3 года назад
Нету коментариев

В последнее время происходит особенно интенсивное использование живого покрова Земли человеком. Оно носит экстенсивный характер и сопровождается глубокими антропогенными разрушениями природных сообществ, деградацией генофонда биосферы, потерн воспроизводства биологических ресурсов. Особое место в этом смысле принадлежит лесной растительности, во многом определяющей глобальные процессы в биосфере. Леса, взаимодействуя с атмосферой, почвой и водой, поддерживают их качественные и количественные характеристики на оптимальном уровне. Экспериментальные исследования выявили масштаб многих полезных форм влияния леса на окружающую среду. Среди них особую роль в экологической оптимизации отдельных регионов и биосферы в целом играют гидрологические, почвенно-защитные, санитарно-гигиенические и климатические функции леса. Однако площади лесе» за последние десятилетия резко сократились не только в результате их интенсивной вырубки, но и за счет распада и отчасти гибели, вызванной рекреационными нагрузками, превышающими допустимые нормы, особенно в центральных промышленных районах. В связи с загрязнением воздуха, почв, воды отходами производства ослабляются процессы самовозобновления лесов. Один из путей лесовосстановления в антропогенно нарушенных районах заключается в их искусственной микоризации. Этот прием пока что не носит универсального характера, но в недалеком будущем, вероятно, приобретет широкое распространение. Поэтому уже сейчас необходимо разрабатывать методику микоризации древесных растений в естественных условиях, проводить изучение ситуаций, в которых она применима, исследовать влияние этих мероприятий на жизненные процессы, происходящие в отдельных деревьях и массивах лесов в целом. При интродукции деревьев в безлесные районы, в местообитания с низкой обеспеченностью питательными элементами или их недоступностью, при рекультивации земель на горно-промышленных выбросах микоризация растений совершенно необходима. В таких условиях безмикоризные сеянцы деревьев либо погибали, либо приживались на 10—20%. У микоризных по сравнению с немикоризными сеянцами резко возрастает прирост листьев и хвои (в 1,5—3 раза), увеличивается масса корней, значительно улучшается приживаемость и жизненное состояние.

Гифы грибов выносят высокое осмотическое давление и засоленность, в связи с чем их симбионты могут значительно расширить границы своего распространения за счет районов, характеризующихся недостатком почвенно-грунтовой и атмосферной влаги и физиологической сухостью почв. Эти регионы особо нуждаются в лесах, выполняющих здесь полезащитную, противоэррозионную и санитарно-гигиеническую функции.

Механизм действия микоризообразующих грибов состоит в распределении гиф на транслокаторы, по которым активно передвигаются питательные вещества, и нетранслоцирующие, где питательные вещества, в частности фосфорные соединения, откладываются (запасаются) до определенного момента и впоследствии передаются дереву. С. другой стороны, содержание ростовых веществ в корнях микотрофных растений — результат подавления рядом грибов симбиотрофов синтеза ферментов, разлагающих эти вещества.

Искусственная микоризация растений должна проводиться не только в районах облесения, но и в ряде других случаев. К ним относятся следующие: 1) если древостой не дает максимума фитомассы без симбпотрофных грибов; 2) после применения в лесах фунгицидов, отрицательно действующих либо полностью исключающих развитие грибов; 3) в местообитаниях, испытавших на себе результат стихийных вмешательств; 4) в районах промышленного производства с сильной степенью загрязнения среды; 5) в лесопарковых зонах крупных промышленных городов, испытывающих интенсивное рекреационное воздействие. В последнем случае мероприятия по искусственной микоризации древесных пород рассчитаны, с одной стороны, на оптимизацию условий среды для растений, с другой — на повышение урожайности ценных съедобных грибов, в частности белого гриба, подосиновика, подберезовика.

