2 года назад
Нету коментариев

Возможно, следовало бы учредить клинику для чрезмерно толстых деревьев. До сих пор толстяки древесного мира ни у кого не находили сочувствия, и для них не выработана диета, которая помогла бы им вернуть талию. Деревья-толстяки подвергались остракизму, помещались в музеи, не допускались в сады. Никта не любит деревьев-толстяков. (Но они привлекают всеобщее внимание!)

Быть может, эти тяжеловесные деревья мечтают о стройных фигурах, гибкости и изяществе. Если бы им удалось свершить над собой такое чудо, они могли бы показывать своим внукам нижеследующие страницы, посвященные пяти древесным семействам, знаменитым своим дородством, и малыши, рассматривая смешные картинки, вопили бы: «Глядите, какой бабушка была толстой!»

БАОБАБЫ

Во многих отношениях баобабы принадлежат к наиболее замечательным деревьям мира. Основной африканский вид (Adansonia digitata) и великан австралийского севера A, gregorii культивируются повсюду в тропиках из-за нескольких присущих им особенностей:

1. Они доживают до невероятного возраста. Работавший в Сенегале ботаник Майкл Адансон, в честь которого этот род был назван «адансония», нашел в 1794 г. дерево, имевшее в диаметре-9 м. Он определил его возраст в 5150 лет. Александр фон Гумбольдт назвал баобаб «старейшим органическим памятником нашей планеты». Палгрейв [88], однако, ставит под сомнение колоссальный возраст баобабов, так как годовые кольца у них отсутствуют.

2. Диаметр дерева, нередко равный 9 м, никак не соответствует его высоте, которая обычно составляет 12 м и очень редко» достигает 18 м. Эрнест Уилсон считал, что старые деревья, когда они стоят без листьев, сказочно безобразны, «точно гигантские вороньи гнезда». В «Деревьях-аристократах» он писал:

087

«Громоздкий ствол, довольно часто имеющий в обхвата 30 м и покрытый гладкой корой, производит весьма внушительное впечатление. Однако, как ни толст ствол, винтовочная пуля пронижет его насквозь, потому что его ткани чрезвычайно мягки и пористы. Миссионер-путешественниик Дэвид Ливингстон вырезал свое имя на коре баобаба, растущего на островке над водопадом Виктория на реке Замбези, когда он открыл это восьмое чудо света». Древесина очень мягка и легко поражается грибком, который разрушает ее; пораженное место нетрудно превратить в дупло. Это проделывают туземцы, которые затем подвешивают в дуплах тела тех, кому они отказывают в почетном погребении. Там трупы мумифицируются без какой-либо предварительной обработки или бальзамирования. Ливингстон описывает полый ствол баобаба, внутри которого могли спокойно улечься двадцать-тридцать человек. Палгрейв замечает: «Жизнеспособность этих деревьев поразительна: даже когда степной пожар выжигает его сердцевину, дерево продолжает расти как ни в чем не бывало. Если содрать кору, она нарастет снова. Так как в местностях, где они растут, воды постоянно не хватает, их корни часто разрастаются от дерева на сотни метров».

3. Местные жители находят применение любой части баобаба. Из его коры выделывается волокно для веревок, а в Сенегале оно идет на изготовление ткани. Волокно это настолько крепко, что в Бенгуэле родилась поговорка: «Беспомощен, как слон, связанный баобабовой веревкой».

4. Самое поразительное в баобабах то, что они не увеличиваются с каждым годом. Иногда они даже становятся меньше! Г. Гай, опытный лесничий в Национальном музее Булавайо в Южной Родезии, вел систематические наблюдения за плантацией баобабов в течение 35 лет. Согласно его записям, обхват «дерева № 6» на высоте груди менялся следующим образом:

088

Гай объясняет сжатия засухами, а расширения — выпадением большого количества дождей.

Баобаб — самое ценное из африканских растений. Его листья используются для приготовления закваски; из коры делают веревки и нитки. Сенегальцы употребляют толченую кору и листья баобаба, как мы — перец и соль. Листья едят как салат, часто добавляют в другие блюда и считают охлаждающим средством, уменьшающим потливость. Плоды широко используются жителями Сьерра-Леоне на западном побережье Африки. Плод содержит мучнистую кисловатую мякоть, полную семян, вкусом напоминающих имбирь. В Анголе в голодные годы семена толкут и употребляют в пищу.

Баобабы замечательны еще и тем, что слоны ломают их и поедают — поедают целиком. Их можно назвать закусочными толстокожих колоссов. У. Робертсон-Буллок, старший ревизор лесного департамента Северной Родезии, писал о том, что почти все баобабы, которые он видел во время объездов, повреждены слонами. Некоторые из них повалены и съедены почти целиком — от листьев и веток до ствола включительно. Слонихи отдавали слонятам сочные волокна сердцевины. Энтон-Смит писал:

«Почему слоны уродуют эти деревья, остается неизвестным. В Северной Родезии это явление было замечено только в последнем десятилетии, а потому была выдвинута теория, что слоны ищут новые источники определенных питательных веществ в связи с изменением мест обитания. Один егерь сообщил, что он обнаружил скелет слона под вырванным с корнем баобабом; по его мнению, слон с такой яростью накинулся на дерево, что повалил его на себя и был раздавлен».

