2 года назад
Нету коментариев

На сельскохозяйственных выставках в павильонах фруктов и орехов обычно демонстрируются лучшие образчики годового урожая. На всемирной выставке деревьев большинство наиболее эффектных экспонатов было бы вообще несъедобно и радовало бы только взгляд. И лишь очень немногие нашли бы путь к столу гурмана. Итак — победители этой выставки.

ОРЕХИ С СЕЙШЕЛЬСКИХ ОСТРОВОВ

Если, оказавшись под сейшельской пальмой (Lodoicea maldivica), когда с нее падают орехи, вы останетесь целы и невредимы, считайте, что вам очень повезло. Ее плоды весят от 13 до 18 кг, и на одном дереве таких гирь бывает до семидесяти. Каждый орех имеет в окружности более метра, и, для того чтобы созреть, ему требуется шесть лет. Так развивается самое большое семя в мире растений, однако не самый большой плод (см. о плоде хлебного дерева в разделе «Съедобный-рассъедобный»).

Иногда его по ошибке называют двойным кокосом, но это вовсе не кокосовый орех. Этот орех растет на веерной пальме, имеющей мужские и женские особи, тогда как кокосовый орех растет на перистой пальме, у которой каждое дерево двуполое. Внешняя кожура сейшельских орехов гладкая, коричневая, в 2 см толщиной, она трескается и спадает; толстая зеленовато-желтая скорлупа состоит не из двух половинок, а из нескольких долей. Обычно плод имеет две доли, иногда три и очень редко шесть.

В десять-двенадцать месяцев плод достигает своей максимальной величины, и именно в это время его едят. Желеобразная мякоть этого ореха «считается лакомством на всех Сейшельских островах. Она бесцветна, практически безвкусна и только иногда имеет легкий ореховый привкус… С этого момента мягкий желе­образный эндосперм постепенно затвердевает в ткань, напоминающую слоновую кость» [36].

В течение многих веков этот орех, который иногда называют «коко-де-мер», был интригующей загадкой. Он тяжелее воды и тонет, но, когда верхняя оболочка спадет, а внутренность его сгниет, он всплывает. В седую старину моряки подбирали эти орехи по берегам Индийского океана, куда их заносили морские течения, но средневековые мудрецы не знали, к какому царству их отнести — животному, растительному или минеральному. Их родиной называли Мальдивские острова, расположенные на пятьсот километров южнее Цейлона; рассказывали, что они растут на деревьях в подводных садах возле Явы, но, когда ныряльщики пытаются добраться до этих садов, они исчезают. Когда же деревья поднимаются над водой, на них поселяется грифон, который пожирает всех людей, осмеливающихся приблизиться к ним. (В свободное от этого занятия время грифон улетал на ближайшую твердую землю и питался там слонами).

056

Эти орехи ценились чрезвычайно высоко. Суеверие наделило их волшебными свойствами, превратило в могущественный талисман, панацею от всех болезней, противоядие от всех ядов, защиту от врагов и могущественный афродизиак. Хукер утверждает, что некоторые монархи предлагали нагруженный корабль за один орех! Простолюдинам запрещалось владеть ими. Рудольф I Габсбург готов был заплатить четыре тысячи золотых флоринов за один-единственный орех!

Все эти небылицы развеялись как дым, когда в 1742 г. на Пралэне (одном из Сейшельских островов) были открыты пальмы, на которых росли эти орехи, и какой-то предприимчивый купец выбросил на индийский рынок разом несколько тысяч штук. Цена на них сразу упала. В наши дни эти орехи можно свободно купить в Сингапуре, Бомбее, Карачи и в других портах.

Сейшельские пальмы начинают плодоносить в сто лет и позже. Никто не знает возраста самых больших пальм на Пралэне, и не известно, какого возраста они могут достичь.

