1 год назад
Нету коментариев

Свойства горных пород определяют конфигурацию рельефа, что облегчает труд геолога, так как по форме земной поверхности он может судить о литологическом составе толщ. В 1802 г. в одном из первых сочинений по геоморфологии «Опыт физиогномии Земли, или Искусство заключать по поверхности Земли о ее внут­реннем строении» К. Ф. Струве признал наличие соот­ветствия между формами рельефа и составом слоев земной коры. Древние рудокопы по едва заметным признакам в рельефе обнаруживали залежи тех или иных полезных ископаемых: каждому месторождению соответствовала своя форма дневной поверхности. До сих пор остается загадочной связь форм рельефа с рудопроявлением.

В. И. Вернадский писал: «Я хочу узнать те при­чины, которые заставляют ее (природу.— И. С.) яв­ляться в тех правильных, математических гармонич­ных формах, в каких мы всюду видим и чувствуем ее … Все явления в природе, по-видимому, зависят от внутреннего строения вещества, от формы, а на это до сих пор почти не обращали внимания» (Страницы автобиографии…, 1981, с. 58). Причины связи форм с геологическим и почвенным содержанием рассмотрены в работах И. П. Герасимова, Ю. А. Мещерякова (1967), А. А. Асеева (1962), В. В. Добровольского (1976), Г. В. Добровольского, И. С. Урусевской (1984), О. В. Макеева (1974).

В последние годы геоморфологи конструируют различные формы рельефа. Их цель — выделить еди­ничные морфологические ячеи, а затем, комбинируя их, создать абстрактный образ земной коры. Земную кору, от которой мысленно отняты все ее свойства, кроме пространственных, можно называть геометрическим телом. Это тело обладает свойством симметрии и со­стоит из точек, линий и плоскостей. Последовательно отделяя от реального почвенно-геологического тела сначала плоскость, потом линию и в конечном счете точку, мы соответственно лишаем его сначала толщины (высоты), затем толщины и ширины и, наконец, всех измерений.

Математики, работающие в области наук о Земле, представляют форму рельефа и почвенного покрова в виде точки, что упрощает моделирование, но слишком удаляет уровни абстракции от реальности. Это не устраивает проектировщиков. Однако, как показал опыт, формы рельефа и почвенного покрова можно изображать не только точкой, но также и линией, плоскостью и их совокупностями. Тогда геометриче­ские и математические образы земной поверхности бу­дут максимально приближены к объективной реаль­ности.

Первые работы по моделированию рельефа (Шафрановский, Плотников, 1975; Флоренсов, 1978; Ермо­лаев, 1975; Симметрия в природе, 1965) свидетельст­вуют о том, что земную поверхность можно предста­вить правильными геометрическими фигурами. К рель­ефу можно отнести и слова М. В. Ломоносова: «Все, что находится в природе, математически точно и опре­деленно». Установление точности и определенности для форм земной поверхности приблизит геоморфологию к запросам практики. Геоморфология очень нуждается в изучении «чистых» форм земной поверхности.

Географы стремятся показать на картах устойчи­вые инвариантные свойства природных объектов (Гла­зовская, 1964; Гвоздецкий, 1979; Михайлов, 1971), а также их симметрию (Боков, 1977; Корытный, 1984). Для этой цели К. Н. Дьяконов (1975) использует по­нятие об элементарной геосистемной единице — терри­ториальном носителе информации (по К. В. Зворыки­ну), например речном бассейне. Последний привлекает внимание многих как наиболее простая модель с одно­направленным потоком вещества и энергии (В. С. Пре­ображенский, В. Б. Сочава, А. Ю. Ретеюм, А. А. Кра­уклис, Ф. Н. Мильков).

Речные бассейны являются результатом тектониче­ских движений (Геренчук, 1960), однако в структур­ном отношении они подчинены более фундаменталь­ным природным единицам — блокам земной коры. Ви­димо, существует тесное взаимодействие между бассей­нами рек (элементами) и тектоническими плитами (системами). Установление иерархии этих тел имеет важное значение для практики, особенно для геологи­ческих прогнозов (см.: Рельеф Земли и математика, 1967).

comments powered by HyperComments