2 месяца назад
Нету коментариев

Как и мухи, комары принадлежат к отряду двукрылых насеко­мых (Diptera): у них два крыла (передняя пара); задняя пара крыльев превращена в жужжальца, ротовые органы более или менее сосущего типа, развитие с полным превращением, личинка безногая. Однако комары отличаются от мух и настолько сильно, что их выделяют в особый подотряд длинноусых двукрылых (Diptera Nematocera), тогда как мухи образуют второй под­отряд — короткоусых двукрылых (Diptera Brachycera). Назва­ния подотрядов отмечают основное различие между ними. У ко­маровидных (длинноусых) двукрылых усики состоят из многих члеников (не меньше шести), у муховидных (короткоусых) — усики трёхчлениковые.

Кроме комаров, к длинно усым двукрылым принадлежат долгоножки, или караморы (Tipulidae, комаровидные на­секомые с очень длинными «ломкими» ногами), многочис­ленные мелкие грибные комари­ки, галлицы, в их числе вреди­тель зерновых хлебов гессен­ская муха, которую правильнее было бы называть «комари­ком», москиты, комары-звонцы (красная личинка одного из, видов их, «мотыль», хорошо знакома любителям аквариума) и некоторые другие двукрылые насекомые.

Комары известны всем как кровососы: вонзая свой хобо­ток в кожу, самка сосёт кровь. Ротовые органы комара пре­вращены в колюще-сосущий аппарат, напоминающий хобо­ток клопа, но заметно отличаю­щийся от него.

Все части ротового аппарата комара очень сильно вытянуты (рис. 63). Нижняя губа превращена в длинный жолоб с загнутыми вверх бортами. Верхняя губа тоже вытянутая, а её края так за­гнуты, что она превратилась в трубку, косо срезанную на конце. Верхние (жвалы) и нижние челюсти длинные и очень тонкие, ще­тинковидные. Жвалы на конце ланцетовидно расширены и очень тонко зазубрены; зазубрены на конце и нижние челюсти. Обе пары челюстей не просто плотно прилегают, а прилипают (сма­заны липкой жидкостью, выделяемой нижней губой) к трубко­образной верхней губе. Наконец, имеется длинная тоненькая тру­бочка-подглоточник, непарный вырост нижней стенки глотки: сквозь него проходит проток слюнной железы. Все эти части вло­жены, как в футляр, в жолоб нижней губы. На конце нижней губы парные утолщения (видоизменённыенижнегубные щупики) с чувствительными волосками; этими утолщениями самка нащупы­вает место укола.

Ротовые органы комара

Ротовые органы комара

Наметив место укола (нетрудно увидеть, как самка делает это: стоит лишь последить за севшим на руку комаром), самка начи­нает вонзать в кожу все части хоботка, кроме нижней губы. Ниж­няя губа остаётся снаружи, всё более и более изгибаясь, и только своими утолщёнными концами охватывает ещё не погрузившиеся в кожу части хоботка. Она и удерживает все их вместе, в одной плотной пачке, и направляет их движение.

Во время вкалывания хоботка в кожу жвалы своими ланцето­видными концами прикрывают косое отверстие трубкообразной верхней губы, а нижние челюсти движутся взад и вперёд напо­добие пилы. Так весь сосущий аппарат углубляется в кожу, при­чём нижние челюсти прокладывают ему дорогу. Когда хоботок достаточно углубится, жвалы оттягиваются назад, открывается от­верстие верхней губы и начинается всасывание крови. Через трубкообразную верхнюю губу кровь попадает в глотку. Выде­ляемая через подглоточник слюна обладает свойством задержи­вать свёртывание крови хозяина. Раздражение, причиняемое коже при уколе комара, вызвано воздействием именно слюны: сам укол; тонкого хоботка едва ощутим.

Кровь сосут только самки комаров, самцы питаются на цвет­ках (нектаром).

На человека нападает ряд видов комаров: комары-кулексы (Culex), из которых наиболее обычен комар обыкновенный, или пискун (Culex pipiens L.), различные виды комаров-кусак (Aedes), малярийные комары (Anopheles, наиболее обычен Anopheles maculipennis Mg.) и некоторые другие. Различение видов крово­сосущих комаров далеко не всегда легко и просто, но роды их различимы без особых затруднений.

