2 месяца назад
Нету коментариев

Более полустолетия назад крупнейший исследователь геологии Сибири академик В. А. Обручев высказал предпо­ложение, что обширная горная страна, окружающая Бай­кал, с древнейших времен истории Земли — докембрия — была сушей и не заливалась морем в последующие геологи­ческие эпохи. Эту область на юго-востоке Сибири Обручев назвал древним теменем Азии. Идеи Обручева относитель­но происхождения Байкала не утратили своего научного значения. Правда, последующие исследования показали, что некоторые части древнего темени Азии в отдельные геологические эпохи заливались морями, оставившими здесь свои отложения.

Окружающая Байкал горная страна уже в древнейшие геологические эпохи представляла собой арену мощных горообразовательных процессов, оживленных тектониче­ских явлений — различного рода движений земной ко­ры — и излияний лав. Если внимательно вглядеться в кар­ту юго-восточной части Сибири, то нетрудно составить представление о единстве плана строения горной страны, известной под названием Станового хребта, и единстве процессов, приведших к образованию всей системы горных хребтов и заложенной среди них Байкальской впадины, имеющих общее направление с юго-запада на северо-восток.

К западу от южной оконечности Байкала лежит Тун­кинская впадина, к востоку от Северного Байкала — Бар­гузинская и Ципинская, к северо-востоку от северной оконечности озера — Верхнеангарская, Муйско-Чарская и Каларская впадины (рис. 14).

Схема сводового поднятия Станового хребта

Схема сводового поднятия Станового хребта

Нет никакого сомнения в том, что байкальская котлови­на и окружающая ее горная страна, как и озеро, приобрели свой облик в результате тектонических процессов, проис­ходивших в течение весьма продолжительного времени. Не прекращаются они в наши дни. Но каковы были те движе­ния земной коры, которые подняли высокие хребты и углу­били впадины? Об этом геологами и географами выска­зывались различные мнения. По-разному оценивали спе­циалисты и геологический возраст глубоких впадин и раз­деляющих их горных цепей.

По мнению И. Д. Черского, первого геолога, исследо­вавшего в 80-х годах XIX в. побережья Байкала, впадина озера и примыкающие к ней горные хребты возникли как складки земной коры в результате бокового сжатия в древнейшие геологические эпохи.

Иного взгляда на характер тектонических процессов в Байкальской нагорной области придерживался В. А. Об­ручев. Байкальскую впадину вместе с другими впадинами Забайкалья он рассматривал как систему грабенов, т. е. опусканий участков земной коры по линиям разломов древнего байкальского массива. Развитие этих процессов Обручев относил к достаточно отдаленному времени — на­чалу третичного периода. Таким образом, возникновение впадин связывалось с вертикальными движе­ниями земной коры. В. А. Обручев разбирал вопрос о происхождении Байкальской впадины не изолированно, а во всем комплексе тектонических процессов в юго-восточной части Сибири.

Суждение о геологическом прошлом этого района, при­ближающееся к взглядам Черского, высказал Е. В. Пав­ловский. Он рассматривал Становой хребет как огромное сводовое поднятие земной коры, на общем фоне которого возникала вторичная складчатость. Сжатия, приведшие к поднятию свода, сопровождались расколами по вершине свода, надвигами его склонов и поднятием их над опустив­шейся средней частью. Таким образом, Павловский при­ходил к выводу: впадины байкальского типа возникали в основном под действием горизонтально направ­ленных сил, а не вертикальных движений, как полагал Обручев. По мнению Павловского, Становое поднятие в целом не может быть отнесено к какому-то ограниченному геологическому времени. Эти процессы начались в весьма отдаленные времена и не прекращаются до сих пор. Неко­торые хребты, впадины и отдельные их части возникали и формировались в разные геологические времена.

Новейшие исследования Прибайкалья возвращают мно­гих специалистов к идеям, высказанным Обручевым, т. е. к признанию главенствующей роли в формировании горной страны, окружающей Байкал, вертикальных тек­тонических движений земной коры. Новые данные не поз­воляют рассматривать Становой хребет как единое сводо­вое поднятие. Они подтверждают основное положение Об­ручева, что вся горная страна, окружающая Байкал, раз­делена многочисленными разломами и сбросами на горсты, соответствующие горным хребтам, и грабены, соответст­вующие современным впадинам (сбросом называют вертикальное смещение части земной коры относительно другой ее части, остающейся неподвижной, по линии разрыва. Горст — узкое длинное повышение, образовавшее­ся вследствие опускания земной коры по обе его стороны по двум сбросовым линиям. Грабен — узкое длинное понижение, образо­вавшееся вследствие опускания полосы земной коры по двум ли­ниям сброса).

Опускания и поднятия отдельных участков земной ко­ры происходят одновременно и представляют собою систе­му сопряженных движений вдоль линий разрывов. Следы этих движений можно видеть во многих местах Прибай­калья. Границы между продолжающими опускаться впа­динами и поднимающимися горными массивами соответст­вуют линиям разрывов.

При знакомстве с берегами Байкала мы обращали вни­мание на высокие крутые склоны, уходящие непосредст­венно под воду на большую глубину. Они носят на себе явные следы сбросовых движений по разрывам, совпадаю­щим с линией берега или параллельным ей. Сюда можно отнести хорошо выраженный сброс Кадильный, по северо-западному берегу Байкала, а также сбросы между мысами Котельниковским и Рытым, против Среднего Кедрового мыса на Ольхоне, на полуострове Святой Нос и на отдель­ных отрезках по восточному берегу Северного Байкала между устьями рекТомпуды и Фролихи и др. (рис. 15). Интересно, что выходы горячих источников по берегам Байкала приурочены к линиям сбросов. Они также свиде­тельствуют об оживленной тектонической деятельности.

