2 месяца назад
Нету коментариев

Трудно переоценить значение климата и проявления его в характере погоды, когда мы хотим составить пред­ставление о природе той или иной местности. Это в полной мере относится к Байкалу, климатические условия которо­го особенно своеобразны. Своеобразие это создает огром­ная водная масса озера, наполняющая глубокую межгор­ную котловину, расположенную среди обширнейшей суши Азиатского материка. Эта суша отличается резко выра­женными чертами континентального климата, главные признаки которого — резкие температурные контрасты между зимой и летом. Они рождаются тепловым режимом суши, быстро и сильно прогревающейся летом и так же сильно охлаждающейся зимой. Тепловым режимом боль­ших массивов суши обусловливаются также характерное распределение атмосферного давления и соответственно циркуляция атмосферы. В свою очередь это определяет такие важные показатели континентального типа климата, как система ветров, количество и распределение атмосфер­ных осадков, влажность воздуха, облачность и др.

В центральных областях азиатской суши, где располо­жена байкальская котловина, почти целиком исчезают признаки морского климата, характерные черты которого создаются большими водными пространствами. Тепловой баланс океанов и морей определяется громадной тепло­емкостью воды и, в отличие от суши, характеризуется очень медленно идущим нагреванием и столь же медлен­ным охлаждением. Морской тип климата отличается не­большими температурными контрастами между зимой и летом и соответствующим распределением атмосферного давления, воздушной циркуляцией и прочими показателя­ми климата.

В районе расположения байкальской котловины гос­подствует континентальный климат. Океанические влия­ния сюда не распространяются. Однако возникает вопрос, не придает ли огромная водная масса климату Байкала некоторых признаков морского типа?

Метеорологические наблюдения на Байкале уже давно ответили на него положительно. Достаточно ясно, что ус­ловия погоды байкальской котловины складываются в ре­зультате взаимодействия континентального климата и об­щей воздушной циркуляции над восточно-сибирской су­шей, с одной стороны, и климатических воздействий озе­ра, с другой. Это общее положение рождает конкретные вопросы: в чем проявляются особенности климата Байка­ла, заметны ли признаки морского климата на его побе­режьях, далеко ли распространяется климатическое влия­ние этого огромного озера на окружающие материковые пространства? Все они представляют большой научный интерес для специалистов географов, климатологов, бота­ников, зоологов. Вместе с тем эти вопросы имеют громад­ное практическое значение в освоении разнообразных при­родных ресурсов Байкала и его окружения и в особенно­сти в деле санаторно-курортного строительства и разви­тии туризма.

Наиболее общее представление о климате той или иной местности дает ее широтное положение. В основном оно определяется различием количества солнечного тепла, получаемого земной поверхностью под разными широта­ми. Однако это положение изменяется рядом других климатообразующих факторов. Для байкальской котловины такими факторами в основном являются резкая континентальность восточно-сибирской суши и влияние водной массы Байкала. Тщетно было бы искать сходства климата байкальской котловины и других мест, расположенных в тех же широтах. Так, северная оконечность Байкала нахо­дится на одной параллели с Москвой, а южная — с Воронежом, но сходства между климатом этих пунктов и Бай­кала нет. На широте Москвы средняя многолетняя темпе­ратура января (—10°) — (—13°), а на севере Байкала почти вдвое ниже (—20°) — (—23°). Начиная с лета и до поздней осени различия сглаживаются. Но и в это время при сопо­ставлении температуры в байкальской котловине и в близ­ких к ней районах Восточной Сибири получаются большие различия.

Таким образом, для характеристики климата Байкала не так важно его широтное положение, сколько весь комп­лекс местных климатообразующих процессов.