При искусственной микоризации следует учитывать и экологические требования симбиотрофных грибов, такие, как кислотность среды (оптимум рН 4—6), аэрация (обеспеченность кислородом), насыщенность почв питательными элементами, количество и качество внесенных удобрений. Удобрения, как правило, подавляют развитие микоризы. Внесение азота в форме гранулированной мочевины, фосфора (гранулированный суперфосфат) и хлористого калия в березняки в первый год эксперимента резко увеличивает фитомассу напочвенного травяного покрова, что отражается на урожайности микоризообразующих грибов, в частности полностью исключает плодоношение ценных съедобных грибов и стимулировало развитие нитро-филов (в основном свинушки), масса которых возросла по сравнению с контролем на 70—73%. Последующее внесение азотно-фосфорно-калийных удобрений значительно снижало урожайность съедобных грибов. Внесение в еловые насаждения доломита и негашеной извести в несколько раз уменьшало продукцию сухого вещества грибов из группы микоризообразователей, одновременно увеличивая урожайность напочвенных сапротрофов в 6 раз. Примене­ние компоста и азотно-фосфорно-калийных удобрений в питомниках при пересадке сеянцев сосны в малоплодородные почвы отрицательно действовало на развитие микоризы, в связи с чем большая часть пересаженных растений погибала.

Гербициды (2, 4-Д, 2, 4, 5-Т, МСРА, паракват, амитрол) и. инсектицид малатион в малых концентрациях в противоположность минеральным и органическим удобрениям стимулируют накопление массы масленка позднего и моховика желто-бурого, что связано, вероятнее всего, с уменьшением развития травяного покрова, отрицательно действующего на плодоношение симбиотрофных макромицетов.

Искусственная микоризация деревьев применяется не только для лесовосстановления и создания полезащитных лесных полос, но и для разведения особо ценных съедобных грибов. Соблазнительно иметь свои плантации излюбленных грибов. Но Россия всегда считалась «грибной» страной, и при огромных запасах самых различных съедобных грибов в лесах не было смысла их разводить специально. Однако находились и у нас энтузиасты этого дела. Первые опыты искусственного разведения лесных грибов принадлежат любителю грибов доктору Никитину. В 70-х годах прошлого века он у себя в имении создал посадки 5—6-летних елей л берез, пересадив их из близлежащих лесов. Когда саженцы окончательно прижились, а почва покрылась хвоей и приобрела вид лесной, он посадил туда рыжики. Посадочный материал он взял из мест естественного произрастания рыжиков, включая и плодовые тела, и почву с мицелием из-под них. Перемешанную массу он закла­дывал небольшими порциями под слой опавшей хвои вблизи от стволов ели. Через 2 нед после посадки в почве появились тонкие фиолетовые нити мицелия. Через год в большом количестве появились плодовые тела рыжиков, но исключительно на северной стороне еловых посадок. Одновременно были посажены рыжики под липами и орешником, находящимися в имении. Здесь рыжики не появились ни на следующий год после посадки, ни в последующие. Подобные эксперименты Никитин проводил с подберезовиками и подосиновиками. Они оказались такими же успешными, как и в случае с рыжиками. Другой способ разведения белого гриба описал профессор Кайгородов. Он заключается в том, что трубчатый слой белых размешивается тщательно в воде, при этом из трубочек в большом ко­личестве вымываются споры гриба. Полученной суспензией поливается определенный участок почвы под деревьями и прикрывается слоем листьев или тонким слоем лесной земли. Этот способ дает тоже положительные результаты.

В популярной литературе л на страницах газет довольно часто рекламируются посадки съедобных грибов, в частности белого, подберезовика, рыжика, прямо на огородных грядках. Этого в принципе быть не может, поскольку они все относятся к микоризообразователям и без симбиотических отношений с соответствующими древесными породами не могут образовывать плодовых тел. На этом основана и невозможность их культивирования в искусственных условиях теплиц и парников. Без присутствия своего партнера-симбионта микоризные съедобные грибы не разводятся.

Мы проводили эксперименты по искусственной микоризаций древесных пород в естественных условиях в 1978— 1982 гг. В качестве объектов были выбраны массивы березняков и ельников 80—100-летнето возраста, испытывающие интенсивные антропогенные нагрузки в Калининской и Московской областях. Целью работ была отработка методики способов посадки грибов, времени и глубины закладки материала, возможности увеличения урожайности ценных съедобных грибов. Посадки проводились ежемесячно (с июля по сентябрь) тремя способами: кусочками гименофора (6—40 см2), водной суспензией спор (через 10 — 12 ч после погружения трубчатого слоя в дистиллированную воду в соотношении 1:10) и мицелием с субстратом, взятым непосредственно из мест произрастания грибов под плодовым телом. В качестве посадочного материала взяты белый гриб, подосиновик и подберезовик. Белый и подберезовик отобраны из различных генераций — осеннего и весеннего слоев.

