2 года назад
Нету коментариев

Перераспределение водных ресурсов — пожалуй, одна из наиболее радикальных мер в борьбе с водным голодом. Сама идея — исправлять несправедливость, перебрасывать стоки из полноводных рек и водоемов к местам, изнывающим от жажды, не нова. Еще четыре тысячи лет тому назад рабы вавилонского царя Хам-мурапи рыли каналы значительной протяженности к полям орошения. Их заслуги царь, не терзаясь скромностью, полностью присвоил себе, оставив на камне надпись: «Я принес воду и заставил пустыню цвести».

Опыт транспортировки вод у нас накоплен уже не­малый. В Советском Союзе проложены каналы об­щей протяженностью свыше 4 тысяч километров. Они обеспечивают междубассейновое перераспреде­ление более чем 40 кубических километров речного стока. Одним из первенцев такого строительства стал в 1928 году канал протяженностью всего 6,5 километра, соединивший приток Северной Двины — Пинегу с рекой Кулой. В 1932 году 227-километровая голубая дорога соединила Белое и Балтийское моря. Спустя пять лет в 1937 году вошел в строй канал имени Москвы длиной 128 километров. Он принес в реку Москву волжскую воду. В 1965 году завершилось оборудование Большого Ферганского канала, про­тянувшегося на 271 километр. Уверенно шагает по пустыне Каракумский канал длиной более 1100 ки­лометров.

Важнейшую роль в экономике обширных районов страны играют каналы Северский Донец — Донбасс, Днепр — Донбасс, каналы Северо-Крымский и Терско-Кумский. А какими желанными были воды канала Иртыш — Караганда для Центрального Казахстана! Огромные запасы угля, полиметаллов, меди были открыты в местах, лишенных источников влаги. Для освоения этих запасов была необходима вода. Степ­ные речушки, к лету пересыхающие, да нещедрые артезианские скважины были не в силах обеспечить производственные и бытовые нужды. Первая очередь канала длиной 458 километров вдохнула в эти края жизнь: досыта напоила бурно растущий Экибастуз — центр крупнейшего топливно-энергетического комп­лекса, утолила хроническую жажду металлургиче­ского комбината в Темиртау. Вдоволь воды у жи­телей Караганды, обеспечены влагой ее города-спутники. Канал позволил вовлечь в сельскохозяй­ственный оборот тысячи гектаров прежде пустовав­ших земель. Орошение обеспечило создание здесь крупных овоще-молочных хозяйств. А рукотворная река перешагнула южную границу Карагандинской области и несет воду в Джезказганский,Атасуйский и Шетский промышленные районы.

В переброске стока горной реки Арпы увидели ученые путь к спасению обмелевшего озера Севан. Для реки следовало пробить 48-километровый тоннель сквозь горы. Гидростроители справились с этой задачей. Севан обретает прежнюю полноводность, молодеет.

Таким же кратчайшим путем, сквозь горы, намечено подать воду в засушливый район Перу — Ольмос. Крупный гидроэнергетический и ирригационный про­ект, разработанный советскими специалистами, пред­усматривает проходку (с применением новейшей техники) тоннелей длиной в 20 километров в перу­анских Андах. По ним воды рек Табиконаса, Манчары и Уанкабамбы двинутся к жаждущим землям, оросят 112 тысяч гектаров. Попутно они будут вра­щать турбины двух ГЭС общей мощностью 600 тысяч киловатт. Ольмос станет крупным производителем зерновых и цитрусовых культур, животноводческой продукции.

По советскому проекту избыточные воды, скапливаю­щиеся на севере Туниса, будут перебрасываться на засушливый юг страны. Проектировщики из киев­ского «Укргипроводхоза» предусмотрели, в частности, применение на трассе канала системы закрытых трубопроводов, чтобы избежать потерь от испарения влаги.

Подсчеты специалистов показывают, что в связи со зна­чительно возросшим потреблением воды индустрией, сельским хозяйством, городами возможности Днепра исчерпываются. Гидростроители видят выход из поло­жения в перекрытии плотиной Днепровско-Бугского лимана и сооружении канала Дунай — Днепр.