Чтобы семя проросло, люди очищают орехи от скорлупы, сушат их несколько месяцев, а потом кладут на землю в каком-нибудь влажном месте. Через четыре месяца после того, как семя тронется в рост, из наиболее мягкой точки у стыка долей появляется росток-«бурильщик», 15 см в длину и около 3 см в толщину. Зародыш дерева находится не в орехе, а в кончике «бурильщика». Росток, если не встречает никакого препятствия, уходит в землю. Если же он натыкается на камень или на какой-нибудь другой твердый предмет, то некоторое время удлиняется в горизонтальном направлении, а потом снова пробует углубиться в землю. К этому времени он одевается в оболочку с твердым кончиком. Через девять месяцев появляется первый лист, растущий под углом 45° к корню. Он плотно сложен, гладок и тверд и завершается длинным острием. Поднявшись на полметра над землей, он раскрывается. Через девять месяцев из бороздки главной жилки первого листа вырастает еще один лист. Этот процесс продолжается с интервалами в девять месяцев, и каждый новый лист бывает больше своего предшественника. Все эти листья тесно собраны и поддерживают друг друга, в то время как стебель остается под землей. В возрасте от пятнадцати до двадцати пяти лет дерево наиболее красиво и его листья в этот период значительно больше, чем в предыдущие.

057

Бейли [6] так описывает любопытное строение этой пальмы: «В отличие от кокосовой пальмы, которая клонится при каждом ветре и никогда не выпрямляется вполне, деревья «коко-де-мер» стоят вертикально, как чугунные колонны, и выдерживают самые сильные штормы и ураганы, столь частые в тропиках.

Расположение… корней… очень своеобразно — ни у какого другого дерева не встречается ничего похожего. Основание ствола имеет форму луковицы, и эта луковица сидит в естественной чаше около метра в диаметре и полметра глубиной. Эта сужающаяся книзу чаша пронизана множеством овальных дырочек размером с наперсток, которые снаружи заканчиваются трубочками. Через них корни со всех сторон проникают в землю, при этом никогда не прикрепляясь к чаше. Их эластичность обеспечивает небольшую, почти неуловимую «слабину», благодаря которой ствол может противостоять натиску бури». Очень интересным образом сейшельская пальма сбрасывает дождевую воду. Дюроше-Ивон описывает ее огромные листья: черешок длиной от 2,5 до 6 м, а веерообразные пластинки длиной ют 3 до 5 м и шириной от 1,5 до 2,5 м. Трех-четырех таких листьев хватает на кровлю небольшой хижины. Число листьев на одном дереве колеблется от двадцати до тридцати, но больше тридцати их не бывает никогда даже у сорокалетних экземпляров. Далее он пишет:

«Потоки воды (во время ливня. — Э. М.) скатываются по листьям и глубоким желобкам черешков на ствол дерева. Эта вода предохраняет почку роста в центре кроны от высыхания, а также снабжает влагой корни у основания пальмы. Во время дождя под пальмой, если исключить неширокое кольцо возле самого ее основания, большой участок земли с окружностью до пяти и более метров остается совсем сухим. За его границей падают капли, стекающие с опущенных концов листьев.

Во время сильных дождей пальмы, растущие вдоль дороги Гран-Ане — Сент-Анс-Бей, представляют собой превосходное укрытие. Я как-то пережидал под такой пальмой сильнейший ливень и остался совсем сухим… словно под крышей дома».

ОПАСНЫЙ И ВОСХИТИТЕЛЬНЫЙ

Плод дуриана (Durio zibethinus)—не только самый опасный плод в мире (особенно если покрытый шипами двадцатипятисантиметровый шар в 4 кг весом свалится вам на голову); кроме того, он, пожалуй, единственный плод в мире, ради которого те, кто к нему пристрастился, готовы рисковать жизнью.

Дуриан — это высокое и толстое малайское дерево с мощными досковидными корнями, его плод знаменит своим запахом — чрезвычайно неприятным, особенно при первом знакомстве. Корнер пишет:

«Запах плодов в период их созревания привлекает диких животных из самых дальних окрестностей. По-видимому, лучшие плоды достаются слонам, а остатками наслаждаются тигры, олени, кабаны, носороги, гауры (дикие буйволы), тапиры и обезьяны. В тех местностях Паханга, где дуриан встречается часто… малайцы и сакаи строят помосты на деревьях на высоте, недоступной слонам, и спускаются по лестнице, чтобы подбирать плоды, как только они упадут. Рассказывают много историй о малайцах, которые не успевали схватить плод, как их самих схватывали слоны».

