3 недели назад
Нету коментариев

В какие-нибудь полтора десятка лет и даже еще более короткий промежуток времени произошло такое изменение в распределении представителей морской фа­уны, какое связывается обыкновенно с представлениями о долгих геологических промежутках времени.

Н. М. Книпович

Сто лет назад, со второй половины прошлого века началось новое потепление климата. Оно было слабым, вначале даже совсем незначительным, затем медленно усиливалось и в 30-х годах нашего века достигло своей кульминации. В среднем по всей Земле потепление соста­вило 0,6° С. Потепление это не было равномерным. Наи­большим оно было в приатлантическом секторе Арктики, наименьшим — в притихоокеанском (рис. 9).

Изменение среднегодовых температур с 1920 по 1940 г.

Изменение среднегодовых температур с 1920 по 1940 г.

Ледовый покров в Арктике стал меньше и по площади и по мощности.

Норвежский «Фрам» в 1893—1896 гг. дрейфовал при толщине льдов 3,56 м, а наш «Георгий Седов» в 1938— 1940 гг. был впаян в льды, толщина которых составляла 2,18 м, несмотря на то, что он дрейфовал несколько се­вернее «Фрама». Общая же площадь льдов сократилась на 1 млн. км2. Другими словами, масса дрейфующего льда в Арктическом бассейне примерно за 40 лет, в течение которых были, конечно, и аномально холодные годы, снизилась вдвое.

Вследствие усиления циркуляции атмосферы и океа­нических вод из Арктического бассейна льды выносились в Атлантику значительно быстрее, чем прежде. «Георгий Седов» дрейфовал с востока на запад в два раза быстрее, чем «фрам».

Изменилось само лицо Арктического бассейна. Ле­довый пейзаж стал выглядеть по-другому. Ледяной пок­ров чаще протаивал насквозь. Летом среди дрейфующих льдов, какими бы мощными и торосистыми они ни были, появлялось больше разводьев. «Полярный блин» пред­ставлял собой мозаику из пятен паковых льдов, более молодых льдов и пространств чистой воды. Почти пол­ностью исчез околоматериковый «палеокристаллический» лед, мощность которого в прошлом достигала 6 м.

После 1920 г. пролив Югорский Шар замерзал на два месяца позже, чем обычно, а бухта Святого Михаила, расположенная немного севернее реки Юкона, на месяц позже.

Сильно расширился навигационный период в Грен­ландском море. Если в 1900-х годах уголь с Западного Шпицбергена можно было вывозить только в течение трех месяцев, то в 1940-х годах — за семь. Вокруг Шпицбергена плавали девять месяцев.

В 1901 г. ледокол «Ермак» не мог дойти до мыса Жела­ния, а в 1935 г. «Садко» прошел по чистой воде до север­ной оконечности Северной Земли и углубился на северо-восток на 1000 км, достигнув 84° 41′ северной широты. В 1938 г. «Ермак» установил мировой рекорд свободного плавания в Арктике, когда в секторе Новосибирских ост­ровов достиг района, удаленного от полюса лишь на 700 км.

Потеплели воды и в Северной Атлантике, и в северной части Тихого океана. А вслед за теплом в высокие широты стала подниматься и рыба. Если в 1908—1909 гг. треска в заметных количествах ловилась только у южной око­нечности Гренландии, то в 1920—1930 гг. ее начали про­мышлять и у Шпицбергена. Потянулись к северу сельдь, сардины, кефаль и другие рыбы.

Повышение температуры воздуха было особенно за­метно в высоких широтах и в зимнее время. Среднегодовая температура за 40 с лишним лет между дрейфами «Фрама» и «Георгия Седова» повысилась на 3,9°, декабрьская — на 9,4°, а летняя же почти не изменилась.

Это современное уже нам потепление Арктики, не­смотря на малую длительность, сказалось и в Южном полушарии. Айсберги в Антарктиде сократили радиус своего путешествия примерно на 1200 км. Подверглись разрушению некоторые шельфовые ледники. За послед­ние 50 лет в отдельных местах, правда, незначительно, но все же отступил край ледяного покрова. В области же тропических широт потепление это ощущалось очень слабо.

Зато на влажность в пределах 50° северной широты потепление повлияло заметно. В Берлине, Ленинграде, Архангельске, Москве, Киеве, Суругуте, Свердловске, Иркутске в летний период осадков выпадало выше много­летней средней нормы. С уменьшением ледовитости Ба­ренцева моря отмечено некоторое улучшение увлажнен­ности Средней Азии. Та же связь вскрыта для Украины и Поволжья. Замечено также, что при потеплении Арктики несколько повышался уровень озер Западной Сибири, Казахстана, Кавказа, Ирана, Малой Азии, Пакистана, Центральной Азии. По данным зарубежных исследова­телей, количество осадков возросло на Шпицбергене, в Англии, Испании, Франции, Швейцарии, Западной Германии, Японии, Такубае (Центральная Мексика), Коломбо (Цейлон), в Сан-Сальвадоре, Австралии и т. д.

Словом, на материках прибавились и тепло и влага. И естественно, что растительный и животный мир Земли чутко отреагировал на эту «прибавку».