Малярийных комаров нетрудно узнать по щупикам (рис. 64): у самок малярийных комаров очень длинные щупики (верхне­челюстные), они равны по длине хоботку. У самок немалярийных комаров щупики короткие, во много раз короче хоботка (отличить щупики от усиков легко по числу члеников: в щупиках их всего пять, в усиках гораздо больше). У самцов щупики длинные, но у самцов малярийных комаров они на конце сильно утолщены, словно с набалдашником, у немалярийных — тонкие по всей длине. Различимы малярийные и немалярийные комары и по манере си­деть: малярийные комары сильно приподнимают туловище, сидят «под углом» к поверхности, у немалярийных комаров туловище остаётся параллельным поверхности (рис. 66). Это различие при­годно лишь для лета: на зимовке и малярийные комары опускают туловище, сидят так же, как инемалярийные.

Щупики простого и малярийного комара

Щупики простого и малярийного комара

Самцы отличаются от самок длинноволосистыми пушистыми усиками.

Различить кулексов (пискунов) и кусак (аэдес) можно по строению ног. У кусак задняя голень длиннее первого членика задней лапки, у кулексов (пискунов) она не длиннее первого чле­ника задней лапки (равна ему или даже короче его).

У малярийного комара и у комара обыкновенного (кулекс) зимуют оплодотворённые самки. Они скрываются в дуплах де­ревьев, в подвалах, подпольях, в овощехранилищах, в погребах, хлевах и многих других укромных местах, иногда скапливаясь там во множестве. Весной вылетают из своих убежищ, но не отовсюду сразу: каменный подвал прогреется позже, чем подполье или хлев.

Вылетев с зимовки, самка ищет пищу: не пососав крови, она яиц не отложит. У насосавшейся крови самки брюшко разду­вается, темнеет. Через несколько дней, когда кровь переварилась, брюшко становится потоньше, но ненадолго: оно начинает толстеть и белеть, его растягивают созревающие светлые яйца.

И самка малярийного комара, и самка комара-пискуна откла­дывают яйца на воду. У пискуна они слипаются вместе, образуя пластинку, состоящую из множества (до 300 штук) расположен­ных вертикально цилиндрических яиц. Вогнутая посередине, эта пластинка, словно крохотный плотик, плавает по воде. Эти кучки яиц часто называют «лодочкой». У малярийного комара лодочки нет: самка откладывает яйца поодиночке, а если и слипнется не­сколько штук, то плотной кучки не получается.

Комар обыкновенный (пискун) откладывает яйца в канавы, пруды, в бочки с дождевой водой, даже в колодцы и воду в погре­бах. Самка делает несколько кладок (соответственно и несколько раз напивается крови). Личинки могут развиваться и в заметно загрязнённых, даже солоноватых водах. Наилучшая температура для развития 25—26° тепла, и тогда оно длится всего около 13 дней. В прохладной воде развитие сильно замедляется.

В тёплой воде через один-два дня вылупляются личинки. Они живут у поверхности воды, питаясь мельчайшими организмами (планктоном) и органическими частицами, взвешенными в воде.

Тело личинки расчленено на голову, грудь и девятичлениковое брюшко (рис. 65). Оно усажено шипами и волосками. Длинные волоски играют двоякую роль: при их помощи личинка восприни­мает малейшие колебания в окружающей её среде, в воде (чувствительная функция) и отвечает на них быстрыми передвиже­ниями при участии волосков же (двигатель­ная функция). Обращает на себя внимание массивная грудь личинки: все три грудных кольца слились вместе.

Личинка обыкновенного комара

Личинка обыкновенного комара

Наблюдая личинку комара, легко заме­тить нечто вроде быстрого мерцания у пе­реднего края её головы. Это работает свое­образный ротовой аппарат личинки.

