2 года назад
Нету коментариев

Многообразие животного и растительного мира в мо­рях поражает человека. В Черном море насчитывается свыше 250 видов водорослей. На линии прибоя можно встретить известковую водоросль розового цвета — кораллину. На глубинах до 20—30 метров живет на ска­листых грунтах бурая водоросль цистозира. Она представляет собой слоевище длиной более метра и прикреп­ленную к нему «бороду» из волокон. Плотность ее посе­лений достигает семи килограммов на квадратный метр. В зарослях цистозиры живут мшанки, черви и мидии. Несколько глубже обитают зеленые водоросли: ульва (или морской салат) и лауренсия.

В затишье, на глубине до 10 метров, на песчаном и илисто-песчаном грунте живет зостера (или морская тра­ва). Ее заросли очень распространены в северо-западной части моря. Там она образует густые подводные луга. Растение это многолетнее, цветы на нем мелкие, а листья на зиму опадают. В зостере обитают травяной бычок (он роет норы в корневищах), черви, плавают скат-хво­стокол, морские коньки, морские иглы и креветки. Все они имеют защитную зеленую или бурую окраску.

Глубже других живет промысловая водоросль филло­фора, или морской виноград, как ее называют за внеш­нее сходство с виноградом. Она имеет темно-красный цвет.

Есть среди водорослей и плавающие формы. Некото­рые из этих водорослей, например перидиней, создают свечение моря по ночам. Летом в некоторых районах Черного моря и особенно в Азовском обилие микроско­пических форм водорослей создает «цветение» моря, во­да как быокрашивается в буровато-зеленый цвет.

Водоросли имеют большое промышленное значение. Филлофора, например, во время первой мировой войны была единственным сырьем для добычи йода. Сейчас йод получают из отходов нефти, но филлофора не утра­тила своего значения: из нее изготовляют спирт, ацетон, уксусную кислоту, поташ, аммиак. Используется она также для производства агароида. Этот продукт выраба­тывается на специальных заводах (например, в Одессе) и применяется при изготовлении питательного желе (сло­во «агар-агар» в переводе с малайского означает желе), в котором выращивают бактерии. Широкое примене­ние находит агароид в бумажной и пищевой промышлен­ности. Его добавляют в шоколадные конфеты, мармелад, пастилу, цукаты, компоты, соусы, сиропы, моро­женое для улучшения их вкусовых качеств; в хлеб (агароид придает ему способность долго не черстветь). Используется он также при очистке вин, водки, кофе, пи­ва, уксуса. Добавление агароида в сыр придает ему спо­собность не крошиться. Применяется агароид при изго­товлении фотоэмульсий, косметических продуктов, высших сортов туалетного мыла и ряда лекарств (например, желудочные таблетки из агароида усиливают перисталь­тику кишечника). Добавление его в бумажную массу придает бумаге блеск, эластичность и прочность. Упо­требляется агароид и в текстильной промышленности для придания жесткости некоторым тканям.

Морская трава — зостера — прекрасный теплоизоля­ционный и полировочный материал, она также использу­ется после высушивания для набивки матрацев и мягкой мебели, ульва и лауренсия дают вкусные питательные блюда. Цистозира служит удобрением для винограда и других культур в перегнившем виде или в виде золы после сжигания.

Водоросли способны гасить волны, препятствовать движению судов, часто наматываясь на винт или посе­ляясь на днищах. За год на 1 квадратном метре подвод­ной части судна нарастает несколько десятков килограм­мов водорослей.

Иногда начинается эпидемия — какой-нибудь вид во­дорослей гибнет одновременно во всех районах морей и океанов, где он обитал, а через несколько лет эти водо­росли появляются снова.

По содержанию витаминов водоросли не уступают апельсинам и ананасам. Из водорослей изготовляют прекрасные супы, а также салаты и гарниры.

Ученые уже давно задумывались над искусственным разведением водорослей, изменением их свойств для нужд человека. В среднем водоросли содержат до 50 про­центов белка (в говядине белка 20, а в свинине 18 про­центов). Подсчитано, что с площади в 1 гектар, заселен­ной водорослями, при глубине водоема всего 1 метр можно получить до 400 тонн белка в год.

Путем искусственного разведения водослей можно добиться увеличения содержания в них жира. В Японии, например, выведена водоросль, содержащая столько жира, сколько его имеется в семенах подсолнечника.

На плантациях водорослей вблизи Соловецких остро­вов на Белом море выращивается ламинария, или мор­ская капуста, для нужд промышленности, медицины и сельского хозяйства — водоросли на опущенных в воду веревках, предварительно покрытых слоем водорослей, которые должны выкинуть споры. В зависимости от тем­пературных условий и освещения основу вместе с нара­стающими водорослями поднимают или опускают, доби­ваясь наиболее быстрого их роста.

Запасы черноморских водорослей пока еще далеко не исчерпаны, но со временем, когда встанет вопрос об их подкормке или искусственном разведении на тех участ­ках, где они не росли, черноморцы смогут позаимство­вать опыт у работников «морского сельского хозяйства», которые уже сейчас имеют успехи в этой области.

Прежде чем начать описание животного мира Чер­ного моря, необходимо остановиться на некоторых об­щих особенностях, свойственных морским организмам. Эти особенности вызваны приспособлением к среде (большой плотности, солености морской воды). Почти все животные организмы используют растворенный в морской воде кислород. Многие из них не имеют скелета. Ряд других ведут сидячий образ жизни, пища прино­сится к животному током воды.

Цвет водных организмов, как правило, соответству­ет цвету окружающей среды. В верхних слоях они либо прозрачные (медуза), либо голубоватые, серебристые, синие, либо с белым брюшком и темной спинкой, чтобы их трудно было различить и сверху, и снизу. У живот­ных, обитающих на темных грунтах, окраска темная. Морские коньки и иглы, плавающие среди водорослей, имеют бурый или буровато-зеленый цвет.

Интересно, что ни один организм не мог бы плавать, не выработав для этого особых приспособлений, так как удельный вес чистой плазмы составляет 1,02—1,06, то есть больше удельного веса морской воды. Приспособле­ния для плавания могут быть различны. Медузы, напри­мер, чтобы плавать, в процессе эволюции приобрели уве­личенное содержание воды в организме (до 90 процентов их веса составляет вода). Рыбы для облегчения веса те­ла имеют внутри воздушные мешки, наполненные почти чистым кислородом. Пассивно плавающие организмы с многочисленными выростами на теле «заинтересованы» в максимальном трении о воду. Активно плавающие для уменьшения трения имеют веретенообразную форму те­ла, как у большинства рыб. Не все организмы плавают при помощи хвоста и плавников, некоторые пользуются для этого жгутиками, ресничками. Есть среди водных организмов и «реактивный» принцип движения. Медузы, например, плавают боком, с силой выталкивая из своего колокола воду путем его сжатия. Сидячие формы (губ­ки, мшанки, балянусы) обладают твердым тяжелым из­вестковым скелетом.

Теперь расскажем об основных представителях животного мира Черного моря. Надо сказать, что хотя глу­бины моря безжизненны (там обитают только бактерии), а населен лишь небольшой поверхностный слой, состав­ляющий 12—13 процентов общего объема моря, жизнь в этом слое очень разнообразна и богата. По количеству видов животных и растений, найденных в Черном море, оно занимает промежуточное положение между Среди­земным и Азовским.