В познании формирования климата байкальской котло­вины достигнуты немалые успехи, но многое еще загадоч­но. Регулярные метеорологические наблюдения на берегах Байкала были начаты в конце прошлого столетия после организации двух первых метеостанций в Култуке и Го­лоустном. В настоящее время наблюдения ведут 18 стан­ций, из которых 12 — по берегам Южного Байкала. Цен­ное дополнение составляют метеорологические наблюде­ния на самом озере, проводимые во время научных плава­ний по Байкалу. Все эти наблюдения, однако, относятся к нижним слоям атмосферы на высоте в несколько мет­ров. Лишь совсем недавно стали проводить высотные аэрологические исследования при помощи радиозондов. Но уже они показали, что в местную воздушную циркуля­цию над Байкалом вовлечены слои атмосферы, значитель­но превышающие по высоте окружающие горы, и что теп­ловое влияние озера распространяется на высоту несколь­ких километров. Таким образом, перед климатологами встает увлекательная задача изучения метеорологических явлений во всей толще воздушных масс, заполняющих кот­ловину озера, и выяснения климатических условий не только прибрежной полосы, но и окружающих его горных склонов. Ее решение проложит путь к раскрытию много­сторонних и сложных процессов, от которых зависит обмен теплом и влагой между Байкалом и континентом.

Замечательно, что изучение климата котловины Байка­ла на основе одновременных метеорологических наблюде­ний на разных высотах по склонам береговых поднятий было предпринято еще А. В. Вознесенским, известным климатологом и первым исследователем климата Байкала, организатором сети метеорологических станций на Байка­ле, В 1908 г. он опубликовал по наблюдениям этих стан­ций первый и единственный очерк климатических особен­ностей Байкала, до сих пор не утративший значения.

Есть достаточно оснований утверждать, что важнейшее климатообразующее условие байкальской котловины — резко выраженное различие между тепловым балансом водной массы озера с ее огромной теплоемкостью и окру­жающих озеро горных склонов, быстро нагревающихся летом и так же охлаждающихся зимой. Это различие лежит в основе не только теплообмена между озером и су­шей, но и возникновения мощной местной воздушной цир­куляции в пределах байкальской котловины.

Все это резко отличает климат байкальской котловины от климата окружающей восточно-сибирской суши. Осо­бенно показательны температурные различия. Так, сред­немесячная декабрьская температура воздуха на разных берегах Байкала до его замерзания на 13,5-—15° выше, чем в районе Качуга (в 120 км к западу от озера). Когда в начале декабря в Иркутске морозы достигают (—20°) — (—25°), на берегу Байкала всего на расстоянии 70 км они не превышают (—12°) — (—15°). Зато летом, когда в Ир­кутске ( + 25°) — ( + 30°), на берегу озера всего ( + 15°) — (+18°). Эта большая разница сглаживается после замерза­ния озера, но все же остается значительной.

Показателем континентальности климата обычно слу­жит разность между среднемесячными температурами наи­более теплого и наиболее холодного месяцев. По разным пунктам берегов озера эта разность укладывается в пре­делы от 31 до 34,5°, а за границами байкальской котловины она увеличивается до 45—50° и более. Другие принятые в климатологии показатели также говорят об ослаблении континентальности климата байкальской котловины под влиянием вод озера.

Но этим своеобразие байкальского климата не огра­ничивается. Он неодинаков и в пределах самой котлови­ны. Заметно отличается температура берегов и открытого озера: весной и летом, когда нагревание озера сильно от­стает от суши, температура воздуха над ним на 3—5° ниже, чем по берегам, а осенью и зимой, когда суша быст­ро охлаждается, над озером на 2—5° теплее. Велики тем­пературные различия и в разные часы суток.

Мощное тепловое влияние озера распространяется и на окружающие его горные склоны, создавая большую тем­пературную неоднородность как на разных расстояниях от воды, так и на разных высотах над ее поверхностью. На­пример, близ поселка Давше по восточному берегу Се­верного Байкала при малооблачной летней погоде в 14 час на высоте 1,5 м над песчаным пляжем было +15°, в полукилометре от берега — около -Ы8°, а еще на кило­метр дальше — более +19°.

