1 месяц назад
Нету коментариев

Первые шмели появляются рано весной. Их нелегко заметить: мало цветов, а главное — очень мало самих шмелей. Когда за­цветёт козья ива, то на её серёжках шмели обязательно окажутся: на цветущей иве можно найти самых разнообразных весенних насекомых.

Весенние шмели крупные и грузные. Все они — самки.

У шмелей зимуют только самки, рабочие особи и самцы осенью погибают, и шмелиная община существует лишь одно лето. Пере­зимовавшая (оплодотворённая) самка весной ищет подходящее место для устройства гнезда. Разные виды шмелей гнездятся по-разному, но обычно ищут для гнезда какое-нибудь укрытие. По­кинутая норка зверька, моховая кочка, дупло, оставленное гнездо сороки или иной птицы, гнездо белки, щель между брёвнами по­стройки или между стеной и её досчатой обшивкой, скворечник или синичник служат укрытием для гнезда шмелей. Шмель строит гнездо и под камнем, и под лежащим на земле стволом дерева, при наличии большого свободного пространства строит его и под кустиком, если здесь укрытое местечко. Мелкий желтоватый мо­ховой шмель устраивает своё моховое гнездо на поверхности земли в какой-нибудь ямке; земляному шмелю нужна норка или трещина в земле.

Найдя подходящее место, самка строит закрытое со всех сто­рон гнездо с одним входным отверстием. Она делает обкладку гнезда из сухих травинок, из мха, то очень толстую, то потоньше, смотря по тому, где строится гнездо. Внешне гнездо выглядит комком мха или сухой травы.

Внутри гнезда самка делает первые круглые ячейки из воска с примесью цветочной пыльцы. В ячейку она помещает небольшой запас пищи — смесь цветня с мёдом — и откладывает несколько яиц. Ячейка запечатывается.

Рядом с первой ячейкой самка строит вторую, третью… Тем временем в первой ячейке выводятся личинки. Они быстро съедают небольшой запас корма, и самке приходится кормить их, для чего она прогрызает в верхней части ячейки отверстие.

Как видно, самка шмеля резко отличается по своим повадкам от пчелиной матки, только откладывающей яйца. Подобно самкам роевых ос и многих муравьев шмелиная самка выполняет все работы в гнезде, по крайней мере вначале. Она выделяет воск, обладает строительным, собирательным и иными инстинктами, связанными с устройством жилища и уходом за потомством. Как и у рабочих особей, у неё есть собирательный аппарат — корзи­ночка и щёточка — на задних ногах. Задние голени заметно рас­ширены, на наружной стороне — с продольной впадиной, окайм­лённой по бокам длинными волосками, задерживающими собираемую пыльцу (корзиночка), а расширенный первый членик зад­ней лапки — с вытянутым в зубчик верхним углом и с волосистой «щёточкой».

Гнездо шмелей

Гнездо шмелей

Через полторы, две недели личинки становятся взрослыми. Они ткут тонкие шёлковые коконы и внутри них превращаются в куколки. Самка соскабливает стенки ячейки: полученный воск она расходует на постройку дальнейших ячеек. Коконы лежат в гнезде открыто.

Личинки развивались в небольшой ячейке, в тесноте, получали скудное питание, и первые шмели оказываются очень мелкими. Все они неплодущие самки с недоразвитыми яичниками, так назы­ваемые рабочие особи.

С появлением первых рабочих (это бывает примерно через месяц после откладки первых яиц) гнездо начинает увеличиваться быстрее: теперь постройкой ячеек и кормлением личинок зани­мается не только матка, но и рабочие. Чем многочисленнее стано­вится население гнезда, тем быстрее оно растёт: прибавляются новые и новые ячейки. Изменившиеся условия отражаются на по­ведении самки: у неё ослабевают собирательные инстинкты, и она, вылета из гнезда всё реже и реже, ограничивается преимущест­венно откладыванием яиц.

По-прежнему в одну ячейку самка откладывает по нескольку яиц. Но теперь ячейки просторнее, а личинок кормят сытнее. Новые рабочие выводятся более крупными.

