2 года назад
Нету коментариев

В последнее время мир растений привлекает все большее и большее внимание не только ботаников и агрономов. К нему обращены взоры экономистов, градостроителей, работников здравоохранения и аппарата государственного управления, деятелей международных организаций.

Стремительный рост городского и промышленного строительства, прогрессирующие масштабы возделывания земли, разработки лесов и недр, быстрое увеличение населения планеты выдвигают перед учеными и государственными деятелями очень серьезные проблемы.

Согласно прогнозам экономистов к концу второго тысячелетия население Земли достигнет приблизительно 6 миллиардов человек. Эти 6 миллиардов человек надо прокормить, обеспечить чистой водой и воздухом, для них надо сохранить столь необходимые для здоровья пространство и природный ландшафт.

В то же время тенденции изменений, которые происходят в животном и растительном мире Земли — в ее так называемой биосфере, — вызывают все большую тревогу. Это нашло отражение в обширной литературе, рассматривающей динамику и перспективы изменения биосферы. Как остро ставится этот вопрос, можно судить даже по названиям некоторых монографий: «До того, как умрет природа» (Ж. Дорст, Франция), «Оскальпированная земля» (А. Ленькова, Польша), «Оставим ли мы нашу планету обитаемой?» (Специальный номер журнала «Курьер ЮНЕСКО»), «Нам и внукам» (Д. Л. Арманд, СССР). Поэтому охрана природы, правильное использование ее ресурсов, сохранение и обогащение естественных ландшафтов стало первостепенной задачей.

В. И. Ленин еще много десятилетий назад предвидел пути и темпы развития производительных сил человеческого общества и настоятельно подчеркивал необходимость своевременных и разумных мер для правильного использования природных ресурсов.

В первые же годы существования Советской республики,, когда экономическая разруха, голод и интервенция грозили гибелью завоеваниям рабочих и крестьян, Ленин находил время it средства для утверждения законодательства по охране природных ресурсов, для организации заповедников в стране. В мае 1918 г. вместе с Я. М. Свердловым В. И. Ленин подписал декрет «О лесах», который предусматривал не только сохранение, но и увеличение площади лесов. В 1919 г., по указанию В. И. Ленина, был создан Астраханский заповедник. Дальнейшее развитие заповедников получило отражение в декрете «Об охране памятников природы, садов и парков» и других аналогичных документах.

Ленинская забота о сохранении природных ресурсов нашла: выражение в современной программе экономического и культурного развития советского государства. В Директивах по развитию народного хозяйства, принятых XXIII съездом КПСС, указывается на необходимость всемерного «осуществления мероприятий по усилению охраны природы для более эффективного использования… природных богатств страны…»

В природном комплексе нашей планеты растительный мир играет первостепенную роль. Растение — замечательный труженик. Все живое на земле обязано ему своим существованием. В природной лаборатории зеленого листа ежечасно и ежеминутно осуществляется великое таинство синтеза органического вещества, в котором аккумулируются миллиарды калорий солнечной энергии. В полном смысле слова — растения нас питают, одевают и греют. И до сих пор еще никто и ничто не может заменить этот гигантский труд растений. Пока удается лишь помогать растению в этой работе, повышая продуктивность фотосинтеза, увеличивая объем урожая растительных культур и улучшая его качество.

Постепенно, шаг за шагом наука проникает в тайны жизни растений. Но многое пока остается за пределами наших знаний. Несмотря на поразительные достижения современной науки и техники, человек еще не может искусственно воспроизвести синтез растительных продуктов.