В теплую половину года, поднимаясь по горным скло­нам, вы будете встречать все более высокую температуру воздуха. Это также есть результат влияния озера. Своеоб­разно распределяется и растительность по склонам котло­вины. Внизу, поблизости от его холодных вод, неожидан­но встречаются растения высокогорной альпийской или субальпийской зоны, а более теплолюбивые формы расте­ний можно обнаружить лишь на некоторой высоте по склону над озером. Такое своеобразное распределение ра­стительного покрова называют инверсионным, т. е. как бы обратным, «опрокинутым» по отношению к нормаль­ному расселению растительности по горным склонам.

На климатическую неоднородность байкальской котло­вины влияют не только большая или меньшая удаленность от озера, но и очертания береговой линии, рельеф по­верхности побережий, крутизна и ориентация склонов котловины, характер растительного покрова. Все это по­рождает так называемую множественность местных кли­матов в пределах байкальской котловины. Даже близко расположенные пункты могут различаться по своему кли­мату так, словно их разделяют сотни километров. Например, в Песчаной бухте средняя температура самого теп­лого месяца +15,3°, самого холодного —15,9° и средне­годовая + 0,7°, а в Голоустном, расположенном всего в 30 км, соответственно +13,8°, — 19,0° и —1,8°. На северной оконечности Байкала — в Нижне-Ангарске — лето значи­тельно теплее, чем в г. Бабушкине — на южном бере­гу озера. Температура самого теплого месяца в Ниж­не-Ангарске + 15,2°, а в Бабушкине только +13,8°, наобо­рот — самого холодного — в Ангарске —22,3°, в Бабушки­не теплее,— 17°. Очень холодная зима на севере Байкала понижает среднегодовую температуру до —3,3°, а в Ба­бушкине она —0,5°.

Приведенные примеры рисуют в основных чертах тем­пературные условия байкальской котловины. К этому сле­дует добавить, что наиболее теплый месяц на Байкале — август, а не июль. Тепло и в первой половине сентября. В этом запаздывании летнего тепла также чувствуется влияние холодных вод озера. Побережья Байкала вообще отличаются прохладным летом. Это несколько компенси­руется малой облачностью, преобладанием солнечной по­годы. Годовая сумма солнечного сияния на Байкале (в Голоустном) составляет 2583 часа, а например в Пяти­горске — 2007 часов. Земная поверхность в байкальской котловине получает такое же количество солнечного теп­ла, что и север Крымского полуострова.

Не только температурные условия, но и особенности всего климата котловины — результат взаимодействия Байкала и окружающей его суши и возникающей при этом местной воздушной циркуляции. В теплое время года над Байкалом образуется местная область повышен­ного давления воздуха (рис. 18), устанавливается посто­янная инверсионная стратификация, т. е. такое располо­жение воздушных слоев в его котловине, при котором нижние из них оказываются наиболее холодными, а лежа­щие выше — теплее. В это время на холодное зеркало Байкала «натекает» с суши прогретый воздух, происходит конденсация водяных паров над озером, появляются ту­маны. Всего больше их в июле. Подтягиваясь к берегам, они ухудшают навигационные условия. Вертикальная мощность летних туманов на Байкале обычно невелика, редко больше десятка-полутора метров. Однако, образуясь ночью, они держатся подолгу, захватывая часто и днев­ные часы. Это так называемые адвективные туманы, близкие по своей природе, как и многие другие погодные явле­ния на Байкале, к морскому типу климатических процес­сов.

