4 недели назад
Нету коментариев

Наиболее тяжелые заболевания, передающиеся через воду, — это холера, брюшной тиф и различные формы дизен­терии. В наши дни холеру называют «болезнью тропиков», но в прошлом столетии Западная Европа пережила четыре большие вспышки холеры. Почти всегда эпидемии вызыва­лись заражением питьевой воды. Широко известен случай за­ражения колодца неподалеку от площади Пиккадилли, что привело к гибели 485 человек в течение десяти дней. В За­падной Европе уже давно не отмечалось случаев холеры; сейчас, когда пишутся эти строки, пришли сообщения о серьезной эпидемии в ОАР. По-прежнему то и дело холера вспыхивает в густонаселенных районах тропиков.

Ежегодная смертность в Англии и Уэльсе от восьми болезней

Ежегодная смертность в Англии и Уэльсе от восьми болезней

Примерно такая же картина наблюдается и в отношении эпидемий кишечных заболеваний (в том числе самого тяже­лого из них — брюшного тифа). Одна из самых губительных эпидемий отмечалась в американском городке Плимуте (штат Пенсильвания). Весной 1885 г. там переболело брюшным ти­фом 1200 человек (из общего населения 8000 жителей), и каждый десятый умер. Оказалось, что рядом с канавой, со­общавшейся с городским водопроводом, жил больной брюш­ным тифом. По ночам жена больного выбрасывала его экс­кременты на мерзлую землю. Весной, во время половодья, инфекция попала в канаву, а из нее — в водопровод. Причи­ну последней серьезной эпидемии в Великобритании (в Крой­доне в 1937 г.) тоже удалось выяснить; разносчиком оказал­ся человек, работавший на нехлорированном колодце, — он имел обыкновение оправляться неподалеку. В свое время этот рабочий перенес брюшной тиф и с тех пор был бациллоносите­лем. По его вине заболело 311 человек, 42 из них умерли. Хотя сто лет назад этот случай не привлек бы особого внимания, он многих обеспокоил и стал предметом официального раз­бирательства. Вина органов здравоохранения была очевидна.

Источником инфекции нередко является и пища. Суще­ствует несколько типов пищевых отравлений, вызванных бак­териями или другими болезнетворными организмами. В целом все они получили название желудочно-кишечных заболева­ний. Заболевания этого типа представляют особую опасность для детей, и в первую очередь для грудных младенцев. Основ­ные предупредительные меры: чистота во всем, что имеет отношение к пище, изолирование бациллоносителей на пи­щевых предприятиях, действенные методы консервации про­дуктов. Как правило, пищевые инфекции реже бывают при­чинами эпидемий, чем инфекции, которые передаются через воду. Это не относится к молоку — для некоторых видов бак­терий оно служит такой же хорошей пищей, как и для че­ловека. Инфицированное молоко может вызывать эпидемии брюшного тифа, дизентерии, тонзиллитов, ку-лихорадки и бруцеллеза, а также быть источником одного из видов ту­беркулеза. Действенным средством борьбы с этими инфек­циями является пастеризация — обработка молока нагрева­нием, обязательная сейчас в ряде передовых стран.

Заражает пищу не только человек, но и различные жи­вотные и насекомые. Самые известные из них — мухи, кото­рые до сих пор представляют опасность для населения за­падных стран: ведь мухи переносят возбудителей кишечных заболеваний и пищевых отравлений. Однако в настоящее время против мух с успехом применяют многие инсектициды, из которых наиболее известен ДДТ. Можно надеяться, что, применяя эти средства в достаточно широких масштабах, че­ловек справится с этими переносчиками заразы.

Но все-таки первое место среди животных и насекомых — переносчиков заболеваний по праву занимают блохи, вши и комары: все они заражают человека непосредственно, а не через пищу или воду. Микробы чумы, этой «черной смерти», как ее называли в средние века, поражали в основном раз­личных диких грызунов — сусликов, сурков, песчанок. У этих животных редко бывают эпизоотии с высокой смертностью. Переносчиками бацилл от одной особи к другой являются, блохи, которые, напившись крови больного животного, ста­новятся заразными. В популяциях крыс тоже может поддер­живаться скрытая форма чумы. Человек заражается там, где много больных крыс. Очаги чумы в наши дни регистрируют­ся на территории Индии, в Китае, а также в Африке и Се­верной Америке. Таким образом, чума — «побочный продукт» заболевания грызунов. Известны три мировые эпидемии чумы, или так называемые пандемии. Пандемии начинались вне­запно и за несколько лет широко распространялись. На этой стадии чумой заболевало до 10% населения, причем смерт­ность колебалась от 50 до 100%. Наивысшая смертность от­мечалась в тот момент, когда бубонная форма сменялась ле­гочной, при которой поражаются легкие и микробы с, мел­кими брызгами слюны при кашле попадают в воздух. Пер­вая достоверная пандемия, известная как «Юстинианова чума», относится к VI в., но подробных сведений о ней нет. Вторая пандемия, или «Черная смерть», началась в XIV в., в 1349 г. она достигла Франции и Англии. В Западной Евро­пе это был период экономической разрухи и сокращения численности населения, вызванного в основном чумой. В Ан­глии последняя вспышка была в 1664 г. Она получила на­звание «Великой лондонской чумы». Третья пандемия про­должается и в наше время. Началась она в Китае, вероятно, в 70-х годах прошлого столетия, быстро проникла в Индию, а затем в основные районы Африки и Малой Азии.. Европу она почти не затронула, если не считать того, что в 1910—1912 гг. в Англии было зарегистрировано несколько случаев чумы, кроме того, были заражены грызуны в Восточной Англии.