Шмели не используют старые ячейки для вывода молодняка: яйца каждый раз откладываются в новые ячейки. Старые ячейки разрушаются, а когда в гнезде становится тесно, шмели на их остатках строят новые. Здесь же — более крупные ячейки из чи­стого воска для запаса мёда. Такие запасы необходимы: в ненаст­ные дни шмели не вылетают из гнезда, а личинки, да и сами шмели нуждаются в корме. Шмели не запечатывают медовых ячеек. Мёдом они заполняют и пустые коконы.

Правильного сота, как у пчёл и ос, у шмелей нет. Ячейки рас­положены в один этаж, но выглядят не сотом, а более или менее беспорядочным нагромождением.

Во второй половине лета в гнезде появляются вполне раз­витые крупные самки — будущие матки. Появляются и самцы.

Самцы шмелей легко отличимы от самок. У них нет собира­тельного аппарата на задних ногах, более длинные усики (у са­мок и рабочих 12-члениковые усики, у самцов 13-члениковые, а помимо того, и сами членики длиннее). Повадки у шмелей-самцов несколько иные, чем у пчелиных трутней. Они не принимают участия в заботах о потомстве, но сами добывают себе пи­щу: кормятся на цветках. Трутни, как известно, не делают и этого.

Наблюдая среди лета шмелиное гнездо, можно видеть не только прилетающих и улетающих шмелей. Иной раз удаётся за­метить шмеля-трубача. Он отличается от других не внешностью, а поведением. Вылезши из гнезда, шмель-трубач не улетает. Он останавливается у входа и быстро-быстро машет крыльями. Раз­даётся басистое гудение.

Проходит несколько минут, а шмель всё гудит. Мимо него про­ползают улетающие и прилетающие шмели, а он продолжает свой «полёт на месте». Наконец, трубач перестаёт махать крыльями. Он чистится, проводя лапками по крыльям, голове, груди, и улетает.

Шмели-трубачи известны издавна, но долгое время их поведе­ние объясняли неправильно. Предполагали, что трубач будит шмелей, вызывает их рано утром на работу. Однако трубач гудит не столько рано утром, сколько среди дня, когда будить ему не­кого. Роль трубача иная. В жаркий день внутри шмелиного гнезда душно и сыро. Необходим приток свежего воздуха, нужна венти­ляция. Один из шмелей и выполняет роль живого вентилятора: встав перед входом в гнездо и быстро работая крыльями, он гонит в гнездо струю свежего сухого воздуха, проветри­вает его.

Пчёлы также проветривают свои ульи. Летом почти всегда можно видеть перед летком улья пчёл, машущих крыльями у са­мого летка. Внутри улья также есть пчёлы, усердно работающие крыльями. Движение сотен крыльев вызывает приток свежего воздуха в улей. Гудение, которое слышится в непотревоженном улье, это в основном гудение пчёл-вентиляторов.

К концу лета в очень крупных гнёздах бывает до 400— 500 шмелей, но такие гнёзда не часты.

Осенью самцы и рабочие умирают: кто в гнезде, кто на цветке, кто где придётся. Остаются крупные оплодотворённые самки. Они заползают в глубину дупел, зарываются подо мхом, скры­ваются в глубоких норках и других укромных местах и здесь зимуют. Весной они строят гнёзда и кладут начало новым семьям.

Пища шмелей — сладкий нектар цветков и цветочная пыльца. Их ротовые органы очень схожи с пчелиными, это так назы­ваемый грызуще-лижущий (лакающий) аппарат (рис. 70). Верх­няя губа и верхние челюсти (жвалы) схожи с такими же частями обычного грызущего аппарата, они и работают как грызущие. Нижние челюсти и нижняя губа сильно изменены и образуют лакающий аппарат, который у пчёл и шмелей обычно называют хоботком (рис. 70).