Атмосферная циркуляция на Байкале

Атмосферная циркуляция на Байкале

Итак, над Байкалом в теплое время года преобладают нисходящие токи воздуха. В результате этого явления, свойственного антициклонным условиям, над озером не развивается облачность. Крайне редки и грозы над его водами. Отчасти по тем же причинам осадки над Байка­лом весьма скудны, причем выпадают они обычно в ноч­ное время. На южном Ольхоне выпадает менее 150 мм осадков за год (так же как и в южных степях Казахста­на). Даже на Большом Ушканьем острове, лежащем ближе к восточному побережью, выпадает всего около 200 мм осадков. Они более обильныне только в теплое время, но и в течение всего года на восточных и особенно юго-восточных побережьях, на склонах береговых хребтов, обращенных к озеру. В этом проявляется роль господ­ствующего северо-западного переноса воздушных масс и преобладания ветров этих направлений, усиливающихся к концу теплого периода. Они-то и относят влажный воздух к восточной периферии озера. Здесь он поднимается по склонам прибрежных хребтов, где происходит обильное выпадение осадков. Суммы их превышают местами в Юж­ном Байкале 800—1000 мм в год. Например, на наветрен­ных склонах хребта Хамар-Дабан зарегистрированы сум­мы осадков до 1300 мм на высоте порядка 1000 м над уров­нем озера. В этих местах нередки летние затяжные дожди, длящиеся иногда более суток без перерыва.

Осенью, когда воды озера оказываются более теплы­ми, чем быстро остывающая суша, воздушная циркуляция над Байкалом резко изменяется. Теперь в байкальской котловине образуется область пониженного атмосферного давления и возникают восходящие токи теплого воздуха, нагретого водами озера. В это время развивается мощный восточно-сибирский антициклон. Байкальскую котловину окружают сильно выхоложенные воздушные массы с гос­подствующей тягой от запада и северо-запада (рис. 19). С водной поверхности поздно замерзающего озера идет сильное испарение; в более холодном, чем вода, воздухе, как на арктических морях, происходит конденсация паров и туманообразование; Байкал «парит» (рис. 20). Туманы, поднимаясь, образуют нижнюю облачность, которая уно­сится к восточным берегам и дает сильные снегопады в предгорьях Хамар-Дабана. Поднимаясь на значительную высоту над Байкалом, относительно более теплые и влаж­ные воздушные массы образуют кучевую облачность даже во время самых сильных морозов в декабре и начале ян­варя. Это едва ли не единственный случай образования зимой подобной облачности во внутриконтинентальной области этих широт.

Схема распределения атмосферного давления, воздухообмена и формирования облачности над Байкалом

Схема распределения атмосферного давления, воздухообмена и формирования облачности над Байкалом

Зимний туман над Байкалом

Зимний туман над Байкалом

Как следствие взаимодействия местных атмосферных процессов с общей циркуляцией атмосферы Прибайкалья, рождается система ветров в байкальской котловине. Большое значение в ее формировании имеют сильная вы­тянутость с юго-запада на северо-восток несколько изог­нутой котловины, ее орография и в особенности глубокие межгорные долины притоков озера.

Система ветров на Байкале отличается большим по­стоянством. Ветры определенных направлений часто по­вторяются, сохраняют свой характер и связь с сезонами. Байкальские ветры уже с давних пор хорошо известны местному населению и имеют названия, обозначающие их направление и район распространения.

Обычны на Байкале западные и северо-западные вет­ры. Они дуют чаще поздней осенью — в ноябре и декаб­ре,— достигая у западных берегов озера штормовой силы. Эти ветры известны на Байкале под местным названием горной (рис. 21, 22). Ее разновидностью является в сущ­ности и знаменитая сарма — ветер, снискавший себе пе­чальную славу в Прибайкалье своей яростной силой и коварной внезапностью. Арена действия сармы охватыва­ет южную часть Малого Моря и распространяется в от­крытое озеро к югу от пролива Ольхонские Ворота и к западу от них, впрочем, не далее 20—30 км.