Растения дают человеку бесконечно разнообразные продукты питания, лекарственные препараты, красители, смолы, волокна, древесину и т. п. Причем каждый вид и даже каждый сорт растения создает эти продукты по-своему, в неповторимом строении, составе и количестве. Много не раскрытых загадок еще остается и в области экологии. Почему, например, арктические и альпийские растения — клюква, карликовые березы и ивы, лютики, анемоны, лапчатки, камнеломки и другие — переносят морозы до 60°, оставаясь незащищенными даже снежным покровом, тогда как некоторые тропические орхидеи, насекомоядные непентесы или дерево какао «замерзают» уже при 10° тепла?) А отношение различных растений к качеству воды? Большинство цветковых растений немедленно погибает от воздействия морской воды даже в ничтожных количествах. В то же время в устьях рек, вдоль берегов морей и океанов встречаются деревья и кустарники, которые в периоды приливов затопляются соленой морской водой на глубину нескольких метров. Но это их стихия, и они в этих условиях благополучно растут, цветут, плодоносят. К растениям, хорошо переносящим затопляемые морской водой почвы, относятся прекрасно знакомые советским людям некоторые виды тамарисков (Научное название растения — тамарикс (лат. tamarix)). Мир растений таит много секретов, объяснить которые еще предстоит ученым в будущем.

Дереву в растительном мире принадлежит особое место. Оно живет долго, часто несколько сот, а иногда и тысячи лет. На протяжении всей жизни его ствол и крона подвергаются всяким невзгодам — сильной жаре и морозам, ливням и штормам, грозам и пожарам. Мало ли бедствий проносится над ними за долгие века их жизни? Книга Меннинджера — увлекательная повесть о деревьях, их многообразии, удивительных приспособлениях, которые выработались у них в борьбе за существование.

Создавая эту книгу, автор поставил перед собой задачу — пробудить у читателя интерес к жизни дерева, вызвать уважение к этому замечательному творению природы, воспитать понимание необходимости охранять окружающие нас зеленые сокровища. Каждый должен знать и помнить, что уничтожить дерево можно быстро, а вырастить его часто не хватает целой человеческой жизни.

Стремление привлечь внимание, вызвать интерес даже у пока, еще равнодушных к миру растений людей проявляется и в построении книги, и в манере подачи большого фактического материала, и в оформлении, и в названии глав. Всякий, кто прочитает заголовки «Взбесившиеся корни», «Деревья, растущие «вверх ногами», «Деревья-стриптизеры», «Дерево, у которого всего два листа», «Мексиканский цветок-рука», «Дерево в бигуди», «Плоды-кинжалы», «Когтистое дерево», «Полулюди, или люди-призраки», «Двухголовые чудовища», «Дерево-людоед», «Деревья, внушающие страх и благоговение», «Деревья, которые показывают время и предсказывают погоду», «Деревья, издающие звуки» и т. д., невольно захочет узнать, что скрывается за интригующей вывеской.

Такая сенсационность даже настораживает. Можно подумать пто автор в погоне за занимательностью жертвует научной достоверностью. Между тем, в действительности это не так. Доктор Эдвин Меннинджер сам объясняет избранную им форму изложения. В предисловии он говорит, что мир деревьев обычна представляется людям стабильным и уравновешенным. Между тем, если присмотреться внимательнее, то перед наблюдателем откроются удивительные, иногда совершенно неожиданные явления. Вот эти причуды и кажущиеся ненормальности в жизни и строении деревьев и создают главный колорит написанной им книги. Автор сравнивает себя с зазывалой, который стоит у тента цирка и заманивает прохожих посмотреть на удивительное, эксцентрическое, причудливое и необычное. Чтобы заинтересоваться явлениями природы, нужен лишь случай. Автор надеется, что многие люди, прочитав книгу, откроют для себя новую область увлечения, призвания и истинного удовлетворения в общении с природой. Такая надежда, по-видимому, подкрепляется личным жизненным опытом доктора Меннинджера. Ведь сам он начал карьеру в качестве журналиста, получив соответствующее образование в специальной школе при Колумбийском университете. Со временем у него появился интерес к тропическим растениям. Постепенно любительский интерес перерос в глубокое увлечение, ставшее основным призванием. Когда Меннинджер готовил к печати эту книгу, он уже был признанным ученым-дендрологом. За свои исследования в области биологии древесных растений он получил ученую степень почетного доктора Университета Флориды.