058

Круглые или яйцеобразные плоды весом 3—4 кг, а то и больше свисают с ветвей на гибких плетях. Их толстая твердая кожура густо усажена жесткими острыми колючками длиной в сантиметр. Корнер пишет: «Плод развивается около трех месяцев, но полная спелость наступает, только когда он падает с дерева; тогда он лопается и распадается на пять частей».

Мнения о вкусовых качествах сочной кремообразной мякоти, которая окружает в каждой доле от одного до четырех семян, чрезвычайно расходятся. Малайцы очень ее любят. В «Тропическом садоводстве» Макмиллан [72] утверждает, что, дуриан ценят и некоторые европейцы, научившиеся не замечать его запаха. Дуриан описывали так: Напоминающий бланманже, восхитительный, как свежевзбитые сливки». А. Уоллес считал, что «стоит совершить путешествие на Восток» только для того, чтобы попробовать дуриан. Он писал: «Наиболее близкое представление о его вкусе может дать сливочный крем, сильно сдобренный миндалем, но иногда в нем чувствуются легкие оттенки, ассоциирующиеся со сливочным сыром, луковой подливкой, хересом и другими не слишком гармонирующими друг с другом блюдами и напитками. Кроме того, его мякоть обладает особой, ни с чем не схожей вязкостью и нежностью, которая увеличивает его изысканность. Дуриан нельзя назвать ни кисловатым, ни сладким, ни сочным, но эти качества ему и не нужны, так как он — само совершенство. Чем больше его съедаешь, тем труднее остановиться».

Можно привести и далеко не столь лестный отзыв о дуриане. Кто-то сравнил дуриан с «французским кремовым пирожным, которое протащили через канализационную трубу».

В сушеном виде он восхитителен и на вкус европейца.

ПЛОДЫ, КОТОРЫЕ РАСТУТ НЕ НА ТОМ ДЕРЕВЕ

В своих садах мы привыкли видеть яблони, вишни и персиковые деревья, и у нас сложилось твердое представление, что именно так должны выглядеть плодовые деревья. А потому иной раз нам кажется, будто съедобные плоды взяли да и выросли не на том дереве, на каком им положено расти.

Финики и кокосовые орехи — не такая уж редкость в наших кухнях, и тем не менее нам кажется странным, что пальмы дают съедобные плоды. И все же есть еще две пальмы, которые на их родине культивируются как плодовые деревья. Это венесуэльская персиковая пальма (Guilielma gasipaes) и египетская имбирная пальма (Hyphaene thebaica).

Восемнадцатиметровый ствол персиковой пальмы вооружен очень острыми иглоподобными колючками, которые оберегают зреющие плоды от посягательств животных. Даже ее большие перистые листья усыпаны колючками. Яйцеобразные плоды размером с абрикос свисают огромными гроздьями, точно крупный виноград. Они бывают ярко-красными или оранжево-жёлтыми, но вкус и у тех и у других одинаков. Мясистая внешняя часть плода содержит крахмал, вкусом напоминает каштан, и если ее долго варить в соленой воде, то получается очень приятное блюдо. Иногда плоды поджаривают и едят с патокой. Агроном из Турри-альбы (Коста-Рика) сообщает, что эти плоды, называемые там «пехибайя», богаты витаминами. Местным жителям всячески рекомендуется разводить их и есть. Во многих латиноамериканских странах они считаются деликатесом.

059

Имбирная пальма обладает другой особенностью: у нее есть ветки, часто по 3—4 на десятиметровом дереве, тогда как обычные пальмы их не образуют. Каждая ветка завершается фонтаном веерообразных листьев, между которыми появляются цветки — на одном дереве женские, на другом — мужские. У женских особей цветки сменяются большими гроздьями красивых, блестящих желто-коричневых плодов. В одной грозди их бывает до двухсот, штук. В Верхнем Египте, где это дерево называют «пальмой дум», его плоды составляют важный источник питания беднейших слоев населения. Едят волокнистую мучнистую шелуху, которая по вкусу напоминает имбирный пряник, но чересчур суха.

