2 месяца назад
Нету коментариев

После листопада на яблонях и других плодовых деревьях иной раз всё же остаются кое-где листья. Свернувшиеся и побуревшие, они не опадают даже при сильном ветре, хотя видно, что черешок у них оторван от ветки. Пригля­девшись, можно заметить, что такие листья словно привязаны к ветке толстой паутинной нитью (рис. 20).

Зимние гнезда гусениц боярышницы

Зимние гнезда гусениц боярышницы

Боярышница

Боярышница

Иногда на ветвях есть и дру­гие листья. Эти выглядят побу­ревшими комьями, то застряв­шими в развилках тонких ветвей, то облепившими конец ветки. И снова видно, что и здесь есть «паутина»: ею склеены листья, и она же покрывает поверхность комка (рис. 22).

Златогузка

Златогузка

Подцепив такой свёрток из листьев расщепом на конце длинной палки или просто гвоздём, вбитым наискось в конец жерди, нетрудно снять комки и свёртки с дерева.

В первом случае в свёрточке всего один-два листа, иногда их три, четыре. Засыхая, лист свернулся, а края его крепко склеены паутинкой. Если в свёрточке не один лист, то они притянуты друг к другу паутинкой и образуют общий свёрток. Толстая нить из множества паутинок тянется от него к ветке. Если свёрток состоит всего из одного листа, то и нить одна. При свёртке из двух листьев нитей обычно две.

Свернувшийся лист сухой, развёртывать его нужно осторожно, чтобы не изломать. Внутри свертка — паутинная ткань и много маленьких белых паутинистых кокончиков. В каждом кокончике крохотная гусеница.

Это так называемое зимнее гнездо гусениц бабочки боярыш­ницы (Aporia crataegi L.).

Боярышница — довольно крупная (в размахе крыльев 60—70 мм) дневная бабочка. Она белая, в негустой пыльце и вы­глядит как бы несколько облетавшейся; тёмные жилки сильно просвечивают сквозь пыльцу, и крылья словно исчерчены тёмными линиями (рис. 21). Распространена боярышница почти по всему СССР.

Бабочка летает в июне—июле, в средней полосе начало её лёта примерно совпадает со временем отцветания яблони. Первые полторы, две недели бабочки летают по лугам, опушкам и пи­таются нектаром цветков. В это время у самок созревают яйца. Затем начинается откладывание яиц.

Гусеницы боярышницы кор­мятся не только на плодовых деревьях (яблоня, груша, сли­ва, абрикос, персик, вишня, черешня), но и на многих дру­гих лиственных породах, осо­бенно на черёмухе, рябине, боярышнике. На листья этих деревьев боярышница и откла­дывает яйца: кучками, по боль­шей части на верхней стороне листа, в наружной части кро­ны. Оранжево-жёлтые яйца плотно приклеены одно возле другого и образуют бляшки, напоминающие бляшки яиц капустницы. В каждой бляшке бывает от 50 до 150 яиц, а всего самка откладывает до 500 яиц.

Через полторы, две, три недели (смотря по местности и погоде) из яиц вылупляются гусенички (длина 1,5 мм). Они серовато-коричневые или желтовато-бурые, с тёмной головой и передне­спинкой, покрыты негустыми волосками. Держась всем выводком вместе, они кормятся обычно на верхней стороне листа: соскаб­ливают зелёную мякоть. Гусенички, вышедшие из крупной бляшки, позже разбиваются на несколько групп, и каждая из них живёт на своем листе.

Находясь на верхней стороне листа, гусенички прикрываются паутинистой сетью, соединяя её с веткой. По мере повреждения лист засыхает и скручивается; гусеницы скрепляют края его паутинкой.

Перелиняв два раза и достигнув третьего возраста, гусеницы перестают питаться. Каждая плетёт себе плотный белый кокончик, в котором и остаётся зимовать. Образуется «зимнее гнездо» с не­сколькими десятками (от 5 до 40) кокончиков.

Питаются гусенички недолго: всего около 20 дней. За это время одна «семья» гусениц уничтожает пять-шесть листьев яблони.

Весной, когда набухнут почки, гусенички «просыпаются», вы­ползают из зимнего гнезда и начинают питаться. Сначала они вгрызаются в почки, выедая их внутреннее содержимое, позже грызут распускающиеся листочки, бутоны, затем цветки, крупные листья.

Вначале гусеницы держатся вместе, не уползают далеко от зимнего гнезда, возвращаются в него после кормёжки, укрываются в нём в непогоду и холодные ночи. Перелиняв в третий раз, гусе­ницы (четвёртого возраста) изменяют свои повадки: распол­заются и живут поодиночке. Но на время линьки они сползаются вместе в паутинные гнёзда, устроенные в развилках ветвей.

Подросшие гусеницы непохожи по окраске на тех, которые зи­мовали в гнезде. Вдоль спины у них три узкие чёрные полоски и две широкие коричнево-оранжевые, бока и низ серые, голова и переднеспинка блестяще-чёрные. Яркая окраска и волоски отпу­гивают от гусениц боярышницы многих птиц.

Взрослая гусеница достигает 45 мм длины. Она очень прожор­лива и съедает в день в среднем три листка яблони, оставляя от них лишь жилки. При массовом размножении гусеницы боярыш­ницы объедают всё дерево и переползают на соседние деревья.

В конце мая — в первой половине июня (примерно во время образования завязей на яблоне) гусеницы окукливаются. Обычно они делают это тут же, на кормовом дереве: на ветвях или стволе его, даже на черешках листьев; иногда некоторые покидают де­рево и окукливаются на заборах, стенках, подпорках ветвей.