Порции гименофора со спорами предварительно перед посадкой просушивались на воздухе в затененном месте в течение 8—10 ч. Посадки отмечались на месте ориентирами и проводились по зигзагообразной линии от основания ствола к перифирии кроны, в точках на расстоянии 0,3—0,5 м друг от друга, на опушках и внутри массивов. В последнем случае одновременно на участки вносили азотно-фосфорно-калийные удобрения, оставляя для контроля неудобренные площадки. Посадки кусочков гименофора и провязанной мицелием почвы проводили на глубину 3—5 см, осторожно приподнимая верхний слой подстилки с целью минимального нарушения корнеобитаемой зоны деревьев, а затем неплотно утрамбовывали.

В результате проведенных экспериментов выяснилось, что грибы весенного слоя внутри лесного массива не плодоносили ни на контроле, ни на участках с внесенными удобрениями. Внесение удобрений на второй год полностью исключало плодоношение присутствующих ранее в этих местообитаниях моховиков, польских грибов и четырех видов сыроежек. Зато здесь в большом количестве появились плодовые тела свинушки тонкой, количество экземпляров которой в 10 раз превышало численность гриба до внесения удобрений.

Различные способы посадки всех видов экспериментальных грибов осеннего слоя внутри массивов также не дали положительного результата, т. е. мицелий посаженных грибов присутствовал в субстрате, но плодовые тела не образовывались.

При тех же способах посадки на опушках лесов, в парках и лесопарковых зонах на второй год у ориентиров появились отдельные экземпляры посаженных грибов. Различий в количестве плодовых тел симбиотрофов между способами микоризации не обнаружено. Таким образом, из предложенных трех способов посадки съедобных микоризных грибов можно с равным успехом пользоваться любым, удобным для исследователя этой интересной микологической проблемы.

Раскопки мест посадки на второй и третий годы эксперимента показали значительное увеличение массы микоризных корней и мицелия по сравнению с контролен. Последующие годы опытов доказали, что урожайность симбиотрофов в местах посадок не отличалась от естественных «грибных» местообитаний и зависела от конкретных погодных условий. При искусственных посадках съедобных грибов в естественных условиях лесов Подмосковья необходимо учитывать, что грибы весеннего слоя не воспроизводятся. Экологические формы микоризообразователей, связанных в своей жизнедеятельности с определенной древесной породой, не образуют плодовых тел с другой породой, т. е. грибы из-под ели, например белые, не растут под березой независимо от их моно- или полихозяйственности. При посадках нужно с возможной максимальной точностью воспроизводить ту экологическую ситуацию, в которой произрастал гриб, учитывая и расстояние от ствола дерева, и наличие (видовой состав, проективное покрытие) напочвенного травяного, мохового, лишайникового покровов, и характер подстилки, и гидротермический режим местообитания.

Таким образом, эксперименты по искусственной микоризации древесных пород в природных условиях дают устойчивые положительные результаты и могут быть использованы в лесохозяйственной практике и воспроизводстве видов съедобных грибов в антропогенно нарушенных лесных массивах.

В настоящее время из всех видов антропогенных воздействий на растительность на первый план выступают изменения, связанные с рекреационной деятельностью человека. Практически все леса, расположенные вокруг крупных городов, находятся в различных стадиях разрушения.