У личинки есть верхняя и нижняя губа, жвалы и нижние челюсти. В их строении ряд особенностей, связанных со способом добывания пищи. На верхней губе распо­ложены два больших пучка-веера, состоя­щие из множества длинных гибких волос­ков. Каждый веер состоит из двух скоплений волосков: наружного и внутреннего. На­ружный, более мощный и длинный, направ­лен вбок, внутренний — покороче, направ­лен вперёд и внутрь. Взмахи вееров гонят воду к ротовому отверстию, создают токи воды возле него. Образуется круговорот воды, причём одна и та же порция воды дважды прогоняется через ротовой аппарат: её гонит то один, то другой веер. Токи воды несут с собой взвешенные в воде микроорга­низмы и органические частицы. И на верх­ней губе, и на челюстях, и на нижней губе есть шипы, зубчики, волоски. При их помощи личинка отфильтро­вывает из воды частицы, а некоторые просто захватывает. Движе­ниями челюстей, а то и головы личинка отбрасывает неподходя­щие частицы. Не все частицы попадают в задерживающий аппарат, некоторые из них ток воды срывает с зубчиков челюстей. Но личинка машет и машет своими веерами, и всё время около её ротового отверстия «бурлит» водоворот. Каждые несколько минут личинка передвигается: начинает облавливать новый уча­сточек воды. Ловчий аппарат личинки не очень совершенен, и немало движений она делает впустую. Но, неустанно работая веерами, она всё же добывает достаточное количество пищи.

Поза личинки обыкновенного комара очень характерна: она висит вниз головой (рис. 66). Конец брюшка личинки у самой поверхности воды. Он выглядит состоящим из двух выростов: гладкого и с парными пучками волосков на конце. Волосистый вы­рост — это девятое брюшное кольцо, гладкий вырост — от­ходящая от восьмого брюшного кольца дыхательная трубка (сифон), на вершине которой открываются дыхальца, ведущие в трахеи.

Комары

Комары

Чуть выставив кончик сифона из воды, личинка дышит атмо­сферным воздухом. Потревоженная, она при помощи быстрых движений брюшка ныряет в глубину и вскоре снова всплывает на поверхность. Во время ныряния дыхальца закрываются осо­быми клапанами, которые раскрываются снова, как дыхальце со­прикоснётся с воздухом. Поднимается нырнувшая личинка мед­ленно. Немного всплыв, она останавливается и, расставив свои длинные волоски, начинает «парить» в воде, медленно опускаясь. Затем снова плывёт вверх, снова парит, снова чуть опускается, и так, пока не доберётся до поверхности.

Долго пробыть в глубине личинка не может — задыхается. Проверить это несложно: опущенная всего на полсантиметра ниже поверхности воды марлевая сеточка преградит нырнувшим личин­кам доступ к воздуху. Вскоре же они станут вялыми, и в конце концов погибнут.

У личинок первого и второго возрастов только пара простых глазков. В конце третьего возраста появляется и пара сложных глаз: зачатки сложных глаз будущего комара.

В зависимости от температуры воды развитие личинок проте­кает то быстро, то замедленно (это можно установить, наблюдая развитие личинок в аквариумах с различной температурой воды). Достигнув четвёртого возраста, личинка становится взрослой и превращается в куколку.

Куколка комара очень своеобразна (рис. 66). Голова и грудь у неё не расчленены и образуют массивную головогрудь, под ко­торую подогнуто узкое девятичлениковое брюшко. По внешности куколка напоминает запятую. На спинной стороне головогруди два выроста, словно два коротких рожка. Это дыхательные тру­бочки, ведущие в трахеи. Покровы головогруди прозрачны, и сквозь них просвечивают голова, грудь, крылья, ноги, глаза, ро­товые органы будущего комара.

Выставив наружу концы дыхательных трубочек, куколка дер­жится у поверхности воды. Она легче воды: в головогруди и в первом членике брюшка у неё большие воздушные полости. Они удерживают куколку в определённом положении: вверх спиной, той частью её, от которой отходят дыхательные трубочки.

Потревоженная куколка делает быстрые движения брюшком и ныряет. Нырнув, перестаёт «бить» брюшком и медленно всплы­вает, так как она легче воды.

Ко времени выхода комара воздушные полости куколки уве­личиваются, и она становится ещё легче. Спинная поверхность головогруди и брюшка распрямляется и выступает над водой. В спине появляется трещина, через которую и выползает комар.

Только что вылупившийся комар бесцветен, его покровы мягки, а брюшко наполнено воздухом (комар наглотался его ко времени выползания из оболочки). Через несколько минут крылья и ноги расправляются, крепнут, а покровы твердеют и окрашиваются. Комар взлетает.

