2 месяца назад
Нету коментариев

Итак, полет «Аполлона-XVII» был последним, но лунная программа еще продолжала оказывать заметное влияние на развитие американской космонавтики.

Начиная работы по этой программе, американские специалисты прекрасно понимали, что от огромных затрат на ее осуществление необходимо получить максимальную отдачу. Это понимание привело в конечном итоге к появлению программы практического применения «Аполлона», работы по которой были начаты НАСА в середине 60-х гг. В рамках этой программы было разработано большое количество разнообразных космических проектов: пилотируемых станций на низких и стационарных околоземных орбитах, на селеноцентрических орбитах и пр. Общим для них было использование модифицированной техники, изготовленной по программе «Аполлон». Однако война во Вьетнаме привела к сокращению бюджета НАСА, к переориентации (по существу, к сворачиванию) гражданских космических программ. Из всех проектов остался лишь один, предусматривавший создание пилотируемой околоземной станции «Орбитал уоркшоп» («Орбитальный цех»). Ее предполагалось создать на базе ракеты C-IVБ, использовавшейся в качестве второй ступени на ракете «Сатурн-IБ».

Идея проекта состояла в следующем. «Орбитальный цех» частично оборудовался на Земле с помощью соответствующих изменений в конструкции ступени C-IVБ. Поскольку первая ступень «Сатурна-IБ» не могла сообщить орбитальную скорость второй своей ступени, последняя частично заправлялась топливом. После вывода этой ступени на орбиту остатки топлива из нее стравливаются. С помощью другой ракеты «Сатурн-IБ» модифицированный основной блок корабля «Аполлон» доставляет на ступень C-IVБ экипаж из трех человек, который осуществляет остальные работы по переоборудованию ракеты под станцию. После этого с помощью еще одной ракеты «Сатурн-1Б» на «Орбитальный цех» доставляется комплект астрономических приборов, установленный на модифицированной взлетной ступени лунной кабины «Аполлона». Этот комплект состыковывается со станцией, сборка на орбите завершается, и экипаж переходит к научным исследованиям.

Запуск станции был запланирован на 1968 г„ затем из-за отсутствия ассигнований этот срок был отложен сначала на 1969 г., затем на 1970 г. и, наконец, на 1971 г.

Очевидным недостатком проекта была необходимость «достраивать» станцию на орбите, дополнительно доставлять на нес комплект приборов. Проект был сложным, эксплуатация станции — дорогой.

После окончания летно-конструкторских испытаний и успешного завершения полета «Аполлона-ХIII» оказалось, что в распоряжении НАСА оставалось больше ракет «Сатурн-V», чем это планировалось ранее, поскольку программа испытаний была сокращена. Это обстоятельство и решило судьбу проекта «Орбитальный цех». Для вывода на орбиту этой станции теперь стало возможным использовать ракету-носитель «Сатурн-V», верхней, третьей ступенью которой также служила ракета C-IVБ. При этом две ступени ракеты «Сатурн-V» легко выводили на орбиту ее третью ступень. Использование «Сатурна-V», разумеется, позволяло полностью переоборудовать ступень C-IVБ под станцию на Земле, снабдив ее при этом всеми необходимыми приборами. В начале 70-х гг. станция «Орбитал уоркшоп» была переименована в «Скайлэб» («Небесная лаборатория»).

Поскольку ракета-носитель «Сатурн-V» имела высокие энергетические характеристики, американским специалистам при проектировании станции не приходилось бороться за каждый фунт ее веса. В ряде случаев они просто шли на увеличение массы станции с тем, чтобы сократить сроки работ или денежные затраты.

«Скайлэб» состояла из блока, в котором находились бытовые и лабораторные помещения, а также емкость для сбора отходов, отсека оборудования ракеты «Сатурн-V», хоть и являвшегося элементом этой ракеты, но конструктивно входившего в состав станции, шлюзовой камеры с люком для выхода в открытый космос, «причальной» конструкции с двумя «причалами» для стыковки с модифицированным основным блоком космического корабля «Аполлон». Этот блок служил для доставки на станцию экипажей, комплекта астрономических приборов, располагавшихся на специальной ферме.