СВЯЩЕННЫЙ ОМБУ

В Южной Америке растет дерево, словно специально созданное для городских парков. Его посадки не пришлось бы обновлять, так как оно, по-видимому, никогда не умирает. Оно бросает густую тень, и его огромные раскидистые ветви простираются на 15 м и более. Насекомые терпеть не могут это дерево, и поэтому тем, кто отдыхает в его тени, не докучают ни муравьи, ни мухи, ни комары, ни москиты. К тому же его огромные корни во многих местах поднимаются над землей, образуя естественные массивные скамьи. Пожалуй, это единственное дерево, которое обеспечивает сиденьем тех, кто хочет отдохнуть под ним. И в довершение всего по ночам это дерево, на радость парковым сторожам и полиции, испускает крайне неприятный запах, который гонит вон все влюбленные парочки и всех бродяг. Чего еще можно пожелать от паркового дерева?

Таковы свойства быстрорастущего дерева, которое называется омбу, или умбу (Phytolacca dioica). Оно произрастает в диком виде в Аргентине, Уругвае, Парагвае, на юге Бразилии и в Перу и отлично прижилось во многих областях Старого Света. Это сильно увеличенная копия обыкновенного американского лаконоса, и его скорее следовало бы назвать гигантской травой, чем деревом. Ствол омбу не имеет годовых колец, так как состоит из рыхлых волокнистых слоев, число которых достигает нескольких сотен. Живое дерево нисколько не страдает от степных пожаров, ибо его ствол и ветви на 80% состоят из воды. Поэтому зеленое дерево не горит вовсе, а сухое сгорает, как газетная бумага, не давая никакого жара.

089

Аргентинцы любят омбу больше всех остальных деревьев, и оно занимает видное место в истории, легендах, литературе и даже мифологии страны. Омбу легко переносит жару и засуху, ему не страшны ураганы, бушующие над пампасами, оно обеспечивает густую тень там, где другие деревья вообще не растут, и хотя сильные заморозки лишают его листьев, они быстро вырастают вновь.

Деревья омбу цветут обильно, но женские цветки находятся на одном дереве, а мужские — на другом. Птицы и пчелы избегают их, и потому опыление зависит от капризов ветра. Этот способ весьма малоэффективен, так как омбу — убежденные отшельники. Они никогда не растут группами, и возможных супругов обычно разделяют большие расстояния. Когда семена все же созревают и падают на землю, они прорастают очень редко, так как земля под омбу слишком суха. А если они все-таки прорастут, то молодые побеги гибнут от засухи, излишка тени или сильных заморозков.

Уолтер Суиндон [112] так объясняет почтение, которое местные жители питают к омбу:

«Возможно, криольо любят его за то, что оно служит вехой для путников, и его часто так и называют, поскольку оно указывает местоположение деревни или имения, где можно рассчитывать на самую гостеприимную встречу… Омбу были неведомо кем рассажены по всей Аргентине».

Аллан Эккерт [37] писал, что никто еще не видел омбу, погибшего естественной смертью — пораженного болезнью, сгнившего или высохшего от старости. Хотя омбу живут чрезвычайно долго, внешние слои ствола постоянно омолаживаются.

«Вся внутренность массивного ствола мертва, — указывает Эккерт, — включая и корни, уходящие глубоко в землю. И все-таки внешние слои крепки и свежи, как сотни лет назад, и даже умершие части, как полагают, служат резервуаром для запасов воды… Хотя издали дерево может показаться невообразимо старым, на самом деле это молодая оболочка, скрывающая в себе все прошлые поколения».

БУТЫЛОЧНЫЕ ДЕРЕВЬЯ

Толковый словарь определяет бутылку как полый сосуд с узким горлышком и без ручек. Это определение удивительно подходит к деревьям, которые австралийцы называют «бутылочными» (Brachychiton rupestris), хотя, правда, такое дерево в отличие от бутылки имеет отделения.

Бутылочное дерево действительно похоже на бутылку. В нижней части ствола между корой и древесиной находится отделение, вмещающее значительное количество воды. Это очень важно для путешественников, так как бутылочные деревья растут только в самых сухих областях на севере Квинсленда. В дождевых лесах они не встречаются вовсе. Второй резервуар помещается в средней части дерева. Дж. Одес [5] указывает, что в нем содержится «большое количество сладковатого сгустившегося в желе сока, который очень полезен и питателен». Нет, вы только представьте себе! Кафетерий в центре пустыни! Э. Лорд [71] идет еще дальше и утверждает, что и это студенистое вещество, и молодые корни, и плоды считаются у местных жителей лакомством, а листья — прекрасным кормом для скота.

090

Бутылочное дерево, ствол которого достигает в диаметре 1,8 м, иногда называется также «деревом-бочкой». Оно бывает до 15 м в высоту и увенчано раскидистой густой кроной, состоящей из узких листьев 8 см длиной. Листья довольно разнообразны и напоминают листья родственного дерева, которое австралийцы называют «кураджонг» (В. populneum). Молодые деревья очень чувствительны к холоду. Одес сообщает, что из коры этого всеми любимого своеобразного дерева аборигены получают полезное волокно.