В СССР распространено 15 видов рода кулекс; в средней по­лосе встречается четыре-пять видов.

Комар обыкновенный распространён по всей Европе и внетро­пической Азии, по Африке и Америке. Его самки сосут кровь преимущественно птиц (переносят птичью малярию). На чело­века он нападает не так уж сильно и обычно лишь вблизи поме­щений, а ночью и внутри жилья. В лесной полосе тепла весной недостаточно, а потому и комаров-кулексов в это время немного; многочисленны они бывают лишь в конце лета. В Приморской области комар обыкновенный один из передатчиков опасной бо­лезни — японского энцефалита; механически переносит он и ту­ляремию.

В городах распространена особая разновидность комара обыкновенного. Она интересна тем, что её личинки развиваются и в полной темноте (погреба, колодцы и т. п.), а самки могут и зимой сосать кровь и откладывать яйца (вода в тёплых под­вальных помещениях). Комары этой разновидности очень удобны для разведения зимой в уголке живой природы.

Малярийный комар откладывает яйца поодиночке. Они мало заметны на поверхности воды, и найти их гораздо труднее, чем лодочки комара обыкновенного. В тёплой воде (25—27°) личинки вылупляются через двое суток; при более низкой температуре развитие яйца замедляется, и при 10—12° тепла оно затягивается до восьми суток, а при более низкой и ещё дольше.

Личинка малярийного комара резко отличается от личинки ко­мара обыкновенного и по внешности, и по повадкам. Достаточно одного взгляда на плавающих у поверхности воды комариных ли­чинок, чтобы сказать — чьи они (рис. 66).

Основной пищей для личинок малярийного комара служат микроорганизмы и органические частицы, находящиеся у самой поверхности воды, сразу под поверхност­ной плёнкой, и личинка держится в воде горизонтально. Сообразно этому у неё не развилась дыхательная трубка (сифон): дыхальца находятся на спинной стороне восьмого брюшного кольца, на особой, дыхальцевой пластинке (рис. 67). На спинной же стороне брюшных колец есть особые волоски звёздчатой формы: корот­кий стерженёк, на конце его во все сто­роны расходятся длинные горизонтальные выросты. Прорывая поверхностную плён­ку и оказываясь поверх неё, эти волоски помогают личинке удерживать горизон­тальное положение: она словно подвешена на этих волосках. По бокам переднего края спинной стороны груди (на «пле­чах») полые прозрачные выросты (плече­вые лопасти), которые могут выпячивать­ся и втягиваться. Как и звёздчатые воло­ски, они служат личинке для прикрепле­ния к поверхностной плёнке воды. Таким образом, личинка оказывается прикреп­лённой к поверхностной плёнке в ряде точек своей спинной стороны.

Личинка малярийного комара

Личинка малярийного комара

Личинка не просто «лежит» под поверхностной плёнкой. Как правило, она ещё и прицепляется к чему-нибудь крючковатыми волосками, находящимися у неё на конце последнего брюшного кольца. Оказавшаяся неприкреплён­ной, личинка начинает быстро передвигаться и передвигается до тех пор, пока не найдёт точки опоры: не «причалит» к чему-нибудь и не зацепится своими крючками. Личинке достаточно оказаться вблизи какого-либо предмета, и тогда вступают в действие силы поверхностного натяжения: они притягивают её к этому предмету. Притягивают не головой, не боком, а именно задним концом: благодаря особенностям своего строения (пластинка с дыхаль­цами и др.), он притягивается сильнее переднего конца. Личинке остаётся лишь уцепиться за «причал». Таким причалом могут слу­жить и берега водоёма, и различные плавающие по воде предметы, и водная растительность, достигающая самой поверхности воды. Дыхальца расположены на спинной стороне личинки, рот обра­щен книзу, а пища находится над личинкой — у поверхностной плёнки. Личинка поворачивает голову на 180°, и рот её оказы­вается обращенным кверху.

Ротовой аппарат личинки малярийного комара (рис. 68) похож на аппарат ко­мара обыкновенного, но у него есть свои особенности. Они связаны с разнообра­зием способов добывания пищи.