060

Среди съедобных плодов, растущих как будто бы не на том дереве, стоит назвать еще мули (Melocanna bambusoides), который можно видеть на стеблях вечнозеленого бамбука в Индии и Бирме. (Хотя бамбуки — это трава, их деревянистые стебли и высота — у некоторых видов до 80 м — позволяют рассматривать их в одном ряду с деревьями.) Гладкие, прямые тонкостенные стебли этого бамбука, достигающие в высоту от 9 до 21 м, очень крепки, и их широко используют для строительства, для изготовления бумаги, плотов, на которых сплавляются тяжелые деревья, и еще для многих целей. Растение быстро распространяется с помощью подземных корневищ, и там, где лес сводится под поля с переложной обработкой почвы, отдыхающие участки скоро исчезают под настоящим морем этой гигантской травы, избавиться от которой бывает очень трудно. По наблюдениям Курца [66], для этого бамбука характерно групповое цветение с интервалами в тридцать-тридцать пять лет, но стеблей так много, что в плодах никогда не бывает недостатка.

Трауп говорит, что эти гладкие зеленые плоды довольно велики (от 8 до 13 см в длину и от 5 до 8 см в ширину) и мясисты, плод присоединяется К плодоножке широким концом, а противоположный изгибается в форме клюва. Плоды полны крахмала, и их охотно едят слоны, домашний скот, буйволы, носороги, олени, кабаны и другие животные. Цветение происходит в декабре или в январе. Вскоре листья высыхают и опадают, а стебли желтеют, Плоды развиваются быстро — они созревают и падают с апреля по июнь. Хотя значительная часть плодов так и не успевает созреть, все же у каждого узла стебля можно найти спелую гроздь из восьми-десяти штук. Плоды быстро портятся, и пересылать их можно, только тщательно уложив в сухой песок или древесный уголь. Молодая поросль этого бамбука чрезвычайно густа: из одного семени вырастает несколько побегов, достигающих в первый год в высоту 3 м, во второй — б м, а максимальной высоты на пятый год, оставаясь такими же тонкими и густыми. К этому времени разросшиеся корневища начинают давать новые побеги через промежутки примерно в полметра.

ЯРКИЕ ПЛОДЫ

Плоды многих растений гораздо более эффектны, чем их цветки, и используются в декоративных целях. В умеренных климатических зонах падуб и шиповник удивительно украшают ландшафт. Подобный наряд больше свойствен кустарникам, но в тропиках некоторые деревья особенно хороши именно в пору созревания плодов.

Десять видов Heliocarpus, растущих от Мексики до Парагвая, цветут крохотными желтыми или зелеными цветками, собранными в кисти на концах веток. Развивающиеся из них малюсенькие «солнечные» плоды привлекают к себе внимание благодаря изящным, торчащим во все стороны колючкам. Тамайо [114] пишет о венесуэльском виде (Н. americanus), представляющем собой невысокое прямое дерево: «Украшают это дерево не цветки… а красноватые или розовые бесчисленные плоды, по форме напоминающие изображение солнца, раскинувшего лучи во все стороны».

061

Трансваальское дерево вернония (Vernonia colorata) в декабре щеголяет большими соцветиями белых, лиловатых или желтых цветков. Они не представляют собой ничего особенного, но на смену им приходят удивительно красивые маленькие жесткие золотистые плоды, каждый с одним семенем.

Плоды-коробочки Bixa orellana раскрываются, как устрицы, выставляя напоказ маленькие семена, покрытые влажной ярко-оранжевой красящей пыльцой, которая называется «аннато». Незаменимая вещь для ребятишек, играющих в индейцев!

Эти коробочки по виду напоминают каштаны, но колючки у них мягкие; коробочки обычно бывают зелеными, а колючки — красными. Известны также ярко-алые, коричнево-оранжевые и желтые разновидности. В Южной Америке они имеют промышленное применение — их красящее вещество используется для: подкрашивания сыров, маргарина и других пищевых продуктов. Некоторые туземцы покрывают этой краской все тело.

Название вида «орельяна» увековечивает фамилию испанского путешественника, который явился в Перу с Писарро, а позже спустился вниз по течению реки, которая теперь называется Амазонкой. Своим названием она обязана его нелепым россказням о женщинах-воительницах (амазонках), якобы обитающих на ее берегах.

062

В Центральной Африке есть группа не особенно высоких деревьев, чьи твердые круглые плоды окружены пятью отогнутыми чашелистиками, которые похожи на красные или желтые цветочные лепестки величиной от 4 до 8 см. Ботаническое название этих деревьев Monotes.