Интересно проследить, как убывает число средизем­номорских видов животных и растений с запада на вос­ток. В Средиземном море встречается более 6000 видов организмов, в Черном — 1500, в Азовском — 200, в Кас­пийском — 28, в Аральском только 2 вида средиземно­морских организмов. Это говорит о том, что эти моря постепенно отделялись от Средиземного моря в далеком прошлом.

Начнем описание животного мира с самых мелких форм. В состав планктона, например, входят ноктилуки, или ночесветки. Они напоминают икринки рыб диамет­ром менее двух миллиметров. Ноктилуки — маленькие хищники, они быстро плавают с помощью своих жгути­ков и поглощают еще более мелкие организмы. Скопле­ние ноктилук создает в период теплой осени прекрасное, незабываемое зрелище — свечение моря. Более всего распространено свечение в северо-западной части его. Возникает оно при соединении химического вещества — люциферина с кислородом. Если выделить и высушить люциферин, он может светиться независимо от живого организма. Слово «люциферин» происходит от имени Люцифер — «победитель ада». Как происходит свечение? В процессе окисления возбуждаются атомы, их некото­рые электроны переходят на новую орбиту, падая с ко­торой, они выделяют частицы света — фотоны. Светиться могут не только мельчайшие организмы. Известно, что все клетки живых организмов, в том числе и человека, производят излучение. У одних оно сильнее, у других слабее. Бывают случаи, когда после интенсивной работы светится пот. Известно также, что клетки опухолей све­тятся значительно слабее, и на этом признаке основан один из способов определения ранних стадий заболева­ния раком. Интересно, что свет животных холодный, око­ло 90 процентов затраченной энергии переходит в свет (в обычной лампочке накаливания в свет обращается только 4 процента, а в неоновой лампе 10 процентов энергии). Ночесветки дают искристый пульсирующий свет, как бы разлитый по всей поверхности моря и уси­ливающийся при небольших волнах (от дополнительного раздражения светящихся организмов).

Светиться могут и некоторые виды бактерий. Их све­чение матовое, плавное, разлитое. Эти бактерии иногда специально разводятся в лаборатории на питательных смесях. Колба, наполненная такими микроорганизмами, излучает настолько сильный свет, что при подобном освещении не только можно читать, но даже фотогра­фировать.

Способны светиться и более крупные формы, напри­мер, двустворчатый моллюск — камнеточец фолада, жи­вущий в прибрежных скалах. Некоторые виды медуз и гребневиков, светящиеся ночью, например, от раздра­жения волнами в кильватерной струе судна, создают очень эффектное зрелище. Интересны мелкие несветя­щиеся формы — морские блохи. Установлено, что в их организме содержится много ценных веществ: протеинов, витаминов, минеральных солей.

На дне моря живет несколько видов моллюсков: уст­рицы, мидии, пектен, литорина, тапес, модиолярии. Осо­бенно много моллюсков в Керченском проливе, в северо­западной части моря, на кавказском берегу. Те из них, что живут в прибойной зоне, прикрепляются к грунту прочными нитями — биссусами. Моллюски — пища мно­гих рыб. Отметим несколько биологических особенностей устриц и мидий. Устрицы живут до 30 лет. Они герма­фродиты. Каждая особь приносит в год сотни тысяч икринок, оплодотворенных другой особью. Устрицы тран­спортабельны. Могут обходиться без воды до полуме­сяца. Мидии живут меньше, чем устрицы: 7—10 лет. Раз­дельнополы. Устриц и мидий специально разводят. Из них изготовляют консервы и муку для кормления скота и домашней птицы. Мясо этих моллюсков имеет 12 про­центов белка, 2,5 процента жира, 5 процентов углеводов, а также гликоген (животный сахар), витамины В и С. Раковины их содержат соли кальция, а также фосфор и железо. При добавлении в пищу домашним птицам и животным небольшого количества муки из устриц куры быстро прибавляют в весе, увеличивается их яйценос­кость, у овец возрастает настриг шерсти, а у коров — удой молока. Колхозы и совхозы, примыкающие к севе­ро-западной части Черного моря, вылавливают более 4 тысяч тонн мидий в год.

У живописного мыса Большой Утриш вблизи Анапы расположено устричное хозяйство, а в городе Скадонске на Джарылгачском заливе построены экспедиционный цех и коллекторы для сбора устриц. Оттуда их привозят на Большой Утриш (обычно в конце июня) и размещают в специальных садках. Коллекторы представляют собой металлические рамы, на которых помещаются створки старых крупных устриц, в Джарылгачском заливе они стоят без всякого прикрытия, так как ни больших волн, которые могли бы повредить устрицам, ни их врагов — рапан там нет. НаБольшом Утрише рамы покрыты со всех сторон сеткой от рапан и подвешены к специально протянутым через лагуну тросам. Здесь быстро набира­ют вес несколько сотен тысяч устриц, вегетационный период длится 11 месяцев. Устриц не надо кормить спе­циально: пища приносится к ним током воды. Питаются они фитопланктоном (мелкими плавучими водорослями) и мельчайшими органическими остатками — детритом. Вода же снабжает устриц и кислородом.

В Японии с одного гектара площади таких хозяйств получают 16 тонн мяса устриц. Правда, разведением устриц там занимаются «немного» дольше, чем на Чер­ном море: 600—800 лет. Ученые разрабатывают сейчас новые конструкции садков, которые позволят получать более дешевых устриц, чем выращенные в лагуне (не надо создавать ограждение от волн).

Несколько слов о мидиях. Хотя хозяйство не предна­значено для их разведения, эти моллюски стали здесь селиться стихийно и тоже являются промысловыми.

Ценные пищевые качества мидий были известны еще в древности. Их створки находят в остатках костров пер­вобытных стоянок человека. Китайцы и римляне искус­ственно разводили мидий и устриц, считая это более вы­годным, чем сбор «диких» моллюсков. В раковинах ми­дий иногда встречаются небольшие разноцветные жем­чужины, но их качество ниже жемчуга, добываемого в тропических водах. Из перламутровых створок устриц и мидий изготовляют пуговицы. Створки дают также пре­красное удобрение для полей.

К сожалению, более ценные из этих моллюсков — устрицы — в настоящее время вытесняются менее цен­ными — мидиями. Причины этого процесса полностью еще не выяснены. Предполагают, что здесь играет роль гораздо большая способность к размножению мидий по сравнению с устрицами.

Интересны гребешки, или пектен. Они в состоянии самостоятельно передвигаться, с силой хлопая своими раковинами, выталкивая из них назад воду и пролетая над дном ракетным способом до полутора метров. Из дальневосточного гребешка изготовляют приятные на вкус консервы. У морского гребешка в отличие от дру­гих моллюсков около сотни глаз, причем неизвестно, для какой цели они служат, потому что моллюск этот слеп. Если глаз удалить, на его месте вырастет новый.

В Черном море водится моллюск рапана, напомина­ющий большую улитку. Он часто встречается у кавказ­ских берегов. Рапана съедобен. Из него можно пригото­вить вкусный суп, а мясо его напоминает осетрину. Тело рапаны содержит особый пигмент, окрашивающий пред­меты в красный цвет.

Смывается эта краска с большим трудом. В старину из моллюсков, близких рапане, обитающих в южных мо­рях, добывали пурпур для царских мантий.