Куколка светлая, с чёрными и оранжевыми пятнами и точками. Она прикреплена пучком паутины на конце брюшка и пояском-паутинкой посередине. Основная окраска куколок изменяется со­образно тому, где окуклилась гусеница. Куколки на стволах — серовато-белые, куколки на зелёных ветвях и черешках — желто­вато-зелёные. Как и у капустницы, фон, на котором оказалась куколка, отражается на её окраске.

С куколками боярышницы можно поставить такой же опыт, как и с куколками капустницы: собрав взрослых гусениц, дать им для окукливания разный фон.

Педели через полторы из куколки выходит бабочка. По выходе она выделяет кроваво-красные испражнения. Когда боярышниц мало, кровавые капельки не бросаются в глаза. Но если бабочек множество, то дерево выглядит словно забрызганное кровью. Во время дождя с такого дерева капают кровавые капли, текут кро­вавые струйки. Это явление послужило поводом для рассказов о «кровавых дождях», которых так боялись суеверные люди. Интересно, что суеверов не смущало то, что кровавый дождь шёл лишь под неко­торыми деревьями, что вне кроны дерева он был уже обычным.

Боярышница — опасный вредитель плодовых деревьев. В годы массового размноже­ния она наносит очень большой ущерб. Наиболее простой спо­соб борьбы с этой бабочкой — уничтожение зимних гнёзд. С небольших деревьев их сни­мают просто руками, с высоких деревьев — при помощи шестов с расщепом на конце или сре­зают при помощи секатора, прилаженного на конце длин­ного шеста. Собранные гнёзда немедленно сжигают.

Другое устройство зимних гнёзд — ком листьев. В нём шесть — семь — восемь листьев, плотно склеенных и оплетён­ных паутиной (рис. 22). Внутри такого гнезда много камер, а в них крохотные гусенички, но уже не в кокончиках. Гусени­чек много: по 200—300 штук. Это зимнее гнездо ночной бабочки златогузки (Nygmia phaeorrhoea L., семейство вол­нянок — Liparidae).

Златогузка — белоснежная бабочка; лишь иногда у самца есть несколько чёрных точек на заднем крае переднего крыла; конец брюшка у самки с толстой рыжей волосяной подушкой, у самца брюшко, начиная с третьего кольца, рыжее. Размах крыльев 32— 35 мм (рис. 22). Златогузка распространена в средней полосе, особенно в лесостепи, в степной полосе, в Крыму, на Кавказе, на Южном Урале, в Средней Азии. Гусеница её развивается на пло­довых деревьях, а также на дубах, липе, вязе, иве и других лист­венных породах (рис. 22).

По образу жизни гусеницы златогузки схожи с гусеницами боярышницы. Ранней весной они выползают из зимних гнёзд и питаются, вначале выгрызая почки, а затем расползаются по кроне и объедают листья.

Окраска гусеницы златогузки предупреждающая: на серовато-чёрном фоне ярко выделяются цепочки из красных бородавок и белых пятен. На бородавках торчат пучки коричневых волос. На конце туловищу два больших оранжевых пятна. У раздражённой гусеницы они выпячиваются и выделяют ядовитую жидкость. Волоски гусеницы ядовиты: обламываясь, они раздражают кожу, вызывают зуд. Даже от зимних гнёзд златогузки руки могут по­краснеть и припухнуть. Длина взрослой гусеницы до 35 мм.

Перед окукливанием гусеницы златогузки обычно покидают дерево, на котором кормились, и ползут на другие деревья или окукливаются в траве. В свёрнутом листе или между стянутыми паутинками листьями гусеница плетёт лёгкий паутинный кокон и в нём окукливается. Стадия куколки длится полторы-две недели.

Бабочки летают в середине лета. Самка откладывает яйца кучками, по 200—300 яиц в каждой. Она помещает кладку на нижней стороне листа и прикрывает яйца рыжими волосками, от­рывающимися от её брюшка. Кладка яиц златогузки очень харак­терна: рыжий бархатистый валик (рис. 22). Откладывает самка яйца медленно: заканчивает кладку «валика» лишь на вторые сутки, а то и позже.

Через две-три недели вылупляются зеленовато-жёлтые воло­систые гусеницы. Они живут всем выводком и выскабливают мя­коть листьев. К осени устраивают гнездо, скрепляя паутинками несколько повреждённых ими листьев и затягивая его плотной паутинистой покрышкой.

В садах златогузка не менее опасный вредитель, чем боярыш­ница. Но опасна она и как лесной вредитель, и как вредитель полезащитных насаждений.

Уничтожение зимних гнёзд — наиболее простой способ борьбы с златогузкой, особенно в небольших садах. При осмотре деревьев (после листопада) одновременно уничтожают зимние гнёзда боя­рышницы и златогузки, а также кладки яиц кольчатого шелко­пряда (а где он есть, и непарного). В этой работе большую помощь колхозным и совхозным садам могут оказать школь­ники.

Самцы златогузки летят к самкам подобно тому, как это на­блюдается у кольчатого шелкопряда, и с ними можно поставить схожий опыт.

Взяв в комнаты зимние гнёзда боярышницы или златогузки, можно среди зимы иметь живых гусениц, а к концу её — бабочек. Так как гусеницы боярышницы, не говоря ужо о златогузке, многоядны, то прокормить их зимой не очень сложно.

comments powered by HyperComments