На западе тропической Африки плоды с такой же особенностью мы находим у Heisteria parvifolia. Обревиль [4] утверждает, что чашечка значительно увеличивается и преобразуется в подобие венчика с четырьмя-пятью листиками розовато-лилового цвета 4 см в поперечнике.

Об Aptandra zenkeri тот же автор говорит: «Плод очень интересен. Маленькая чашечка значительно увеличивается, приобретая форму воронки с волнистыми краями великолепного темно-розового цвета, диаметром примерно 6 см, В центре находится небольшой овальный плод синего цвета».

Красивые плоды Triplaris и Ruprechtia в Центральной и Южной Америке можно принять за цветки даже с близкого расстояния. Женские особи покрываются большими гроздьями красных или розовых крылатых семян. Цветки мужских особей довольно невзрачны.

063

В Западной Африке Дж. Долзил и Д. Фэрчайлд были поражены красотой багряных бархатистых плодов Cnestis ferruginea. Фэрчайлд [41] писал: «Алые всплески в темной зелени придорожной листвы, цвет даже более насыщенный, чем у красного клена, выделяющегося на фоне темных елей Новой Шотландии, — это плоды кнестиса».

Кнестис — кустарник или небольшое деревце с невзрачными цветками. Миндалевидные пятисантиметровые плоды висят гроздьями на концах веток.

064

Яркие декоративные шарики, похожие на елочные украшения, отличают небольшое южноафриканское дерево Nymania capensis, которое называют также «китайские фонарики». Палмер и Питмен [89] пишут:

«Путешественники, проезжающие по степи Карру весной, часто останавливаются в изумлении при виде ярких цветовых пятен среди серо-бурого кустарника на склонах холмов. Это знаменитые «китайские фонарики». Если бы это деревце удавалось выращивать в культурных условиях, оно стало бы знаменитым, настолько оно живописно. К несчастью, это очень капризное и недолговечное растение. Цветки — розовые, по форме несколько напоминающие колокольчики — не представляют собой ничего особенного, но затем из них развиваются пузыревидные плоды с тонкой плотной оболочкой (как у крыжовника), иногда достигающие почти 5 см в диаметре — темно-розовые, бледно-розовые и зеленые, а также всех промежуточных оттенков. Эти плоды, собранные в плотные гроздья, остаются на дереве несколько недель, и оно эффектно выделяется на однообразном и скучном фоне. Когда семена созревают, ветер разносит легкие коробочки далеко во все стороны». Дерево аки (Blighia sapida) из Гвинеи, широко распространенное во Флориде и Вест-Индии, приносит треугольные плоды величиной с грушу, которые из зеленых становятся розовыми, а потом ярко-красными. Дерево, обвешанное этими покачивающимися украшениями, очень красиво. Созрев, плод трескается в трех направлениях и раскрывается, обнаруживая черные глянцевые семена величиной с вишню. Съедобна у этого плода только разросшаяся часть плодоножки — твердая, кремового цвета масса, прикрепленная к основанию семени. Поджаренная в масле со специями, она удивительно вкусна. На Ямайке ее теперь консервируют для экспорта. В недозревшем состоянии (когда плод еще не лопнул) она ядовита, а когда переспеет, то ее тоже не рекомендуется есть.

ПЛОДЫ-КИНЖАЛЫ

Кинжалообразные или змеевидные стручки всегда привлекают внимание к дереву, на котором они висят. Одно из таких наиболее грозных деревьев — это владыка малайских лесов высотой 18 м и более, которого Корнер называет «деревом Дамокла» (Oroxylon indicum). Саблеподобные стручки длиной от 0,6 до 1,2 м и шириной 8 см, изогнутые, как ятаган, висят на самых кончиках безлистых веток. Их вес таков, что ветви гнутся.

В Малайе, кроме того, растет кинжальное дерево (Pajanelia longifolia) с полуметровыми стручками, собранными в пучки. Вначале они зеленого цвета, но, созревая, буреют.

Малайское змеиное дерево (Stereospermum jimbriatum) получило свое название из-за шестидесятисантиметровых болтающихся стручков, которые свиваются в широкие свободные кольца.