Рапана — не собственно черноморский моллюск, а пришелец. Он распространился здесь лишь за последние 40 лет. Считают, что рапану привезли случайно на дни­щах судов с Дальнего Востока, где этот моллюск широко распространен. Рапана — хищник, он уничтожает про­мысловых моллюсков — мидий и устриц. Молодые рапа­ны просверливают раковину устрицы или мидии и выпи­вают ее содержимое, а взрослые рапаны выделяют ядо­витую слизь, которая парализует мышцы двустворчатого моллюска и заставляет его открыть створки. Рапана приносит пользу тем, что поедает опускающуюся на дно мертвую рыбу, выполняя роль санитара. Есть у рапаны в Черном море и враги: рыба песчанка поедает молодь рапаны, а черноморский краб, обламывая раковину, до­бирается до моллюска, сверлит раковину рапаны губка клиона.

Многие считают, что если приложить к уху раковину рапаны, то можно услышать шум, напоминающий мор­ской, прибой, или «голос моря». В действительности же эти раковины, содержащие много извилин, являются хо­рошими резонаторами на окружающие нас шумы, кото­рые мы не можем услышать при помощи нашего несо­вершенного аппарата — уха.

Рачки

Рачки

Не так давно на Черном море появился новый мол­люск — мия. Внешне он напоминает мидию, длину имеет от 3,5 до 8 сантиметров. Мия съедобна, промысел ее ве­дется во многих странах, а в США ее разводят искусст­венно. Найден этот моллюск в северо-западной части моря на глубинах 7—10 метров на илистых грунтах, да­же на таких, которые насыщены сероводородом. Посе­ление мии имеет, несомненно, положительное значение. Предполагают, что она была завезена в Черное море случайно с балластными водами, которые суда брали в Атлантике, в Юго-Западной Европе, где обитает мия.

Многие, конечно, видели на створках раковин мор­ских моллюсков-мидий или прямо на скалах плотные белые наросты, состоящие из отдельных чешуек с зубча­тыми краями. Так выглядят поселения усоногих раков-балянусов. Размеры каждого рачка — полсантиметра в высоту и столько же в диаметре. В отличие от других раков балянусы ведут сидячий образ жизни, плотно при­крепляясь к чему-нибудь своими панцирями. Пища приносится к ним током воды.

Иногда балянусы прикрепляются к днищам судов, снижая их скорость, поэтому время от времени прихо­дится производить очистку подводной части корпуса.

Чего только не перепробовали моряки всех стран, чтобы избежать этих обрастаний! Они смазывали днища судов салом, воском, смолой…

До сих пор балянусы приносили человеку только вред. Но недавно появился проект применения их панцирей. Специально заготовленная основа из проволоки опус­кается в море, через некоторое время она плотно за­полняется балянусами. Такие декоративные плиты из панцирей используются для отделки зданий.

Интересны также мшанки, по внешнему виду напо­минающие мох, кустистые организмы. Их долгое время считали растениями. Мшанки поселяются колониями на твердом грунте и могут достигать огромных размеров. Например, так называемая Пятиногая скала в Керчен­ском проливе высотой с трехэтажный дом состоит из колонии мшанки-мембранипоры.

Рачков-гаммарусов серого цвета, имеющих всего сан­тиметр в длину, наверное, многие видели под камнями. Гамарусов относят к разноногим ракам. Так они назы­ваются потому, что у них каждая пара ног выполняет свою работу. Ногочелюсти служат для добывания и пе­режевывания пищи, две пары — ноги-клешни — удержи­вают добычу, четыре пары — для ходьбы, три пары — для плавания и две пары — для прыжков.

Из кишечнополостных в Черном море водятся меду­зы, актинии и гребневики. Всех их объединяет одна характерная особенность. Если у других организмов пи­щеварение происходит в кишечнике, то кишечнополост­ные устроены иначе. Они имеют только одно отверстие, служащее и для поглощения пищи, и для удаления ос­татков. За эту особенность организма они и получили название кишечнополостных.

Яркие актинии похожи на цветы и обитают на дне моря. В северных морях они обычно голубые или зеле­ные, а в южных, теплых, в том числе и у нас в Черном море,— красные, розовые, оранжевые. Актинии — хищ­ники. Они ловят своими лучами-лепестками неосторожно проплывающих мимо рыбок или рачков. Могут и пере­двигаться, медленно вытягивая и сокращая свою един­ственную «ногу».

Медузы распространены во всех морях земного шара. Их можно встретить как вблизи экватора, так и в Арк­тике, и в Антарктике. Иногда медуз так много, что они, подобно балянусам, забивают водозаборные трубы су­дов и береговых предприятий, пользующихся морской водой. Скопления медуз могут достигать толщины 18 мет­ров. Иногда в сеть вместе с мелкой рыбой (например, хамсой) попадает столько медуз, что невозможно отде­лить от них рыбу. Основными частями тела медуз явля­ются колокол (мешок) и щупальца. В Черном море чаще всего встречаются медуза с красивым названием «аурелия», напоминающая по форме блюдечко, по се­редине ее крест-накрест проходят щупальца, и медуза ризостома, или корнерот, имеющая купол и длинные ви­сящие щупальца. На концах щупалец помещаются рото­вые отверстия. Первая из двух видов медуз не ядовита, а вторая может нанести ожог, похожий на ожог крапивой. Ожоги тропических «родственников» этой медузы смер­тельны для человека. На вид медузы ризостомы доволь­но безобидные существа, на самом же деле они хищники, уничтожающие червяков, рачков и рыбок. На щупаль­цах медуз находятся особые стрекательные нити, кото­рые имеют заостренный конец, снабженный ядом. Меду­за захватывает рыбку своими щупальцами, поражает стрекательной нитью и отправляет в рот. Однако на­блюдаются случаи, когда эти хищники являются забот­ливыми «няньками» для мальков рыб, свободно плава­ющих под куполом медузы и спасающихся там от вра­гов. Им надо только быть очень осторожными, чтобы не попасть на обед к своей «няньке».

Как и некоторые другие морские организмы, медузы безошибочно предсказывают появление шторма. Они воспринимают изменение атмосферного давления перед штормом и заблаговременно уходят в глубь Черного мо­ря (конечно, не в сероводородный слой, где жизни нет).

Из иглокожих можно отметить офиур, напоминающих, по форме морскую звезду. Питаются они илом.

Интересен рак-отшельник. Он прячет свое мягкое брюшко в пустую раковину какого-нибудь моллюска. Когда рак-отшельник вырастает и жилище становится ему тесно, он находит себе новую раковину, а если во время схватки с врагом потеряет клешню, то она через некоторое время вырастает у него вновь.

Встречаются в Черном море и крабы: мраморный, каменный, травяной. Они не достигают здесь больших раз­меров (обычно не превышают 20 сантиметров). Тело краба покрыто твердым панцирем. Во время роста кра­ба панцирь несколько раз лопается, происходит линька. Краб становится совсем беспомощным и обычно прячет­ся глубоко в трещинах скал. Постепенно у него нараста­ет и твердеет новый панцирь.

Каменный краб

Каменный краб

В юго-западной части моря обитают морские ежи. Длинные острые иглы на специальных «шарнирах» при­креплены к телу ежа. Хотя иногда ежи являются добычей крабов, крупных рыб и морских птиц (птицы бросают их сверху на скалы и разбивают панцирь), но все же они неплохо защищены от нападения своими иглами.

Морские ежи жили на земле 500 миллионов лет назад, когда в морях еще не было рыб, а на суше на­земных растений. Мясо морских ежей употребляют в пищу. Особенно ценится их икра, которая по своим це­лебным свойствам соперничает с «корнем жизни»— женьшенем.