Жизненный путь автора определил и характер книги. Она рассчитана на широкого читателя и, конечно, является популярным изданием. Как профессиональный и опытный журналист автор постарался подать материал живо и увлекательно. Но вместе с тем как ученый, отдавшийся творческой работе по призванию, он сделал книгу научно достоверной. Материалы для публикации собирались с большим терпением, вся информация точно документирована ссылками на литературные источники. Правда, иногда в печать, особенно популярную, проникает информация, искажающая действительность. В таких случаях автор пытается определить объективные мотивы, вызвавшие публикацию сообщений, которые расходятся с реальной действительностью.

В книге приводятся сведения по биологии и особенностям строения и развития нескольких сот деревьев. Научная достоверность фактических данных расширяет круг возможных читателей. Ее можно читать целиком как интересное повествование, можно выборочно познакомиться с отдельными занимательными историями из жизни деревьев, можно ею постоянно пользоваться как справочником, представляющим большую ботаническую ценность. Поэтому книгу охотно приобретет каждый любознательный человек, даже очень далекий от ботаники и растениеводства. Много ценных сведений найдут в книге любители природы, люди, изучающие растительный мир в часы досуга. Безусловно, захотят иметь ее у себя под рукой и маститые ботаники, дендрологи, особенно те, кто ведет педагогическую работу или выступает с публичными лекциями. В книге они смогут подобрать очень хороший материал для иллюстрации различных форм приспособления растений к условиям существования, выработанных многовековым естественным отбором. Примеры эти привлекут слушателей своей необычностью и поэтому хорошо запомнятся.

Мы уже сказали, что большинство растений, о которых рассказывается в книге, относятся к флоре тропических стран. Но для встречи с удивительными представителями мира деревьев не обязательно отправляться в тропики. Для этого достаточно посетить один из крупнейших ботанических садов Советского Союза. Например, в оранжереях Главного ботанического сада АН СССР в Москве посетитель может увидеть дерево какао с плодами не на ветвях, а на стволе; здесь он увидит муравьиное дерево — цекропию, — в полых побегах которого поселяются муравьи. Между деревом и его постояльцами установились обоюдовыгодные взаи­моотношения. В биологии это называют симбиозом. Муравьи, заселяющие полости побегов в цекропии, питаются выростами, находящимися у основания черешков, а за это цекропия получает защиту от другого вида муравьев — листорезов, — уничтожающих ее листья.

В наших оранжереях можно встретить и другие чудеса природы, так живо описанные в книге: фикусы с многочисленными воздушными корнями; панданусы, громоздящиеся на ходульных корнях; хлебное дерево с его массивными, мясистыми плодами на стволах; дисхидию, в кувшинчиках которой создается запас воды на период засухи; обжигающую лапортею и т. д. В садах и парках Крыма, Кавказа, Средней Азии встречается очень красивое хвойное, листопадное дерево — болотный кипарис. Тот самый кипарис, о «взбесившихся корнях» которого так интересно рассказывает Меннинджер.

Некоторые причуды тропических деревьев можно иногда наблюдать и в наших лесах, только на других видах. Так, например, и у нас есть свое дерево-стриптизер. Кто побывал на южном берегу Крыма или на черноморском побережьи Кавказа, обязательно обратил внимание на вечнозеленое земляничное дерево. Его красиво изогнутые стволы и ветви зимой и весной покрыты гладкой, яркой, кораллово-красной корой. С наступлением летней жары кора лопается и начинает сходить тонкими, как бумага, лоскутами. Остается гладкий совсем зеленый ствол. До наступления зимы молодая зеленая кора сначала светлеет, потом делается светло-коричневой и наконец полностью восстанавливает первоначальный красно-коралловый цвет. За это свойство обнажаться дерево неофициально, но очень широко получило имя «бесстыдница». А земляничным оно называется потому, что осенью приносит округлые морщинистые оранжево-красные плоды, по внешнему виду напоминающие землянику.