Блок станции, как уже отмечалось, был переоборудован из ракетной ступени C-IVБ. Водородный бак этой ступени был «перестроен» в жилое и производственное помещение для экипажей. Его объем составлял 280 куб. м. Кислородный бак объемом около 80 куб. м служил емкостью для отходов. На одном из днищ блока располагались баллоны для сжатого азота, использовавшегося в качестве рабочего тела в микродвигателях системы ориентации. К блоку станции крепились панели солнечных батарей. На расстоянии 2,5 см от стенки блока была смонтирована противопожарная оболочка, служившая также для организации движения «воздуха» вдоль стенок, что важно для решения задачи терморегулирования и термостатирования станции. Жилое и лабораторное помещения были разделены между собой стенкой.

С внешней стороны блока станции располагался противометеоритный экран, состоявший из панелей толщиной 0,6 мм, изготовленных из алюминиевого сплава. Этот экран не только обеспечивал защиту от метеорных частиц, но и уменьшал потери тепла от станции в космос и поступление тепла от Солнца, Земли и ее атмосферы к станции.

Жилой (бытовой) отсек был разделен вертикальными перегородками на четыре помещения, предназначенных для сна, личной гигиены, проведения досуга и приготовления и приема пищи, а также для тренировок и экспериментальных работ. Помещение для сна состояло из трех спальных кабин — по одной на каждого астронавта. В «комнате» для тренировок был установлен велоэргометр. При упражнениях на нем астронавты одновременно вырабатывали и электроэнергию. Здесь же находились установка для создания отрицательного давления на нижнюю половину тела, а также специальный пункт управления обоими устройствами с соответствующими средствами записи и индикаторами давления крови, частоты пульса, дыхания, температуры тела и скорости обмена веществ. Стены всех помещений жилого отсека были выкрашены в желтый цвет, оказывавший благоприятное влияние на настроение астронавтов.

Лабораторный отсек был вдвое больше жилого. В нем имелись люк для перехода в шлюзовую камеру, лаз для перехода в жилой отсек и два шлюза для выноса приборов в космос. Кроме того, здесь же размешались резервуары для хранения воды, емкости с пищевыми продуктами, морозильник, холодильник и пр. Чтобы некоторые приборы, выставляемые через шлюз в открытый космос, можно было удалить от корпуса станции (что желательно при проведении некоторых экспериментов), было предусмотрено специальное раздвижное устройство длиной свыше 5 м. На его конце располагалась платформа, которая могла поворачиваться на 354° вокруг продольной оси устройства и на 120° вокруг перпендикулярной оси. На станции впервые в американских космических исследованиях была создана кислородно-азотная атмосфера вместо применявшейся ранее чисто кислородной.

Системы ориентации и стабилизации станции должны были иметь высокую точность. По углам тангажа и рыскания она должна была быть не хуже ±6°, а по крену ±10°. При работе приборов для наблюдения Земли точность ориентации относительно местной вертикали должна была составлять ±2° по всем трем углам. Комплект астрономических приборов должен был иметь точность ориентации ±2,5 угловой секунды по углам тангажа и рыскания и ±10 угловых минут по углу крена.

Для решения этих задач на станции были предусмотрены три системы ориентации, одна из которых обеспечивала ориентацию блока станции, две другие — комплекта астрономических приборов. После выведения станции на орбиту вступала в действие первая из этих систем, использовавшая в качестве исполнительных органов микродвигатели. С ее помощью осуществлялась начальная ориентация станции. Затем начинала работать вторая система. Она состояла из трех гироскопов, датчиков ориентации на Солнце, звездного датчика, прецизионного гироскопа крена. Силовые гироскопы имели роторы с тремя степенями свободы и работали от асинхронного двигателя. Эти гироскопы должны были компенсировать крутящие моменты, возникавшие за счет перемещения астронавтов по станции, в результате сброса газов и жидкостей за борт, ударов при стыковке,нецентральности поля силы тяжести Земли и пр. Если эта система не справлялась со своими задачами и момент, создаваемый гироскопами, достигал 95% предельно допустимого или если угловые отклонения или угловые скорости начинали превышать критические величины, по командам с Земли или с борта станции включалась первая система ориентации и оказывала второй соответствующую помощь.

