2 года назад
Нету коментариев

Каждый из нас, вероятно, знает книгу или хотя бы имя этого очень одаренного человека. Его отец, пастор и боль­шой знаток птиц, помог молодому Брему полюбить и из­учить животный мир родной Тюрингии. Еще мальчиком он научился наблюдать за животными в поле и в лесу, слу­шать их голоса. Нетрудно понять, что сухая, описательная зоология того времени должна была мало привлекать Бре­ма. Он стремился изучить животный мир различных стран, узнать животных, с которыми был знаком только но кар­тинкам и которые давали простор его фантазии,— львов и слонов. Судьба улыбнулась ему, и в молодом возрасте он попал в Африку. Свое двадцатилетие (он родился в 1829 го­ду) Брем отмечал на Голубом Ниле, то есть в местности, которая в те годы с точки зрения европейцев представ­ляла собой совершенно дикий уголок природы. Только спустя пять лет Брем возвращается на родину и начинает писательскую деятельность. В 1863 году увидел свет его главный труд «Жизнь животных». Остается упомянуть, что в дальнейшем жизнь Брема не принесла ему столь ра­достных плодов. Его руководство Гамбургским зоопарком, а позднее Берлинским аквариумом не оставило заметного следа.

Брем категорически утверждал, что следует признать наличие у животных «психических способностей». Здесь мы должны сказать несколько слов о том, что мы понимаем под словом «животные», так как многие люди таковыми считают одних позвоночных, то есть рыб, земноводных, пресмыкающихся, птиц и млекопитающих. В крайнем слу­чае к животным относят еще и насекомых, таких, напри­мер, как бабочки или жуки, а также всякую «нечисть», вроде вредных домашних насекомых (клопов, блох и т. д.) и дождевых червей. Но все это составляет лишь часть жи­вотного мира. А сколько животных обитает в мировом океане! Там можно встретить существ волшебной красо­ты — медуз и полипов. Относящиеся к этой же группе ко­раллы строят в Тихом океане из выделяемых ими соеди­нений кальция опасные для судоходства коралловые рифы. Животными являются, конечно, и морские звезды, а также каракатицы и спруты. Нет необходимости перечислять здесь всех животных, важно только еще раз подчеркнуть, что под словом «животные» надо иметь в виду не одних позвоночных. Когда же Брем говорит о психических спо­собностях животных, он, безусловно, подразумевает только последних, как это делают большинство посетителей на­ших зоологических садов.

Брем был человеком, чья жизнь проходила на природе, в тесном общении с ней. В умно написанном предисловии к первому изданию своей «Жизни животных» Брем гово­рит, что все, о чем он может поведать читателю, он узнал, живя жизнью охотника и путешественника. Брем излагает свои взгляды открыто и смело, а при случае и с подлин­ным юмором. Относительно «психических способностей» животных он пишет: «Животные бывают храбры или бояз­ливы, бойки или трусливы, решительны или неуверенны, честны или плутоваты, откровенны или замкнуты, прямы или хитры, горды или скромны, доверчивы или недовер­чивы, послушны или надменны, миролюбивы или задорны, веселы или грустны, бойки или скучны, общественны или дики, дружелюбно относящимися к другим или враждеб­ными ко всему свету. И сколько различных качеств можно бы еще перечислить!»

Перед нами целый каталог качеств, присущих челове­ческому характеру. Очень любопытно его мнение об от­дельных видах животных. Я приведу всего несколько при­меров, взятых без всякой системы. О косуле Брем пишет: «Пока она молода, конечно, она является в высшей сте­пени милой, но с возрастом делается все своенравнее, упрямее и злее. Старые же самцы — невыносимые, злые, эгоистичные и самовольные субъекты». Психические спо­собности козы оцениваются значительно выше. Брем пи­шет, что эти прекрасные животные понимают человече­скую речь. Медведь, по Брему, только тогда смел, когда у него не остается другого выхода, обычно умственно мало одарен, изрядно глуп, равнодушен и неповоротлив, груб и неотесан. Ежи робки, трусливы и глупы, но довольно доб­родушны или, лучше сказать, равнодушны к условиям, в которых живут. Хомяк оценивается по-другому:   «Злость является такой преобладающей чертой его характера, как едва ли это можно встретить у какого-нибудь другого гры­зуна». Единственное качество, в котором преуспевает верб­люд, по Брему, это прожорливость; в ней тонут все его пси­хические побуждения. Осел «изъясняется ослице в своей привязанности хорошо известным раздирающим уши «и-а, и-а» и присоединяет к этим звукам, повторяемым 5—10 раз, еще с целую дюжину вздохов». Макак Брем считает в выс­шей степени возбудимыми, свирепыми, вспыльчивыми и угрюмыми существами. Многих читателей удивляло вы­сказывание Брема о павианах: «Они представляют собой как бы самую низшую степень нравственного развития обезьян. Благородство внешних форм у них исчезло совер­шенно, а умственные отправления подавляются проявле­ниями необузданной страсти».

Если бы мы стали рассматривать все эти психические способности различных животных, то мне пришлось бы написать несколько толстых томов большого формата. По­этому попробуем обсудить лишь один конкретный вопрос, а именно: думают ли животные. Человека, который спосо­бен плодотворно размышлять, все называют умным. А вот что пишет Брем о животных, которых обычно считают ум­ными. Лиса во время охоты действительно берется за дело обдуманно, осторожно и хитро. Хорек показывает себя как хитрый, лукавый, осмотрительный, осторожный и недовер­чивый, очень проницательный и, когда на него нападают, смелый, раздражительный и злобный.

Нет необходимости цитировать Брема дальше. Живот­ным даны очень образные характеристики, бремовские описания увлекают читателя, и в противоположность кри­тически настроенным ученым он не видит необходимости в постановке вопроса: «Правда ли все это?»

Но был другой труд, который оказал огромное влияние на научную биологию и сыграл эпохальную роль в ее раз­витии. Я имею в виду книгу Чарлза Дарвина «Происхож­дение видов». С ней нужно познакомиться поближе.

comments powered by HyperComments