Как уже говорилось, переохлажденная Арктика всегда отрицательно сказывается на урожайности. За время же потепления, когда заметно снизился объем дрейфующих льдов в Арктике, реже стали и засушливые годы. За 36-летний период (с 1922 по 1957 г.) было 14 засушливых лет, т. е. на 39% или на 1/3 меньше, чем за предыдущий 33-летний период с 1889 по 1921 г.

В Западной Сибири засухе, как правило, предшествуют особенно суровые зимы. Почва сильно охлаждается и глубоко промерзает. Глубокое промерзание снижает про­никновение талых вод в почву при весеннем снеготаянии. На первый взгляд кажется, что, наоборот, — воды много, она обильно сбегает с полей. Но в том-то и дело, что сбегает. Промерзшая почва не пропускает ее вглубь, не задерживает, и вода уходит с полей без пользы.

Надо сказать, что в конце XVIII в. почти подряд прошло пять засушливых лет. И оказалось, что именно эти годы (по Ленинграду) были самыми холодными за большой, почти 200-летний период инструментальных наблюдений (рис. 10). Засушливые годы в XIX в. тоже совпадают с низкими температурами по Ленинграду.

Вековой ход среднегодовой и среднеянварской температуры

Вековой ход среднегодовой и среднеянварской температуры

С потеплением в Арктике растительная зона начала циркумполярно смещаться в сторону полюса, чутко отреагировав на зов тепла. Так, на территории Большеземельской тундры северная граница леса про­двигалась в верхние широты со скоростью 0,5—0,7 км в год, тогда как в 30-х и 40-х годах прошлого столетия эти же леса из-за холодов обнаруживали явные признаки деградации. Продвижение лесов к северу отмечается в Скандинавии, в Западно-Сибирской низменности, Аляске, Лабрадоре. В ряде областей ареал растительности и животного мира переместился в сторону полюса на 200 км и более. На Енисее и Лене начали гнездоваться птицы, которые раньше гнездовались только южнее.

Улучшились климатические условия и на южных тер­риториях СССР. Теплее стали зимы в Бурятской АССР, тоньше лед на Байкале. На севере Монголии, где лес находится на южном пределе своего распространения, быстро восстановились леса лиственницы и сосны. Наб­людаетсянаступание молодого леса на степь. В Гоби возобновляется и растет молодняк разнолистного тополя и пустынного гобийского ильма. В Узбекистане в период наибольшего потепления Арктики успешно развивается основная техническая культура — хлопчатник.

На территории других стран также расширились обрабатываемые площади и увеличился сбор зерновых культур. В Канаде граница земледелия переместилась на север от 100 до 200 км. В Швеции, Норвегии и Фин­ляндии благодаря потеплению начали культивировать овощи, ранее казавшиеся недоступными для климатиче­ских условий этих стран. В горных районах Италии бук продвинулся на более высокие отметки. Больше появилось перелетных птиц в Исландии и Гренландии, а в Европе хорек и заяц отреагировали на тепло тем, что расширили свои владения на 600—700 км в сторону полюса.

Да и хозяйственная деятельность человека активи­зировалась, потому что ослабло сопротивление холода. Увеличился срок навигации. На Западной Двине — на 17 дней, на Неве — на три недели. Лена близ Якутска стала вскрываться на 4 дня раньше, чем обычно.

Начали деградировать многолетние мерзлые толщи. Деградация четко наблюдалась в области Северного Урала, Лены, Яны и в других районах. Надо ли говорить, какое значение это имеет для строительства и промышленности!

Повсеместно отмечалось отступание материковых льдов, причем в обоих полушариях. Площадь оледенения Швейцарских Альп за 50 лет (с 1890 по 1940 г.) уменьши­лась на 25%. Отступали ледники Исландии, Швеции, Норвегии. Даже под экватором — на вершинах Килиманд­жаро,Рувензори и др. — наблюдается сокращение лед­ников. В Гренландии ледяной покров местами отступил настолько, что обнажил земли, которые в XII в. были заняты поселениями и могильниками норманских коло­нистов. В Исландии освободились от надвига льдов земли, которые возделывались 600 лет назад. Та же картина наблюдается и на Скандинавском полуострове. Повсе­местно отмечено повышение снеговой линии. Так, в горах северной части Перу она поднялась на 900 м.

В годы наиболее сильного потепления возникло пред­положение, что недалеко то время, когда Арктический бассейн полностью освободится от дрейфующих льдов. Но. . . начиная с зимы 1939—1940 гг. возобновилось медленное похолодание. Примерно за 25 последующих лет среднее понижение температуры по всей поверх­ности Земли составило 0,2° С. Отмечено повышение ледовитости в Арктическом бассейне и рост горных оле­денений.

Итак, на протяжении кайнозойской истории Земли происходило ухудшение климата. Совершенно очевидно обнаруживается важнейшая параллель — на всех ши­ротах, от полярных до тропических по обеим сторонам экватора, при понижении температурного режима зем­ной поверхности ухудшаются экологические условия, т. е. условия среды обитания растительности и животного мира. Здесь важно подчеркнуть, что наибольшее похо­лодание за всю последнюю 200-миллионную, а возможно, и всю геологическую историю Земли — произошло всего лишь 18000—20000 лет назад, во время последнего этапа так называемого валдайского оледенения. Поразительная близость к нашим дням очень крупных, а в отдельных случаях даже максимальных колебаний климата поможет выявить причины и закономерности их в прошлом.

comments powered by HyperComments