2 года назад
Нету коментариев

Вызываются все претенденты на звание чемпиона древесного мира в наилегчайшем весе. Из состязания быстро исключаются: гваяковое дерево (Guaiacum officinale), так как 1 куб. дм его древесины весит 1420 г, аньян (Hardwickia binata) из Индии — 1 куб. дм его древесины весит 1320 г, черное дерево (Diospyros ebenum) — 1 куб. дм весит 1170 г и красное дерево (Swietenia ma-hagoni) — его куб. дм весит 720 г. Все эти деревья могли бы еще претендовать на звание чемпиона самого тяжелого веса (Самой тяжелой древесиной из всех, исследованных Йельской лабораторией лесного хозяйства, обладает Piratinera из Британской Гвианы — ее удельный вес в сухом состоянии равен 1,36, а во влажном — 1,5), но сейчас-то ведь речь идет о наилегчайшем весе, а это значит, что все кандидаты должны быть легче коры пробкового дуба (Quercus suber), кубический дециметр которой весит 210 г.

Больше всего шансов на первое место, по-видимому, у бальсы (Ochroma lagopus). Ее кубический дециметр весит всего 120 г, почти вдвое меньше, чем кора пробкового дуба. Есть ли у нее соперники? Да. Древесина некоторых деревьев легче, чем у бальсы, но эти деревья уступают ей в смысле практического использования — по большей части из-за своей редкости.

«Вальса» — испанское слово, означающее «плот». Дерево получило такое название потому, что его стволы часто шли на изготовление именно плотов. Это южноамериканское сорное дерево растет так быстро и непрерывно, что на древесине не остается годовых колец. Она состоит из сплошной клетчатки — большие клетки переполнены соком, и свежесрубленный ствол настолько тяжел, что его приходится тащить из леса на волах. Рубчатость его такова, что он сгнивает, пролежав на земле дольше одного-двух дней. Древесина бальсы столь мягка, что распилить ее можно лишь очень острой пилой (вы когда-нибудь пробовали резать воздушный бисквит тупым ножом?). Но если поставить бревно вертикально, чтобы оно высохло, или быстро высушить его в сушильне, то древесина, из которой испарится сок, будет крепче, чем дубовая древесина того же веса. Таким образом, бальса вполне может претендовать на звание чемпиона в наилегчайшем весе.

Поразительная легкость сухой бальсы особенно ценна в тех случаях, когда от дерева требуется большая прочность при малом весе. Это достигается сочетанием бальсы с другими сортами древесины, которыми ее фанеруют. Употребляемые в самолетах деревянные части из бальсы вдвое легче еловых и выдерживают нагрузки на 50% больше. В кораблестроении фанерованные переборки из бальсы не только обеспечивают хорошую изоляцию, но и на сотни тонн снижают вес корпуса судна. Губчатое строение бальсы делает ее прекрасным изоляционным материалом. Был поставлен такой опыт: замороженный кусок масла отправили в бальсовом ящике из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк. Через восемь дней, когда посылку доставили по адресу, масло даже и не начало таять, хотя средняя наружная температура достигала 28°. Бальса гасит вибрацию, поэтому подушки из нее помещают под тяжелые машины, чтобы предохранить здание от постоянного сотрясения. Вальсовые стены и потолки поглощают звуковые волны, избавляя обитателей дома от неприятного шума [94].

135

Существуют деревья с древесиной более легкой, чем у бальсы (Удельный вес бальсы равен 0,12 (в восемь раз меньше, чем у воды). Все нижеперечисленные деревья легче: кубинское Aeschynomene hispida имеет уд. вес 0,044 (почти втрое меньше, чем у бальсы); Alstonia spathulata — 0,058 (у этого дерева, растущего в болотах на островах Тихого океана, наиболее легкая древесина в корнях); Cauanillesia platanijolia, большое дерево из зоны Панамского канала, имеет уд. вес. 0,103, на 16% меньше, чем у бальсы; уд. вес Аппопа palustris 0,116, чуть меньше, чем у бальсы. Однако и эти и другие деревья, чья древесина легче бальсовой, не растут большими группами или же по каким-либо иным причинам не годятся для промышленного использования [79]), но им не хватает ее единообразия, прочности и доступности. Из этих деревьев достоин упоминания только амбач (Aeschynomene elaphroxylon), давший сырье для того тропического шлема, в котором вы убили своего первого льва.

136

Амбач — это кустарник или дерево высотой до 9 м; растет он в воде по берегам озер, болот и рек (Он растет по рекам всей тропической Африки, но главным образом на Верхнем Ниле. Дж. Долзил указывает, что его удельный вес непостоянен: «Образчики древесины с Золотого Берега имели вес 112, из Уганды — 168, а из Анголы — 198 г/дм3»). Ствол у него усеян шипами, короткий и вздутый, с диаметром у основания 25—30 см. Но выше он резко сужается, образуя почти конус. Кора гладкая и зеленая. Ветки покрыты загнутыми бурыми колючками длиной до 1 см. Внешне амбач напоминает акацию, но цветки у него совсем другие — красивые, желто-оранжевые, похожие на цветки душистого горошка, но очень большие, с венчиком от 4 до 5 см в поперечнике. Эгглинг [38] писал о нем:

137

«Древесина не имеет коммерческой ценности, но то, как ее используют туземцы, представляет значительный интерес. На озерах Альберт и Виктория из нее делают поплавки для рыболовных сетей и удочек. На озере Накивали и в Катангуру на протоке Казинга рыбаки баньянколе привязывают к рукоятке своей остроги веретенообразный брусок, вырезанный из стебля амбача. Такой брусок почти не тормозит движения остроги под водой, зато в случае промаха она благодаря ему сразу всплывает».

На Ниле большие бруски привязываются веревками к копьям, которыми бьют бегемотов, — эти бруски играют роль буйков. Швейнфурт [103] дает прекрасное описание этого растения:

«Амбач… отличается несравненной легкостью древесины… Только подержав его в руках, можно поверить, что один человек способен без труда тащить на плечах плот, рассчитанный на восемь пассажиров. Амбач чрезвычайно быстро растет в тихих заводях, и, так как все его корни находятся под водой, ветер и течение часто уносят целые кусты, которые затем легко принимаются на новом месте. Именно таково происхождение травяных барьеров, часто преграждающих верхнее течение Нила и во многих случаях делающих судоходство невозможным».

Сэр Гарри Джонстон более подробно описывает образование этих «судда» (плавучих преград). Он сообщает, что амбачи «разбухают по мере роста и в конце концов образуют настоящую стену или бруствер из рыхлых стеблей, позади которых скапливается огромная масса водорослей и всякого мусора». Он указывает также, что «во многих заливчиках на севере озера Виктория, защищенных от волн, вокруг этих барьеров постепенно образуется почва и залив мало-помалу заполняется тем, что в дальнейшем превратится в торф, а потом, быть может, и в уголь».

comments powered by HyperComments