Облачность перед началом "горной"

Облачность перед началом «горной»

"Горная"  разгаре

«Горная» разгаре

Сарма получила свое название от одноименной реки, впадающей в Малое Море. Ее узкая, глубоко рассекающая береговой горный хребет долина, из которой вырывается сарма, у самого выхода перегорожена скалистой возвы­шенностью. Она отклоняет ветровой поток к югу, вдоль склонов береговых поднятий. Местами сарма полностью сдула с них почвенный покров и лишила их древесной ра­стительности. Эти оголенные склоны в виде гигантских бурых многоугольников видны издалека с парохода при входе в Ольхонские Ворота.

Скорость сармы ужасающа — ее порывы достигают 40 м/сек и более, т. е. скорости настоящего урагана. Слу­чалось, что сарма срывала крыши со строений или сбрасы­вала с берега в воду скот. На озере этот ветер вызывает сильнейшее волнение. В поздние осенние месяцы и в на­чале зимы оно сопровождается опасным обледенением су­дов из-за быстрого замерзания водяной пыли, поднимаемой в воздух бешеными порывами этого ветра. Известны случаи гибели судов и большие человеческие жертвы.

Порывистость — отличительная особенность этого рода ветров. На противоположной стороне Байкала горная те­ряет свою порывистость, но волнение от нее может рас­пространяться и на всю ширину озера. Во время сармы волнение даже сильнее на некотором расстоянии от под­ветренного (западного) берега, к которому, разыгравшись на просторе, она возвращается, так называемой «от­зыбью».

Сарма налетает часто внезапным шквалом. Перед этим Байкал может быть совершенно спокоен, радуя глаз сво­ей ни с чем не сравнимой свежей густой синевой. Только над горным барьером западного берега начинают появ­ляться ровные ряды снежно-белых слоисто-кучевых об­лаков. Вскоре замечаешь, что от них отрываются вниз клочья и полосы, тотчас же растаивающие над озером. Облачный вал над горами мрачнеет, сгущается, верхняя кромка его делается резко очерченной. По потемневшей глади вод у берега быстро проносятся первые порывы вет­ра, оставляя в воздухе белую водяную пыль, а на озере — широкие полосы ряби (по-местному — «корзинки»). За­тем вдруг наступает грозная тишина. Природа словно за­мирает в ожидании чего-то страшного и неотвратимого. И вот откуда-то издалека доносится нарастающий свист, словно кто-то мгновенно разорвал висящий в воздухе от земли до неба шелковый полог. Еще несколько мгновений и свист переходит в вой и гул. Облака низвергаются с хребта к озеру, облачный вал «залавок» свешивается по склону, не разрываясь; по ущельям от него ползут вниз «кисели» — полосы густого серого тумана. Он не рассеи­вается, несмотря на огромную скорость ветра, что говорит о непрерывности процессов стекания воздуха с хребтов и туманообразования. Оно несомненно поддерживается контактом двух воздушных масс — вторгающейся в кот­ловину Байкала холодной материковой и удерживающей­ся над ним относительно теплой и влажной.

Другая разновидность горной — ветер харахаиха, вы­рывающийся с громадной силой из долины р. Голоустной.

По своему физико-метеорологическому и синоптиче­скому принципу возникновения горная, сарма, харахаиха, как и некоторые другие местные ветры, являются, таким образом, фенами. Подобно новороссийской или новоземельской боре,— это холодные фены: зимой выстывший над континентальной сушей воздух вокруг Байкала не успевает адиабатически (без притока тепла извне) на­греться при опускании по склонам береговых хребтов в долину озера.

Синоптические условия остаются первопричиной раз­вития сильных ветров над Байкалом как в холодном, так и в теплом полугодиях. Однако рельеф земной поверхно­сти может усиливать или уменьшать интенсивность ат­мосферных процессов в Прибайкалье, обострять или сгла­живать термические, а также барические контрасты между озером и сушей в зависимости от сезона года, когда Бай­кал теплее или холоднее окружающих материковых про­странств.