На Черном море известно 180 видов рыб. Промысло­вое значение имеют белуга, осетр, севрюга, сельдь, хам­са, шпрот, тюлька, кефаль, барабуля, ставрида, скумб­рия, камбала, пеламида, тунец. Скумбрия, ставрида, пеламида, тунец приходят весной из Мраморного моря в Черное, осенью идут обратно: это теплолюбивые рыбы, для них зимняя черноморская вода холодна. Например, скумбрия приходит в Черное море тогда, когда темпе­ратура его воды становится выше 8° С, а зимует и мечет икру она в Мраморном море.

Ставрида иногда зимует в южной части Черного мо­ря. Там ее ловят теперь на свет.

Кефаль, сельдь и хамса (анчоусы) весной идут из Черного моря в Азовское на кормежку. Осенью при по­нижении температуры воды до 6 градусов рыба возвра­щается обратно в Черное море.

Осетровые рыбы мечут икру в реках Дон, Кубань, Днепр, а лососевые в реках Кавказского побережья. Для увеличения запасов лосося в Черном море в устье одной из кавказских рек — Черной — производится выращива­ние мальков этих рыб в особых бассейнах. С этой целью используют икру и молоки, взятые искусственно у рыб, идущих на нерест. После подрастания мальков их вы­пускают обратно в реку, они оттуда попадают в море. Такой метод способствует получению из той же массы икры гораздо большего числа рыб, чем в естественных условиях. Подобным же образом выращивают рыбцов и шемаю на реке Псекупс.

Осетр

Осетр

Остановимся немного на акклиматизации новых ви­дов рыб.

Во многих внутренних водоемах нашей страны про­водятся работы по увеличению запасов ценных видов рыб. Черное море — тоже внутренний водоем, так как соединение его с океаном слабое.

Для увеличения количества рыб в море есть два пу­ти: во-первых, искусственное ее разведение, охрана мо­лоди. На Черном море есть такого рода хозяйства, на­пример, Кизилташское, вблизи Анапы, для разведения кефали (мальков кефали выращивают там в бассейнах на смеси соленой и пресной воды).

Второй путь увеличения продуктивности водоема — акклиматизация новых форм. Надо сказать, что проник­новение новых форм и их акклиматизация происходят издавна и стихийно в каждом море, даже в таком замк­нутом, как Каспийское. Некоторые виды организмов (морская травазостера, моллюск сердцевидка) проник­ли туда из Черного моря еще в третичный период через Кумо-Манычскую впадину. В 1919—1920 годах на дни­щах катеров, перевезенных по железной дороге с Черно­го моря на Каспийское, переселились креветки, а мшан­ки и балянусы перешли по Волго-Донскому каналу.

Перед тем как проводить переселение, оценивается, какие отношения могут сложиться между организмами в результате внедрения новой формы, не будет ли она вредить развитию ценных в промысловом отношении ор­ганизмов.

Известно много случаев переселения рыб. Из Байка­ла в Братское водохранилище переселили омуля, из Бал­тийского моря в Аральское — салаку.

Эффективна акклиматизация растительноядных рыб, например белого амура и толстолобика. Они теперь пре­дохраняют от зарастания реки и каналы Средней Азии и в то же время являются объектом промысла. Инте­ресно, что после вселения наблюдается «взрыв роста» — быстрое увеличение численности, а потом положение стабилизируется.

Рыб переселяют не только в пределах одного госу­дарства, но и переправляют из страны в страну. Так, Советский Союз отправляет растительноядных рыб во многие страны — на Кубу, в Англию, Францию, Италию, ГДР, ФРГ, Польшу, Австрию, Венгрию, Ирак. Перевозят и другие виды рыб, не только растительноядных. Так, в США вывезли щуку, в Японию — байкальского омуля.

Для обогащения нашей ихтиофауны мы покупаем ик­ру и молодь рыб в других странах: в Дании и Чехослова­кии — радужную форель, в Японии — айю, в Финлян­дии — намайкуса, а в США приобрели для расселе­ния в водоемах Кубани рыбу — буйвола (буффало). Так ее называют за большой вес — до 40 килограммов. Впо­следствии эту рыбу планируют переселить и в другие пресные водоемы страны. Перевозят икру и мальков обычно на самолетах в целлофановых пакетах и пено­пластовых контейнерах.

Недавно в Черное море переселены два вида амери­канских рыб — стальноголовый лосось и полосатый окунь.

Стальноголовый лосось — крупная рыба, обитающая у тихоокеанского побережья США, так же ценна, как сем­га, но более вынослива. Живет 8—10 лет, достигает веса 10—16 килограммов при длине до 1,2 метра. После все­ления в Черное море отдельные экземпляры этой рыбы уже достигли веса 6 килограммов.

Очень перспективно вселение американского поло­сатого окуня. Это одна из наиболее ценных рыб Север­ной Америки. Живет 15—20 лет. Самка обычно крупнее самца, самцы достигают веса 18, а самки 50 килограм­мов. Однако на первых порах надо охранять молодь этих рыб. Выпущены специальные плакаты, призывающие ры­баков в случае поимки этой рыбы выпустить ее в море и сообщить об этом в институты рыбного хозяйства, на­ходящиеся в Москве и Керчи.

В опресненных районах моря живут судак, лещ, са­зан, окунь, сом, щука.

30 лет тому назад из Черного моря в Каспийское была перевезена кефаль. Она прекрасно приспособилась к новым условиям. Тогда же акклиматизировались кам­бала, креветки и черви нереиды (пища рыб), тоже пере­везенные из Черного моря.

Кефаль

Кефаль

В опресненных районах моря разводят гибрид белуги и стерляди-бестера. Интересна история происхождения этой рыбы. В 1952 году в порядке эксперимента были смешаны икра белуги и молоки стерляди. На успех не надеялись особенно, так как эти рыбы принадлежали к разным видам. Но гибриды быстро росли, мясо их ока­залось приятным на вкус и, наконец, они стали размно­жаться.

За последние десятилетия бестер стали разводить во многих пресных водоемах страны, например, в Красно­дарском водохранилище, и в солоноватых — в Таганрог­ском заливе Азовского моря, в северо-западной части Черного.

Отметим несколько особенностей черноморских рыб. Самыми большими из них являются тунцы (до 500 ки­лограммов) и белуги (до 800 килограммов и даже до полутора тонн). Тунца называют «золотой рыбкой», хотя «рыбкой» такую тушу можно назвать лишь с большой натяжкой. Название это тунец получил за вкусное мясо. Осенью тунец встречается у Керченского пролива. Это один из самых быстрых морских обитателей. Он разви­вает скорость до 90 километров в час, а разогнавшись, выскакивает из воды и, бывает, даже залетает на палу­бу судна. Интересно, что температура тела тунца в отли­чие от других рыб выше температуры воды на 6—8°С.

Тунец

Тунец

Белуги, помимо большого веса, отличаются еще дол­голетием. Живут они 70—80 лет. Правда, по сравнению со щукой, живущей до 200 лет, и морской черепахой, живущей 400—500 лет, век белуги невелик, но все же значителен. (Вероятно, не многие знают, что возраст рыб определяют по чешуе и по срезу костей. На этих частях тела рыбы есть годовые кольца, такие же, как на де­ревьях).

Мечет икру белуга в тех же реках, что и другие осет­ровые. Икра их высоко ценится. Однако бывают слу­чаи, когда в мясе осетровых поселяется бактерия ботулинус, яд которой опасен для человека.

При обычном посоле сохраняет свои свойства. Про­мышленное изготовление балыков полностью устраняет возможность отравления этими продуктами.