Голова личинки малярийного комара

Голова личинки малярийного комара

Личинка может (подобно личинке ко­мара обыкновенного) взмахами вееров верхней губы вызывать токи воды, на­правленные ко рту; это её основной способ питания (так называемая фильтрация: веера гонят воду, челюстной аппарат от­фильтровывает из неё частицы). Она до­бывает пищу и, соскрёбывая её с чего-ни­будь, может разгрызать нитчатые водо­росли и некоторых планктонных животных (например, рачков) поедает даже более молодых личинок комаров, откусывая от них кусочки. Передний край верхней губы, между веерами, усажен крупными крепкими зазуб­ренными шипами: они служат для соскабливания микроорганиз­мов с поверхности подводных предметов. На жвалах имеются острые зубцы-выросты и крепкие шипы, приспособленные для раз­грызания.

Изгибаясь и делая короткие взмахи волосками конца брюшка («хвостовой плавник»), личинка передвигается на небольшие рас­стояния (несколько сантиметров). Плавает она задним концом тела вперёд. Ныряет она так же, как и личинка комара обыкно­венного, поднимается после нырка задним концом вперёд, вверх. Личинка может и ползать по влажной поверхности (вне воды), и тогда у неё резко изменяется отношение к свету. Находящуюся в воде личинку свет привлекает (положительный фототаксис). В силу этого нырнувшая личинка поднимается кверху в сторону света, притом на свободный, ничем не прикрытый участок поверх­ности (если по воде плавает щепка, то нырнувшая личинка не всплывёт под щепку: она окажется сбоку от неё). Ползающая по влажной поверхности личинка, наоборот, стремится уйти от света (отрицательный фототаксис).

Трижды перелиняв, личинка достигает третьего возраста.

Куколка малярийного комара (рис. 66) похожа на куколку комара обыкновенного, но отличается от неё формой дыхательных трубочек-рожков. Они конические и имеют вид коротких воронок, а у комара обыкновенного узенькие, цилиндрические. Волоски на заднебоковых углах третьего-седьмого брюшных колец у куколки комара обыкновенного ветвистые, а у малярийного представлены массивными шипами.

В зависимости от температуры воды развитие заканчивается в 14—15 суток (24—27°) или затягивается на более продолжитель­ное время, при температуре воды 16—19° — до 30—31 суток. На севере комар даёт два поколения, в средней полосе два-три, юж­нее больше, и в Средней Азии, например, успевают смениться шесть-семь поколений.

Личинки малярийного комара чаще всего живут среди зарос­лей водных растений; в водоёмах, лишённых растительности, они редки. Конечно, не любая растительность создаёт хорошие усло­вия для их развития: огромную роль играет и видовой состав, и распределение в водоёме. Так, в воде, затянутой сплошным ков­ром, состоящим из листочков ряски малой, условия для личинок неблагоприятны: сильна тень, нет или очень мало свободных про­межутков воды. Наоборот, в водоёмах, обильно заросших ряской трёхдольчатой, условия для личинок малярийного комара очень благоприятны. Плавающие у поверхности заросли этой ряски не затеняют воды, свободных промежутков и «причальных точек» множество, вода богата кислородом и микроорганизмами. Наилуч­шие условия — в комьях зелёных нитчатых водорослей. Однако при чрезмерном разрастании ряскитрёхдольчатой или нитчаток условия изменяются: растения толстым сплошным слоем покры­вают воду, даже выступают над её поверхностью. Личинкам жить негде. Заросли элодеи и роголистника не образуют у поверхности воды плотного ковра, и в этой «зелёной сети» условия для жизни личинок очень хороши. В густых высоких зарослях камыша или рогоза условия для личинок неблагоприятны, в негустых и невы­соких зарослях (например, многих сортов риса) они не так уж плохи. Таким образом, от характера водной растительности за­висит большая или меньшая пригодность водоёма для развития в нём личинок малярийного комара.

Распространён малярийный комар широко: Европа, внетропическая Азия, северная Африка, Канада, часть Аляски, запад США, Мексиканское нагорье. В нетронутой тайге он не живёт: здесь нет водоёмов, пригодных для развития личинок. С вырубкой и заселением тайги малярийный комар вместе с человеком про­двигался в северу и теперь заселил значительную часть таёжной полосы. Однако его расселение к северу ограничено: он может жить лишь там, где летнего тепла достаточно для развития двух поколений. Поэтому малярийный комар не может заселить не только местности севернее Полярного круга, но и, например, сред­нюю Печору: здесь в году меньше 85 дней с температурой выше 10° тепла. На юге условия для развития малярийных комаров очень благоприятны; именно здесь они многочисленны, именно здесь наиболее распространена малярия.