Довольно широко распространено у наших деревьев явление смены двух стадий в развитии побегов и листьев — младенческой, называемой ювенильной, и зрелой, обычно свойственной взрослым растениям. На черноморском побережьи Кавказа и Крыма растет интродуцированное из Японии неприхотливое хвойное де­рево — криптомерия. Ее хвоя, мягкая и нежная у молодых растений, с возрастом становится жесткой, шиловидной, слегка изогнутой у основания. Бывают случаи, когда у криптомерии не происходит этой возрастной смены и ювенильная хвоя остается на дереве на всю жизнь. Такие растения по внешнему облику совсем не похожи на своих нормальных родственников. Они гораздо красивее и больше ценятся в декоративных посадках. Экземпляры, сохранившие ювенильный тип хвои, вегетативно размножаются и получили название — криптомерия японская элегантная.

Нередко возрастные формы растения принимались учеными за самостоятельные виды. Так, изучая различные виды тамариска, советский ученый Ф. Н. Русанов установил, что возрастные формы ботаником Бунге были в свое время описаны как самостоятельные виды. В итоге этой работы вместо ранее ошибочно признанных 32 видов среднеазиатских тамарисков осталось только 16.

Есть в нашей отечественной флоре и растения, дающие цветки и плоды на «листьях». Для примера можно назвать вечнозеленые полукустарники — иглицы. На их стеблях образуются листообразные видоизмененные побеги — филлокладии. Неискушенный наблюдатель с легкостью примет их за листья и, конечно, очень удивится, заметив на них мелкие цветочки, которые потом образуют красный мясистый, шаровидный плод-ягоду, диаметром 6—10 мм.

Очень изящные плоды приносят наши дальневосточные бересклеты. На тонких плодоножках грациозно поникают пурпурно-красные коробочки с погруженными в ярко-оранжевые присемянники блестящими семенами. Плоды напоминают изящные ювелирные изделия из кораллов и служат замечательным украшением куста.

Многочисленные случаи срастания одного дерева с другим наблюдаются и у деревьев флоры Советского Союза. Именно они были причиной ошибочного мнения о возможности «порождения» одного вида деревьев другим. У одних растений такие случаи бывают как исключение, у других как правило. На Кавказе растет величественное долголетнее дерево — дзельква граболистная. Растение дает очень красивую на срезе, легко полирующуюся древесину, стойкую к гниению и повреждению насекомыми. У этого растения удивительно легко срастаются ветви близстоящих деревьев. Столь интересная особенность великолепно выражена у группы деревьев дзельквы, посаженной в Государственном Никитском ботаническом саду.

В книге читатель узнает об исчезнувших и исчезающих растениях. Эти факты заставляют задуматься о нашей ответственности за сохранение природы перед будущими поколениями. Растительный мир еще недостаточно изучен. В растениях постоянно обнаруживаются все новые и новые полезные свойства или нужные вещества для медицины, техники, пищевой промышленности. Навсегда теряя какой-то вид растений, мы, может быть, исключаем возможность открыть в нем пока неизвестные нам достоинства. Исчезнувшее растение — невозвратимая утрата. Горько читать сообщение Д. Хатчинсона о вымирающей флоре острова Св. Елены. Четыреста лет тому назад, когда остров был только открыт, в его густых непроходимых лесах росли уникальные, нигде более не встречающиеся растения — капустные деревья и древовидные маргаритки. Эту флору ботаники удачно назвали «обломком погибшего древнего мира». Теперь леса почти полностью сведены, флора острова в основном состоит из иноземных растений. Навеки исчезли несколько видов капустных деревьев. Другим видам уничтожение угрожает в самом ближайшем будущем.

В юго-западной Африке есть весьма своеобразные растения — пахиподиумы, или «люди-призраки». Их фантастический облик породил таинственные легенды об их происхождении. Эти растения растут очень медленно, с большим трудом размножаются я чрезвычайно чувствительны к избытку влаги. Их осталось совсем мало, и теперь они взяты под охрану. За уничтожение такого дерева налагается большой штраф.