Сбросовый берег острова Ольхон

Сбросовый берег острова Ольхон

Все это говорит о том, что Байкальская впадина воз­никла и формировалась вследствие тектонических процес­сов, главным образом вертикальных перемещений земной коры сбросового характера, которые продолжались дли­тельное время.

В решении многих научных проблем по мере накопле­ния фактического материала оказывается возможным прийти к общему выводу. Больше того, иногда удается даже примирить, казалось бы, непримиримые мнения. Такая возможность намечается, по-видимому, и в решении проблемы Байкальской котловины. Попытку примирить складчатую и сбросовую точки зрения на ее происхожде­ние недавно предпринял геолог Н. А. Флоренсов. Изуче­ние данных новейших исследований привело его к мысли об отказе от обеих крайних точек зрения на происхожде­ние впадины Байкала и ей подобных. Явления прогиба­ния, составляющие как бы основной вид тектонических процессов, отнюдь не исключают разломов и других дви­жений земной коры. Вполне допустимо сочетание этих движений как факторов, определяющих всю сложность структур типа Байкальской впадины и их своеобразие.

Что же касается времени возникновения Байкальской впадины и путей ее формирования, то здесь единство взглядов ученых также еще не достигнуто. Одни исследо­ватели высказываются за глубокую древность впадины, другие — считают, что она возникла на глазах доисториче­ского человека, т. е. в середине четвертичного периода.

По мнению некоторых специалистов, Байкальская впа­дина — образование сложное, отдельные ее части возникли в разное время и в дальнейшем превратились в единую котловину. Наиболее полное выражение этого мнения можно найти в схеме развития Байкальской котловины, разработанной Н. В. Думитрашко. Согласно этой схеме, в один из древних периодов истории Земли, в юрское время, на месте Южного Байкала образовалась впадина. Позднее, в первой половине третичного времени, появляются еще две впадины на месте Среднего Байкала, а затем, в конце третичного времени, возникает Северобайкальская впади­на. Уже на грани четвертичного времени мощные сбросо­вые движения земной коры, понизившие дно впадин, привели к слиянию их в единую котловину.

Иной точки зрения придерживается В. В. Ламакин. Он полагает, что Байкальская котловина как единое перво­начально образование возникла в третичное время и впоследствии была осложнена поднятиями дна. Обособле­ние южной и средней впадин произошло вследствие на­копления наносов р. Селенги. Повышение дна на границе Среднего и Северного Байкала, названное Ламакиным — Ушканьим порогом, рассматривается им как молодое под­нятие, продолжающееся и в наши дни.

Новейшие исследования не позволяют, однако, отнести появление озерной впадины на месте Южного Байкала к столь раннему времени, как юрское. Хотя обширные озер­но-болотные системы и были широко распространены в то время в окружении Байкала, но на пространстве, занятом самим озером, следов юрских озерных отложений не обна­ружено. В пределах современной байкальской котловины озерные отложения накапливались лишь в более позднее, третичное, время. К этому времени и следует отнести появ­ление мелководного озера, находившегося в районе совре­менного Южного Байкала. По-видимому, можно согла­ситься с тем, что система неглубоких озер, возникших в районе современного Байкала в разное время, была пере­строена и превратилась в единую глубокую байкальскую котловину. И произошло это где-то на рубеже между тре­тичным и четвертичным временем.

В позднейшем формировании Байкальской котловины и ее склонов — в четвертичное время — приняли участие ледники, спускавшиеся с гор, окружающих озеро. Это происходило в ледниковую эпоху, когда в северном полу­шарии получило широкое распространение мощное оледе­нение (рис. 16).

Ледниковые отложения в районе бухты Фролихи

Ледниковые отложения в районе бухты Фролихи

О деятельности ледников на склонах котловины мож­но судить по расположению морен. Они представляют со­бой нагромождения глин, песков, гальки, валунов, перено­сившихся и отлагавшихся движущимся льдом. Льды спус­кались по горным долинам к озеру преимущественно со склоновХамар-Дабана, Байкальского хребта и по восточ­ному берегу — со «склонов Баргузинского хребта, где они достигали наибольшей мощности. Формирование Байкаль­ской котловины под воздействием тектонических сил не закончено. Оно продолжается и в наши дни. В различных пунктах байкальского побережья, как уже говорилось, можно увидеть явные признаки движения земной коры. В отдельных случаях, например, в заливе Провал, оно при­обретает катастрофический характер.

Ученые затратили немало усилий, разгадывая тайны возникновения и формирования байкальской котловины. Но многое в этой области еще неясно и порождает споры среди специалистов. Разрешение вопроса о геологическом прошлом котловины Байкала тесно связано с познанием происхождения его фауны и флоры. Исследования в той и другой области служат взаимным дополнением и, как увидим дальше, приближают к раскрытию тайн Байкала. Вспоминаются слова одного из первых исследователей Байкала — А. Л. Чекановского, сказанные еще в 1870 г.: «Байкал представляет редкий пока еще случай, где зоолог и геолог сходятся вместе для решения одного и того же вопроса и для немедленной взаимной проверки своих вы­водов».

comments powered by HyperComments