1 месяц назад
Нету коментариев

Несмотря на серьезные недостатки, изучение коэффициен­та интеллектуальности все же позволяет сделать предвари­тельное заключение. Нас интересуют два вопроса. Во-пер­вых, есть ли связь между коэффициентами интеллектуально­сти и генетическими различиями, другими словами, обладаем ли мы одинаковыми с нашими родителями КИ независимо от влияния среды? Во-вторых, как распределяется коэффициент интеллектуальности в различных социальных классах?

Что касается генетического влияния на КИ, мы распола­гаем достаточно вескими доказательствами высокой корре­ляции между детьми и родителями и между сибсами, что можно было бы объяснить одинаковыми условиями окружаю­щей среды. С этой целью была произведена проверка в не­скольких приютах для сирот. Выяснилось, что у детей имеется небольшая положительная корреляция в КИ со сво­ими родителями. Это особенно относится к детям специали­стов: по сравнению с остальными они показали КИ немного-выше среднего, так как КИ специалистов выше, чем КИ дру­гих слоев населения. Результаты обследования детей-сирот, вероятно, отражают генетические различия. Превосходной иллюстрацией генетического воздействия являются данные тестов, проведенных на близнецах. В среднем у однояйцовых близнецов гораздо больше сходства в КИ, чем у двуяйцовых. С другой стороны, — мы уже в этом убедились — тесты на однояйцовых близнецах показали, какое заметное влияние на КИ оказывает среда. Это не удивительно: мы ведь по­мним (гл. 5), какую роль играет обучение в становлении ха­рактера и поведении человека. Сошлемся на пример детей, которые из-за профессии родителей вынуждены жить вдали от населенных пунктов. До шестилетнего возраста они не от­стают в своем развитии от других детей, но после шести лет их КИ падает ниже нормы. Очевидно, это связано с тем, что они не обучаются в школе.

Рассмотрим теперь вопрос о распределении КИ в различ­ных социальных группах. Частично ответ на него дает при­водимый график (заметим, что данные относятся к Англии). Бросается в глаза, что у привилегированных слоев общества наивысшее среднее значение КИ и наибольший процент ода­ренных индивидуумов. Правда, кривые перекрывают друг друга и даже среди неквалифицированных, малообеспечен­ных групп довольно много индивидуумов с высоким КИ. Бо­лее того, поскольку именно эти группы составляют огромное большинство населения, в них гораздо больше (абсолютно) людей с очень высоким КИ, чем в привилегированных слоях населения.

До какой степени генетически детерминированы различия между классами, сказать трудно. Мы уже видели, что часть из них объясняется плохими условиями жизни бедняков. Но совершенно ясно одно: между социальными группами нет резко выраженных различий в КИ. Во всех слоях общества есть индивидуумы как с высоким, так и с низким КИ, и те­сты по определению коэффициента интеллектуальности ни в коей мере не могут служить основанием для дискриминаций в образовании.

Все вышесказанное можно дополнить результатами те­стов, проводимых в школах разных типов. Рассмотрим интел­лектуальный уровень детей в возрасте десяти-двенадцати с половиной лет. В Англии и Уэльсе из каждых ста детей с КИ 120 и выше примерно 84 ребенка посещали государ­ственные школы с бесплатным обучением и 16 — платные частные школы. Эти данные относятся к 30-м годам, но, не­смотря на известные изменения в образовательной системе, возможность получить образование у привилегированных классов до сих пор больше. Эти факты не имели бы непо­средственного практического значения, если бы возможность получить высшее образование и повысить квалификацию рав­номерно распределялась в популяции. Но это не так. Из ка­ждых ста способных учеников государственных школ только 36 имеют возможность получить высшее образование; с дру­гой стороны, из каждой сотни учеников без особых способ­ностей, но оканчивающих частные школы с платным обуче­нием, чуть ли не более 50 могут получить университетское образование. Говоря словами Грея и Мошинского, «в то время как почти все способные дети крупных бизнесменов и специалистов имеют возможности получить высшее образова­ние, для среднеоплачиваемых служащих эта цифра равна примерно пятидесяти процентам, для квалифицированных ра­бочих — тридцати, а для неквалифицированных — двадцати процентам».

Коэффициент интеллектуальности

Коэффициент интеллектуальности

Подобное положение можно расценить с двух точек зре­ния. Прежде всего это яркий пример социальной несправед­ливости, но также и большой социальной неэффективности. Кстати, во время работы над книгой мы старались особа подчеркнуть именно эту сторону вопроса. После войны во многих странах не хватало научных и технических специа­листов. Белая книга правительства Великобритании призвала как можно быстрее удвоить число студентов университетов и указывала на существование огромного резерва неисполь­зованных способностей (речь идет о детях бедняков). Это вы­явилось при исследовании И у университетских студентов в сравнении с остальным населением. В Англии в универси­теты поступает менее двух процентов населения. Если взять ту половину учащихся университетов, которая обнаруживает высокие умственные способности, то их И будут равны 124 и выше. Эта группа составляет примерно один процент насе­ления. Какая же часть населения имеет И, аналогичный И лучших студентов университетов? Ответ таков: 5,3 процента населения студенческого возраста имеют И, равный 124 и выше. Следовательно, только один человек из пяти, способ­ности которого не ниже, чем у самых одаренных студентов, поступает в университет. Конечно, наш показатель Недалеко не определяет всех необходимых студенту качеств. Несомнен­но, ряд людей, даже показавших высокий И, не способны к усвоению университетского курса. Это относится не только к незадачливым абитуриентам, но и к студентам. После всех допущений становится ясно, что высшее образование до­ступно далеко не каждому, кто мог бы извлечь из него’ пользу.

Нет необходимости приводить соответствующие расчеты и для других стран, а вот познакомиться с системой высшего образования в США и СССР стоит.

В США высшее образование получает 5 процентов на­селения. Большинство из них — выходцы из групп с высокими доходами, из семей специалистов и бизнесменов, 90 процен­тов детей которых поступают в колледжи. Группа населения со средними доходами посылает в колледж 15 процентов своих детей; третья группа, низкооплачиваемые рабочие,— лишь 5 процентов, а ведь большинство американских детей, около 60 процентов, относится к последней группе. В заклю­чении комиссии Гарвардского университета отмечается, что примерно 125 000 американских детей ежегодно могли бы приносить пользу государству по окончании колледжа, на им мешают поступить туда материальные затруднения семьи. Несколько позднее президент Комиссии по высшему образо­ванию заявил, что если основываться исключительно на од­них способностях, то следует считать, что потенциальных студентов в 2—3 раза больше по сравнению с числом посту­пающих в университеты.

В СССР существует система всеобщего обязательного обу­чения, все школы имеют одинаковый статус, и нет такой груп­пы населения, чьи дети поступают в университет благодаря богатству родителей. Советская система образования посто­янно совершенствуется и в конечном счете даст ценнейшую информацию о путях борьбы с растратой талантов, что, не­сомненно, имеет место повсюду.

comments powered by HyperComments