В книге приводится много интересных сведений о казалось бы уже известных истинах. Большинство людей знает, что шоколадное дерево дает плоды на стволе, что родом оно из Южной Америки и с успехом культивируется в тропической Африке. Но, по-видимому, далеко не всем известно, что Колумб во время своего путешествия в Новый свет в 1502 г. был у порога открытия бобов какао — ценнейшего теперь продукта. Захватив каноэ индейцев, он искал у них золото и драгоценности, и не придал особого значения странному «миндалю», которым были наполнены глиняные кувшины. Только 17 лет спустя солдаты Кортеса узнали, как высоко ценится этот продукт во дворце Монтесумы. Когда Кортес в 1528 г. вернулся в Испанию, он сумел достойным образом представить свою находку, названную «пищей богов». С этого времени Европа узнала какао, и вскоре оно стало широко известным пищевым продуктом.

Предельное долголетие деревьев, их максимальная высота и окружность ствола часто вызывают вопросы любознательных и нередко порождают споры. Многие полагают, что самыми высокими деревьями на Земле являются североамериканские секвойи. На самом же деле с ними конкурируют некоторые африканские акации и эвкалипты. В книге собраны интересные данные о высоте и о возрасте растений, подмечены противоречия в этих сведениях и дано им объяснение. Ясно одно, что вековых великанов на Земле остается все меньше и меньше и люди должны их взять под защиту. Чтобы заменить такого патриарха древесного мира, его надо выращивать несколько сот, а иногда и несколько тысяч лет.

Многие читатели, познакомившись с книгой, сделают поправку и в своих представлениях о рекорде легкости древесины. После знакомства с описанием знаменитого путешествия Тура Хейердала на плоту «Кон-Тики» они нередко считают, что самую легкую древесину дает южноамериканское дерево бальса. Оказы­вается, это заблуждение. Самая легкая древесина у кубинского дерева щетинистоволосистой эхиномены. Она почти в три раза легче бальсы. Есть и другие рекордсмены, опережающие бальсу по легкости, но они редко встречаются или уступают своему конкуренту в механических свойствах древесины.

Чтение книги оживляется пересказом народных легенд, возникших вокруг деревьев с загадочными свойствами. Драконово дерево Сокотры привлекает внимание путешественников необычной внешностью, а также свойством выделять кроваво-красную смолу, называемую жителями острова Сокотры «драконовой кровью» или «кровью двух братьев». Эти названия отражают старинные индийские легенды. Слон и дракон, символизирующие силы созидания и разрушения, по поверию, находились в вечной борьбе друг с другом. В этой борьбе иногда кровь того и другого смешивалась, почему красная смола и получила название «кровь двух братьев». Африканские растения — пахиподиумы — отличаются сказочным обликом; они стоят, как призраки заколдованных существ. Местные жители передают из уст в уста легенду о бегстве готтентотов от преследовавших их врагов. Чтобы спасти беглецов от неминуемой гибели, бог будто бы превратил их в растения. Так они и стоят теперь в пустыне, наклонившись на север, по пути былого движения.

Одни легенды относятся к глубокой древности, другие к совсем недавнему прошлому. Многих читателей заинтересует глава о деревьях-людоедах. Полвека назад во многих газетах появилось сенсационное сообщение о деревьях, которые убивают и проглатывают людей. Эхо этих сведений нашло отражение в 1955 г. в ряде местных газет и журналов и в нашей стране. Ученым ботанических садов присылали многочисленные выдержки и подробные сообщения. Были среди них статьи такого содержания:

Чудовищное дерево

«… Борьба длилась одно мгновение. Человек, шедший впереди, услышал сильный шелест, заглушивший крик отчаяния, и, обернувшись, успел заметить, как огромные листья красивого дерева-цветка, лежавшие на земле, взлетели кверху и захлопнули свою жертву.

Через 10 дней, когда оставшийся в живых путешественник привел на это место жителей ближайшего поселения, смертоносные листья вновь лежали на земле, а от человека остался только скелет. Страшное дерево буквально сожрало жертву, случайно коснувшуюся предательски раскинутых листьев.