Когда созревают семена трансваальского парчового дерева (Cassia abbreviata), его покрывает такое количество шестидесятисантиметровых стручков, что, по свидетельству Палмера и Пит-мена, кажется, будто оно плачет — но не слезами, а длинными тонкими колбасами. Однако его репутацию спасают желтые цветки, которыми оно окутывается в таком изобилии, что его приходится признать «одним из эффектнейших деревьев».

065

Свечное дерево (Parmentiera cereifera), шестиметровый вечно-зеленый уроженец Панамы, покрывается пятисантиметровыми белыми воронками цветков, растущих непосредственно на стволе и ветвях. Их сменяют болтающиеся цилиндры гладких, мясистых белых или желтоватых плодов, которые могут достигать в длину метра, хотя в диаметре имеют не больше 2—3 см. Для домашнего скота это лакомство.

Редечное дерево (Moringa oleifera) получило это название из-за вкуса своих корней, хотя оно и не состоит в родстве с вышеупомянутой культурой. Это ломкое индийское дерево замечательно тем, что круглый год выпускает белые цветки-мотыльки, из которых развиваются трехгранные похожие на кинжал стручки длиной от 30 до 45 см. В Индии молодые стручки этого дерева едят как овощи.

Висячие плоды еще одного малайского дерева (Heterophragma adenophyllum) могут нагнать жуть на случайного прохожего: они: слегка изогнуты, и, когда дует ветер, создается впечатление, будто они, извиваясь, ползают по дереву. Длина их достигает 60 см и более. Большие желтые чашевидные цветки довольно непривлекательны.

066

СЕМЕНА И ПЛОДЫ НЕОБЫКНОВЕННЫХ РАЗМЕРОВ

Семена некоторых деревьев непомерно велики, а некоторые сухие плоды — настоящие великаны, которых стоило бы показывать в ярмарочных балаганах.

Из одного боба можно сварить кастрюлю супа, если сорвать его с дерева мора (Dimorphandra тоrа). Это самый большой боб в мире — стручок имеет 25 см в длину и 8 см в ширину и содержит один боб, который весит более ста граммов. Стертевент [111], указывает, что каждый боб имеет размеры 6 на 11 см, но Кук [23] утверждает, что они бывают и вдвое больше. Браун [15], живший в лесных дебрях Британской Гвианы, сообщает, что местные жители варят эти бобы, растирают, а потом смешивают с мукой кассавы (маниока). Вкус у них сладковатый.

067

Однако самые большие в мире стручки дает не мора. Эта честь принадлежит лианам Entada. Лиана Св. Фомы (Е. phaseaoloides), или слоновая, в южной Азии и Океании имеет стручки до 1,8 м в длину и 1,5 м в ширину. Другие лианы Entada в тропической Америке, Кении (Е. pursaetha) и Австралии (Е. gigas) дают такие же стручки.

Нигерийское пуговичное дерево (Omphalocarpum procerum), достигающее в высоту 15 м, украшает свой ствол плодами, похожими на огромные пуговицы, нередко до 25 см в диаметре и 10 см в толщину. Они растут по всему стволу, плотно прилегая к коре. Когда плод срывают, то, как указывает Кеннеди [63], из сломанной плодоножки вытекает густой сок, запах которого заставляет вспомнить пивоварню. Энуин [117] сообщает, что в каждом плоде содержится около шестидесяти семян и что эти плоды едят «слоны и другие животные, в частности дикобразы». В Камеруне родственное дерево (О. anocentrum) имеет такие округлые плоды, что на нескольких местных наречиях его называют «девичья грудь».

По-своему не менее замечательны плоды дерева Durio testu-dinarum, произрастающего в джунглях Северного Борнео. Они окружают ствол почти на уровне земли, точно юбка. Хотя по виду они напоминают родственный им дуриан, эти плоды несъедобны.

Любой ботанический сад в тропиках непременно похвастает колбасным деревом (Kigelia pinnata), калабассовым деревом (Crescentia cujete) и пушечным деревом (Couroupita guianensis). Зрелые плоды всех трех несъедобны.

