4 недели назад
Нету коментариев

Позволительно спросить: что же в таком случае остается на долю генетического влияния, если воздействие окружаю­щей среды столь значительно? Ведь создается впечатление, будто генетическими различиями можно пренебречь. Но эта далеко не так. Трудность отделения генетических влияний от средовых (с чем мы столкнулись в гл. 2 при обсуждении генетики поведения психопата) с особой остротой прояв­ляется именно при изучении поведения человека, так как для его нервной системы характерна гибкость. Но, как мы уже отмечали, в каждой человеческой популяции, несомненно, су­ществует генетическая изменчивость, влияющая на те или иные признаки поведения. В общем можно сказать, что гене­тические факторы устанавливают пределы возможностей для каждого человека. Так, писателю вряд ли когда-нибудь удастся стать по-настоящему хорошим математиком. И все-таки едва ли можно точно установить эти пределы.

Высокая генетическая изменчивость в сочетании с иск­лючительной гибкостью нервной системы человека является непременным условием развития сложных сообществ. Такие сообщества нуждаются в самых различных специалистах. Составленный официальными американскими учреждениями неполный список профессий насчитывает семнадцать тысяч наименований; несомненно, большинство из них не требует особой квалификации, но даже те специальности, которые требуют длительной подготовки, исчисляются сотнями. В спо­собности выполнять эти сложные работы, безусловно, нема­лую роль играет большая генетическая вариабельность, даже если учесть, что каждая специальность является также и результатом подготовки.

Зависимость проявления врожденных свойств от влияния среды можно проиллюстрировать на примерах детей, воспитан­ных в весьма необычных условиях. Достоверность некоторых примеров оспаривается — речь идет о тех случаях, когда дети с очень раннего возраста воспитывались волками в пол­ной изоляции от людей. Такие дети, естественно, не могут го­ворить и относятся к числу настоящих имбецилов: они не проявляют никаких стремлений к общению с другими людь­ми, не обладают даже «инстинктивным» чувством родства с ними.

Более показательны в этом отношении дети, первоначаль­но воспитанные в полной изоляции от общества. Приведем такой пример. Девочка заболела, когда ей не исполнилось и года. До шести лет она находилась в одной и той же ком­нате, прикованная к постели; ее кормили только молоком и жидкой овсяной кашей. Когда ее привезли в больницу, ка­залось, что она глуха и слепа; безразличная ко всему, что происходило вокруг, она не улыбалась и не плакала. После девятимесячного лечения ее передали на попечение женщине, целиком посвятившей себя уходу за ребенком. Прошло пол­года, и девочка уже могла ходить, хорошо выглядела и по­нимала словесные указания, хотя за это время так и не научилась говорить.

Другой пример. Девочку воспитывала только глухонемая мать. Ничего удивительного, что в шесть лет ребенок совер­шенно не понимал речи и не мог говорить. Однако менее чем за два года ее удалось научить разумно говорить, петь, так что она мало чем отличалась от детей своего возраста. При этом важно отметить, что развитие это шло только благодаря специальному обучению, то есть девочку учили говорить, петь и т. д.

Так что же такое человеческие «инстинкты», как их определить, принимая во внимание изложенные факты? Мы уже отмечали, что у человека нет сложных врожденных форм поведения; в этом смысле у него нет инстинктов. Тем не менее многие специалисты составляли целые списки с перечисле­нием инстинктов человека, а большинство людей принимали их существование на веру.

Если мы внимательно рассмотрим эти списки, то увидим, что они относятся, собственно, не к актам поведения, а скорее к целям, к которым стремится человек. Выражение «родительский инстинкт» на самом деле обозначает не что иное, как тот факт, что большинство людей имеют детей и заботятся о них, хотя, увы, и в этом простом факте есть немало исключений. Под «инстинктом самосохранения» под­разумевается, что человек, как и животные, стремится сохра­нить свою жизнь. Но разве мало примеров, когда люди жерт­вуют собой ради спасения другого человека или во имя идеи?

По-видимому, говоря об инстинктах человека, имеют в виду внутренние факторы, которые стимулируют те или иные поступки людей. В поисках этих внутренних факторов со­временные исследователи обращаются прежде всего к цент­ральной нервной системе, а уж затем — к другим органам, в особенности к железам внутренней секреции. Однако изу­чение поведения человека показало, что самой отличитель­ной особенностью организации высшей нервной деятельно­сти является ее гибкость, поэтому она не может служить основой для раз и навсегда закрепленных инстинктивных форм поведения.

Но даже консерватизм поведения, его негибкость — эта тоже результат раннего обучения. Об этом свидетельствуют косные привычки, взгляды и верования многих людей, изме­няющиеся от класса к классу, от поколения к поколению.

Помимо внешних факторов, влияющих на поведение, су­ществуют не менее важные внутренние причины. Когда ко­личество сахара в крови падает ниже определенного уровня, мы ощущаем голод и начинаем думать о еде. Но даже эта поведение, хотя и частично, есть результат обучения: мы чув­ствуем голод именно в то время, когда обычно едим. Не поев вовремя, мы можем потерять ощущение голода, хотя физио­логическая потребность организма в еде возрастает. Следо­вательно, до некоторой степени мы обучаемся чувствовать голод. А наши привычки в еде — что мы едим, как приготов­лена пища и как она подана — вообще относятся только к воспитанию.

Влияние внутренних причин сказывается и на половом поведении человека. Особенно ясно это заметно на больных людях. Так, мужчина с опухолью надпочечников не испы­тывает влечения к женщинам, но после удаления опухоли все становится на свое место. Женщина, у которой обнару­жена опухоль в определенной части мозга, может быть чрез­мерно сексуальной; но после операции ее поведение приходит в норму. Тем не менее, как мы видели в гл. 3, и половое по­ведение зависит от окружающей среды и индивидуального опыта, то есть от обучения, и поэтому его нельзя считать закрепленной формой поведения.

Хотя каждый из нас ест, вступает в брак, охраняет соб­ственную жизнь и защищает своих детей под влиянием еще не вполне ясных внутренних процессов, наше поведение бес­конечно разнообразно и зависит от обычаев общества, в ко­тором воспитывается индивидуум.

comments powered by HyperComments