2 года назад
Нету коментариев

При рассмотрении научения путем проб и ошибок иной критически настроенный читатель, пожалуй, скажет, что это может произойти с человеком, а следовательно, подоб­ное научениеможно приписать мышлению. Предположим, что кто-то без всяких объяснений дал своему сотруднику ключ от английского замка и попросил его открыть опре­деленную дверь. Сотрудник пробует вставить ключ бород­кой вниз — не удается; он переворачивает ключ бородкой вверх — и тот входит в замок. Затем сотрудник пытается повернуть его вправо, но и это действие оказывается ошиб­кой. И только вращение ключа в противоположном на­правлении позволяет наконец открыть дверь.

Сотрудник, который пробовал открыть дверь, запомнил все свои удавшиеся и неудавшиеся действия, то есть при­обрел опыт. Если ему и в дальнейшем придется открывать эту дверь, он с самого начала будет действовать правиль­но. Он чему-то научился, безусловно, чему-то очень про­стому. Его учеба ничем не отличается от научения живот­ных методом проб и ошибок. Если бы замок был из стекла и можно было видеть его детали, сотрудник, быть может, с самого начала действовал бы правильно!

Из всего того, о чем мы сейчас говорили, нужно при­нять во внимание одно очень важное соображение, которое крайне необходимо для правильного понимания поведе­ния животных, а также и людей. Каждое действие имеет свой результат; вспомните человека, который пытался по­вернуть ключ в неправильную сторону. Результат его дей­ствия был отрицательным — замок не открылся. Предуга­дать этот результат было нельзя. Это нечто предстоящее, будет ли оно отрицательным и разочаровывающим или по­ложительным и доставляющим удовольствие, всегда нахо­дится в будущем, пусть даже самом близком.

Во времени мы различаем прошлое, настоящее и буду­щее. При эксперименте с решеткой собака в настоящем видит привлекающее ее лакомство, например кость, и пе­ред ней препятствие. У собаки уже есть опыт обращения с решеткой, который она накопила в прошлом. Поскольку он был запомнен (накоплен), то, естественно, учитывается в настоящее время. Если бы собака умела говорить, она, возможно, сказала бы: «Прямо мне не удалось пройти, но обходный путь привел к цели». Нет надобности подчерки­вать, что собака не может сформулировать свои мысли с помощью слов. Однако следует обратить внимание на то, что и мы, люди, часто используем простой опыт, прежде чем осознаем происходящее. Повозившись с замком пер­вый раз, мы потом  уже   правильно   поворачиваем   ключ.

Что касается поведения собаки при проведении экспе­римента с решеткой, то правильный выбор ею обходного пути нетрудно понять, если учесть ее прошлое и настоящее. Будущее, очень близкое будущее, важно только в том от­ношении, что собака предвкушает удовольствие от пред­стоящего поедания лакомства, то есть носит характер эмоции.

Енот, крыса или другое животное, научившись откры­вать ящик с защелкой, делает всегда одно и то же: ото­двигает защелку, поднимает крышку и берет приманку. В начале выполнения тех или иных действий ход необхо­димых движений находится в непосредственно предстоя­щем будущем. А то, что должно быть сделано, в прошлом приводило к приятным ощущениям. Поэтому для объясне­ния поведения животных и людей очень важно принимать во внимание значение прошлого, настоящего и будущего. Если я иду к двери, нажимаю на ручку и открываю дверь, происходит то, что происходило много раз до этого, то есть в прошлом. Как и в прошлом, результат этого простого движения один — я могу выйти. Но иногда, когда в на­стоящем по сравнению с прошлым что-то изменилось, при­вычное поведение не приводит к желаемой цели. Однажды на работе я хотел взять в соседней комнате книгу. Как обычно, я пошел туда и налетел на закрытую дверь, кото­рая не открылась, несмотря на привычное движение рукой. Только в этот момент я вспомнил, что в комнате покраси­ли пол и туда нельзя было входить, поэтому ее и заперли. Когда я покидал свое рабочее место из-за нужной мне книги, вход в библиотеку находился еще в будущем. О нем, то есть о результате моих действий, я не «подумал», вста­вая со стула.

При выполнении не очень трудных задач каждый чело­век старается с самого начала учесть предстоящий результат своих действий. Поясним это на следующем простом примере. Мне хочется повесить в своей комнате картину, и для этого я должен закрепить в стене крюк. Поскольку картина тяжелая, крюку придется выдерживать значитель­ный вес, значит, тонкий гвоздь, который можно было бы легко вбить в стену молотком, не подходит. Мысль об этом предвосхищает будущую возможность, а именно падение недостаточно прочно подвешенной картины. Толстый крюк молотком в стену не вобьешь, надо сверлить дырку. Свер­ление требует выполнения предварительных действий — нужно взять пробойник или электродрель. С помощью электродрели можно сделать более аккуратное отверстие, но ее надо вытащить из кладовой, а из другого места при­нести подходящий удлинительный шпур. Это потребовало бы слишком большой затраты времени. Поэтому я ре­шаюсь использовать пробойник и закрепляю крюк в бы­стро сделанном отверстии с помощью деревянной пробки. Это слишком обстоятельное описание должно показать, что человек перед выполнением не очень сложных работ все­гда учитывает две предстоящие, то есть будущие, возмож­ности: во-первых, что могло бы быть сделано и, во-вторых, чего следует ожидать в результате тех или иных дейст­вий. Прежде чем мы зададим вопрос, способны ли и живот­ные учитывать подобным образом будущие возможности, необходимо подумать о другом.