Изредка встречается в Черном море и меч-рыба. Она имеет длину до 5 метров, весит до 350 килограммов. Сво­им обоюдоострым мечом она способна пробить деревян­ный борт судна. Непонятна ярость, с которой эта рыба нападает на суда. В Атлантике такая рыба атаковала современный английский танкер «Барбара» к сделала в его обшивке три пробоины. В Тихом океане меч-рыба несколько раз топила японские рыболовные шхуны. Мо­жет быть, она принимает судно за большое животное, вроде кита? Ведь бывали случаи, когда стая таких рыб убивала кита.

Меч-рыба

Меч-рыба

Встречаются в море и угри, речной и морской. Речной угорь имеет длину от полуметра до полутора метров и весит от 2 до 6 килограммов. Питаются угри рыбой, ра­ками, моллюсками. Мясо угрей приятно на вкус, содер­жит витамин А и до 22 процентов жира. Большую часть жизни он проводит в реке, но в возрасте от 6 до 9 лет угри из всех рек Европы, повинуясь инстинкту, выходят в море и направляются в далекий путь, к Атлантическо­му океану. Там, в Саргассовом море, на глубине до 1000 метров при температуре 7° С угри мечут икру. Затем они умирают, а появившиеся из икры мальки постепенно выносятся течением к берегам Европы. Угри отличают­ся прекрасно развитым обонянием. Это, как полагают ученые, помогает им безошибочно находить места не­реста за тысячи километров. Проведенные специально опыты показали, что угри, лишенные зрения, легко нахо­дят дорогу, а лишенные обоняния, теряют ориентировку.

Установлено, что в европейских водах живут только самки угрей, а самцы обитают в Саргассовом море. Уче­ные Прибалтики, поселив в закрытых водоемах и самок, и самцов, пытаются победить инстинкт угрей к таким длительным перемещениям.

Угорь — сильная и выносливая рыба. Если он, плывя вверх по реке, встречает водопад или сооружение, воз­веденное человеком, то выходит из воды и переползает по берегу сотни метров. Исключительно сильна тяга уг­рей к морю. Отвезенные от моря на 80 километров, они безошибочно поворачиваются к нему головой и начина­ют ползти. Их не привлекают маленькие водоемы, — они ползут к морю. Угорь — хитрая рыба. Он любит притво­ряться мертвым, а в удобный момент кусается.

Среди рыб, не имеющих большого промыслового зна­чения, можно отметить бычка, морских ерша, иглу, конь­ка, колюшку, дракона, заленушку — маленькую яркую рыбку, способную своими зубами разгрызать раковины моллюсков; морского петуха (или триглу) с верхними плавниками, напоминающими крылья, и нижними твер­дыми плавниками, на которые рыба опирается, передви­гаясь по дну; морского черта — чрезвычайно непривле­кательную рыбу с большой зубастой пастью. Он прыга­ет по дну на передних плавниках или сидит, притаив­шись, и приманивает к себе рыбу извивающимся уси­ком, напоминающим червя.

Морской черт может проглотить рыбу таких же раз­меров, как и сам, а сам он достигает полутора метров в длину. В Черном море поселился он недавно, для чело­века не опасен, обитает на глубинах 30—50 метров. Икру мечет лентами длиной метров десять. Выше уже гово­рилось, что Черное море в геологическом отношении мо­лодое, поэтому постепенно в него переселяются организмы, не обитавшие раньше. Поселилась здесь и совсем еще мало изученная рыба — спинорог.

Многим рыбам даны названия сухопутных животных: есть здесь кот и мышь, конек, собачка, лисица. Морская лисица, кстати, очень похожа на морского кота, оба они относятся к скатам. Скаты имеют ромбовидную форму тела и длинный хвост. Скат морская лисица не ядовит в отличие от ядовитого морского кота.

А вот рыба барабуля, или султанка,— безобидное жи­вотное. Она не нападает на другие существа и добывает себе пищу, разрывая своими твердыми усиками грунт дна.

Звездочет, которого иногда называют морской коро­вой, зарывается глубоко в ил, выставив на поверхность один лишь усик, напоминающий щетинистого червя. Этим усиком он привлекает к себе маленьких рыбок, а затем заглатывает их.

Обычные бычки отличаются своеобразной заботой о своем потомстве. Самка мечет икру в укромном месте среди водорослей и камней. В течение одной-двух не­дель, пока не появятся мальки, икру охраняет самец. В это время он сильно худеет, так как плохо питается.

Морская игла и морской конек отличаются от других рыб тем, что их самки выметывают икру не в воду, а в особые кожные складки на спине самцов, и самцы вы­нашивают икру до образования мальков. Интересны так­же глаза морского конька и морской иглы. Каждый из этих глаз вращается самостоятельно. И конек, и игла могут смотреть одним глазом в одну сторону, а другим — в другую.

Морской конек; морская игла

Морской конек; морская игла

На иглу очень похож сарган, имеющий в отличие от нее удлиненные челюсти. Мясо сарганов очень вкусно. Кости имеют зеленый цвет.

Каменные, или морские, окуни — небольшие рыбки, которые обычно держатся среди скал и камней, интерес­ны тем, что все они гермафродиты, но созревание икры и молок происходит у них в разное время, и, таким об­разом, эта рыба попеременно оказывается то самцом, то самкой.

Морской дракончик; морской ерш

Морской дракончик; морской ерш

Морской петух

Морской петух

За последнее время произведено много исследований жизни рыб. Например, установлено, что рыба во время шторма может «укачиваться». Если она не успеет уйти в глубину, то может «заболеть морской болезнью» и да­же погибнуть.

Пьют ли рыбы воду? Оказывается, в этом отношении морские и пресноводные рыбы ведут себя по-разному. Пресноводные не только пьют воду, но и имеют в теле специальные полупроницаемые перегородки, не позволя­ющие проникать внутрь большому количеству воды че­рез кожу. Морские рыбы пьют воду, но в их организм поступает вода почти пресная, а избыток солей выделя­ется каплями из их жабр. Такой же опреснительный ап­парат имеется и у морских птиц — чаек и альбатросов. Из их носовых отверстий время от времени выделяются капли очень соленой жидкости независимо от того, пьет альбатрос соленую воду или пресную.

Рыбы и морские животные прекрасно слышат. В от­ношении рыб правильнее было бы сказать не слышат, а ощущают, так как они воспринимают колебания воды, возникающие при прохождении звуков, поверхностью своего тела, в особенности боковой линией. Есть у рыб и некоторые подобия внутреннего уха, слуховые косточки, которые воспринимают звуки. Следует напо­мнить, что звук в воде распространяется быстрее и даль­ше, чем в воздухе. На этом свойстве рыб основан у нас способ ловли кефали в Черном и Азовском морях: их вспугивают шумом.

Рыбы не только слышат звуки, но некоторые из них могут их издавать. Например, сциены, темные горбыли, морские петухи и другие рыбы, встречающиеся в Чер­ном море, «разговаривают» друг с другом, выдавливая звуки из своего плавательного пузыря (играют на нем, как на барабане). На что похожи эти звуки? Морской петух как бы «скрежещет зубами», если он недоволен, а в случае удовольствия издает более мелодичные зву­ки, горбыли «каркают», сельди «шепчут», а ставрида громко «басит». Вытащенные на палубу дельфины «хрюкают», «мяукают», «квакают». Некоторые рыбы из­дают очень сильные звуки, например темный горбыль. Когда стая горбылей находится на глубине 40 метров, то на поверхности воды слышно, как они «разговари­вают». Военные моряки считают, что во время войны некоторые акустические мины взрывались не от шума винтов судна, а от криков наиболее горластых рыб. От­сюда видно, что бытующее у нас выражение «нем как рыба» не всегда справедливо.

