1 месяц назад
Нету коментариев

Обычно принято подразделять вид человека на три основ­ные группы, различающиеся преимущественно по форме во­лос. Первая группа — негроиды, обладающие спиральной фор­мой волос и широким в крыльях носом. К ней относятся африканцы, говорящие на языках банту, южноафриканские бушмены и готтентоты, негры Западной Африки, пигмеи-нег­ритосы в Африке и негрилли в Малайском архипелаге, андаманцы и меланезийцы. Что же касается других физических черт негроидов, то они весьма переменчивы: цвет кожи может быть черным, коричневым или желтым, челюсти либо высту­пают вперед (прогнатизм), либо не выступают, форма черепа чаще узкая, но может быть и широкой.

Негроид

Негроид

Вторая группа — европеоиды, с волнистой формой волос и узким носом. Они населяют Европу, страны Средиземно­морья, Малую Азию и Индию, а после открытия и колониза­ции американского материка составляют основное население Северной Америки. По форме волос и носа к европеоидам можно отнести также и айнов Сахалина и Японии, хотя по другим признакам они ближе к своим соседям в Азии. Евро­пеоиды могут быть светлокожими и смуглыми, узкоголовыми и широкоголовыми.

Европеоид

Европеоид

Третья группа — монголоиды — отличается гладкими пря­мыми волосами и средним по ширине носом. К ней относятся большинство обитателей стран Азии, за исключением Индии, и туземное население американского континен­та — от узконосых эскимосов на се­вере до жителей Огненной Земли на юге. Как правило, форма черепа у монголоидов широкая, однако эскимосы и некоторые азиатские и американские группы представляют исключение.

Монголоид

Монголоид

Монголоид

Монголоид

Монголоид

Монголоид

Монголоид

Монголоид

Есть и четвертая, весьма мало­численная группа, которая не укла­дывается в приведенную классифи­кацию. Это австралоиды (то есть коренные обитатели Австралии), с волнистыми, как у европеоидов, во­лосами и с широким, как у негрои­дов, носом. Их кожа часто ничем не отличается от кожи негров, что, од­нако, может быть результатом па­раллельного эволюционного процес­са. Представляется весьма правдо­подобным, что на протяжении боль­шей части времени существования человечества австралийские абори­гены были полностью (или почти полностью) изолированы от осталь­ного мира, поэтому некоторые ан­тропологи склонны рассматривать их как чрезвычайно примитивный физический тип, пожалуй более всего приближающийся к общему предку всех современных людей. Средняя вместимость черепа австра­лийца равна 1300 кубическим сан­тиметрам (это ниже соответствую­щей средней цифры для человече­ства в целом), кости черепа толще, а зубы несколько крупнее. Правда, некоторые специалисты полагают, что австралийцы произошли от смешения двух или более антропологических типов, встретившихся в резуль­тате миграций. Однако современная наука не располагает данными, позволяющими точно говорить о положении и зна­чимости этого типа.

Австралоиды

Австралоиды

Иногда спрашивают: какую из трех основных групп сле­дует считать самой примитивной? При этом предполагают в качестве наиболее возможного ответа — негроиды, поскольку у них в целом не возникли столь развитые общества, как у других групп. Но если рассматривать анатомические призна­ки (все три группы имеют определенную анатомическую ха­рактеристику), то можно обнаружить, что ответить на этот вопрос не так просто. Прежде всего условимся, что понимать под словом «примитивность», поскольку, не определив его точного значения, можно очень легко, но без всякой пользы употребить это слово в унизительном смысле. В биологии принято считать более примитивным тот тип, который стоит ближе к общему предку. Так как предком человека является обезьяна, кажется вполне логичным считать наиболее примитивными тех людей, которые обнаруживают черты наи­большего сходства с обезьянами. Но мы очень мало знаем о строении обезьян — общих предков человека и современных обезьян (если не считать их скелета) и поэтому, как правило, проводим сравнение между человеком и его ближайшими современными сородичами, шимпанзе или гориллой. Но они не могут служить достоверным эталоном примитивности, так как в свою очередь на протяжении последних миллионов лет претерпели существенные эволюционные изменения. И все-таки даже в таком сравнении мы не увидим сколько-нибудь ясной картины. Европеоиды, отличаясь от обезьян строением лица, обладают, подобно им, развитым волосяным покровом на теле, волнистой формой волос и тонкими губами. Негроиды похожи на обезьян своим широким носом, но гораздо более, чем европеоиды, отличаются от них толстыми губами, а так­же строением и распределением волос на теле. Из этого ясно, что ни о каком определенном заключении относительно анатомической примитивности рассмотренных человеческих групп говорить нельзя. Мужчины и женщины всех четырех типов соединяются в браках, производя потомство с проме­жуточными признаками и не испытывая при этом никакие иных трудностей, кроме социальных. Не удивительно, что в районах со смешанным населением встречаются люди проме­жуточного физического типа (в настоящее время насчитывают около 160 миллионов человек за­ведомо смешанного расового происхождения. Численность же населения, принадлежащего к расам, сложившимся как результат возможных сме­шений в древности, — 175 миллионов человек).

Смешение рас

Смешение рас

Этот факт становится еще более очевидным, если обра­титься к изучению подразделений трех основных групп. Ан­тропологи различают в человеческом виде около тридцати подразделений, или «рас». Вряд ли стоит их здесь описывать. Тем не менее ввиду политической окраски, которую получил термин «нордический», пожалуй, небесполезно упомянуть о физических типах, населяющих территорию Европы.