Чума — далеко не простая проблема для здравоохране­ния, и тот факт, что в Европе очагов нет, нельзя объяснить только мерами санитарии и профилактики в портовых горо­дах, хотя, несомненно, они сыграли свою положительную роль. Для успешной борьбы с чумой очень важны предупре­дительные меры — уничтожение крыс и их блох и прежде всего действенная борьба с грязью, а также проведение про­тивочумных прививок. Ученым еще предстоит выяснить до конца сложные взаимоотношения между грызунами — раз­носчиками чумы, их блохами и человеком.

В то время как вспышки чумы связаны с наличием крыс, то есть с чистотой наших жилищ, сыпной тиф переносится накожными паразитами человека — вшами — и, следователь­но, зависит от личной гигиены. Эпидемии сыпного тифа уни­чтожали армии и во многом влияли на ход войн. Раньше сып­ной тиф называли «тюремной» или «больничной» лихорад­кой. Огромное значение для предотвращения вспышек этого тяжелейшего заболевания имеет личная гигиена. Еще в се­редине прошлого столетия этому вопросу не придавали та­кого значения. Об этом свидетельствует ответ одного ланка­ширского шахтера. На вопрос, часто ли моются шахтеры после работы, он заявил:

«Никто из них не моется. Я и сам никогда не моюсь — просто вытираю грязь рубашкой. Но, конечно, лицо, уши и шею я мою».

Еще оптимистичнее запись в дневнике Сэмюэля Паписа, первого лорда Адмиралтейства, о том, что в один из вечеров он обнаружил в голове десятка два вшей — «больше, чем за весь день. Итак, со спокойной душой — спать!»

Чуму и сыпной тиф в Англии принято называть «тропи­ческими заболеваниями», так как в умеренном климате они в основном побеждены. Но, пожалуй, с большим основанием «тропическими» можно назвать передаваемые комарами за­болевания, так как они действительно чаще всего встречаются в тропиках и субтропиках. Правда, возможность появления больных малярией, скажем, в Архангельске, не исключена, а одна из форм малярии регулярно наблюдалась в лондонских больницах и даже на юге Шотландии почти до 60-х годов прошлого столетия. Но на севере она никогда не была таким бедствием, как в странах жаркого климата. И хотя малярия распространена в странах с наибольшей плотностью населе­ния, во всем мире ее причисляют к самым опасным заболе­ваниям. По самым приблизительным подсчетам, ею заражена четверть населения земли. В Индии, например, от малярии ежегодно лечится до десяти миллионов человек, но это, разу­меется, только небольшая часть всех больных. От острых за­болеваний (таких, как чума и сыпной тиф) малярия отли­чается тем, что она чаще всего носит хронический характер. При острых заболеваниях человек, как правило, либо гибнет в течение нескольких дней, либо выздоравливает; что же ка­сается хронического заболевания, то оно может длиться го­дами, а то и всю жизнь. Больные хронической формой маля­рии обычно ослаблены и страдают малокровием, что позво­ляет не знакомым с этой болезнью европейцам утверждать, будто туземцы ленивы по натуре. Как мы уже отмечали, к такому же ошибочному заключению они приходили, сталки­ваясь с хроническим недоеданием жителей жарких стран.

Чтобы победить эндемическую малярию, следует в пер­вую очередь уничтожить комаров рода Anopheles, Задача не из легких; для успешного ее разрешения требуется целая ар­мия обученных людей. Прежде всего необходимо осушить болота и ручьи, где размножаются комары, обработать соот­ветствующим образом воду и развести растения и рыб, кото­рые препятствуют размножению комаров. При этом важно исходить из особенностей биологии рода Anopheles. Совокуп­ность всех этих мер помогла достигнуть значительных успе­хов в таких разных по климату странах, как Индия, Италия, Панама, Бразилия. В Центральной и Южной Америке, а так­же в Западной Африке жители ведут борьбу с комаром Аё­des aegypti, переносчиком возбудителя желтой лихорадки. Отметим, что успешное строительство Панамского канала стало возможным только после уничтожения комаров рода Anopheles и Aedes. В наше время эпидемии желтой лихорадки с тяжелыми последствиями для жителей американского кон­тинента ликвидированы, но эндемии ее остались,, ибо появ­ление желтой лихорадки, как и чумы, зависит от сложных свя­зей среди животных, включая комаров (не принадлежащих к роду Aedes) и различные виды обезьян. Поэтому она по-преж­нему остается потенциальной угрозой для населения тропиче­ской Африки и Южной Америки. В наши дни против желтой лихорадки довольно успешно применяют методы иммунизации.

