1 месяц назад
Нету коментариев

Нашим следующим шагом будет сравнение только что рассмотренного типа поведения с поведением, зависящим от индивидуального опыта. Под «опытом» здесь не обязательно подразумевать только сознательный опыт, мы имеем в виду и те определенные условия, с которыми сталкивается каж­дый индивидуум в течение всей жизни, особенно в детстве. Из всего многообразия групп животных млекопитающие об­ладают наибольшей гибкостью поведения (и, как мы уже от­мечали, имеют самый крупный относительный размер мозга). Несомненно, и в поведении млекопитающих немало врожден­ного элемента (вспомним вылизывание шерсти у домашней кошки). Но, как показывает внимательное изучение, поведе­ние, кажущееся с первого взгляда несомненно врожденным (или инстинктивным), на самом деле в значительной степени зависит от научения.

Это удалось доказать Као в его известных опытах с лов­лей мышей кошками. Као изучал поведение котят, которые в ранние периоды жизни находились в разных условиях: одни воспитывались вместе с мышами или крысами, другие сразу по окончании кормления молоком матери росли отдельно, а третьи воспитывались вместе с матерью и видели, как та раз в несколько дней убивала мышь или крысу. Из тех котят, что росли с крысой или мышью, только трое (из восемнадцати) убили животное и ни один не убил животное того вида, вме­сте с которым он рос. Из двадцати котят, воспитанных от­дельно, убили животных девять, а из двадцати одного, ви­девших, как убивает мать, — восемнадцать.

Этот пример особенно показателен, так как большинство людей, несомненно, считают ловлю мышей кошками проявле­нием инстинкта. В самом деле, у некоторых кошек склонность к ловле мышей очень сильна: даже в первой группе мышей убивали три кошки. На основании этого Джон Б. С. Холдейн предложил разводить кошек по признаку склонности к убий­ству, чтобы получить породу, которая убивала бы, даже не имея родительского примера, и соответственно по признаку «пацифизма», чтобы получить породу, которую никогда нель­зя будет склонить к убийству. Это предложение объясняется тем фактом, что опыты Као еще раз подтвердили взаимодей­ствие окружающей среды и наследственности, которое мы по­дробно анализировали в предыдущих главах.

И хотя аналогичные опыты с кошками, кроме Као. никто не проводил, можно утверждать, что его работы показывают не только важность обучения у млекопитающих, но также сложную взаимосвязь врожденного элемента и элемента на­учения в поведении. В доказательство можно привести и дру­гие примеры. Самки крыс, воспитанные в клетках без мате­риала для гнезда или других предметов, которые можно было бы переносить, не в состоянии нормально ухаживать за своим потомством. Следовательно, то, что принято называть «ма­теринским инстинктом», даже у крыс частично зависит от научения в раннем возрасте. Или возьмем пример совсем другого рода: птицы определенных видов, вскормленные че­ловеком, относятся к людям как к своим родителям — они повсюду следуют за ними и совершенно не обращают внима­ния на взрослых особей собственного вида. Этот феномен, по­лучивший название реакции следования, обусловлен, видимо, тем, что в раннем периоде развития в течение какого-то ко­роткого времени нервная система особенно гибка, и то, что птенец видит в этот период, довольно долго, возможно даже постоянно, воздействует на его дальнейшее поведение.

comments powered by HyperComments