Третья система служила для наведения астрономических приборов. Они располагались в специальном контейнере, установленном на карданном подвесе. Система включала в себя солнечные датчики для более точной ориентации и прецизионные гироскопы. Исполнительными органами служили также и электромоторы.

Взаимодействие всех систем ориентации осуществлялось с помощью двух бортовых ЭВМ, одна из которых была резервной.

В качестве средств связи станции использовались 16 передатчиков, 7 приемников и радиотелетайп, предназначенный для передачи астронавтам полетного задания на предстоящие сутки и уточнения задания на предстоящий виток.

Станция в целом имела длину 25 м (без сбрасываемой части головного обтекателя ракеты-носителя и без комплекта астрономических приборов), диаметр 6,6 м, ее масса составляла 83,2 т. Размах панелей солнечных батарей достигал 30 м. Длина блока станции составляла около 15 м, диаметр — 6,6 м, масса — 35,4 т.

На станцию «Скайлэб» астронавты доставлялись. как уже отмечалось, с помощью модифицированного основного блока корабля «Аполлон». Его отличия от своего прототипа были обусловлены иными условиями работы, чем при полетах к Луне, более продолжительным пребыванием в космосе (свыше 50 суток вместо 12, требовавшихся для полета на Луну), иным режимом работы большинства бортовых систем, другой схемой сближения, причаливания и стыковки на орбите, увеличенной массой полезной нагрузки, возвращаемой на Землю, уменьшением скорости входа в атмосферу (на орбите скорость равна первой космической, а при возвращении с Луны — второй космической). Если масса блока, использовавшегося на «Аполлоне», достигала 30,3 т, то в программе «Скайлэб» ее величина не должна была превышать 14 т. Снижение массы обеспечивалось за счет уменьшения запасов топлива на борту, которые были необходимы для маршевого двигателя при полете на Луну и становились избыточными при полетах «Скайлэб».

Первый запуск станции состоялся 14 мая 1973 г. С помощью ракеты-носителя «Сатурн-V» она вышла на орбиту высотой в перигее 434 км, в апогее 437 км и наклонением 50°. Такое наклонение было необычно высоким для американских пилотируемых космических аппаратов. Его выбор был обусловлен тем, что в этом случае со станции открывался хороший обзор территории США (за исключением района Аляски), а это способствовало решению задачи по изучению природных ресурсов страны.

После отделения станции была сделана дистанционная проверка бортовых систем. Затем с помощью первой системы ориентации был осуществлен разворот станции по углу тангажа для того, чтобы обеспечить ориентацию, необходимую для отделения сбрасываемой части головного обтекателя и развертывания комплекта астрономических приборов. После выполнения этих операций была осуществлена ориентация станции таким образом, что ее продольная ось находилась в плоскости орбиты, а панели солнечных батарей и астрономические приборы были обращены к Солнцу. Эта ориентация сохранялась далее с помощью раскрученных гироскопов второй системы ориентации.

25 мая того же года ракетой-носителем «Сатурн-1Б» на орбиту был доставлен модифицированный основной блок корабля «Аполлон» с экипажем на борту. Командиром экспедиции был Ч. Конрад, членами экипажа — Дж. Кервин и П. Вейц.

Следует отметить, что запуск станции «Скайлэб» прошел не совсем удачно, поскольку на ее борту была обнаружена неисправность — скоростным напором воздуха оторвало часть противометеоритного экрана и одну из двух панелей солнечных батарей. Поэтому те десять дней, которые отделяли запуск станции от запуска ее экипажа, на Земле были довольно напряженными. Поврежденная станция требовала к себе повышенного внимания, начались срочные работы по созданию инструментов и теплозащитных экранов, необходимых для ее ремонта астронавтами.