Кроме звуков, которые мы можем слышать, рыбы издают ультразвуки. С их помощью они обнаруживают пищу или опасность, это им в значительной степени за­меняет зрение. Не удивительно поэтому, что слепые ры­бы могут находить себе пищу и места нереста наравне со зрячими.

Бывает, что рыбы, например лососи, даже «кашля­ют», но не от простуды, а в том случае, если вода гряз­ная, подобно тому, как мы кашляем, если в воздухе пыль. При «кашле» рыбы освобождают жабры от при­месей.

Звуков рыб мы не слышим только потому, что 99 процентов звуковой энергии поглощается на грани­це вода — воздух. Оказывается, рыбы «разговаривают» на тех же частотах, на которых звучат речь человека и музыка. Поэтому нетрудно самому послушать рыб в во­де. Для этого надо только герметизировать обычный микрофон и опустить его в воду.

Есть рыбы, способные различать музыкальные зву­ки, отстоящие друг от друга на полтона. Например, когда слышится нота до, они идут к кормушке, а на звук до-диез не реагируют. Так же как и среди людей, наблюдаются рыбы «тугоухие». Например, угорь едва различает звуки, отстоящие друг от друга на октаву.

Строение чешуи рыб чрезвычайно сложно. Одно из назначений чешуи — способствовать увеличению скоро­сти. Двигаться в плотной вязкой среде, какой является морская вода, не просто. У молодых рыб некоторых видов на чешуе гораздо меньше бороздок, через которые проходит поток воды, чем у взрослых, поэтому и ско­рость их меньше. У других видов рыб на чешуе, кроме бороздок, есть еще разные выступы. Ученые надеются, что исследование чешуи рыб позволит разгадать «сек­реты» их плавания.

С какой скоростью плавают рыбы? Какие из рыб считаются лучшими пловцами? Может ли человек по скорости плавания сравниться с рыбой? Впрочем, на последний вопрос, вероятно, большинство ответит от­рицательно. А ответ на первые два вопроса смогут дать, пожалуй, только специалисты-гидробиологи. Вот что они рассказывают. Скорость маленьких рыбок от 2 до 12 километров в час. Чем больше размеры рыб, тем больше, как правило, их скорость. Акула и дельфин легко могут обогнать пассажирский пароход, а меч-ры­ба развивает скорость до 130 километров в час. Чело­век очень слабый пловец по сравнению с рыбами. Чем­пион мира по плаванию не может развить скорость бо­лее 6—7 километров в час, то есть плавает в двадцать раз медленнее, чем быстрейшие рыбы.

Не только рыбы, но и морские звери водятся в Чер­ном море. Дважды за последние 80 лет в Черное море заплывали киты. Встречается три вида дельфинов. Наи­более распространен среди них дельфин-белобочка, са­мым же большим является афалин (3—4 метра в длину). Дышат дельфины легкими, а не жабрами. Пробыть под водой, используя запас воздуха, они могут до полу­часа. Будучи же вытащенными на берег, дельфины бы­стро засыпают, но не потому, что им нечем дышать, как рыбам. Дельфин погибает от избытка своего веса, ко­торый в воде значительно меньше. На суше его внут­ренности начинают давить друг на друга, сильно дефор­мируясь при этом.

Дельфины — млекопитающие. Через два года на тре­тий самка рождает одного-двух детенышей и выкарм­ливает их молоком (молоко дельфина в десять раз жир­нее коровьего). Затем дельфинята переходят на «рыб­ный стол».

Дельфин-белобочка

Дельфин-белобочка

Кровь у дельфинов теплая (у рыб, вы помните, хо­лодная). Живут дельфины 20—30 лет, вес их от 30 до 80 килограммов.

Дельфины обладают рядом приспособлений для пла­вания, прежде всего прекрасной обтекаемой формой те­ла. Кожа дельфинов устроена так, что способна оттал­кивать вихри, возникающие при движении его тела в воде.

Другой формой приспособления к плаванию являет­ся мышечная система дельфина, устроенная очень эко­номично и позволяющая телу развить огромную ско­рость.

Установлено, что дельфин имеет особый орган, ко­торый можно назвать «акустическими глазами». Бла­годаря ему дельфин свободно плавает вслепую. Этот своеобразный эхо-локатор расположен у него в лобной части головы и позволяет дельфину различать форму предмета, находящегося перед ним. Пользоваться сво­им устройством дельфин может и в темноте, и в мутной воде. Что касается звуковых сигналов, то их у дельфина огромный диапазон. Известно, что дельфин может вос­производить звуки человеческой речи. Американский профессор доктор Лилли взялся обучить одного дель­фина английскому языку. Попытка не удалась. Оказа­лось, что дельфин может произносить только отдельные слова.

Современная наука пока не может четко объяснить происхождение дельфина. Ряд признаков — остаточные элементы скелета, анализы крови — позволяют предпо­ложить, что предки дельфина жили когда-то на суше. Как они выглядели, почему 60—70 миллионов лет на­зад ушли в море — неясно. В то же время исчезли с земли и динозавры. Суша представляла собой неболь­шие острова в безбрежном океане. Может быть, на этих островах кому-то не хватило места. В общем, дельфин во многом еще является загадочным.

Промысел дельфина с 1966 года на всех морях СССР запрещен. Дельфин афалина занесен в международную Красную книгу. Советские рыбаки иногда проводят от­лов дельфинов для дельфинариев в Батуми и у мыса Малый Утриш под Анапой. Дельфинов содержат в про­точной морской воде. У них даже в неволе хороший ап­петит: каждый из них съедает в сутки до 10 килограм­мов рыбы. Спят дельфины 5—6 часов в сутки, но не подряд, а «порциями» по 15—20 минут как днем, так и ночью.

В дельфинарии ведется научно-исследовательская работа по изучению психологии и физиологии этих жи­вотных. Дельфины с удовольствием обучаются разным играм, которые всегда привлекают много зрителей.

Известно, что есть дельфины способные (вида афа­лина) и неспособные (азовка). Все они проявляют ин­терес к физическим упражнениям, некоторые прыгают вверх до 6 метров, забрасывают мяч в корзину, возят на своей спине человека, могут буксировать лодку с человеком. Все это достигнуто, разумеется, не сразу, а трудом, длительным и упорным.

Первое время после попадания в бассейн дельфины боятся человека, тоскуют, не берут пищи, но постепен­но привыкают и так привязываются к нему, что когда болеют (они могут, например, простудиться), то безбо­язненно приплывают на уколы. Ученые предполагают выпустить некоторых дельфинов в открытое море, на­деясь установить там с ними контакт. Дельфины смо­гут быть помощниками и проводниками акванавтов.

Интересные случаи наблюдаются вблизи курортных, городов: дельфины следуют за катером, с которого раз­дается музыка. Они резвятся и ныряют в такт мелодии, словом, разыгрывают спектакль. Дельфины издавна бы­ли друзьями человека. В Древней Греции за убийство дельфина карали смертной казнью. Даже само слово «дельфин» происходит от греческого слова «дельфос», что значит «брат». Бывало, когда дельфины спасали тонущего, поддерживали его голову над водой. Так же поступают дельфины, помогая новорожденному дельфиненку, пока он не сможет сам ориентироваться.

В южных районах моря живет белобрюхий тюлень монах. Это — редкое животное, оно занесено в между­народную Красную книгу. Монахом его прозвали за лю­бовь к уединению. На Черном море осталось несколько пар этих тюленей. Они обитают в подводных пещерах у берегов Болгарии и Турции.

