4 недели назад
Нету коментариев

На основании сказанного у читателя может сложиться впечатление, будто вся наследственность подчинена сравни­тельно простым законам Менделя. Но это далеко не так. До­статочно вспомнить примеры с гемофилией и цветослепотой, когда мы отмечали одну сравнительно небольшую модифика­цию менделевских законов — наследование признаков, сцеп­ленных с полом.

Множество других случаев, к которым неприложимы за­коны Менделя, только подтверждают известное положение: гены действуют не обособленно друг от друга, а как части единой сложной системы. Так, например, рост и вес с их «не­прерывной изменчивостью» подвержены влиянию не одного или двух генов, а очень многих. В большинстве популяций рост взрослых людей колеблется от 150 до 185 сантиметров (рис. 12). Большая часть этих отклонений отражает влияние средовых различий. Что же касается генетической детермина­ции роста, то число генов, ответственных за него, возможно, исчисляется сотнями, причем каждый оказывает лишь неболь­шое влияние. Как полагают, общее число генов в одном по­ловинном наборе хромосом человека равно примерно 20 000 (недавно высказано мнение, основанное на биохимических данных, что число генов человека в половинном (гаплоидном) наборе хромосом около 7 000 000), — не удивительно, что есть широкие возможности для самых сложных взаимодействий.

Изменчивость признака, доступного измерению

Изменчивость признака, доступного измерению

Гистограмма распределения роста в зависимости от генетических факторов

Гистограмма распределения роста в зависимости от генетических факторов

Это очень важно при рассмотрении таких признаков, как «интеллектуальность». Несмотря на существование корреля­ции по интеллекту между родителями и детьми (даже когда дети отделены от родителей), «интеллектуальность», как бы она ни измерялась или определялась, наследуется более сло­жным способом, чем, например, рыжий цвет волос.

О тестах «на интеллектуальность» и связанных с ними про­блемах мы будем подробнее говорить в последующих главах. Сейчас упомянем лишь, что те же принципы можно приме­нить к многим патологическим состояниям. Иногда спраши­вают: наследуются ли психические заболевания? Ответить на этот вопрос всегда трудно, поскольку определения и диагно­стика психических заболеваний варьируют. Но на основании многочисленных исследований, связанных с диагностикой та­кого рода заболеваний в семьях, где известны случаи психо­зов, можно сделать следующие выводы: если у человека раз­вился психоз, то вероятность, что он проявится у его брата или сестры, составляет 1 : 20, а для популяции в целом — 1 : 100. (Эти весьма приближенные цифры относятся к бело­му населению США.) Таким образом, на развитии психоза, несомненно, сказывается наследственный фактор. По мнению многих психиатров, шизофрения, например, возникает в тех случаях, когда развитие человека с определенной генетиче­ской конституцией протекает в особо неблагоприятных усло­виях. Немаловажную роль при этом играет окружение: вполне возможно, что кое-кто из близких своим поведением способствует развитию болезни. Но, несомненно, причины за­болевания гораздо сложнее, и в основе их лежат взаимо­отношения наследственности и внешней среды.

Эти проблемы сейчас широко изучаются на близнецах (так называемый близнецовый метод). Этот же метод приме­няется и в исследованиях по восприимчивости к инфекцион­ным заболеваниям. Так, например, если один из однояйцовых близнецов заболел туберкулезом, то вероятность заболевания другого очень высока; у двуяйцовых (генетически не идентич­ных) близнецов конкордантность (конкордантность — сходство близнецов по одному определенному признаку) гораздо ниже, и это пря­мое свидетельство генетической изменчивости в восприимчи­вости к туберкулезу. Какой практический вывод отсюда сле­дует? Прежде всего — избегать контактов с туберкулезными больными; более того, молодежь, и особенно подростки, если у них в роду кто-то болен туберкулезом, должны находиться под особым наблюдением. Следует подчеркнуть, однако, что основную роль в заболевании туберкулезом играет среда, и тот факт, что у некоторых людей имеется генетически повышенная восприимчивость к этой болезни, не снимает перво­степенного значения факторов среды.

Итак, подведем некоторые итоги. Наиболее важные при­знаки человека, являясь результатом действия многих генов (равно как и факторов окружающей среды), выпадают из лю­бой простой менделевской схемы. Их проявление в популя­циях определяет частоты распределений, и какие-либо прог­нозы в отношении определенных индивидуумов бессмысленны. Не имеет практического значения и тот факт, что смертельный исход в результате какой-либо болезни для людей, не достиг­ших шестидесятилетнего возраста, 1 : 17. И так ли уж важно знать, что один из ста детей будет умственно недоразвитым? Но для планирования службы здравоохранения в странах с большим населением статистические данные такого рода имеют огромное значение.

comments powered by HyperComments