Пришлось внести и некоторые коррективы в программу полета. Оказавшись в космосе, астронавты облетели станцию и осмотрели се. Выяснилось, что и вторая панель солнечной батареи находилась в аварийном состоянии — ее заклинило куском противометеоритного экрана. Надев скафандры, астронавты попытались спасти панель. Конрад начал пилотировать корабль «Аполлон» на минимальном расстоянии от станции. Вейц, которого подстраховывал Кервин, высунулся, насколько это было возможно, из люка и с помощью специальных ножниц пытался освободить панель.Однако, несмотря на все усилия, решить эту задачу не удалось. Попытались пристыковаться к станции, но и это не получилось. Астронавтам вновь пришлось надевать скафандры и разгерметизировать кабину, чтобы выяснить причины неполадок. С помощью нехитрых операций им удалось исправить стыковочный узел и совершить стыковку. Поскольку из-за нарушения системы теплозащиты на станции условия для пребывания людей могли оказаться малопригодными, экипаж провел ночь на «Аполлоне». На следующий день их вновь ожидал выход в открытый космос. Через шлюз они вынесли в космос теплозащитный экран и покрыли им нагреваемую сторону станции. Температура внутри нее несколько снизилась. Астронавты перешли на борт станции, хотя в ней было жарко и им приходилось спать внутри причальной конструкции, где сохранился теплозащитный экран и было относительно прохладно. Через несколько суток полета Конрад и Кервин вновь отправились в космос. С помощью все тех же ножниц (длина ручки около восьми метров) Конрад попытался расклинить панель солнечной батареи, но сделать это ему так и не удалось. Тогда он пополз по корпусу станции к месту аварии и предпринял новую попытку. Она принесла удачу, неисправность удалось устранить, началась зарядка восьми аккумуляторных батарей, находившихся на борту станции. В этот день астронавты провели в космосе 3,5 напряженных часа. Начались научные наблюдения и эксперименты. После 28 сут полета астронавты 22 июня 1973 г. благополучно вернулись на Землю.

Вторая экспедиция началась 28 июля 1973 г. В состав экипажа входили А. Бин (командир), Дж. Лусма и О. Герриот. После стыковки со станцией оказалось, что в двух из четырех связках вспомогательных двигателей «Аполлона» происходит утечка горючего. Это была крупная неприятность, которая могла привести к трудностям в возвращении экипажа на Землю. Вновь пришлось поволноваться специалистам Центра управления полетами. Срочно стали готовить запуск нового Аполлона» для спасения экипажа «Скайлэб». Уже были известны имена спасателей (астронавты В. Бранд и Д. Линд), назначен срок их запуска (5 сентября), но все окончилось благополучно. Время показало, что потери топлива существенно меньше, чем предполагалось ранее, и экипаж «Скайлэб» может продолжать свою работу.

7 августа астронавты вышли в открытый космос и установили новый теплозащитный экран улучшенной конструкции, а также заменили кассету с пленкой в комплекте астрономических приборов. Через некоторое время потребовался еще один выход за борт станции для подключения кабеля, соединявшего запасные гироскопы с ЭВМ. Это позволило исправить очередную неполадку в системе ориентации. Последующее время посла не приносило особых неожиданностей, и экипаж, выполнив программу, 25 сентября 1973 г. благополучно вернулся на Землю, пробыв в космосе 59сут.

Третья экспедиция стартовала 16 ноября 1973 г. и протекала в целом без особых осложнений. Астронавты много занимались физическими упражнениями, проводили научные исследования и наблюдения. После 84 сут пребывания в космосе они доставили на Землю 75 тыс. кадров и фотопластинок, снятых в рентгеновском, ультрафиолетовом и видимом диапазонах спектра. В состав третьего экипажа входили астронавты Дж. Карр командир), Э. Гибсон и У. Поуг. Они установили рекорд США по длительности пребывания в космосе, не побитый до сих пор американскими астронавтами.

В 1972 г. директор бюджетного управления при президенте США К. Вайнбергер отмечал, что программа Скайлэб» «…является поворотным пунктом в космической программе США». Эта программа как бы переориентировала направление развития американской космонавтики с пилотируемых «лунных» полетов на работы на околоземных орбитах.

Однако программа «Скайлэб» не получила дальнейшего развития. После возвращения на Землю третьей экспедиции работы со станцией прекратились. В результате аэродинамического торможения, давления на ее поверхность солнечных лучей высота орбиты стала снижаться. В 1978 г. станция была сориентирована на орбите продольной осью по вектору скорости с тем, чтобы уменьшить ее аэродинамическое сопротивление и продлить в результате ее пребывание на орбите. При этом специалисты надеялись, что в 1980 г. с помощью многоразового космического корабля «СпэйсШаттл», работы по которому велись полным ходом, к ней будет доставлен разгонный блок, позволяющий либо перевести станцию на более высокую орбиту, либо осуществить ее контролируемый спуск. Однако от этого плана пришлось отказаться, поскольку вероятность его успешного выполнения была мала. Станция продолжала терять высоту и 9 июля 1979 г. вошла в атмосферу Земли. Частично она сгорела, а ее остатки упали в Индийский океан и в малонаселенные районы Западной Австралии.