СЕЙБА — ПОСТАВЩИЦА МАТЕРИАЛА ДЛЯ НАБИВКИ ПОДУШЕК

Сейба, дающая капок — шелковистые волокна, которыми набивают подушки и спасательные пояса, — происходит из тропической Америки, но растет в тропиках повсюду. Главный экспортер капока — Ява. В Африке, по утверждению Долзила, сейба по величине превосходит все остальные деревья. В некоторых местах ее называют «шелковичным хлопчатником».

091

Внешнему виду этого растения меньше всего присуще единообразие, так как некоторые экземпляры (преимущественно молодые деревья) щеголяют колючими стволами, а другие, наоборот,— гладкими. Некоторые ветки лишены листьев, другие покрыты старыми листьями, а третьи — молодой листвой, и все это на одном дереве. Точно так же у сейбы, растущей в лесу, цветки могут появляться постепенно то на одной ветке, то на другой или же из года в год ограничиваться какими-то определенными ветками. У некоторых экземпляров ветки колючие, а у других гладкие. Плоды разнятся формой и размером, а пух может быть и белым и окрашенным. Некоторые плоды, созревая, лопаются и выбрасывают пух на землю, другие же — нет.

Наиболее примечательная черта сейбы — это ее грандиозность. В высоту она достигает 45 м, ее ствол может иметь в обхвате 12 м и часто снабжен могучими контрфорсами. Контрфорсы эти начинаются в 3—5 м от земли и расходятся по всем направлениям на 4,5 м и более, но всегда бывают- одной толщины — от 15 до 30 см.

Цветки у сейбы невзрачные — маленькие грязновато-белые кисточки. В обычных условиях дерево цветет через год. Рендл [43] сообщает о нем следующее:

«Шелковичный хлопчатник сбрасывает листья поздней осенью или зимой, но цветет только каждый второй год. В год цветения листья обычно опадают в ноябре или декабре, а в январе или феврале на концах веток появляется масса цветков. Семенные коробочки успевают хорошо развиться или даже созреть еще до появления молодой листвы, в апреле или мае. На следующий год, когда дерево не цветет, молодые листья появляются уже в конце декабря, так что в этих случаях дерево стоит без листьев очень недолго. Такое чередование обычно свойственно всему дереву, но иногда цветет только половина дерева, а другая покрыта листьями без цветков, причем на другой год цветет вторая половина, а первая покрывается листьями. Иногда листья опадают очень рано — даже в конце июля». Цветки сменяются десятисантиметровыми коробочками, наполненными шелковистой ватой, в которую вкраплены многочисленные мелкие коричневые семена. Деревья эти культивируются во многих местах, так как дают хорошую тень. Стэндли [106] причисляет их к самым знаменитым деревьям тропической Америки и к самым высоким в Центральной Америке, где с ними могут потягаться еще только два-три вида. Он указывает, что они примечательны большими вогнутыми кронами. Далее он сообщает:

«Капок используется в Европе и Северной Америке в огромных количествах… Подавляющая часть коммерческого капока поступает из западной Африки и Юго-Восточной Азии. Древесина… розовато-белая или пепельно-коричневая, рыхлая и мягкая, хотя и гораздо тверже, чем можно было бы ожидать, судя по ее малому весу. Она не очень прочна. В некоторых местностях выжатое из семян масло используется для освещения и изготовления мыла».

Долзил указывает:

092

«Как материал для спасательных поясов и других подобных приспособлений капок значительно лучше пробки, плавучесть которой в пять раз ниже, чем у него. Спасательный пояс из 1 кг капока может поддерживать на воде груз в 25 кг. После тридцати дней пребывания в воде капок утрачивает только 10% своей плавучести, а высохнув, полностью ее восстанавливает. Шелковистые волоски семян и сейбы и бомбакса (Некоторое количество капокового волокна дает также родственное сейбе индийское дерево Вотbах malabaricum) используются как трут для кремня и огнива; но для этой цели они должны быть абсолютно сухими; трут получают, поджаривая коробочки до обугливания, затем их хранят в кожаном кисете или в скорлупе ореха. Сухой пух очень легко воспламеняется, и были случаи, когда деревни, в которых росло много шелковичного хлопчатника, приходилось покидать из страха перед пожаром. В Индии его используют для изготовления фейерверков».

КУБИНСКАЯ БГЮХАТАЯ ПАЛЬМА

К одной из пальм на Кубе (Colpotrinax wrightii) прочно пристало не слишком изящное название «брюхатая». Примерно на середине ее высокий ствол раздут, как тело змеи, проглотившей морскую свинку.

Из брюхатых пальм местные жители мастерят бочонки, ульи, водопойные колоды и даже маленькие лодки. Эти деревья в больших количествах растут на острове Пинос и на песчаных равнинах па западе Пинар-дель-Рио, часто в сообществе с соснами. До сих пор эту пальму не удавалось успешно разводить где-либо еще.

comments powered by HyperComments