Рекреационные воздействия вызывают глубокие изменения исходного состояния лесных сообществ. Они приводят к резким различиям состава и обилия травяного и мохового покровов, а иногда и к полному уничтожению некоторых видов, прореживанию подлеска, уменьшению мощности, частичному или полному уничтожению лесной подстилки, а также к уплотнению верхнего горизонта почвы и изменению ее физических и химических свойств. Таким образом, основная тяжесть рекреационных нагрузок, в частности вытаптывание, приходится на нижние ярусы лесных сообществ и верхний, корнеобитаемый, слой почвы, что, в свою очередь, приводит к нарушениям аэрации и обнажению корневой системы деревьев. В таких тяжелейших для лесов условиях деревья не могут обходиться без симбиотических взаимоотношений с макромицетами, которые тоже по-разному реагируют на рекреационные воздействия. Так, например, при сравнении одновозрастных березняков Подмосковья, подверженных в одном случае сильнейшим антропогенным нагрузкам, в другом — абсолютно лишенных рекреационного воздействия, оказалось, что видовой состав и численность симбиотрофов в них резко различаются. В первых в результате интенсивного вытаптывания полностью исчезли представители микоризообразователей с трубчатым гименофором и грузди, связанные в своем развитии с березой. Но здесь в большом количестве появились сыроежки (17 видов), в то время как в ненарушенном березняке их оказалось всего четыре вида. Можно сделать вывод, что увеличение разнообразия грибов рода сыроежек служит верным признаком рекреационного воздействия на березняки. В них целесообразно проводить искусственные посадки ценных съедобных грибов, уменьшающих антропогенный стресс на деревья.

Микоризообразующие съедобные грибы нельзя круглогодично выращивать, так как в помещениях нужно было бы сажать и деревья, без которых они не образуют плодовые тела, и создавать всю лесную обстановку. Иное дело сапротрофы, для которых необходим только субстрат — древесина или гумус. Сейчас в мире культивируется большое количество дереворазрушающих сапротрофов, даю­щих крупные и вкусные плодовые тела. К ним относятся вешенки — обыкновенная и флоридская, кольцевик, сиитаке, зимний гриб, иудино ухо, опенок летний. Их выращивают как в открытом грунте, так и в специальных помещениях и заброшенных шахтах, используя самый различный субстрат — отходы древесины, опилки, малоценные отходы сельскохозяйственной продукции, солому и даже городской мусор. Грибная индустрия особенно развита в странах Юго-Восточной Азии (Япония, Китай, Южная Корея) и в государствах Западной Европы (Франция, Голландия, Чехословакия, Венгрия). Здесь постоянно отрабатываются новые технологии культивирования грибов, ведутся селекция грибов и поиски новых субстратов и сред для выращивания съедобных грибов. В результате рентабельность производства ценного и оригинального продукта питания постоянно повышается.

У нас в стране практически культивируется только шампиньон двуспоровый. В дореволюционной России выращивание шампиньонов было особенно развито в Петербурге и отчасти в Москве, теперь специальные шампиньоновые хозяйства построены в окрестностях Москвы, Ленинграда, Киева, Одессы, Кишинева, а также в Прибалтике. В шампиньонницах с одного метра полезной площади за год собирают до 400 кг грибов. Поскольку при культивировании шампиньонов большая доля приходится на ручной труд, стоимость грибов оказывается высокой.

Культивируют грибы и в открытом грунте, а также в естественных местообитаниях. Так, выращивают в основном дереворазрушающие сапротрофы — опята, вешанки. Для опят хороший результат дает следующий способ посадки. В неглубокие ямы и траншеи (до 15 см) укладывают кружки или обрезки начинающей таить древесины, сверху насыпается слой лиственной земли с примесью древесного перегноя. Поверх этого слоя укладывается грибница и плодовые тела грибов, а сверху все снова засыпается нетолстым слоем лиственной земли. Как и в случае со съедобными микоризными грибами, здесь необходимо следовать принципу приуроченности к определенному виду растений. На остатки березовой древесины закладываются грибницы и плодовые тела грибов, собранных в лесу с этого субстрата, а не с ели, например. Лучший эффект дает закладка древесины с ризоморфами (темными шнурами) опят. Таким способом грибники-любители могут устраивать на своих дачных участках грибные сады.

Для воспроизводства грибных ресурсов применяется и метод заражения пней на вырубках мицелием деревораврушающих грибов, например летнего опенка. Посадки мицелия под кору в этом случае вызывают плодоношение опенка уже на следующий год. У нас в стране не распространено выращивание грибов в естественных условиях, так как запасы дикорастущих съедобных грибов в лесах огромны и реализуется (заготавливается) не более 10% от их массы. Причиной этого является отсутствие сети грибозаготовочных пунктов даже в лесах европейской части СССР, не говоря об огромных просторах лесов Сибири.

