1 год назад
Нету коментариев

Почвенная наука, как все естествознание, начала развитие с нульмерного понимания почвенного про­странства, когда вся информация о почве умещалась в одном образце земли, взятом лопатой из неглубокой ямки. Затем появилось докучаевское описание почвен­ного профиля — одномерное, приведенное к вертикаль­ной линии. Почвенное картографирование привело науку к двумерным представлениям, когда на карте стали изображать ареалы, напоминающие различные геометрические фигуры.

В наши дни делаются первые робкие попытки «мон­тажа» двумерного ареала с профилем, чтобы создать трехмерный образ почвенного тела. Некоторые иссле­дователи пошли дальше: они изучают возраст почв и конфигурацию разновозрастных ареалов с тем, чтобы с их помощью воссоздать четырехмерное и n-мерное почвенное пространство. Вот здесь-то и появилось не­предвиденное. Выяснилось, что в почвенном теле за­печатлены формы и свойства многих различных вре­менных эпох. Таким образом, с дискретным почвенным пространством оказалось связано еще одно его свой­ство — многомерность.

В кубометре любой почвы содержатся практически все химические элементы. Они образуют молекулы, соединения, минералы. Пусть каждый элемент или ми­нерал имеет свою форму. Тогда в почве можно обнару­жить миллионы различных форм, от видимых глазом до субмикроскопических.

Любое почвенное тело включает в себя множество других тел. Поэтому не так просто установить его есте­ственные границы. Приходится выбирать одну из мно­жества линий на плоскости. В этом главная трудность полевого картографирования. Почвенное тело на раз­ном уровне организации n-мерно и несет бесконечные сведения, а сумма этих бесконечностей должна быть отображена на карте всего лишь одной линией.

Почему почва проявляет себя во множестве обли­чий? Видимо, иначе она не смогла бы записать всю накопившуюся за века и тысячелетия информацию о прошедших событиях, связанных с эволюцией. Но, по­жалуй, стоит удивляться не тому, что почва многомер­на, а тому, что в ее необъятном мире форм все-таки обнаруживается нечто завершенное, единое, закономер­ное. Иначе говоря, природа почв целесообразна не только в своей сложности, но и в наличии таких ком­бинаций форм, которые вновь дают простые сочетания. Последние и создают иллюзию простоты строения почвы.

Начав с нульмерного, самого простого, элементар­ного, мы заканчиваем исследование сложными построе­ниями. Затем это сложное представляем как сумму простого. Нам начинает казаться, что почвенный мир познан. Но кто-то может сказать: «Ваша сложность есть лишь элемент следующего порядка», и поиск про­должится. С этим приходится смириться: ведь мы со­прикоснулись с многомерностью природы.

comments powered by HyperComments