24 мая 1972 г. между СССР и США было заключено соглашение о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях, предусматривавшее, и частности, осуществление совместной советско-американской программы ЭПАС — экспериментальный полет «Аполлон»-«Союз». Для ее практической реализации были созданы рабочие группы, в которые вошли специалисты обеих стран. Основная техническая проблема состояла в необходимости обеспечить совместимость этих космических аппаратов. Полет состоялся в июле 1975 г. Сначала с космодрома Байконур стартовал космический корабль «Союз-19» с космонавтами А. А. Леоновым и В. Н. Кубасовым на борту, а через несколько часов на орбиту был выведен основной блок «Аполлона» с астронавтами Т. Стаффордом, Д. Слейтоном и В. Брандом. На 36-м витке была осуществлена стыковка обоих кораблей и начался совместный полет. На 64-м витке корабли вновь расстыковались, а на 66-м витке произошла их новая стыковка. На 68-м витке корабли расстыковались окончательно, и дальше полет проходил по самостоятельным программам.

После 5 сут полета «Союза-19» и 9 сут полета «Аполлона» космические корабли благополучно вернулись на Землю. Этот полет стал последним пилотируемым полетом в США вплоть до начала 80-х гг. На нем закончился «импульс последействия»— программы «Аполлон», технические объекты, разработанные при ее осуществлении, больше ни разу не использовались в американской космонавтике, не стали прототипом других, вновь сдаваемых технических средств. Эта программа оказалась как бы островком в бурном потоке развития космонавтики. Вся тяжесть работ, связанных с проблемой длительных пилотируемых полетов, легла на плечи советских космонавтов, добившихся в этом вопросе замечательных успехов. Достаточно напомнить, что в 1987 г. советский космонавт Ю. В. Романенко пробыл у космосе 326 сут, практически доказав тем самым, что человек может успешно работать в космосе год.

После бурных «лунных» событий интерес к Луне был потерян. Прекратились не только пилотируемые полеты к ней, но и ее исследования с помощью автоматов типа советских станций «Луна-l6 и -24», доставивших на Землю образцы лунного грунта, «Луна-17 и -21», спустивших на поверхность Луны самоходные аппараты «Луноход-1 и -2». Программа «Аполлон» обошлась американскому народу в 24 млрд. долл., и все эти средства были затрачены в основном лишь с престижными, политическими целями. Неужели полученный уникальный опыт так и останется бесполезным для человечества? Совершенно очевидно, что для уровня развития ракетно-космической техники, характерного для 60-70-х гг., полеты на Луну могли осуществляться лишь по схеме «прилетели — улетели». Большая стоимость таких полетов не оставляла надежд на длительное, целенаправленное освоение Луны, да и потребности в этом были не видны. Полеты на Луну могут получить свою вторую «жизнь» лишь в том случае, если внутренняя логика развития космонавтики приведет к их необходимости. Когда же это произойдет? Чтобы разобраться в этом вопросе, рассмотрим, что происходит в современной космической технике.

В начале 80-х гг. в развитии космонавтики наметился коренной качественный скачок. Его первым проявлением стал запуск 12 апреля 1981 г. в США космического транспортного корабля «Спэйс Шаттл». От традиционных ракет-носителей он отличается двумя основными признаками. Во-первых, он взлетает как ракета, но возвращается из космоса с использованием аэродинамического качества, совершая полет в атмосфере и посадку на «аэродром» как обычный самолет. Во-вторых, этот аппарат может использоваться многократно.