Это случилось несколько лет назад в малоизученных лесах Мадагаскара. Здесь на жирной, веками прогреваемой горячим солнцем земле, в удушливом тяжелом воздухе растут деревья-гиганты.

Дерево-цветок Мадагаскара — большая редкость. Это уродливая разновидность встречающейся у нас на севере болотной росянки — низенького растеньица с сердцевидными листьями, покрытыми короткими волосками. Листья расположены на длинных тонких стеблях и являются ловушкой для мелких насекомых. Как только муха, паук или жучок неосторожно дотронутся до одного из волосков, листья моментально захлопываются и поглощают жертву».

Безусловно, все это выдумки, не имеющие ничего общего с научной информацией. Аналогичные сообщения появлялись в газетах и около 150 лет назад. Страшные истории связывались с растениями Мадагаскара, Филиппин или других, в то время труднодоступных мест. Проверить такие сообщения было почти невозможно. Но доктор Меннинджер в своей книге пытается определить объективные корни таких фантастических рассказов. Их он находит в фактах существования насекомоядных растений. Всем хорошо известны растения из рода непентес. Центральная жилка их листьев способна разрастаться в своеобразный кувшинчик. В кувшинчике накапливается сок, похожий по своему составу на желудочный сок животных. Насекомое, попавшее в эти живые ловушки, становится добычей хищных растений.

Другой источник легенд — это яды, которые добывались жителями тропических стран для обработки стрел и копий. Европейцам довелось познакомиться с их смертоносными свойствами с первых же шагов колониальной экспансии. Около 400 лет не было достоверных сведений об источниках и способах приготовления этих ядов. Правительства европейских государств направляли в колониальные страны своих разведчиков с задачей раскрыть эти секреты. Такое задание получил в XVII веке и голландский ботаник Румфий. Почти 15 лет он провел в Малайзии; задача была трудной и опасной. Его миссия закончилась тем, что он представил вымышленное донесение. Согласно его сообщению, около дерева, из которого добывают яд, не растут ни кустарники, ни травы, что почва под ним черная, как бы выжженная, что птицы, пролетая над деревом, падают замертво на землю и т. д. К этому докладу «ученого» требуется добавить немного фантазии, чтобы получить образцы приведенной выше информации. Всякий, кто прочитает эту книгу, никогда не поверит в подобные фантастические рассказы.

Обширный материал, собранный автором о причудливых деревьях, показывает, как многообразны и удивительны пути приспособления растений к условиям существования в процессе их эволюции. Отличным дополнением к тексту служат многочисленные фотографии. Многие из них сделаны в труднодоступных местах, с редких растений, и это увеличивает их документальную ценность.

Стремясь к популярности и занимательности, автор избрал свой стиль изложения, который подсказал ему опыт журналиста, стиль очень образный, иногда и несколько рискованный. В угоду сохранению этого стиля он подчас нарушает традиции, принятые для описания растений. Автор явно злоупотребляет сравнениями реакции растений на внешние условия с поведением человека. Советский читатель, безусловно, воспримет такие сравнения критически.

В интересах удобства пользования книгой в систему расположения материала внесены изменения, не нарушающие полноты ее содержания. Несколько сокращено количество глав за счет объединения мелких разделов, связанных общностью содержания.

Большой раздел справочных сносок по главам ликвидирован. Фактический материал этого раздела вынесен в текст. Справочный отдел составлен по другому принципу. Он включает три раздела. В первом приведена более полная библиография, представляющая большое удобство при уточнении и расширении информации, которая, несомненно, может оказаться очень полезной для квалифицированного читателя. Кроме того, составлен указатель латинских названий растений. Авторы латинских названий приведены только в указателе, в тексте они опущены.

Все, кто работал над переводом книги и был занят подготовкой ее к печати, искренне желают, чтобы она помогла материалистическому пониманию развития органического мира, способствовала расширению рядов ценителей природы, способных воспринимать ее красоту, умеющих наблюдать и замечать удивительные явления в жизни растений, всегда готовых стать на защиту нашего зеленого друга.

П. Лапин

comments powered by HyperComments