1 год назад
Нету коментариев

Почвовед привык работать с конкретными, реальны­ми объектами. Но в конце концов при обобщении мате­риалов ему приходится обращаться к иной форме по­знания действительности, математизировать получен­ные данные. Математизация — это уже особая форма познания. Она вытекает из необходимости перехода от живого созерцания — сбора фактического материала и получения простейших выводов — к практике через аб­стракцию.

При математизации почвоведения очень трудно найти тот рубеж в противопоставлении понятий «кон­кретное — абстрактное», который привел бы к действи­тельной абстракции отдельных черт почв и горных по­род. Одни исследователи настолько отрываются от ре­ального мира почв, что уходят в область «чистого мышления», другие, боясь потерять то или иное свой­ство почвы, не могут отвлечься от их вещественного содержания. Как же в таком случае проводить абстра­гирование?

Проследим процесс абстрагирования на примере изучения почвенного профиля по этапам от нематема­тического (I) к математическим (II—IV).

I. Подробное описание качества каждого конкрет­ного профиля с помощью понятий о механическом со­ставе, цвете и пр. (глина, песок, суглинок, черная, се­рая, комковатая и др.).

II. Отвлечение от конкретных почвенных свойств путем выделения стандартной основы — почвенного профиля, состоящего из горизонтов А, В и С.

III. Отвлечение от конкретных величин и чисел пу­тем определения простых соотношений между элементарными свойствами почв, их окислами, агрегатами, горизонтами.

IV. Отвлечение не только от конкретной природы почв, но и от конкретного смысла отношений. Напри­мер, отношения между почвенными профилями, гори­зонтами выражаются посредством операций симметрии и других преобразований.

История развития почвенной картографии — яркий образец поэтапного возрастания роли человеческого со­знания от конкретного, реального к абстрактному. В додокучаевское время линия на карте означала лишь то, что по обе стороны от нее имеются качественно различные почвы. Позже границы приобрели иной смысл: они очерчивали формы, различающиеся по со­держанию. На следующем этапе внутрипочвенное со­держание стали отделять от формы ареала, выясняя их возможное разнообразие. Поиск начался с выявле­ния элементарных форм, которые первоначально клас­сифицировали по аналогии со случайными фигурами: древовидная, лопастная, ковровая.

Очередной этап — продолжение поиска элементар­ных почвенных ячеек, но на более формализованном уровне, с привлечением аппарата теории симметрии. Вместо «древовидная форма» стали говорить «тополо­гическое дерево» или «ветвящаяся система с точками членения»; другие неправильные формы аппроксими­руются, т. е. заменяются более простыми формами, но близкими к исходным, такими, как квадрат, прямо­угольник, ромб, окружность, эллипс. На этом этапе контур уже не разграничивает почвы с различными свойствами; ему придается более важная роль — он ограничивает формы естественных почвенных тел и почвенных систем, а также входящих в них структур­ных элементов.

Впереди очень важная для науки и практики зада­ча — определение характера пространственных соотно­шений почвенных тел, или, иначе, геометрической структуры почвенного покрова. Здесь оперирование с абстрактными образами должно происходить на уров­не анализа математических структур. Конечная цель — установление соотношений между реальными почвенными и математическими структурами.

Абстракция — форма познания, основанная на мыс­ленном выделении существенных, а не случайных свойств и связей объекта, например почв. Переход от конкретных почв к абстрактным требует идеализации» Под идеализацией понимают образование новых поня­тий, которые наделены не только существующими ре­альными свойствами, но и воображаемыми, отсутствую­щими у исходных объектов.

Абстракция и идеализация широко используются в науках о Земле. В. В. Докучаев построил идеализиро­ванный почвенный профиль, Я. Н. Афанасьев и М. А. Глазовская — «идеальную зональность почв»,

A. М. Рябчиков (1963) — «идеальный гипотетический континент» для наглядного представления о ландшафт­ной зональности на Земле, В. И. Вернадский — геомет­рическое состояние пространства природных тел, обла­дающее свойством симметрии. В последнее время была предпринята попытка построения почвенного простран­ства, обладающего инвариантно-групповым свойством (Степанов, 1983а).

Еще в 20-х годах проводились опыты математиза­ции географии на основе закона замкнутых пространств (И. Н. Гладицин), методов статистики и балансов, гар­монического анализа для характеристики ритмических явлений.

В 1955 г. академик С. В. Калесник ввел поня­тие «географическая структура». Под структурой он понимает «душу» географии, заложенную во внутрен­ней организации вещественного состава ландшафта. Его организованность обусловлена не только простран­ственными, но всеми взаимосвязями компонентов и их развитием. В 1963 г. академик В. Б. Сочава предложил понятие «геосистема», а в 1967 г. появилось «геогра­фическое пространство» М. М. Ермолаева. В. Г. Золь­ников (1970) ввел понятие о почвенно-географическом пространстве. Итог теоретическим представлениям о земном пространстве и его симметрии подвел B. Н.Солнцев (1981).

Таким образом, почвоведение движется от реально­го к абстрактному и от абстрактного к новому пони­манию конкретного. Путь к абстрактному лежит через математизацию науки, которая начинается с разработ­ки методов измерения почвенных объектов и явлений. Следуя Г. Галилею, почвоведы должны «измерить все, что измеримо, и сделать измеримым все, что еще не поддается измерению». Применение для этих целей ап­парата теории симметрии наряду с существующими методами измерений значительно углубит теоретиче­ские знания.

comments powered by HyperComments