Институт «Укргипроводхоз» совместно с целым рядом академических и отраслевых институтов разработал технико-экономическое обоснование обеих крупных строек, которое одобрено правительством. В районе Очакова развернулись подготовительные работы по сооружениюДнепровско-Бугского гидроузла. Здесь намечено возвести плотину длиной 7,4 километра с устройствами для пропуска судов и сброса паводковых вод.

Возникла насущная необходимость защитить лиман от усилившегося в последние годы натиска соленых чер­номорских волн. «Агрессивность» моря вызвана опять-таки антропогенным фактором — уменьшением днеп­ровского стока вследствие возросшего хозяйственного использования речной воды. Плотина оградит от моря лиман, способствуя его опреснению и тем самым улуч­шая условия для большого количества представителей флоры и фауны. Но главный выигрыш — появится воз­можность ежегодно дополнительно использовать в народном хозяйстве до 8—10 миллиардов кубометров днепровской воды и ввести в действие еще 1,35 мил­лиона гектаров поливных земель.

Оросить дополнительно 2,5 — 4 миллиона гектаров земель, удовлетворить многие другие потребности городов и сел Украины и Молдавии сможет, по расчетам специа­листов, канал Дунай — Днепр. Эта крупная рукотвор­ная река протянется от Килийского гирла Дуная по советскому юго-западному побережью Черного моря. Приход воды из Дуная призван преобразить большие массивы засушливых степей, превратить их в зоны га­рантированных урожаев зерновых культур, край са­дов, виноградников и бахчей. В водоемах будет раз­виваться промышленное рыбоводство.

Естественным путем для подачи дунайской воды в Каховское водохранилище (когда развернется строи­тельство канала Дунай — Днепр) послужит отгоро­женный плотиной от соленых черноморских волн опресненный Днепро-Бугский лиман. Благодаря это­му протяженность канала, по расчетам «Укргипроводхоза», сократится на 177 километров. Теперь — относительно проектов, при описании кото­рых в популярных изданиях применяется эффектное выражение «реки потекут вспять». Речь идет о пере­броске стока северных рек европейской части СССР в бассейн Волги и сибирских рек — в Казахстан и Среднюю Азию. Еще в конце шестидесятых — начале семидесятых годов эти идеи воспринимались как фрагменты из научно-фантастического романа. Но обстановка существенно изменилась, водный дефицит на юге страны возрос темпами, которых не ожидали, и скептикам пришлось круто переменить отношение к проектам межбассейнового перераспределения влаги.

Необходимость подобных мер осознана не только в на­шей стране. По 500-километровому трубопроводу снабжается водой из реки Колорадо один из круп­нейших промышленных центров США Лос-Анджелес. По проекту, разработанному НАВАПА (Северо­американским водным и энергетическим союзом), намечено построить гидросооружения, с помощью которых 120 кубических километров воды ежегодно будет изыматься из рек Аляски и севера Канады и направляться на юго-запад США и в Мексику. Советские специалисты предложили несколько вариан­тов проектов глобального перераспределения сто­ков. Они изучаются, проходят лабораторную апроба­цию, проверяются на математических моделях. Ве­дутся тщательные подсчеты многочисленных при­обретений и неизбежно связанных с ними потерь. Оценивается стоимость работ. В обсуждении вопро­сов принимают участие гидротехники, гидрологи, экономисты, биологи, медики, лесоводы, почвоведы — представители многих отраслей народного хозяйства, науки. В частности, предпочтение отдается решениям, предусматривающим меньшее затопление новыми водохранилищами сельскохозяйственных и лесных уго­дий. Из рек бассейнов Печоры, Сухоны, Северной Двины, нескольких северных озер предполагается брать ежегодно и транспортировать в Волгу около 30 кубических километров воды, в том числе до 13 ку­бических километров будут доставляться из Печоры через Каму. «Взнос» Онежского озера поступит через Волго-Балтийский канал и реку Шексну в Рыбин­ское водохранилище. Та же Шексна передаст около двух кубических километров в год от озер Лача и Воже. По ее же руслу пойдет вода из Сухоны. Тогда, по замыслу авторов проектов, на далекую перспек­тиву будет обеспечено возрастающее водопотребление на юге европейской части страны, в частности, в среднем и нижнем Поволжье создастся обширная зона гарантированных урожаев, резко увеличится вы­работка электроэнергии на каскаде волжских ГЭС, удастся спасти моря — Каспийское от высыхания, Азовское от засоления. Предусмотрена перекачка волжской воды в бассейн Азовского моря — до 20 ку­бических километров в год, для чего потребуется построить новый Волго-Донской канал. Составлена также проектная документация на еже­годную переброску (на первоначальном этапе) 25 кубических километров влаги из Оби. Она будет транспортироваться через Иртыш, Тобол и Тургайский водораздел в Тегизское водохранилище, распо­ложенное к северо-востоку от Аральского моря, а за­тем в низовья Сырдарьи и Амударьи. Вот как оцени­вает проект использования обской воды президент Академии наук Узбекской ССР академик А. С. Са­дыков:

— Средства, вкладываемые в мелиорацию Средней Азии, как известно, приносят экономическую выго­ду. У нас много солнечного тепла, к нему бы только достаточно влаги… А ее ресурсы у нас ограничены. Суммарный сток рек — 126,9 кубического километра в год. В том числе у Сырдарьи — 35,6. А сегодня из нее берут 45 кубических километров воды! То есть третья часть стока реки используется для полива повторно — за счет того, что возвращается в ее русло дренажными системами и коллекторами. А это уже минерализованная вода, содержание в ней солей с уве­личением кратности использования тревожно возрас­тает. Возникает угроза необратимого засоления зе­мель. Поэтому единственное, что может решить про­блему дальнейшего ускоренного развития производи­тельных сил Средней Азии и Южного Казахстана и создать здесь крупнейшую базу по производству продовольственных и технических культур,— это переброска сюда части стока сибирских рек. В пользу канала Сибирь — Средняя Азия теперь высказываются не только хозяйственники, но и представители при­родоохранных служб, потому что лишь такая мера способна предупредить дальнейшее усыхание Араль­ского моря и связанные с ним отрицательные пос­ледствия для всего Приаралья.

Опытный специалист П. А. Полад-Заде, прошедший за три десятилетия путь от мастера на строительстве мелиоративных сооружений до первого заместителя министра мелиорации и водного хозяйства СССР, придерживается оптимистических взглядов на «гло­бальные проекты». Его мнение:

— Почти 70 процентов всего речного стока в Со­ветском Союзе приходится на долю высоких широт РСФСР, а три реки — Обь, Енисей, Лена — несут в моря 1300 кубических километров воды, то есть более трети всех запасов. Местный сток в Туркмении, образующийся от осадков, составляет только один кубический километр. Солнца много, можно собирать фантастические урожаи, а воды недостает. При до­статке влаги уже в ближайшие годы можно было бы расширить площади орошения в Зауралье РСФСР, Казахстане и республиках Средней Азии на три миллионагектаров. В соответствии с решениями XXVI съезда КПСС коллективы ученых и проектировщиков ведут тщательные исследования и проектные работы по этой крупной проблеме. Можно с полной уверен­ностью сказать (это подтверждено расчетами круп­нейших ученых): отдача планируемого, сравнительно небольшого — всего около 6 процентов — количества воды из нижнего течения Оби не окажет практически заметного воздействия на окружающую среду. От­дельные локальные изменения, вызываемые этим проектом, легко прогнозируются и будут учитывать­ся. Работа по обоснованию этого проекта и глубокие научные исследования, касающиеся последующих этапов решения проблемы, продолжаются. Но при всех ожидаемых больших выгодах от осуществле­ния «глобальных проектов» невозможно отрицать значительных сложностей их осуществления. Потре­буется затрата огромных государственных средств, перестройка и перемещение многих природных и на­роднохозяйственных объектов, населенных пунктов, транспортных магистралей. Необходимо будет со­блюсти обязательные требования, чтобы объемы изы­маемого стока не оказали большого отрицательного воздействия на режим северных морей, чтобы как можно меньше пострадали экологические системы моря и суши.

comments powered by HyperComments