Ротовые органы шмеля

Ротовые органы шмеля

Хоботок приспособлен для принятия жид­кой пищи (нектара). Нижние челюсти (их наружная лопасть, внутренняя лопасть не развита) сильно вытянуты в длину и имеют форму длинного суживающегося к концу ножа. Нижняя губа вытянута ещё сильнее, Её внутренние лопасти очень длинны и сли­ты вместе, образуя «язычок», густо покры­тый волосками. Он имеет вид желоба с поч­ти сходящимися краями. Когда обе внешние лопасти нижней челюсти и нижнегубные щу­пики плотно сложены вместе, то они обра­зуют трубку, в которой двигается взад и вперёд язычок, загоняя туда жидкость. Так бывает, когда жидкость находится близко от головы шмеля. Если же она далеко или заключена в таком узком пространстве, что в него не может проникнуть «трубка» (на­пример, нектар на дне очень узкого и глу­бокого венчика), то всасывание идёт через язычок. Жидкость втягивается при помощи ряда движений различных частей ротового аппарата, а также благодаря сжиманию и расширению глотки (глоточный насос).

Шмелям нужно немало пищи для личинок, и поэтому они по­сещают много цветков. Перелетая с цветка на цветок, шмель пачкается в пыльце и переносит её с цветка на цветок, производя перекрёстное опыление.

Перекрёстное опыление — опыление пыльцой от другой особи (того же вида) — повышает жизненность растения. Оно играет огромную роль в борьбе за существование вида. Самые разно­образные приспособления растений обеспечивают перекрёстное опыление, предохраняют их от самоопыления. У одних цветки однополы и помещаются на разных особях, у других в обоеполых цветках тычинки и пестики созревают не одновременно, у третьих тычинки и пестики так расположены, что своя пыльца не может попасть на рыльце своего же пестика. Многие из таких растений обладают и ещё особенностью: самоопыление не влечёт у них за собой оплодотворения.

Все эти приспособления требуют, чтобы кто-то перенёс пыльцу с цветка на цветок. Такими переносчиками служат ветер, изредка вода, а главным образом, животные, преимущественно насекомые.

Окраска венчика (иногда и чашечки) и запах указывают на­секомому дорогу к цветку. Сладкий нектар и пыльца — пища на­секомых, из-за которой они ищут цветы. Насекомоопыляемые рас­тения обладают рядом приспособлений, обеспечивающих им опы­ление не случайными посетителями, а определёнными группами насекомых. А вместе с тем у растений бывают и приспособления, охраняющие цветок от нежелательных посетителей, от «воров». Конечно, целесообразность таких приспособлений условна, и цветок, защищенный от одних воров, нередко оказывается обво­рованным другими, умеющими проникнуть в цветок к нектару, не задев тычинок.

Длинный хоботок позволяет шмелям добывать нектар и со дна узких и глубоких венчиков, недоступных или малодоступных для большинства других насекомых. Хоботки бабочек очень длин­ны, обычно во много раз длиннее шмелиного хоботка. Но бабочка посещает цветок лишь для того, чтобы покормиться самой. Ей нужно не так уж много еды, и она не запускает свой хоботок в сотни и тысячи цветков. Шмель побывает за день на многих ты­сячах цветков, и его роль как опылителя огромна по сравнению с ролью бабочки, мухи, жука.

Шмели опыляют самые разнообразные растения, но особенно велико их значение как опылителей красного клевера. Венчик цветка клевера очень глубок и узок, а кроме того, нужно отогнуть «лодочку», прикрывающую трубку венчика. Из всех диких насе­комых, посещающих клевер, шмели и наиболее многочисленны, и наиболее приспособлены к добыванию нектара из цветка клевера.

Ещё Дарвин указывал на тесную связь между шмелями и клевером. Эта связь была подтверждена и сельскохозяйственной практикой. Когда красный клевер начали сеять в Новой Зелан­дии, то он почти не давал семян: большинство цветков оставались неопылёнными. Были ввезены шмели. Когда они размножились, то урожай семян клевера стал обильным.