Другие известные на Байкале местные ветры: верхо­вик, направленный от северной оконечности озера, кул­тук — ветер противоположного направления. Это продоль­ные, по-местному — проходные ветры. Прославленный в песнях баргузин дует от восточного побережья в средней части озера. Шелопник — теплый позднеосенний, даже чаще зимний, ветер фёнового типа характерен для южной части Байкала. Он пересекает его котловину с юго-восто­ка, со стороны Хамар-Дабана.

Почти при каждом из этих ветров устанавливается и свой тип погоды. Так, при верховике, тоже усиливающем­ся к осени, но нередко дующем и летом, погода стоит яс­ная, солнечная, с синим небом и еще более синим Байка­лом. По небу плывут в такую погоду белые облака — ба­рашки, совсем не страшные, если смотреть на них с бе­рега. Но в открытом озере уже гуляют высокие и грозные волны. Ветер дует ровно, однако сила его становится устрашающей даже для опытных моряков. Если верховик расходится всерьез, то Байкал темнеет чуть не до черно­ты и покрывается шлейфами белой пены. Такой вид вол­нения на озере местные жители именуют «черновиной».

Позднее, когда ветер стихает, волнение успокаивается не сразу, еще долго идет крупная пологая зыбь. В южной части Байкала от верховика возникает, пожалуй, самая высокая волна.

В отличие от верховика, погода во время култука — чаще всего пасмурная, с низкими облаками; Байкал вы­глядит серым, мрачным. Этот ветер начинает проявлять себя все чаще и сильнее с августа. Он способен дуть иног­да, как и верховик, по нескольку дней кряду. Нередко эти два ветра идут друг другу навстречу, сталкиваясь где-то в средней части озера, порождая здесь особые крутые волны — «толкачи», или «толкуны». Очень часто эти про­дольные ветры сменяют друг друга.

Своеобразный облик принимает Байкал в начале зимы, когда уже выпал снег, при шелоннике. К северо-западным берегам с ровным гулом идут чередой пронизанные луча­ми заходящего солнца зеленовато-розовые, прозрачные, как стекло, длинные волны. В воздухе — удивительно тепло и тихо, как всегда при фене, пришедшем издалека, и слабое дуновение его заставляет позванивать ледяные серьги, свисающие с подтопленных озером обледеневших от брызг прибоя деревьев.

Необходимо также упомянуть и о местных ветрах, воз­никающих вследствие температурных различий между озером и сушей. Ветры эти обнаруживают сезонную и су­точную периодичность. В теплую половину года, когда озеро холоднее суши, возникают бризы морского типа, дующие преимущественно в дневные часы в сторону суши. Это слабые ветры, заметные при отсутствии друго­го ветра. С сентября, когда суша становится холоднее озера, большую силу приобретают ветры обратного на­правления. Охлажденный, особенно в ночные часы, воздух устремляется к озеру по всем речным долинам. Эти вет­ры, называемые холодами, распространяются обычно не­широкой полосой в озеро на значительное расстояние. Ранней осенью наибольшей силы они достигают на рас­свете и потом затухают. Поздней осенью эти ветры могут держаться круглые сутки, усиливаясь ночью. В это время они приобретают характер муссонов.

Существование ветров, меняющих направление с сезон­ной и суточной периодичностью,— несомненно признак морского климата. Таким же признаком является суточная периодичность выпадения атмосферных осадков, повышен­ная влажность воздуха в холодное время года и, нако­нец, сравнительно малые годовые амплитуды температу­ры воздуха. Таким образом, на вопрос о признаках мор­ского типа в климате Байкала нужно ответить положи­тельно.

