мнения по поводу этих предметов. Пэй Вэнь-чжун считает, что в действительности здесь речь идет о необработанных костях и что нет оснований говорить о существовании костяных орудий. В противоположность этому Цзя Лань-по признает наличие у синантропов небольшого числа очень примитивных костяных орудий, часть которых могла употребляться для выкапывания из земли корней и клубней диких растений. Отметим, что в Олдувайском ущелье в пачке II вместе с остатками олдувайского питекантропа и в очень небольшом количестве в пачке I вместе с остатками Homo habilis тоже встречены обломки костей животных со следами оббивки и заглаживания на конце.

Несомненно, что синантропы пользовались и простейшими деревянными орудиями — палками и дубинами. Но они до нас не дошли.

Важнейшим элементом культуры, сыгравшим огромную роль в развитии первобытного человечества, был огонь. В Олдувайском ущелье, где культурные слои хорошо сохранились и не являются переотложенными, ни с костями Homo habilis, ни с костями олдувайского питекантропа остатков огня не найдено. Видимо, он еще не был известен. Отложения, в которых залегают остатки яванских питекантропов, переотложены, подверглись разрушению и поэтому нельзя сказать определенно, знали здесь огонь или нет. А в Чжоукоудяне найдены следы костров — угли, зола, обожженные камни. Скопление золы достигало на одном участке 6 м в толщину; очевидно, на этом месте в течение очень длительного времени непрерывно горел костер. В качестве топлива еще не использовались ни стволы деревьев, ни кости. Костры поддерживались, как об этом свидетельствует анализ происходящих оттуда углей, мелкими ветками, вероятно собранными или отломанными. Едва ли синантропы умели искусственно добывать огонь. Это достижение более высокой ступени развития. При употреблении в пищу трупов животных, погибших во время лесных или степных пожаров, при собирании корней и клубней на месте пожарища люди могли почувствовать преимущества приготовленной на огне пищи, а также ценные свойства огня. Полученному при пожаре или вулканическом извержении огню не давали угаснуть. Поддерживание неугасающего огня подготовило переход людей на следующей ступени развития к его искусственному добыванию. Трудно предположить, что все группы архантропов, стоявших на той же ступени развития, что и синантропы из Чжоукоудяня, пользовались огнем. Вероятно, первоначально с огнем знакомились лишь некоторые из них.

Важную роль в хозяйстве синантропов играло собирание растительной пищи — плодов, ягод, корней и т. д. В частности, синантропы питались маленькими ягодами, напоминавшими вишню; остатки этих ягод найдены в основании отложений Чжоукоудяня. Вместе с тем очень важную роль в хозяйстве синантропов играла охота. В Чжоукоудяне с каменными орудиями и золой перемешаны кости животных, на которых синантропы охотились. Некоторые из костей расколоты для добывания мозга. Основным объектом охоты были гигантские олени, которым принадлежит 70% всех найденных костей. Синантропы охотились также на мелких грызунов, медведей, саблезубых тигров, диких лошадей, кабанов, буйволов. Иногда добычей становились даже слоны и носороги.

Бесформенность, атипичность каменных орудий синантропа, то, что большая их часть изготовлена из кварца, делает очень затруднительной его точную археологическую датировку. Он бесспорно относится к начальным этапам палеолита, примерно одновременен самому концу олдувайской археологической эпохи, древнему ашелю, может быть, началу среднего ашеля (см. выше, г. 17). Более точная археологическая датировка синантропа пока невозможна.

В местонахождении № 1 Чжоукоудяня в настоящее время раскопана примерно лишь треть культурных напластований, содержащих остатки синантропа. Еще не исследованная толща Отложений в дальнейшем может доставить много нового и неожиданного для понимания происхождения человека и его древнейшей культуры.

Что касается других археологических местонахождений Чжоукоудяня, то пункт № 13 немного древнее местонахождения синантропа, а № 15 — более поздний. Они доставили некоторое количество грубых каменных орудий. Так называемая верхняя пещера Чжоукоудяня содержит культурные остатки и кости ископаемых людей, относящиеся к позднему палеолиту.