Что будет с собакой, если много раз пробегаемый ею обходный путь в один прекрасный день будет перегорожен? Подобно человеку, собака, вероятно, должна проло­жить другой путь. Предоставим ей эту возможность с по­мощью простого эксперимента, который показан на рис. 32.

Собака научилась обходить решетку слева

Собака научилась обходить решетку слева

Между двумя стенами, образующими своего рода до­рожку стоит решетка, за которой лежит кусок мяса,— обычные условия при выполнении эксперимента с обход­ным путем. Обойти решетку собака может только слева (по ходу ее движения), и мы хорошо натренировали ее в этом. Затем мы ставим решетку таким образом, что ее надо обойти уже не слева, а справа. На рис. 33 мы видим, что собака, как обычно, бежит налево, останавливается непосредственно перед препятствием и только тогда пово­рачивает в другую сторону. Таким образом, до препят­ствия она делала то, что ей до сих пор, в прошлом при­носило успех. Предстоящий результат ее действия обнару­жился только тогда, когда она не смогла бежать дальше.

Решетка передвинута так, что теперь ее надо обойти справа

Решетка передвинута так, что теперь ее надо обойти справа

В следующей попытке все остается без изменения — решетку можно обойти справа. Но животное не сразу пе­реходит к новому обходному пути, хотя это и происходит довольно быстро. Для наших подопытных собак достаточно было 3—5 тренировочных попыток, чтобы они после этого сразу же бежали по измененному обходному пути.

Итак, собаки знают два обходных пути, один слева и другой справа. Являющаяся препятствием решетка ста­вится теперь попеременно, без всякой последовательности то с одной, то с другой стороны дорожки. Чтобы достичь цели, животные должны выбрать один из двух путей. Но в их решениях обнаруживается связь не с предстоящим результатом действия, а с прошедшим. К примеру, собака только что правильно достигла цели, обойдя решетку сле­ва; затем мы переставили решетку, но собака сначала по­бежала тем путем, который только что принес ей успех, то есть в настоящем совершила «ошибку». У собак отсут­ствует внутренний процесс, который мог бы им подсказать: теперь мне следует бежать налево (или направо). Их по­ведение управляется только прошлым, в котором тот или иной обходный путь оказался успешным.

Обходный путь означает воспоминание об определен­ной форме поведения; это заученные формы поведения. Их очень удобно рассматривать на собаках, так как они охот­но двигаются, легко запоминают, что сделали, и любят по­вторять свои действия. Практика дрессировки собак уже давно признала значение заученных форм поведения. Команды, которые подаются собаке, относятся к опреде­ленному действию: «Сидеть!», «Лежать!», «Апорт!» или «Рядом!». Во всех этих случаях собака делает то, что в прошлом было заучено и вознаграждено. Точно так же сле­дует понимать и каждое представление в цирке. Будь это слон, который должен сесть на бочку, лошади, по команде встающие на задние ноги, или прыгающие через обруч львы — мы всегда видим довольно сложные отрепетиро­ванные, то есть заученные, формы поведения.

Эти результаты научных исследований показывают очень существенное различие между действиями рассмат­ривавшихся нами животных, с одной стороны, и людей — с другой.Последние руководствуются предстоящим, а жи­вотные — только прошлым результатом своего поведения. Скоро мы увидим, что у обезьян это выглядит несколько иначе. Их возможности в достижении успехов больше при­ближаются к человеческим, чем у всех прочих животных.

В деятельности человека немало поступков, которые он выполняет изо дня в день совершенно одинаково. Почти автоматически берем мы трубку телефона, стоящего на письменном столе, когда он звонит. Необходимое для этого движение заучено и стало привычным. Поэтому нас очень удивит, если телефон вдруг окажется не на своем месте. Мы слышим звонок, не отрывая взгляда от книги, протяги­ваем руку — как обычно — и попадаем в пустоту. Вос­приятие звонка вызвало не осознаваемое далее воспоминание об определенной форме поведения, и оно управляется так, как это уже было в течение многих предшествовавших дней. При регулярно повторяющихся действиях, к кото­рым относится, например, завод наручных часов и их за­стегивание, особо думать не надо, наши мысли в это время могут быть заняты чем-либо другим. Правда, и подобные движения, которые относятся к простому повседневному опыту и являются не чем иным, как повторениями тех или иных форм поведения, часто бывают включены в высшую мыслительную деятельность.

Заучивание обходного пути можно рассматривать как приспособление животного к тому, что оно видит перед со­бой. Эксперименты с постоянно изменяемым обходным пу­тем показали, что для правильной оценки действий живот­ного нужно учитывать не только то, что животное видит, но и ход событий во времени. Уяснить себе это не всегда легко, о чем и говорит следующая шутка. Мальчик спра­шивает отца: «Сегодня вчера было завтра?» Тот отвечает: «Да, так же как сегодня завтра будет вчера». Расскажите эту шутку своему знакомому и попросите его возможно точно повторить оба предложения. Многие делают это только после некоторого раздумья.

Для правильного понимания различий между поведени­ем животных и людей познакомимся с поведением детей.

comments powered by HyperComments