Плохо у нас поставлено и дело охраны редких видов, не разработана теория и принципы классификации охраняемых грибов, критерии определения их статуса. В настоящее время в Красную книгу СССР редких и находящихся под угрозой исчезновения занесены 20 видов грибов из различных систематических и экологических групп. Основной преградой для установления статуса грибов является чрезвычайно плохая их изученность в отношении видового состава на огромной территории СССР. Немногочисленные специалисты — микологи — практически не мо-гут охватить все бесчисленное многообразие условий местообитания грибов в различных природных зонах нашей страны. Их жесткая зависимость от погодных условий, определяющая спорадичность плодовых тел, а также кратко­временное их существование (от 1 до 10 дней.), требуют для выявления видового состава грибов постановки длительных стационарных условий. Для составления полного списка грибов отдельных регионов необходимы не менее чем 10-летние исследования. Только тогда можно установить многолетнюю цикличность, характерную для многих видов грибов, и выяснить их биологические и экологические особенности. Эфемерность плодовых тел грибов в отличие от животных и растений не позволяет вплотную заняться их популяционной структурой и многими другими биологическими проблемами, легко решаемыми на уровне других, постоянно присутствующих и видимых в природных сообществах групп организмов.

Интенсивное хозяйственное использование природа и негативное антропогенное воздействия на естественные сообщества, резко различные в отдельных регионах, привели к созданию республиканских и региональных списков редких и исчезающих видов. Грибы вошли, в красные книги Белорусской, Латвийской, Литовской, Казахской, Таджикской, Туркменской CСP.

Практически осуществлять меры охраны редких видов грибов можно только на территории уже существующих государственных и биосферных заповедников и на охраняемых территориях. В ведущихся в них летописях природы, к сожалению, почти всегда отсутствуют сведения о грибах, в результате чего микологи лишены уникального источника информации. Необходимо срочно восполнить этот пробел, особенно по отношению краснокнижных видов, произрастающих на территории соответствующих заповедных территорий. При регистрации местонахождения редких и исчезающих видов грибов следует как можно точнее указать географическое положение точки, привязав ее непосредственно на месте к ближайшему населенному пункту, отметить местонахождение гриба, учитывая состав и возраст древостоя, наличие подлеска, травяного, мохового и лишайникового покровов, а также условия увлажнения и характер почв. Очень важно отметить сопутствующие редкому виду грибы, образующие плодовые тела перед, одновременно и после его появления. Для характеристики биологии вида необходимо охарактеризовать его частоту встречаемости, начало и конец плодоношения, обилие и характер распределения на площади плодовых тел. Для микоризообразователей указать древесную породу, к которой он приурочен, и расстояние от ствола дерева; для сапротрофов — мощность, сложение и состав подстилки и гумуса; для дереворазрушающих грибов — вид субстрата (хвойные, лиственные), степень разложения субстрата, цвет разложившейся древесины. В связи с морфологиче­ской изменчивостью, в особенности цвета, следует подробно описать плодовое тело, а еще лучше зарисовать. Желательно указать причины, по которым гриб может исчезнуть или резко сократить свою численность (хозяйственное освоение территории, антропогенное воздействие, лесохозяйственные мероприятия, неумеренный сбор плодовых тел, необычные, резко отличные от среднемноголетних, погодные условия).

Все виды грибов, внесенные в Красную книгу СССР, как правило, имеют причудливую форму, окраску или большие размеры. Многие из них не представляют пищевой ценности, но собираются именно по причине их необычности. Может быть их редкость и исчезновение непосредственно связаны с этим. Не надо их срывать и выбрасывать, ведь можно полюбоваться диковинным грибом и на месте их произрастания, не уничтожая!

А теперь подробнее познакомимся с краснокнижными грибами. Сморчок степной имеет яйцевидно-шаровидную до шаровидной шляпку размером до 25 см, сросшуюся с ножкой буровато-сероватого цвета, покрытую сетью неправильно-прямоугольных ячеек. Ножка цилиндрическая, складчатая, серовато-белая высотой до 15 см и толщиной 8—10 см. Растет в апреле-мае в злаково-луговых степях Украинской, Казахской, Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР и в Ростовской области.