Остатки архантропа, более примитивного по своему физическому строению и более древнего, чем синантроп из Чжоукоудяня, найдены китайскими археологами в 1963 — 1964 гг. в Ланьтя-не, примерно в 900 км к юго-востоку от Пекина (пров. Шэньси). Это так называемый ланьтяньский синантроп, сближаемый с древнейшими, моджокертскими питекантропами, которые сопровождаются фауной джетис. Его предположительно относят к нижнему плейстоцену и датируют 500—600 тыс. лет назад. Однако новые калий-аргоновые даты, полученные для моджокертского питекантропа (1.9 млн лет), вероятно, заставят удревнить и ланьтяньского питекантропа. Объем его мозга был меньше 800 см3, возможно, приближался к 750 см3. С ним найдены многочисленные фаунистические остатки. Поблизости обнаружены каменные изделия, в том числе отщепы и ручные рубила, но связь последних с человеческими костями твердо не установлена.

В нескольких пещерах Лаоса и Вьетнама в отложениях, относящихся к нижнему плейстоцену и к началу среднего плейстоцена, найдены зубы ископаемых людей, сближаемых с синантропами [Борисковский, 1971]. Очевидно, в начале палеолита архан-тропы были широко распространены в Юго-Восточной Азии.

В Европе достоверные и обстоятельно изученные костные остатки архантропов, в общем близких по времени пекинскому синантропу, найдены в четырех местах. Это не сопровождающаяся бесспорными археологическими находками очень массивная гейдельбергская челюсть, обнаруженная еще в 1907 г. недалеко от г. Гейдельберга, у дер. Мауэр (ФРГ). Одни исследователи относят ее к гюнц-миндельскому времени, другие — к минделю (см. выше, с. 8—10). Таким образом, она примерно одновременна древнеашельской археологической эпохе, может быть, непосредственно ей предшествует. В Венгрии, на стоянке Вертешсёллёш, относящейся к миндельскому времени, Л. Вертеш, производя в 1963— 1968 гг. раскопки, обнаружил обломки черепа взрослого архантропа, напоминавшего синантропа, но несколько превосходившего последнего по уровню физического развития, и обломки зубов семилетнего ребенка, видимо относившегося к архантропам (см. ниже, с. 68). Обломок человеческого зуба, также, по-видимому, принадлежавший архантропу и датируемый нижним плейстоценом (гюнц-миндель), открыт вместе с остатками иско­паемой фауны и с примитивными каменными изделиями на территории Чехословакии, в Пржезлетице, недалеко от Праги [Fejfar, 1976; Fridrich, 1972]. Наконец, интересные находки сделаны в пещере Араго, в Тотавеле (юг Франции, деп. Восточные Пиренеи), в культурном слое, относящемся к началу рисса. Слой содержал кости пещерного медведя, мосбахской лошади, носорога Мерка, северного оленя и других животных, а также примитивные каменные орудия, напоминающие древний тейяк (вариант или путь развития древнепалеолитической техники, относящейся в основном ко времени перехода от ашеля к мустье) и обнаруживающие вместе с тем некоторые аналогии орудиям из Вертешсёллёша. Здесь А. и М.-А. Люмлей нашли во время раскопок 1969—1971 гг. две нижние челюсти архантропов. Они обнаруживали сходство с гейдельбергской челюстью и с челюстью из Азыхской пещеры в Азербайджанской ССР (см. ниже, с. 98). Одна челюсть принадлежала 20-летнему мужчине, другая — женщине 40—55 лет. Был также открыт череп 20-летнего архантропа [La Prehistoire…, 1976].

Значительное количество костных остатков архантропов доставила Северная и Восточная Африка. В первой это находки у Тернифина в Алжире и близ Касабланки в Марокко. У Тернифина в 1954—1955 гг. К. Арамбур обнаружил три нижние челюсти (рис. 14) и обломок черепа человека, весьма близкого к питекантропу и синантропу,—-так называемый атлантроп мавританский, или тернифинский человек, относимый к раннему минделю. С его остатками найдены кости слона, носорога, гиппопотама, жирафа, махайрода и т. д., а также весьма выразительные каменные орудия, датируемые древним ашелем: ручные рубила, отщепы и др. Вблизи Касабланки, в гроте Сиди-Абдеррахман, П. Биберсон в 1955 г. в культурном слое, содержащем каменные орудия (рубила, отщепы и др.), кости носорога, дикой лошади, газели и других животных, открыл два небольших обломка нижней челюсти ископаемого человека. Находка датируется концом миндель-рисса и началом рисса. Часть исследователей считает человека из Сиди-Абдеррахмана архантропом, близким к атлантропу мавританскому. Однако многие трактуют его уже как неандертальского человека. Обломок черепа архантропа найден в 1973 г. в средне-ашельском культурном слое одной из стоянок Мелка-Контуре в Эфиопии, в 50 км к югу от Аддис-Абебы. Наконец, остатки нескольких архантропов (олдувайских питекантропов) найдены над костями Homo habilis в пачке II Олдувайского ущелья.