Однако не всякий шмель, посещающий клевер, добывает нектар обычным путём. Среди шмелей есть так называемые шмели-операторы. Они прогрызают трубку венчика сбоку и через это отверстие высасывают нектар, не задевая ни пыльников, ни рыльца. Отверстие делает нектар легко доступным и для других посетителей, и цветок остаётся неопылённым, хотя на нём и побывает сколько-то насекомых. Шмели оперируют не только цветки клевера. Они проделывают то же самое и с цвет­ками хлопушек, раскрывающимися к ночи и опыляемыми ноч­ными бабочками, с цветками хохлатки и рядом других растений. Некоторые виды шмелей известны именно как операторы (в их числе земляной шмель). Количество повреждённых ими цветков клевера иной раз достигает 5 и более процентов. Всё же боль­шинство шмелей добывают нектар обычным путём.

Клевер — одна из важнейших кормовых культур. Занимаемые им площади растут с каждым годом, всё больше и больше тре­буется семян клевера. Конечно, шмели не могут полностью обес­печить урожай клеверных семян, да и не может хозяйство зави­сеть от количества шмелей, подчиняться «капризам природы». Советскими пчеловодами достигнуты крупные успехи в привле­чении к опылению клевера пчёл, обычно неохотно его посеща­ющих. Ульи, вывезенные на клеверное поле, позволяют не только сильно повысить урожай клеверных семян: они делают клевероводаподлинным «хозяином» на своём поле.

Шмели — полезнейшие насекомые. Их нужно беречь и охра­нять всегда, особенно же весной. Каждый весенний шмель — это будущее гнездо со многими десятками шмелей, это миллионы опылённых цветков не только клевера, но и многих других растений.

У шмелей немало врагов. Личинки и небольшой запас мёда привлекают мышей, ежей, даже лисица не упустит случая раз­рыть шмелиное гнездо. У самок и рабочих шмелей есть жало, но шмели далеко не такие яростные защитники своего гнезда, как пчёлы или осы. Убедиться в этом нетрудно, пробуя дразнить шмеля: очень быстро он принимает оборонительную позу, даже «ложится на спину». Оса в таких случаях не просто обороняется: она тотчас же переходит в наступление. Миролюбивость шме­лей — одна из причин, почему их гнёзда так часто страдают от охотников за чужим добром.

В гнезде шмелей живут разнообразные нахлебники и пара­зиты, поедающие воск, мёд, личинок и куколок шмелей. В их числе личинки пушистых мух-шмелевидок (Volucella), очень по­хожих на шмелей по своей окраске.

Один из нахлебников шмелей — шмели-кукушки. По своей внешности они так схожи со шмелями, что различить их можно лишь внимательно рассмотрев. У самок шмелей-кукушек на зад­них ногах нет собирательного аппарата (корзиночки и щёточки), их задние голени на наружной стороне без вдавленности и ровно покрыты короткими волосками. Для различения самцов нужно извлечь половой аппарат: у шмелей он сильно хитинизированный, тёмный, у шмелей-кукушек слабо хитинизированный, светлый.

Рабочих особей у шмелей-кукушек нет, и это показывает, что они не живут роем, так как роевая жизнь у насекомых всегда связана с наличием рабочих в гнезде. Отсутствие собирательного аппарата свидетельствует, что самка не заготовляет корм для своих личинок. И действительно, заботы о потомстве у шмелей-кукушек несложны: их личинки развиваются в шмелином гнезде за счёт шмелей. Взаимоотношения шмелей-кукушек и шмелей примерно такие же, как у кукушки и тех птиц, в гнёзда которых она откладывает свои яйца, хотя кукушка и делает это скрытно, а шмели-кукушки чувствуют себя в шмелином гнезде, как дома: ползают в нём, нисколько не скрываясь. Шмели-кукушки и сами кормятся за счёт шмелей: поедают запасы мёда. Интересно, что в том гнезде, где имеются их личинки, шмели-кукушки запасов мёда не трогают, а кормятся в незаселённых ими гнёздах. Эту повадку можно отнести к числу инстинктов, связанных с заботами о потомстве: уничтожение запасов мёда неблагополучно отозвалось бы на развивающихся в гнезде личинках шмеля-ку­кушки.

comments powered by HyperComments