Расскажем немного и о птицах. Говоря о морских птицах, прежде всего думаешь о чайках. Что-то чело­веческое слышится нам в голосах чаек, их криках и сто­нах. Чайки, как правило, не летают далеко от берега. Они сопровождают суда в прибрежных рейсах, вьются над косяками рыбы.

На Черном море встречается несколько видов чаек и крачек: чайка-хохотунья, морской голубок, чайконосая крачка, средиземноморская чайка, ченрава и дру­гие. Многие из них гнездятся в районе Черноморского государственного заповедника, в северо-западной части-моря. Чайки не любят, когда к их гнездам кто-нибудь подходит. В таких случаях они переносят гнездо на новое место.

С поведением чаек связана морская пословица: «Если чайка села в воду, жди хорошую погоду. Чайка бродит по песку, моряку сулит тоску», то есть приближается шторм. При хорошей погоде, отсутствии вихрей чайкам трудно держаться в воздухе, они садятся на воду. В пе­риод шторма, при сильном ветре, чайки не могут проти­виться его порывам и спасаются на берегу. Кости у них полые, это уменьшает вес птицы в полете. Когда надви­гается шторм, изменяется атмосферное давление, чайки сразу же чувствуют это, так как большая разница между наружным и внутренним давлением воздуха приводит к тому, что у них «ломит кости». Поэтому «чайки стонут пе­ред бурей».

На берегу Черного моря можно встретить чайку с черной головой, которая издает громкие хохочущие зву­ки. Ее так и называют — черноголовый хохотун.

Недавно стало известно, что в двух местах, располо­женных далеко от Черного моря, найдена похожая на черноголового хохотуна реликтовая чайка. Реликтовой ее назвали потому, что она ближе всех птиц стоит к виду, обитавшему здесь во времена древнего моря Тэтис (мы говорили о нем в разделе о происхождении Черного мо­ря). Одно из этих мест — в Средней Азии, это озеро Ала­коль, расположенное к востоку от озера Балхаш. Длина его более 100 километров. На одном из островов этого озера и устроили себе колонию реликтовые чайки. Имея небольшой ареал (зону обитания), птицы эти как бы за­консервировались здесь, сохранив больше примитивных черт. От хохотунов они особенно отличаются окраской головы, цветом клюва, лап и меньшими размерами,

На острове, где найдены реликтовые чайки, теперь устроен заказник. Птицы, которых осталось очень мало, охраняются законом. Другое место их обитания — вбли­зи озера Байкал. Ученые предполагают устроить там заповедник.

Интересна маленькая черноморская уточка-нырок.

Нырки, или поганки, это птицы с длинными шеями и хохолками на голове. Нырками их называют за способность часто погружаться в воду и подолгу, до 5 минут, задерживаться там, а поганки — их научное название. Взлетают они неохотно, редко, большую часть времени проводят на воде. Некоторые из них прилетают к нам на зимовку с севера, но есть и оседлые поганки.

Черношейная поганка

Черношейная поганка

Не каждому из нас выпадает счастье увидеть черно­го аиста. А между тем они встречаются иногда летом на побережье — от Адлера до Батуми. На зимовку эти пти­цы летят в Южную Африку. Они там не сидят на крышах домов, как у нас, и гнезд не вьют, а ходят по саванне среди зебр и жирафов.

В южных районах СССР гнездятся длинноногие чер­но-белые птицы с острым клювом — кулики (ходулочник и шилоклювка). Чаще всего их можно видеть в устье Днепра, на островах и заливах в этом районе.

В тех же районах можно встретить и похожую на этих куликов птицу каравайку. Цвет ее темно-коричне­вый. Она гнездится колониями, часто рядом с цапля­ми, бакланами. Все они охотятся за рыбой.

Еще одна длинноногая, но в отличие от куликов белая птица с хохолком на голове, похожая на цаплю, с боль­шим плоским клювом — колпица — обитает в прибреж­ных районах на северо-западе Черного моря, на берегах Азовского. Мелкую рыбу, лягушек, водных насекомых она ловко вытаскивает из воды, поводя клювом вправо-влево.

Встречаются на Черном море и редкие теперь птицы пеликаны — розовый и кудрявый. У розового пеликана крылья черные, а кудрявый — светло-серого цвета. Пос­ледний так назван потому, что перья у него лежат не ров­но, «кудрявятся». Это крупные птицы с большущим жел­тым клювом.

Тот, кто бывал в Сочи зимой, не мог не обратить вни­мания на больших черных птиц, которые перед закатом солнца прилетают с моря и устраиваются на ночевку на высоких местах в прибрежной зоне. Это бакланы. Мож­но узнать их и по характерному крючкообразному клюву. Сидят они отдельно от чаек. Чайки их побаиваются. Если какая осмелится приблизиться, то получит клювом по голове.

Часто бакланы расправляют и сушат крылья, пово­рачиваясь то одной стороной к ветру, то другой. Крылья этой птицы не смазаны жиром — природа позабо­тилась о том, чтобы птица, ныряя, набирала воду и вес, так ей легче плавать под водой. Баклан — прекрасный летун и ныряльщик. Он способен несколько десятков мет­ров преследовать добычу под водой и при этом плыть так быстро, что его не догнать лодке с хорошими гребцами.

Иногда бакланы «рыбачат» совместно с пеликанами, причем бакланы загоняют рыбу к берегу, где сидят полу­кругом пеликаны.

На Черном море обитают два вида бакланов — боль­шой и хохлатый. Большой баклан у нас редко зимует, обычно летит в Южную Европу или Северную Африку, а хохлатый — наш, оседлый. Бакланов можно увидеть не только на Кавказе, но и в Крыму на мысе Тарханкут, — даже на скалах Адалларах вблизи пионерского лагеря «Артек». Бакланам не мешает шумное соседство ребят, они сами — народ шумный.

Часто бакланы гнездятся в Черноморском заповедни­ке. Чтобы построить гнезда (которые они располагают или на земле, или на деревьях), рано утром вся колония с громкими криками отправляется за «стройматериала­ми». Возвращаются, неся ветки в клювах и лапах.

Яйца бакланов — большое лакомство для хитрых во­рон. Поэтому бакланы никогда не оставляют гнезда без присмотра, сменяясь по очереди. Но вороны разработали тактический прием: одна из них надоедает криками сидя­щему на гнезде баклану, а когда тот поднимается в воз­дух, чтобы проучить назойливую птицу, вторая ворона хватает яйцо.

А кто из нас видел буревестника в море? Многие ви­дели, только не знали, что это буревестник.

Над Черным морем этих птиц можно встретить зимой, вдали от берега. Чаще всего это — малый буревестник. Размах его крыльев — 20—25 сантиметров. Птицы охо­тятся стаей, летая низко над водой, часто махая крылья­ми. Спина птицы густо-черного цвета, а брюшко светлее.

«Наши» буревестники гнездятся на островах Мрамор­ного и Эгейского морей. Про них не скажешь «вьют гнез­да», потому что они их не вьют, а роют. Если грунт мяг­кий, нора может иметь до полутора метров в длину.

Обычно у буревестников только один птенец. Как толь­ко у него появляются перья, родители показывают ему путь к воде. Птенец сначала учится плавать, а потом ле­тать. После «учебы» он покидает гнездо и присоединяет­ся к стайке своих сверстников, которые готовятся к пере­лету, но не на юг, как другие птицы, а на север, к нам на Черное море.