Шимпанзе

Шимпанзе

Среди европейцев обычно выделяют три основных типа: средиземноморский, альпийский и нордический. Хаксли и Хаддон следующим образом характеризуют средиземномор­ский тип: «…рост достигает в среднем 160 сантиметров, тело­сложение худощавое, длинная голова и узкое лицо, прямой, как правило, относительно широкий нос и темные глаза». Этот тип представлен в различных частях Европы, но осо­бенно на западе и в Северной Африке. Сюда же можно от­нести арабов и древних, палестинских, евреев, говорящих на семитских языках, которые в значительной доле включают ин­дивидуумов средиземноморского типа.

Второй тип альпийский. Те же ученые описывают его так: «…очень широкоголовы, с темно-каштановым или черным цве­том волос, серо-зелеными или карими глазами. Нос обыч­но широкий, часто с вогнутой спинкой. Рост средний, около 164 сантиметров, телосложение коренастое, плотное. Ареал этого типа простирается от России до центральной Франции. Его восточная ветвь представлена славянами».

Третьему европейскому типу, «нордическому», Хаксли и Хаддон дают следующее описание: «…розовая или розовато-белая кожа, прямые, волнистые или вьющиеся волосы жел­того, светло-коричневого или рыжевато-коричневого цвета; глаза, как правило, голубые или серые. Голова среднеширокая с тенденцией к сужению… лицо удлиненное, с сильно выступающим, узким, обычно прямым носом и хорошо разви­тым подбородком. Этот тип характерен для Скандинавии, встречается также среди жителей равнинной части Северной Европы и довольно распространен на Британских островах».

Отметим, что описания эти довольно расплывчаты. Более того, они основываются как на различиях, полностью или почти полностью независимых от среды (например, цвет глаз), так и на различиях (например, рост), подверженных, как известно, влиянию средовых факторов. Это характерно для определений в физической антропологии, идет ли речь о расе, территориальной группе или просто типе. Мы пред­почитаем слово «тип» из-за его недвусмысленности. Вполне законно, хотя и не совсем точно, говорить о нордическом типе, при условии что это понятие определенно. В таком слу­чае не представит особой трудности решить, принадлежит данный индивидуум к нордическому типу или нет.

Любой европеец, наблюдая ежедневно встречающихся ему людей, может заметить, что между тремя только что описан­ными типами существуют промежуточные. И тем не менее кажется вполне вероятным, что в любой данной части кон­тинента большинство людей принадлежит к одному какому-нибудь типу. Однако, как показали исследования, это не так. Были обследованы, например, 250 солдат-швейцарцев из кан­тонов, население которых говорит по-немецки. Оказалось, что ни один из них не отличается комбинацией признаков норди­ческого типа — высоким ростом, длинноголовостью, светлыми глазами и белокурыми волосами; 9,2% имели альпийскую комбинацию признаков; 0,8% — динарскую (сходную с аль­пийской) и 0,4% — средиземноморскую. Таким образом, из 250 солдат только 26, или 10,4%, можно было отнести к ка­кому-либо определенному антропологическому типу, тогда как у остальных обнаружили признаки смешения. Даже в Швеции, где большинство населения нордического типа, в 1897—1898 годах только 11% армейских рекрутов принадле­жали к нордическому типу.

Популяции, которая была бы представлена одним типом людей, нет не только в современной Европе; имеются все основания полагать, что такие популяции вообще никогда не существовали. О значительной вариабельности в пределах различных видов ископаемого человека мы уже упоминали в гл. 3. Всякий раз, как находят ископаемые остатки, при­надлежащие одной группе людей независимо от того, отно­сятся они к тому же, что и мы, или иному виду, обнаружи­вается, что степень изменчивости скелета сходна с той, что встречается в современных смешанных популяциях. Кстати, при сравнении популяций следует говорить о распределении признаков, как описано в гл. 2; популяции, как правило, не имеют резких границ, все их различия носят только количе­ственный характер.

Несомненно, существование значительной изменчивости в человеческих популяциях — очень важный факт. Мы уже ви­дели, что одна из причин подобной изменчивости зависит от различий в генетической конституции, так как каждый индивидуум обладает уникальной комбинацией генов. Если рас­смотреть признаки, менее всего зависящие от окружающей среды, то обнаруживаются любые возможные комбинации их друг с другом. Так, голубые глаза могут встретиться в соче­тании с темными и со светлыми волосами, негроидный тип: волос — с белой кожей и т.д. Различные комбинации призна­ков можно найти даже у членов одной и той же семьи: в слу­чае если оба родителя европейцы, один ребенок ближе к нордическому типу, другой — к альпийскому. Именно это про­явление различных комбинаций признаков и заставило поло­жить в основу классификации человечества структуру волос, так как это единственный признак, на развитии которого не сказывается изменение окружающей среды. При определении негроидного, европеоидного и монголоидного типов оказа­лось также возможным исходить из формы носа, поскольку ее распределение в целом совпадает с распределением типов волос. Исключение из этого правила составляют популяции, в которых встречаются браки между представителями расо­вых групп, а также австралоиды с характерным для них со­четанием европеоидных волос с негроидными крыльями носа.

comments powered by HyperComments