Возбудитель малярии, малярийный плазмодий — простейшее животное из класса споровиков. Жизненный цикл плазмодия сло­жен и происходит со сменой хозяев: половой цикл протекает в малярийном комаре, бесполый — в красных кровяных тельцах человека. Основной хозяин малярийного паразита — комар (сам­ка), промежуточный — человек. Напившись крови больного маля­рией человека, самка получает вместе с кровью и находящихся в ней паразитов. При последующих нападениях на человека самка, через выделяемую ею при сосании крови слюну, заражает че­ловека. Однако опасны лишь те самки, в которых плазмодий до­стиг определённой ступени своего развития, на что требуется из­вестный промежуток времени. Самка, только что напившаяся крови больного, не опасна: плазмодии ещё не успели пройти в ней полового цикла. Точно так же и не всякий малярик заражает ко­мара: требуется, чтобы и в крови человека паразиты находились на известной ступени своего развития.

Жизнь оплодотворённой самки комара (оплодотворяется она вскоре же после выхода из куколки) состоит из нескольких после­довательных периодов: 1) поиски добычи и нападение на неё (со­сание крови), 2) переваривание крови, созревание яиц, поиски водоёма, 3) откладывание яиц. Так как самка обычно делает несколько кладок, то эти периоды повторяются: после первой кладки самка снова ищет добычу, пьёт кровь и т. д.

Днём малярийные комары малодеятельны и скрываются где-либо в тени. В сумерки самки вылетают из своих убежищ и летят: голодные — кормиться, с созревшими яйцами — искать водоем.

Самки малярийного комара сосут кровь не только человека, но и крупных животных, например коров, лошадей, причём пред­почитают рогатый скот человеку. Самка, насосавшись крови в жилье человека или в хлеву, конюшне, остаётся здесь (усевшись в тёмном месте) до тех пор, пока у неё не переварится кровь и не созреют яйца. Тогда, в сумерки, она летит к водоёму. Продолжи­тельность переваривания крови зависит от температуры: при 25—30° оно заканчивается в двое суток, при 15° длится до семи суток, при 10° — 12 суток. Обычно к концу пищеварения созре­вают и яйца.

В конце лета развитие яичников прекращается. В средней полосе такие самки не пьют или почти не пьют крови, питаются в основном сладкими растительными соками и сильно жиреют. Ожиревшие самки ищут зимних убежищ. Здесь они неподвижно сидят в тёмных или полутёмных местах. Весной, с прогреванием помещения, у самок, уже израсходовавших жировые запасы, по­является положительная реакция на свет, и они вылетают наружу.

В пределах СССР распространено девять видов рода анофелес, а обычный малярийный комар представлен несколькими под­видами. Все они разнятся особенностями жизни, иногда заметно иными, чем у описанного здесь малярийного комара.

В СССР ведётся планомерная и ожесточённая борьба с маля­рийными комарами. Эта борьба направлена на истребление как личинок и куколок, так и комаров и на предупреждение обра­зования водоёмов, пригодных для развития комаров, и на измене­ние уже имеющихся водоёмов, заселённых комарами. Особенности повадок личинок указывают на меры борьбы с ними. Личинка дышит атмосферным воздухом. Покрытие воды тонкой плёнкой керосина, нефти и т. п. губит личинок и куколок (закупорка ды­халец). Личинка питается, захватывая различные мельчайшие частицы. При опыливании воды порошковидными ядами личинки захватывают ядовитые частицы вместе с прочей добычей, отрав­ляются и гибнут. Большие водоёмы и трудно доступные заболо­ченные пространства опыливают с самолётов. На рисовых полях применяют и такой способ борьбы: воду периодически (через шесть-восемь дней) спускают, почва подсыхает, и личинки по­гибают. Удаление из водоёмов растительности, создающей для личинок благоприятные условия, очищает водоём от личинок. Наконец, на юге (Закавказье, Средняя Азия, юг Украины) для истребления личинок применяют маленькую живородящую рыбку гамбузию. Ею заселяют хорошо освещенные и прогреваемые солн­цем водоёмы. Гамбузия быстро размножается и во множестве истребляет личинок комаров.