Интересное событие произошло зимой 1953/54 года. В районах обычной зимовки многих птиц (южнее Сочи) бы­ло очень холодно. В поисках более теплых мест птичьи стаи опустились в порту Сочи. Люди отнеслись со вни­манием к необычным гостям, подкармливая их.

Гостеприимство, с которым были встречены птицы, привело к тому, что теперь много птиц прилетает на зи­мовку в Сочи. Птицы оживляют пейзаж и приносят несо­мненную пользу человеку, уничтожая не только насеко­мых, но даже грызунов (чайка может целиком прогло­тить небольшого суслика).

Многие из организмов, обитающих в Черном море, опасны для человека или для возведенных им сооружений и судов. И дерево, и железо, и камень, и бетон — все под­вержено в воде разрушению морскими организмами.

Например, берега Севастопольской бухты, состоящие из известняков, сплошь источены мельчайшими зелены­ми водорослями. Работу водорослей довершают штормы, которые откалывают и уносят в море слой за слоем бере­говой известняк. У берегов Сочи дно источено мелкимимоллюсками-камнеточцами. Количество отверстий дости­гает 4000 на квадратный метр. Работа камнеточцев и мо­ря понижает дно в этом районе на 3—5 миллиметров в год. Распространен на Черном море и камнеточец — двуствор­чатый моллюск фолада. Он сверлит береговые скалы в зоне прибоя. Углекислота, выделяющаяся при дыхании организмов, поселившихся на гидротехнических сооруже­ниях, разрушает поверхностный слой бетона.

Не менее деятельно трудятся в своем жилище и дру­гие «квартиранты». Это прежде всего двустворчатый мол­люск тередо, получивший во всех южных морях печаль­ную известность под именем «корабельного червя». Де­рево в наше время еще широко применяется и в судо­строении, и при постройке портов. Например, сваи, кото­рые могли бы служить 30—50 лет, в результате деятель­ности тередо приходят в негодность уже через год. Те­редо попадает на свой будущий «объект» еще в личи­ночном состоянии и всю жизнь живет на одном месте. Пи­тается он древесиной и мельчайшим планктоном, кото­рый заносится в его нору током воды. Ходы он прокла­дывает зубцами, имеющимися на раковинах.

Особое внимание отдыхающих мы хотим обратить на то, что в морской воде живет несколько ядовитых и опа­сных для человека организмов.

Всем известные устрицы и мидии не всегда безопас­ны для здоровья человека. Если они добыты в загрязненных водах (например, у порта), то могут содержать бо­лезнетворные микробы. Те же моллюски, пойманные в относительно чистой воде, безвредны.

Многие знают, как долго чувствуется боль от укола о кости, крышки жаберных щелей и спинные плавники рыб не только морских, но и речных. Это происходит оттого, что при уколе в ранку попадает немного яда. Некоторые морские рыбы выделяют большое количество такого яда, поэтому соприкосновение с ними не желательно.

Среди опасных для человека черноморских рыб мож­но отметить морского скорпиона. Это маленькая светлая рыбка, на спине у нее расположен острый черный плав­ник, напоминающий парус. В этом плавнике содержится яд. При уколе о него чувствуется сильная боль.

Морской ерш, или скорпена, имеет взъерошенный вид, пятнистую буровато-коричневую окраску, живет он среди камней и водорослей. Уколы спинных плавников скор­пены иногда приводят к временной неработоспособности пораженной конечности. Несмотря на наличие яда в плавниках, эта рыба съедобна. Надо только умело от­делить ядовитые части ее тела. Многие рыбаки считают, что без ерша уха имеет не тот вкус.

Скат-хвостокол, или морской кот (тригон), имеет ромбовидную форму, гладкую поверхность тела и до­стигает метра в длину. Вес самки до 22 килограммов, самца — до 13 килограммов. Скат — теплолюбивая рыба, на зиму уходит к южным берегам моря. Питается кре­ветками и мелкой рыбой. Живет на дне среди водорос­лей, поэтому цвет его темный. Там он и подстерегает свою добычу, бросаясь на нее из засады, как кот на мышь.

Скат-хвостокол

Скат-хвостокол

Интересно, что для ударов хвостом этот скат дол­жен иметь опору на грунте, а в толще воды его «оби­жают» даже маленькие рыбки. Они смело подплывают к нему и кусают. Хвостоколы живородящи, самка при­носит 5—6 детенышей.

При уколе ядовитой рыбы появляется боль в месте поражения, одышка, боль в сердце, даже судороги. Об­щее недомогание чувствуется иногда несколько меся­цев.

Какие меры предосторожности и какие приемы пер­вой помощи можно рекомендовать? Прежде всего надо быть осторожным и внимательным при обращении с неизвестными рыбами. В случае укола о шип скорпиона или иглу морского кота надо, разумеется, обратиться к врачу, выжать яд из ранки, надрезав ее, промыть (лучше марганцовокислым калием). Больному обязателен покой. Для удаления остатков яда из организма следует применить рвотные и слабительные средства, активированный уголь, обильное питье.

Заметим, что такие опасные для человека рыбы встре­чаются, как правило, вблизи менее населенных берегов моря и, конечно, их не увидишь на наших городских и санаторных пляжах.

Из ракообразных «обжигают» балянусы (или мор­ские желуди). Выделяемая ими слизь действует на ко­жу раздражающе. Поэтому ободранное об их створки место сразу распухает. Могут «обжигать» и медузы. «Жгутся» и актинии — небольшие, живущие на скалах и сваях организмы зеленого, красного и коричневого цвета, имеющие длину 3—5 сантиметров.

При воздействии на человека «жгучих» морских ор­ганизмов возникает явление, известное в медицине под названием анафилаксии, когда последующие порции яда действуют на человека все сильнее. Пока не выработано еще надежных методов борьбы с этим явлением. Можно только посоветовать осторожно обращаться с такими организмами.

Многие испытали, как больно хватает неудачливого ловца вылезший из камней или скал каменный краб. Интересно, что действует он при этом всегда правой клешней, которая у него обычно больше левой.

Опасных для жизни человека акул в Черном море нет. Здесь водятся только лишь катран (колючая аку­ла, морская собака) длиной до 2 метров и маленькая пятнистая акула сциллиум. Катраны — живородящие ры­бы. Весной они приносят несколько акулят. Мясо акул довольно вкусное.

Акула катран

Акула катран

Неразборчивость акул в пище вошла в пословицу. Акула действительно хватает все, что видит перед собой. В желудках акул находят самые разнообразные пред­меты: часы, очки, обувь, кастрюли, а во время войны были обнаружены осколки снарядов и даже неразо­рвавшиеся гранаты.

Некоторые ученые считают, что у акулы выделяется слишком много желудочного сока, вся поступающая пи­ща быстро переваривается, и акулу мучит вечный голод. Кстати сказать, в Черном море есть еще одна подобная акуле по повадкам хищная рыба — луфарь, которую на­зывают «морским волком». Встречая на своем пути ко­сяк кефали, луфарь будет рвать беззащитную рыбу да­же в том случае, если сыт.

Интересно, что акулы должны находиться в постоян­ном движении, чтобы не утонуть. У них нет плавательно­го пузыря, а удельный вес тела больше единицы. Даже во сне акула делает движения, чтобы не погружаться глубоко. Интересно и то, что современные акулы вы­глядят почти так же, как и их далекие предки, жившие миллионы лет тому назад.

Акулы прекрасно слышат запахи. Запахи некоторых веществ их отпугивают. Пассажирам, пересекающим Атлантику, иногда вручают пакетики специального по­рошка, отпугивающего акул (на случай кораблекруше­ния).

comments powered by HyperComments