Русский черный трюфель образует клубневидные плодовые тела черно-бурого цвета, покрытые твердыми бородавками и выступами размером до 8 см. На срезе имеет ячеистую структуру, обладает типичным грибным запахом. Растет в дубово-грабовых, дубово-буковых и дубовых изреженных лесах Закарпатья, Крыма, Черноморского побережья Кавказа, в лесостепях Украинской ССР (июль-сентябрь). Для большего распространения трюфеля и увеличения его численности можно применить разработанную во Франции методику культивирования в природных условиях. Причиной исчезновения вида считается его неумеренный сбор как ценного в пищевом отношении гриба.

Чешуйница древесинная имеет выпуклую густоворсисто-чешуйчатую шляпку желтого или рыже-бурого цвета размером до 9 см. Пластинки белые. Ножка до 9 см высотой, одноцветная со шляпкой, паутинисто-хлопьевидно-чешуйчатая. Растет на гнилой, часто замшелой древесине березы с конца июля до середины сентября в равнинных и горных кедровых и кедрово-широколиственных лесах. Отмечена единичными экземплярами в районе Телецкого озера (Алтайский край), на севере Красноярского края, в лесах Прибайкалья и на юге Приморского края.

Лейкоагарик длиннокорневой имеет плоско-выпуклую, к старости распростертую шляпку (диаметром до 15 см) грязно-серо-буроватого цвета (по краю почти кремовая), покрытую крупными чешуйками и войлоком. Пластинки вначале белые, потом кремоватые, тонкие и частые. Ножка (5—8 см) цилиндрическая, суживающаяся книзу, сверху беловато-кремового, а к основанию коричневого цвета, при надавливании темнеет. Растет единичными экземплярами на полях, пашнях, в каменистых пустынях на высоте 600—1500 м с июня по октябрь. Встречается в Армянской, Украинской (юг), Узбекской (Ташкентская область) ССР.

Гриб-зонтик девичий имеет вначале шаровидную, затем зонтиковидную белую шляпку (диаметр до 10 см), покрытую белыми треугольными отстающими от поверхности чешуйками. Пластинки тонкие, частые, в молодости белые, потом светло-розовые. Ножка тонкая, до 12 см высотой, цилиндрическая, к основанию клубневидная грязно-белого, с возрастом коричневого цвета, с широким подвижным кольцом. Пластинки от прикосновения становятся грязно-коричневыми. Растет на почве как гумусный сапротроф в хвойных и хвойно-широколиственных лесах Прибалтики, Украины, Приморского края и о-ва Сахалин (юг) в августе—сентябре.

Цезарский (кесарев.) гриб имеет в молодости почти шаровидную, к старости — плоско-выпуклую, голую, оранжево-желтую или красную шляпку диаметром до 20 см. Пластинки толстые, частые, очень широкие, желтые. Ножка. (8—15 см.) булавовидная, желтая, мелкобородавчатая с широким, тонким желтым кольцом. Растет в буково-грабово-каштановых и дубовых лесах Закарпатья, Крыма, Кав­каза, а также на юге Приморского края и о-ва Сахалин. Относится, к микоризообразователям дуба. Интенсивно собирается населением как ценный съедобный гриб, чем и объясняется уменьшение его численности и редкая, встречаемость.

Мухомор щетинистый, имеет вначале шаровидную затем, распростертую беловатую (в центре светло-охряную) шляпку диаметром до 7 см, покрытую выпуклыми пирамидальными, грязно-белыми бородавками. Пластинки, широкие, желтовато-зеленоватые. Ножка клубневидно-утолщенная у основания высотой, до 8 см, белая, книзу покрыта концентрическими, рядами белых бородавок. Мякоть с не-приятным запахом, беловатая с зеленоватым оттенком. Кольцо тонкое, белее, широкое, снаружи полосатое, внутри хлопьевидное.. Образует микоризу с березой, растет в березово-осиновых лесах нижнего пояса гор в. Азербайджанской и Казахской ССР.

Филлотопсис слабогнездящийся обнаружен на древесине платана единственный раз в реликтовой, платановой роще Армении. Относится к группе ксилотрофов. Шляпка боковая. (6—10X.4—5 см) почти плоская, шиповато-чешуйчатая по краю и голая в центре, белого цвета, с мясо-красным оттенком, в месте прикрепления к, субстрату беловойлочная. Пластинки широкие, розовые, лучеобразно расхо-дящиеся. Поскольку на территории СССР больше нигде не обнаружен, рекомендуется полностью заповедовать местообитание гриба.