Колбасное дерево получило такое название потому, что eго плоды, подвешенные на длинных плетях под ветками, походят на ливерные колбасы длиной с полметра и диаметром 10 см. Цветки, из которых они развиваются, свешиваются с веток в соцветиях, похожих на люстры, однако обычно красные воронковидные цветки раскрываются по одному и цветут недолго, а потому цветущее дерево не привлекает к себе внимания. Плодам, чтобы согреть, требуется год, и они могут совсем не завязаться, если не опылить цветки искусственно.

Названием «калабассовое» чаще всего обозначается вечнозеленое девятиметровое дерево с густой кроной, довольно неказистое и, безусловно, не заслуживающее культивирования — разве только ради больших круглых и овальных плодов, которые жмутся к веткам под листьями. Стэндли [106] пишет, что в Центральной Америке эти плоды достигают максимум 30 см в диаметре, а затек добавляет:

068

069

«Сначала только диву даешься, каким образом дерева выдерживает такое бремя плодов, похожих на тыквы, хотя и зеленого, а не желтого цвета. Оболочка этих плодов играла важнейшую роль в домашнем хозяйстве первобытных всевозможной кухонной утвари. Чашки, особенно те, из которых в старину пили шоколад (в некоторых местностях они сохраняются и сейчас), часто бывают украшены сложными узорами. Очевидно, такие чашки были в числе тех предметов, которые в первую очередь привлекали внимание испанских пришельцев».

В настоящее время в Центральной Америке из плодов калабассового дерева изготовляют, в частности, маракасы — наполненные семенами погремушки с ручкой, которые используются в латиноамериканских оркестрах.

070

Многие авторы смешивали плоды калабассового дерева с плодами обыкновенной тыквы (Lagenaria siceraria — ползучей, или бутылочной, тыквы), которая вовсе не является деревом, а представляет собой травянистое растение.

Родина пушечного дерева — Британская Гвиана, но его разводят во многих странах из-за своеобразных цветков и плодов. Цветок диаметром 15 см состоит из восьмисантиметровой «вышитой желтой подушечки для булавок», окаймленной шестью розовыми мясистыми лепестками. Он похож не то на мышеловку, не то на гребенку, воткнутую в щетку. Цветки всегда растут прямо на стволе. Когда наступает время цветения, на стволе вырастают особые цветоножки. С каждым годом они становятся все длиннее по мере того, как к соцветию прибавляется все больше цветков. Ствол взрослого пушечного дерева покрывают сотни таких соцветий. Плоды, или семенные коробочки, представляют собой круглые шары от 10 до 18 см в диаметре, красновато-коричневого цвета, свободно свешивающиеся со ствола на толстых плетях. Когда дует ветер, эти твердые шары начинают стучать друг о друга и о ствол, и их грохот можно принять за пушечную канонаду.

Плод ложного мускатного ореха, тропического африканского дерева (Monodora myrisiica) высотой до 25 ж, также представляет собой толстую несъедобную семенную коробочку. Бэттиском [11J сообщает, что эти чрезвычайно твердые, гладкие, деревянистые, черные шарообразные плоды достигают в диаметре 30 см. Хьерн указывал, что эти плоды бывают величиной от апельсина до «человеческой головы».

СЪЕДОБНЫЙ-РАССЪЕДОБНЫЙ

У бразильского ореха (Bertholletia excelsa) и его родственника ореха сапукайя (Lecythis zabucajo) очень любопытна коробочка, в которой находятся орехи. У нее чрезвычайно твердая скорлупа примерно в сантиметр толщиной. По форме и величине она несколько напоминает кокосовый орех, весящий 1,5—2 кг, хотя на некоторых деревьях коробочки иногда имеют до 20 см в диаметре и весят 7 кг. У нижнего конца каждой коробочки есть круглая опускная дверца 8 см в поперечнике. Когда орех сапукайя созревает, дверца сама собой открывается и орехи высыпаются на землю. Но у бразильского ореха дверца остается закрытой. Поэтому может показаться, что эти орехи нетрудно собирать в больших количествах и цена на них не должна быть высокой. Так и было бы, если бы обезьяны и птицы не добирались до них раньше людей. А это большие любители орехов, и они умеют открывать дверцу.