Из сопоставления элементов климата в байкальской котловине и за ее пределами явствует, что своеобразные особенности климата котловины по существу ограничи­ваются в своем распространении обрамляющими ее горны­ми хребтами. Уже на противоположных склонах этих хребтов климатическая обстановка резко меняется. Ока­зывает ли Байкал какое-либо влияние на формирование и развитие природных ландшафтов окружающих местно­стей? Как далеко простирается его воздействие? В какой мере сказалось присутствие огромной водной массы почти в центре континента на истории возникновения и усло­виях современного развития растительности и животного мира примыкающих пространств? Ответы на эти вопросы несомненно будут свидетельствовать о значении климата Байкала в более широком географическом плане.

Известно, что Байкал и его котловина вместе с обсту­пающими ее горными хребтами обычно выделяются на современных картах природного районирования Восточ­ной Сибири как особый округ, или регион, часто именуе­мый Прибайкальем. Наряду с этим Байкал, лежащий в зоне смыкания нескольких флористических и фаунисти­ческих областей, бесспорно составляет преграду для рас­пространения некоторых видов растений и животных как в долготном, так и в широтном направлениях. В научной литературе есть сведения о том, что восточные склоны Байкальского хребта, окаймляющего котловину Байкала с северо-запада, следует считать западной границей рас­пространения таких видов древесных растений, как камен­ная береза, кедровый стланник, береза Миддендорфа.

Присутствие этих видов — представителей охотской флоры — на берегах Байкала наводит на мысль об общно­сти его климатических условий ‘С климатом сурового Охот­ского моря.

Выше отмечалось инверсионное, как бы обратное, рас­положение вертикальных ландшафтно-растительных зон на склонах котловины Байкала. Холодное дыхание озера заставляет более требовательные к теплу виды растений отступать вверх по береговым склонам. С особенностя­ми климатического воздействия Байкала связаны, по-види­мому, участки степных ландшафтов, распространенные кое-где по побережьям, например, на острове Ольхой, на берегах Малого Моря. Их степной облик обусловлен пре­обладанием в теплом сезоне над Байкалом местной обла­сти повышенного давления с малооблачной погодой, скуд­ностью осадков, сухостью воздуха при низкой его темпе­ратуре, местами также и воздействием фенов или устой­чивых, хотя и слабых потоков — бризов в прибрежной зоне, усиливающих потери влаги растениями и почвенным покровом.

Академик В. Н. Сукачев описал необычайно вырази­тельный по своему ландшафтному типу небольшой район на западном побережье Байкала вблизи южной части Малого Моря, отличающийся явными признаками природы сухих степей, с солеными озерами и солелюбивой ра­стительностью. Подобные ландшафты в котловине Бай­кала никак не согласуются с зоной тайги, среди которой озеро расположено, а скорее близки к пустынным равни­нам Монголии или Средней Азии.

Имеются основания полагать, что Байкал в известном смысле образует рубежи для долготного и широтного рас­пространения не только растений, но и некоторых пред­ставителей животного мира. По свидетельству орнитоло­гов, к востоку от Байкала не встречаются (не гнездятся), например, кобчик обыкновенный, нырок красноголовый, перепел обыкновенный и другие отдельные виды птиц. И наоборот — кобчик амурский, лунь пегий, перепел не­мой и некоторые иные виды не распространяются к запа­ду от Байкала. Есть виды птиц, не преодолевающие в своем расселении Байкал с юга или с севера. Таковы от­дельные представители монгольской орнитофауны — ка­менка-плясунья, рогатый жаворонок, дрофа, отмеченная на острове Ольхон. Для них котловина Байкала остается, по-видимому, северным пределом обитания в этой части Азии. Вместе с тем с севера за Байкал не проходят гра­ницы гнездования таких видов, как ржанка бурокрылая, гагара краснозобая, крохаль длиннохвостый.

Положение южных и северных границ обитания на­званных видов, возможно, зависит также и от широтных факторов. Тем не менее, нельзя, очевидно, отрицать роли климатических особенностей котловины Байкала в фор­мировании и сохранении ее замечательного по своей са­мобытности органического мира.

comments powered by HyperComments