«Спэйс Шаттл» состоит из двух расположенных параллельно ступеней. При старте включаются двигатели обеих ступеней. На первой из них установлены двигатели, работающие на твердом топливе (ускорители). Окончив работу, они отделяются и на парашютах опускаются в океан. После восстановления и ремонта ускорители используются повторно (как предполагалось, до 20 раз). Дальнейший полет в космос осуществляет первая ступень. Она — крылатая, что необходимо для «самолетного» способа возвращения на Землю. В состав этой ступени входит подвесной топливный бак, по своей форме похожий на обычную ракету. Он используется только один раз (единственный одноразовый элемент). Второй элемент этой ступени — сам космический самолет. В нем предусмотрен отсек для экипажа и отсек для полезной нагрузки. Численность экипажа составляет 7 человек, четверо из которых могут быть исследователями и экспериментаторами. Номинальное время полета «Шаттла» — 7 сут.

Стартовая масса аппарата — 2000 т, из которых на самолет приходится 111 т. Длина всего аппарата — 56 м, самолета — 37 м.

Двигательная установка состоит из трех ЖРД, работающих на водородно-кислородном топливе и рассчитанных более чем на 50 полетов.

«Спэйс Шаттл» может выводить на околоземную орбиту 29,5 т и доставлять на Землю из космоса 14,5 т грузов. В СССР также ведутся работы по космическому самолету.

Следующие признаки качественного перехода в космонавтике связаны с результатами усилий советских исследователей.

15 мая 1987 г. в СССР была запущена тяжелая универсальная ракета-носитель «Энергия». Она состоит из центрального и четырех боковых блоков. В состав центрального входят четыре кислородно-водородных ЖРД, боковые блоки имеют по одному самому мощному (тяга 800 т) из всех известных двигателю. Стартовая масса ракеты составляет 2000 т, а масса полезной нагрузки более 100 т. Ракета создана с использованием новейших научно-технических достижений.

Еще раньше, 20 февраля 1986 г., с помощью ракеты-носителя «Протон» была запущена новая советская станция «Мир» с начальной массой, равной 21 т. Основная отличительная особенность станции заключается в том, что она имеет шесть стыковочных узлов вместо двух, предусмотренных на предшествующих станциях. Два узла расположены, как и обычно, по оси станции на противоположных торцах и предназначены для приема пассажирских и грузовых транспортных кораблей. Еще четыре узла расположены на переходном отсеке станции. Они позволяют наращивать станцию — пристыковывать к ней различные модули. Прибывая с Земли, последние пристыковываются сначала к осевому причалу, подобно транспортным кораблям, а затем с помощью механического манипулятора переносятся на боковые узлы. По существу, оказывается, что таким образом в космосе может вестись «капитальное строительство», в результате которого космонавты получают в свое распоряжение любые по объему производственные площади. Такая конструкция уже сейчас улучшила условия труда и отдыха космонавтов. Рабочий отсек теперь освобожден от научной аппаратуры и оборудования и стал просторнее. Но ведь к станции можно пристыковать и еще один жилой модуль, что позволит увеличить число членов экипажа до пяти-шести человек. Необходимые научные приборы, инструменты и пр. также могут доставляться на станцию в специальных исследовательских модулях. Первые опыты решения подобного рода задач уже проведены. В ночь на 12 апреля 1987 г. к станции «Мир» пристыковался тяжелый астрофизический модуль «Квант». С учетом транспортного корабля «Союз ТМ-2», доставившего на станцию ее второй экипаж в составе Юрия Романенко и Александра Лавейкина, общая масса орбитального комплекса составила 51 т, а длина достигла 35 м. Ракета «Энергия» позволит выводить в случае необходимости еще более тяжелые модули.

Модуль «Квант» имел многоцелевое назначение. На нем размещены астрофизические приборы, электрофоретическая установка для получения сверхчистых биологически активных веществ в невесомости, оборудование для наблюдений за земной поверхностью. Этот модуль имеет также и довольно просторную жилую зону, приспособленную для нужд космонавтов. До конца 80-х гг. предполагается направить к станции еще четыре специализированных модуля. В результате масса орбитального комплекса достигнет более 100 т.

Достижения советской космонавтики создают серьезные предпосылка как для организации на орбите производственных процессов с целью получения новых конструкционных материалов, лекарств и пр., так и для сборки в космосе космических аппаратов для регулярных полетов на Луну, для осуществления пилотируемого полета на Марс и пр.

В то время как модульные конструкции в СССР уже широко используются, в США аналогичные работы находятся еще на проектно-конструкторской стадии.