Нижняя челюсть атлантропа из Тернифина

Нижняя челюсть атлантропа из Тернифина

Что же касается телантропа капского, обломки двух нижних челюстей которого открыты в пещере Сварткранс на территории ЮАР, то большинство исследователей относит его к архантропам, сближая с примитивными питекантропами из нижней части пачки II Олдувайского ущелья.

Все названные представители архантропов многими исследователями убедительно причисляются к одному виду (реже — к одному роду) — Homo erectus. Между ними существует ряд морфологических различий. В отдельных случаях различия имеют хронологическое, стадиальное значение, выражаются в большей или меньшей примитивности. Homo habilis, возможно, являлся представителем наиболее ранней и примитивной стадии развития того же вида (рода). К несколько более позднему этапу этого развития относятся находки в нижней части пачки II Олдувайского ущелья, моджокертские питекантропы с Явы и ланьтяньский синантроп. А архантропы из Вертешсёллёша и синантропы из Чжоукоудяня характеризуют наиболее позднюю стадию.

Переходя к общему описанию физического строения архантро-лов, следует отметить, что они примерно на 30 см выше ростом, чем Homo habilis. Череп характеризуется наличием сплошного, очень массивного надглазничного валика. Стенки черепа толстые. Мозг архантропов был крупнее, чем у их предшественников. Его объем колебался от 750 до 1225 см3 при средней величине 1000 см3. Обращает на себя внимание наряду с общим увеличением черепной коробки по сравнению с человекообразными обезьянами увеличение высоты ее свода. Эндокранные слепки, как показали исследования В. И. Кочетковой [1973] и Ю. Г. Шевченко [1971], свидетельствуют не только о существенном увеличении объема мозга архантропов, но и об усложнении его структуры. Разрастание коры больших полушарий шло неравномерно по областям. Некоторые ее участки получили особенно быстрое развитие; они расположены в теменной области, в нижнелобной и в верхней задней части лобной доли, т. е. в зонах коры, связанных со специфическими функциями труда и речевого общения. Произошла, таким образом, качественная перестройка коры головного мозга. На эндокранах яванских питекантропов выражена значительная асимметрия борозд и извилин головного мозга. В левом полушарии нижняя лобная извилина носит более гоминидный характер, чем в правом, возможно, в связи с развитием праворукости, пользования при работе по преимуществу правой рукой. Как известно, эта особенность отличает человека от всех животных. Она уже была выражена у яванских питекантропов и еще лучше заметна у синантропов из Чжоукоудяня. Значительное прогрессивное развитие, испытанное у яванских питекантропов нижнетеменной областью, свидетельствует об усилении познавательной и целенаправленной их деятельности по сравнению с австралопитековыми и с Homo habilis. На основании изучения эндокранных слепков Шевченко высказывает предположение [1971], что у яванских питекантропов еще не имела места даже артикуляция звуков; можно предполагать лишь мимические двигательные функции и гортанные нечленораздельные звуки. Мозг синантропов находился по всем этим признакам на несколько более высокой ступени развития. Суммируя, отметим, что главной особенностью в эволюции мозга древних людей было появление и развитие специфически человеческих областей, с помощью которых осуществляются трудовые процессы, понятийное мышление и членораздельная речь [Кочеткова, 1973].

Нижняя челюсть архантропов массивная и широкая. Подбородочный выступ отсутствует. Зубы крупные.

Кости конечностей архантропов и на Яве, и в Чжоукоудяне сохранились в значительно меньшем количестве, чем их черепа. Иногда это связывают с тем, что многие из них пали жертвой тигров, а тигр, нападая на человека, обычно не съедает только голову [Jacob, 1972]. Во всяком случае строение рук и ног архантропов нам известно не в достаточной степени. Еще сравнительно примитивный, в общем обезьяноподобный череп сочетался у них с костями конечностей современного человеческого типа. Успехи в овладении двуногой походкой, достигнутые Homo habilis, были архантропами закреплены. Руки их целиком сосредоточены на трудовых процессах, хотя по своему строению еще существенно отличались от рук современного человека.

comments powered by HyperComments