Шишкогриб хлопьеножковый имеет шляпку, густо покрытую черепитчато-расположенными, приподнимающимися крупными, буро-черными чешуйками, диаметр ее 6-7 см. Трубочки приросшие или нисходящие длиной 1—3 см, сначала беловато-сероватые, затем серые до темно-коричневых, поры крупные, угловатые. Ножка (до 15 см высот той) серо-коричнево-черного или черного цвета с хлопьевидными чешуйками и сероватым, быстроисчезающим кольцом. Мякоть серовато-белая, на разрезе сначала краснеющая, потом чернеющая. Относится к группе гумусовых сапротрофов. Растет в лиственных, сосновых, широко-лиственвых и хвойно-широколиственных лесах на всей территории СССР (Прибалтика, Украина, Кавказ, Приморский край). Несмотря на широкое распространение, встречается единичными экземплярами не каждый год.

Рогатик пестиковый имеет широкобулавовидное плодовое тело высотой до 15 см желто-охряно-красноватого цвета, продольно-морщинистое. Основание булавы бело-войлочвое. Ткань плотная, губчатая, белая, на изломе окрашивается в пурпурно-буроватый цвет. Относятся к группе гумусовых сапротрофов, растет на почве в лиственных, хвойных и смешаных лесах. Распространен по всей лесной зоне CССP, но встречается единичными экземплярами с августа по ноябрь.

У ежевика коралловидного плодовое тело до самого основания древовидно-разветвленное, мясистое, белое, с розоватым или желтоватым оттенком, все усаженное шипиками длиной около 1 см, прямыми или слегка изогнутыми. Главные ветки толщиной до 1 см, от них отходит более тонкие, сильноразветвленные, расходящиеся во все стороны веточки. Относится к группе ксилотрофов, растет на древесине (разной степени разложения) березы, липы, бука, пихты с августа по октябрь. Грифола курчавая, гриб-баран. Плодовое тело состоит из повторно ветвящихся пеньков, исходящих из общего основания и переходящих на концах в черепитчато-расположенные круглые шляпки диаметром 1,5—4 см. На одном плодовом теле насчитывается. до 200 и более палево-охристих или серых мелкочешуйчатых или сероволокнистых, вдавленных посередине, шляпок. Трубочки белые, короткие (до 2 мм) нисбегающие на ножку, поры очень мелкие. Гриб достигает диаметра до 50 см и до 4 кг веса. Растет у основания стволов или на отмершей древесине бука, дуба, граба, клена, реже пихты и ели в ширроколиственных и смешанных лесах европейской части СССР, на Кавказе и Полярнном Урале, а также в Казахстане.

Спарассис курчавый, грибная капуста. Плодовое тело почти шаровидное диаметром до 35 см, многократноразветвленное, мясистое, достигающее 40 кг веса. От малозамет-ной, толстой, темной ножки отходят волнистые, роговидные лопасти, по краю извилистые, беловато-кремовато-желтоватого цвета. Относится к группе сапротрофиых ели слабопатогенных ксилотрофов. Встречается чаще всего у основания стволов хвойных пород — сосны, кедра, ели, пихты, лиственницы. Распространен довольно широко, но с единичной встречаемостью в Прибалтике, Белоруссии, на Украине, в Хабаровском, Красноярском и Приморском краях, а также в лесах Крыма и Кавказа.

Решеточник красный имеет в молодости шаровидное или яйцевидное плодовое тело высотой до 10 см, с тонким исчезающим наружным слоем оболочки и толстым студенистым внутренним слоем. Зрелое плодовое тело представляет собой сетчатое, куполообразное образование без ножки, снаружи красного, внутри зеленовато-оливкового цвета. Петли сетки эллиптические, округлые или многоугольные. Растет на почве единичными экземплярами в широколиственных лесах Крыма и Закавказья, Прибалтики, а также в окрестностях Москвы и Ленинграда. Образует плодовые тела не ежегодно.