Окрылённых комаров истребляют в их дневных убежищах: хлевах, конюшнях, свинарниках, жилых помещениях. Истребляют их и в местах зимовок. Для истребления применяют различные разбрызгиваемые или распыляемые вещества, причём особенно хорошие результаты дают ДДТ и гексахлоран.

Для защиты жилых помещений от комаров на окна надевают сетки. Малярийный комар охотнее нападает на рогатый скот, чем на человека. Замечено, что если между селением и водоёмом, в котором выплаживаются комары, находятся хлева или конюшни, то большая часть комаров задерживается там, не летит в посёлок. Очевидно, в ряде случаев можно отгородить хлевами и т. п. селе­ние от комаров, и такой способ защиты от налёта комаров кое-где применяют.

Борьба с малярийным комаром требует хорошей организации, постоянного надзора как за населением, так и за состоянием водоёмов и т. д. Эта работа проводится и медицинской сетью, и спе­циальными противомалярийными учреждениями. Санитарное со­стояние жилищ и помещений для скота резко отзывается на коли­честве в них комаров. Огромное значение имеют меры по защите от малярии людей, работающих на торфоразработках и в других местах, где много комаров. Социальный строй имеет решающее значение в победе над малярией.

В Советском Союзе борьба с малярией ведётся столь успешно, что большинство злостных очагов малярии оздоровлены, и во мно­жестве местностей, раньше «славившихся» лихорадками, малярия исчезла. В ближайшее время малярия в нашей стране будет пол­ностью ликвидирована. Залогом этого служит советский строй.

Ранней весной, когда ещё не видно ни одного комара, в неко­торых лужах уже есть комариные личинки. Это личинки комаров-кусак, или аэдес.

Ещё прошлым летом самки-кусаки отложили яйца. Но не на воду, как это делают обыкновенные комары-пискуны или маля­рийные комары, а по краям водоёма. Кусаки приспособились к временно пересыхающим или сильно мелеющим водоёмам, их яйца выдерживают и высыхание, ипромораживание. Ряд видов кусак заселяет воду в дуплах деревьев.

Пища личинок кусак, как и личинок других комаров, микро­скопически мелка: бактерии, инфузории, мельчайшие водоросли, частицы ила и т. д. Они соскабливают её на дне всяких предметов, соскабливают с растений, а у поверхности воды отцеживают.

У личинок кусак есть сифон. По его строению этих личинок можно отличить от личинок комаров рода кулекс (комар обыкно­венный): у кусак на сифоне только одна пара волосяных пучков на задней поверхности, а у комаров кулекс таких пучков не­сколько пар (на задней и на боковых поверхностях сифона).

В луже, заселённой личинками кусак, очень оживлённо: ли­чинки то поднимаются вверх, то опускаются вниз, на дно. Засе­лены лужи личинками иной раз очень густо: бывает до 4000 личи­нок на 1 л воды.

Развиваются личинки кусак быстро, и вскоре появляются ко­мары. Кусаки — самые ранние комары: уже в середине мая они набрасываются на вас в лесу, на лугу, возле болота. Назойливые весенние комары, комары, нападающие летом — и днём, и вече­ром, и ночью в лесу — всё этокусаки. Именно кусаки и есть те комары, которых хорошо знает население.

Кусаки нападают и на мелких млекопитающих, и на птиц, жадно нападают на человека и особенно на крупных копытных. Самки пьют кровь и откладывают яйца помногу раз. Особенность кусак та, что самка, не насосавшись крови полностью, всё же спо­собна отложить часть яиц.

Всего больше кусак в первой половине лета. Одни из видов их дают только одно поколение, другие — два (в средней полосе), на юге бывает и по нескольку поколений.

В СССР распространено свыше 30 видов кусак, из них в сред­ней полосе около 15 видов. Кусаки могут оказаться механическими переносчиками туляремии. В Приморье несколько видов кусак передают японский энцефалит. В иных странах некоторые виды кусак распространяют столь опасные болезни, как жёлтая лихо­радка.

comments powered by HyperComments