Новая американская концепция освоения космоса стала разрабатываться после июля 1982 г., когда были утверждены общие направления национальной политики США в области космических исследований. Эта концепция требует прежде всего создания принципиально новой орбитальной космической станции. В отличие от всех предшествующих устройств подобного рода она, по мнению американских специалистов, должна иметь ресурс по крайней мере 30 лет, быть многоцелевой, а ее структура должна меняться в зависимости от потребностей в решении тех или иных задач.

Анализ проектных предложений по орбитальной станции проводился НАСА с января 1984 г. Основной элемент станции — ферменная силовая конструкция длиной около 100 м. К ней крепятся различные компоненты станции: обитаемые отсеки (модули) с жилыми помещениями, научными лабораториями и мастерскими, отсеки с системами энергоснабжения, терморегулирования, жизнеобеспечения и т. д. На станции разместятся также две открытые платформы с разного рода экспериментальным оборудованием и приборами для изучения космического пространства. В эту же систему должны входить две свободно летающие платформы, одна из которых будет находиться на той же орбите, что и сама станция, а другая — на полярной орбите. На платформах размешаются научные приборы и аппаратура для «тонких» исследований, требующих для их проведения некоторых особых условий (например, создание микрогравитации, исключение возможного влияния на ход эксперимента конструкции и систем станции и пр.) Обслуживание платформы (а возможно, и платформ) находящейся на орбите станции, осуществляется с помощью специального маневрирующего транспортного аппарата. Платформа на полярной орбите обслуживается с помощью транспортного аппарата «Спэйс Шаттл».

Специалисты рассматривают проекты межорбитального транспортного аппарата космического базирования, служащего для широкого спектра целей. Он может обслуживать платформы на геостационарной орбите, доставлять автоматические межпланетные станции на окололунные орбиты, на поверхность Луны, к планетам Солнечной системы. С его помощью можно обслуживать лунные орбитальные станции, пилотируемые полеты на Луну. Для возвращения на станцию этих аппаратов предполагается использовать аэродинамическое торможение за счет некоторого погружения в атмосферу Земли. С этой целью на них предусмотрены специальные тормозные щиты.

Транспортные аппараты космического базирования могут либо собираться на станции из отдельных модулей, либо в зависимости от типа доставляться на нее готовыми с помощью аппаратов типа «Спэйс Шаттл».

Создание станции требует значительных грузопотоков по трассе «Земля-орбита», которые должны обеспечить транспортные космические самолеты типа «Спэйс Шаттл» нового поколения, разрабатывающиеся в США с середины 70-х гг. Станцию намечено развернуть на орбите в начале 90-х гг. При этом она будет иметь один жилой и один лабораторный модули. Потом станция будет дополнена еще двумя жилыми, тремя лабораторными модулями и модулем обеспечения. Появление станции создаст серьезные предпосылки для марсианской экспедиции, которая, по прогнозам американских специалистов, состоится к 2015 г.

«Марсианскую» программу целесообразно осуществить на основе международной кооперации, причем прежде всего таких мощных в экономическом отношении стран, как СССР и США. М. С. Горбачев в беседе с министром торговли США У. Верити, возглавлявшем американскую делегацию на проходившем с 11 по 14 апреля 1987 г. в Москве XI годовом собрании Американо-советского торгово-экономического совета, предложил организовать совместный полет на Марс.

Такой полет имел бы большое политическое и научное значение и оказал бы позитивное влияние на жизнь народов нашей планеты.

Из этого краткого обзора видно, что космическая техника поднимается на качественно новую ступень, цели космонавтики расширяются и прямо связаны с пилотируемыми полетами на другие планеты. Следовательно, не за горами то время, когда космические аппараты вновь полетят на Луну. Такие экспедиции неизбежны хотя бы потому, что позволят отработать космические корабли, предназначенные для решения более сложных, скажем, марсианских задач. Кроме того, индустриализация космоса, по-видимому, приведет и к необходимости использовать ресурсы Луны.

Вот когда окажется неоценимым опыт первых пилотируемых полетов на Луну! Он имеет непреходящее значение для межпланетных перелетов, и к нему будут часто обращать свои взоры не только историки техники, но и ученые и инженеры.

comments powered by HyperComments