Цветохвостник веретеновидный, такое же фантастическое образование, как и предыдущий гриб. Они похожи скорее на цветы. Молодое плодовое тело его яйцевидное или шаровидное, закрытое белой оболочкой, которая впоследствии разрывается лопастями и остается у основания ножки, короткой, ячеистой и полой. От нее отходят от 3 до 8 лопастей, сросшихся сверху, отчего гриб приобретает веретеновидный вид. Лопасти снаружи белые, а затем розовато-красные, изнутри — оливковые или почти черные. Общая высота гриба до 6,5 см. Имеет неприятный запах, но грибной, впрочем, как и предыдущий вид. Растет на гумусной почве или гниющей древесине в лиственных лесах Крыма, Закавказья, юга Приморского края. Встречается единичными экземплярами не ежегодно.

Диктиофора сдвоенная, сетконоска. Молодое плодовое тело яйцевидное или шаровидное диаметром 4—5 см, покрытое желтовато-коричневатой оболочкой, с мициальным шнуром у основания. Из растрескивающейся ножки вырастает цилиндрическая, полая, грязновато-белая ножка высотой до 20 см, на вид пористая. Шляпка ребристо-сетчатая, коническая, с воротничкововидным диском на вершине, в зрелости слизистая, оливково-зеленая. От места прикрепления шляпки с ножкой отходит сетчатое образование, спускающееся до половины или до конца ножки желтовато-белого или буровато-белого цвета. Гриб имеет неприятный запах. Растет в лиственных и смешанных лесах на богатой гумусом почве или на гниющей древесине с июля по сентябрь. Единичные находки гриба отме­чены в Белгородской и Московской областях, в лесах Литовской и Украинской CСP, в Красноярском и Приморском краях, в Забайкалье и в Средней Азии.

Мутинус собачий в молодом виде так же, как и предыдущие виды, представляет собой яйцевидное образование диаметром 2—3 см, покрытое белой оболочкой, которое разрывается на 2—3 лопасти, сохраняющиеся у основания ножки. Шляпки у гриба нет, и он похож на заостренную кверху ножку губчатой консистенции, полую внутри, оранжево-желтовато-красноватого цвета, на самом верху окраска бледно-красная, покрытая оливково-зеленой слизью, издающей резкий неприятный запах. Растет гриб в лиственных лесах на гумусированной лесной почве или гниющих остатках древесины. Распространен в Прибалтике, Крыму, на Кавказе, в Приморском и Хабаровском краях, Западных Саянах. Встречается обычно группами из 5— 6 экз.

Феллориния шишковатая тоже мало похожа на гриб в нашем понимании, как и предыдущие грибы-цветы. Ее плодовое тело высотой до 25 см и шириной 20 см разделено на хорошо выраженную ножку и шляпку, состоящую из многочисленных (4—5 и более) граней наслоений конической формы желтовато-кремоватого цвета. Характерно чередование кремовых и желтовато-оранжевых зон. Ножка вверху в 3 раза шире, чем внизу желтоватая и деревянистая.

Гриб обнаружен на солончаках и в саксаульниках республик Средней Азии и Казахстана. Встречается небольшими группами, но очень редко. Занесен в Красную книгу Казахской ССР.

Многие из перечисленных видов, к счастью, встречаются в заповедниках, где принимаются меры к их охране. Для других редких видов грибов необходимо устраивать специальные микологические заказники, создавать искусственные посадки грибов с учетом главного принципа — подбора мест с максимальной идентичностью экологических условий тем условиям, из которых взято плодовое тело гриба для интродукции.

Для сохранения генофонда краснокнижных видов грибов необходимо выделение, поддержание и хранение их в коллекциях чистых культур микроорганизмов. Культуры некоторых видов грибов, занесенных в Красные книги СССР и союзных республик, уже хранятся в отечественных коллекциях. Несколько видов включены в каталоги коллекций США, ГДР, ЧСФР, Нидерландов, ФРГ, Польши, Японии, Норвегии.

Не менее важным, тем сохранение краснокнижных видов, является охрана грибовищ в естественных условиях. Неумеренный сбор грибов, особо ценных в пищевом отношении, антропогенное воздействие на среду их обитания приводят к истощению грибных ресурсов и выпадению некоторых видов съедобных грибов, особенно вблизи крупных городов.

Итак, если читатели этой книги получили представление о разнообразии грибов-макромицетов, об их экологических и биологических особенностях, о роли, которую они играют в природных и особенно лесных сообществах, то автор будет считать свей долг выполненным.

comments powered by HyperComments