Все эти деревья можно назвать лесными великанами — в высоту они достигают 30 м и больше, а первые ветви отходят от ствола часто только в 18 м от земли. Бразильский орех растет в Бразилии, прочие разбросаны по всему северу Южной Америки, где сорок с лишним видов деревьев Lecythis недостаточно известны даже ботаникам. Все они имеют и общее наименование — «обезьяний горшок», так как их плоды используются для ловли: обезьян. Обезьяна засовывает лапу в дверцу, хватает орех, но-сжатый кулак сквозь дверцу не проходит — обезьяна не желает разжать лапу и попадает в неволю.

И еще одна любопытная черта: орехи внутри плода уложены очень тесно, точно сардины в консервной банке, поэтому, как бывает с маслинами в бутылке (или с поцелуями хорошенькой девушки), первый дается с трудом, но дальше все идет очень легко.

071

Дынеподобные плоды, растущие на деревьях, очень вкусны и хорошо знакомы гурманам Соединенных Штатов, так как папайя (Carica papaya) завоевала там широкое признание. Эти плоды часто бывают больше футбольного мяча, однако мелкие более душисты.

Зато в Соединенных Штатах почти совершенно неизвестен другой крахмалистый плод, который составляет основу питания множества людей в мире. Это плод хлебного дерева (Artocarpus incisa), невысокого вечнозеленого уроженца Южных Морей. В тропических странах его теперь разводят повсюду. Английский военный корабль «Баунти», на котором вспыхнул знаменитый мятеж, был послан в Тихий океан именно за хлебными деревьями для Вест-Индии. Капитан Блай уже взял курс на Ямайку с молодыми деревцами на борту, когда начался мятеж. Деревья погибли, но вторая экспедиция оказалась более успешной и доставила в Вест-Индию хлебное дерево.

072

Женские цветки хлебного дерева, объединенные в соцветие, имеющее форму булавы, развиваются вместе в продолжение нескольких месяцев после опыления, пока не срастутся в одну большую мясистую массу, которая затем и становится плодом (соплодием). Таким образом, он формируется точно так же, как соплодия тутового дерева, но вместо сахара и сока, характерных для туты, в нем содержится крахмал. Эти плоды от 13 до 30 см в поперечнике, круглые или продолговатые, в незрелом состоянии бывают зелеными, а в зрелом — желтовато-коричневыми. Внешняя их оболочка, как правило, покрыта небольшими восьмиугольными выпуклостями, но есть и бородавчатые плоды, и чешуйчатые, и с колючками, а некоторые разновидности бывают гладкими. Мякоть внутри беловато-желтая, твердая у незрелых плодов, мягкая и тестообразная у спелых. Если поджарить неспелый плод, он почти безвкусен, хотя некоторые находят в нем сходство с печеным картофелем. Полуспелые плоды используются для приготовления «пои», спелые — для пудингов. Лучшие разновидности хлебного дерева не имеют семян и размножаются вегетативным путем. Но семена хлебного дерева съедобны, как и мякоть. Листья этого дерева, напоминающие листья фикуса, имеют в длину от 0,3 до 0,6 м и разделены на несколько заостренных лопастей.

073

Ближайший родственник хлебного дерева, A. heterophylla, дает плоды, также похожие на дыни. Они слишком велики, и ветки не выдержали бы их веса, а потому они обычно растут прямо на стволе или на самых толстых ветвях. Плод по строению похож на плод хлебного дерева, но намного больше. Обычно он имеет форму боченка или груши длиной от 0,3 до 1 м и диаметром от 25 до 50 см. Корнер называет этот плод «самым большим и самым сложным в мире». Цвет спелого плода колеблется от кремового до золотисто-желтого.

A. heterophylla растет очень быстро и иногда начинает плодоносить уже на третьем году жизни, когда достигает в высоту 9 м. Его листья не разделены на лопасти, как у хлебного дерева, и редко бывают больше 18 см в длину и 8 см в ширину.

Это уроженец Индии, но его разводят во всех тропических странах. Хотя плоды его считаются безвкусными, индийцы их очень любят, а кроме того, они поджаривают и съедают многочисленные семена, скрытые в мякоти.

К деревьям с гигантскими плодами относится также и африканское хлебное дерево (Treculia africana), принадлежащее к тому же семейству. Долзил [30] сообщает, что его плоды достигают 45 см в диаметре и весят до 14 кг.

comments powered by HyperComments