Все рассмотренные заболевания можно предупредить (в ряде стран это уже сделано), если принять определенные профилактические меры в широких масштабах. Органам здра­воохранения несложно осуществлять эти меры, так как в от­личие от большинства инфекционных заболеваний, которые передаются от человека к человеку, эти заболевания перено­сятся животными. Инфекции, которые передаются по воз­духу, ставят перед медиками более трудные задачи, по край­ней мере принципиально (правда, такие заболевания, как чума, могут передаваться не только насекомыми, но и по воздуху, но это скорее исключение, чем правило). Порази­тельно, что с тяжелейшим из них, оспой, можно было бо­роться еще за полвека до открытия микробов: вакцинация стала известна уже в конце XVIII в. В то время мало кто из европейцев избежал оспы в тот или иной период своей жиз­ни, и примерно каждый двенадцатый погибал, а большинство выживших на всю жизнь были обезображены, оспинами; многие люди слепли. В наше время в европейских странах от оспы почти не умирают, и это частично заслуга вакцинации.

Другим серьезным достижением в борьбе с заболеваниями, передающимися по воздуху, является иммунизация против дифтерии. В странах, где она проводится, опасность этого за­болевания для большинства детей сведена к минимуму. В на­чале XX столетия в Англии и Уэльсе от дифтерии умирало 65 из каждых 100 000 детей моложе 15 лет. В период между пер­вой и второй мировыми войнами, когда число иммунизирован­ных детей было сравнительно невелико, эта цифра постоянно держалась на уровне 29. В 40-е годы иммунизация детей резко возросла — это объяснялось широкой пропагандой, ко­торую проводили органы здравоохранения, — и уже в 1947 г. смертность снизилась до 2 человек на 100 000 больных. Но смертность от дифтерии, можно вообще изжить, если имму­низировать каждого ребенка в возрасте до одного года.

Дифтерия в Англии и Уэльсе

Дифтерия в Англии и Уэльсе

Почти полное исчезновение в ряде стран таких тяжелых заболеваний, как оспа, сыпной и брюшной тиф, — достиже­ние ученых самых различных специальностей — биологов, ин­женеров, химиков. В борьбе с инфекционными болезнями необходимо учитывать экономические факторы; как и в про­изводстве продовольствия, эта задача по силам только всему обществу в целом, а не одним специалистам.

Меры профилактики доступны не только жителям стран умеренного климата с хорошо поставленной службой здраво­охранения, но также тропическим странам, где плотность на­селения особенно велика и эпидемии не изжиты. Говорят, будто тропики небезопасны для здоровья не только людей непривычных, но и местных жителей, но веских доказательств этого нет. Зона умеренного климата также считалась нездо­ровой, пока за ее оздоровление не взялись всерьез. Уже се­годня Западная Африка не является больше «могилой бе­лого человека», и это объясняется в основном успешной борь­бой с малярией. Нельзя отрицать того факта, что определенные заболевания действительно связаны с жаркими стра­нами, тогда как ряд болезней, например рахит, встречается чаще в странах, где мало солнца. Если бы африканцы коло­низовали страны умеренного климата, то Северную Европу, возможно, назвали бы «могилой черного человека» (хотя не исключено, что африканцы могли бы там жить и без всякого ущерба для здоровья).

По сравнению с экономически высокоразвитыми странами тропические районы по-прежнему остаются «кладбищами», по крайней мере для коренных жителей, и это объясняется главным образом тем, что там до сих пор не применяются известные принципы здравоохранения. Жизнеспособность жи­телей жарких стран ослаблена не только малярией и уже упомянутыми заболеваниями, но и многими другими, самым распространенным из которых является анкилостомидоз. Су­ществует два вида анкилостом; оба попадают во внешнюю среду с испражнениями, а затем через кожу вновь возвра­щаются к человеку. Анкилостомидоз поражает людей, живу­щих в антисанитарных условиях и не носящих обуви. Это заболевание, как правило, не смертельно, не вызывает хро­нического истощения. Нам не известно, сколько миллионов людей заражены этой болезнью, но зато мы знаем, что суще­ствуют целые сообщества, как, например, в Западной Ин­дии, которые страдают от нее.

comments powered by HyperComments