1 месяц назад
Нету коментариев

Примерно около 8000 лет назад произошли крупные изме­нения. В то время в субтропической зоне, включавшей ны­нешние Северную Африку, Сирию, Иран и Среднюю Азию, началось возделывание культурных растений. В наши дни весь этот район — в основном безводная пустыня, но в период плейстоцена там выпадало немало дождей. Не вызывает со­мнений, что культивирование растений началось в наиболее благоприятных районах с достаточным количеством воды, та­ких, как долина Нила. Велось так называемое экстенсивное земледелие, когда по мере истощения почв люди переходили на новые земли. Поэтому в отличие от периода интенсивного земледелия, когда в течение длительного времени исполь­зуется одно и то же поле, постоянных поселений не было. (Заметим, что экстенсивное земледелие продолжало существо­вать в Западной Европе и после падения Римской империи.).

t_002

Несомненно, что в этот период люди уже использовали в пищу семена дикорастущих трав. Это подтверждается найден­ными на горе Кармел каменными серпами, — вероятно, пещер­ные жители эпохи мезолита употребляли в пищу злаки еще до 6000 г. до н. э. На первых порах человек стремился обеспе­чить ежегодный рост нужных ему растений на выбранных в пределах поселения полях. В районе Средиземноморья культивировалось два вида дикой пшеницы (полба и полу­полба), а также дикий ячмень. Рожь и овес появились гораз­до позднее и поначалу были сорняками на пшеничных и ячменных полях, но потом люди научились использовать их преимущества — способность давать высокие урожаи в более холодном климате, где пшеница обычно не росла. Самые ран­ние из названных цивилизаций в Сирии, Месопотамии и в долине Инда занимали территорию, примерно соответствую­щую распространению диких предков современной пшеницы и ячменя, и можно утверждать, что цивилизации Европы и За­падной Азии основаны на культивировании этих двух злаков (автору, по-видимому, мало знакомы работы крупнейшего советского биолога и путешественника академика Н. И. Вавилова. На основании личных исследований всех основных современных и древних районов ми­рового земледелия Н. И. Вавилов привел доказательства того, что первые на Земле очаги земледелия возникли не в долинах великих рек древности, а в прилегающих горных районах, где и поныне наблюдается огромное природное разнообразие диких злаковых — предков современных культур. Лишь позднее первые горные злаковые вместе с другими сельскохозяйствен­ными культурами проникли в долины крупных рек, дав начало новой ста­дии земледелия и одновременно первым цивилизациям. Эта гипотеза ныне подтверждается археологическими исследованиями).

Одомашнивание животных началось примерно в то же время, что и культивирование злаков. Более того, собака как помощник человека на охоте была приручена еще раньше. Вначале разводили крупный рогатый скот, овец, коз и свиней. Использование лошади, осла, буйвола и верблюда для пере­возки началось позднее. Ранний период развития земледелия и появления стад домашних животных лучше всего изучен на древних поселениях в Файюме, Меримде (Египет) и Шумере [(Месопотамия). Именно шумерская цивилизация впервые (примерно 4000 г. до н. э.) начала использовать шерсть овец для одежды. Вероятно, там же, в Месопотамии, тысячелетие спустя зародилось молочное животноводство.

Культура, связанная с наиболее примитивным земледе­лием, получила название культуры неолита, то есть культуры новокаменного века. На этой стадии развития еще в начале XIX века находились маори — коренное население Новой Зе­ландии. Наши сведения о распространении культуры неолита чрезвычайно скудны, но можно предположить, что земледе­лие возникло независимо в самых различных районах. И дей­ствительно, трудно представить, чтобы кукуруза и картофель, возделываемые в Центральной и Южной Америке, были как-то связаны с посевами древних египтян. То же, видимо, можно сказать и о Китае, где процветало культивирование проса и выращивание свиней.

Но независимо от того, где впервые появилось земледе­лие, оно оказало огромное влияние на всю дальнейшую жизнь человека. Возникнув в качестве основного и более надежного источника пищи, оно создало предпосылки для развития многочисленных ремесел, совместное воздействие которых преобразило человека и из редкого животного пре­вратило его в тот всесильный вид, каким он является в наши дни. Даже самые ранние земледельческие общины, вероятно, в десять-двадцать раз превосходили группы диких кочевни­ков. А в общине, состоявшей из двухсот, а то и трехсот че­ловек, появилась возможность осуществлять известную спе­циализацию труда, что в свою очередь привело к развитию ремесел. К наиболее древним ремеслам относятся гончарное и шлифование камня. Однако в отношении «техники» этот период не отличался сколько-нибудь существенно от эпохи дикости, если не считать развития земледелия и скотовод­ства. Технический прогресс прежде всего зависел от приоб­ретения известных навыков и мастерства в земледелии, ко­торые позволяли бы получить излишки продовольствия. А из­лишки в свою очередь послужили толчком к высвобождению мастеров по камню и других умельцев, которые не были за­няты непосредственным производством продуктов питания. Важным вкладом в технику земледелия явилось применение плуга. В плуг запрягался бык (а позднее лошадь); благо­даря этому новшеству сильно расширились области, пригод­ные для земледелия. Вообще следует отметить, что исполь­зование домашних животных в качестве тягловой силы име­ло колоссальное значение. Другим, не менее важным факто­ром было искусственное орошение, которое в широких мас­штабах применялось в Египте и Месопотамии. Примером может служить Файюм. Известно, что в этой процветающей сельскохозяйственной общине в 6000—5000 гг. до н. э. было две группы ям, в которых хранилось зерно (по 67 и 68 ям соответственно); в среднем в каждой содержалось до 8 цент­неров зерна, собранных, вероятно, с одного гектара.

comments powered by HyperComments