1 месяц назад
Нету коментариев

Утверждения о генетическом превосходстве определенных групп тесно связаны с пропагандой евгеники. Основателем евгеники был англичанин Фрэнсис Гальтон. Выдающийся математик, один из основоположников применения статисти­ческих методов в биологии, изобретатель метода дактилоско­пии (опознания личности по отпечаткам пальцев), Гальтон интересовался самыми разнообразными вопросами, подчас столь необычными, как статистическое изучение действенно­сти молитвы. Он был первым президентом Евгенического об­разовательного общества (ныне Евгеническое общество), осно­ванного в Лондоне в 1908 г.

Некоторые утверждения ведущих членов этого общества? в числе которых были и ученые, дискредитировали идею евге­ники. Так, в начале XX в. сторонники этого учения заявили, будто привилегированные классы — средоточие изысканности, доброты и утонченного вкуса, будто неимущие генетически хуже приспособлены, чем обеспеченные, и на этом основании им надо отказать в праве на пенсию по старости (пять шил­лингов в неделю для людей, достигших семидесятилетнего возраста), а детям — в бесплатном питании в школах. Они объяснили это тем, что подобная «благотворительность» толь­ко способствует размножению «непредусмотрительных» бед­няков, а это в свою очередь приводит к излишку низших ти­пов; В подтверждение этих высказываний приверженцы ев­геники ссылались на то, что в обеспеченных семьях меньше детей, чем в бедных. О евгеническом движении заговорили; многие рассматривали его как страстный протест против того, чтобы землю унаследовали слабейшие.

Такие теоретики как в прошлом, так и в наши дни исхо­дят из абсолютно ложных посылок. Но даже в современных псевдонаучных статьях повторяются легенды о Джуках и Калликаках — двух семьях, из которых вторая, Калликаки, вымышленная. Напомним, что речь идет о том, как браки двух сестер с плохой наследственностью дали дегенеративное, дефективное и преступное потомство (Джуки). Автор истории о семье Калликаков утверждал, будто связь солдата с дефек­тивной девушкой дала неполноценное потомство, в то время как брак того же солдата с респектабельной молодой женщи­ной положил начало хорошей, трудолюбивой и зажиточной семье. Такого рода легенды появились в то время, когда гене­тика практически еще не получила развития, да и о социаль­ном влиянии среды знали очень немного. Следует сразу ого­вориться, что наиболее добросовестные евгеники больше не оперируют подобного рода сказками. Важность таких факто­ров, как питание и жилищные условия, стала настолько оче­видной (подробнее об этом мы будем говорить в гл. 12 и 13), что в слабом физическом развитии уже не винят «плохую на­следственность», а массовая безработица не позволяет расце­нивать бедность как наследственный признак. Поэтому поста­раемся рассмотреть евгенические проблемы на конкретных примерах и выяснить, в какой степени можно применить к евгенике наши знания о генетике человека.

Принципиально в идее планового размножения людей нет ничего абсурдного. Селекция домашних животных стала на­столько общепринятой, что люди неминуемо должны были задуматься над применением аналогичных методов в отно­шении самих себя. Проблемы такого рода волновали чело­вечество еще в античные времена. В пятой книге «Республи­ки» Платона мы находим следующие строки:

«Молодые люди, проявившие вы­даюшиеся способности в ратном или каком-либо другом деле, должны быть удостоены наград, призов и наи­больших возможностей в сближении с женщинами, дабы от таких людей было больше потомков».

Тем не менее ни греки, ни какая-либо другая большая че­ловеческая группа не применяли принципы избирательного скрещивания на практике (пожалуй, единственное исключе­ние составляла нацистская Германия). Имеются, правда, примитивные народы, которые убивают неполноценных, или «лишних» детей, но хотя подобный обычай и может оказать благоприятное воздействие на эти популяции, он вызван ины­ми причинами, и современная евгеника его не пропагандирует.

Большинство евгенических программ направлено на то, чтобы предупредить размножение «неприспособленных» ин­дивидуумов. Это так называемая негативная евгеника в про­тивоположность позитивной евгенике, которая поощряет размножение особо одаренных людей. Для того чтобы огра­ничить размножение, пользуются самыми различными мерами: широкой пропагандой, предохранительными средствами, раз­делением людей на подгруппы, а также добровольной или обязательной стерилизацией. В Дании, Норвегии, Швеции и ряде штатов США действует закон о стерилизации. В 1934 г. такой закон с самыми широкими полномочиями был принят в нацистской Германии. Аналогичный законопроект был пред­ложен и в Англии, но он еще не получил силу закона.

Какие цели преследует стерилизация? Это зависит от роли генов в появлении дефектов. Одни дефекты или заболе­вания можно безоговорочно считать наследственными, ибо среда для них не существенна. Некоторые из таких дефектов являются доминантными состояниями. Такова, например, брахидактилия, или короткопалость, вызванная неспособно­стью к росту средней фаланги. Она передается от поражен­ного примерно к половине его детей, причем передается из поколения в поколение и только пораженными субъектами. Сама по себе брахидактилия не относится к числу серьезных дефектов, мешающих нормальной жизнедеятельности. А вот другой дефект, который наследуется, как правило, таким же образом, — «рачья клешня», или расщепление кисти, — представляет уже серьезный недостаток. Известно по край­ней мере полтора десятка наследуемых дефектов. Некоторые из них сравнительно легки, другие могут варьировать по степени тяжести, например слоистая катаракта: иногда не­прозрачный мутный слой захватывает большую часть хрусталика и вызывает почти полную слепоту, а иногда это ничтож­ный дефект, практически не влияющий на зрение.

Наследование доминантного признака

Наследование доминантного признака

Несомненно, стерилизация людей с «рачьей клешней» при­вела бы к быстрому уменьшению индивидуумов с этим де­фектом, ибо их несложно выявить. Однако общее число серь­езных дефектов, зависящих от таких генов, в любой большой популяции очень невелико, и евгенический эффект от стери­лизации пораженных ими людей или предупреждения их раз­множения будет незначителен. Да и не все доминантные за­болевания можно устранить, контролируя размножение. Про­грессирующая хорея, называемая также хореей Гентингто­на,— тяжелое заболевание нервной системы; оно развивается, как правило, в возрасте 30—40 лет, когда у пораженных этим недугом людей уже есть дети.

Некоторые заболевания являются рецессивными состоя­ниями, то есть пораженный индивидуум обычно имеет здоро­вых родителей. Подобно тому как у рыжеволосого человека родители совершенно не обязательно должны быть рыжими, так и ребенок,, глухонемой от рождения, может иметь абсо­лютно нормальных родителей. Его же глухонемота объяс­няется тем, что каждый родитель передал ребенку по одному гену, вызывающему этот недуг. Стерилизация всех людей, страдающих врожденной глухонемотой, как утверждает Хол­дейн, не даст заметного эффекта в течение тридцати или со­рока поколений. Глухонемые, как и прежде, будут рождаться от вполне нормальных людей — носителей этого гена.

Существуют настолько тяжелые генетически детерминиро­ванные заболевания, что пораженные люди редко доживают до половой зрелости. Иными словами, в случае этих заболе­ваний природа опередила евгеников. Но если все эти люди не имеют детей, каким же образом в популяции остаются та­кие гены и продолжают появляться неполноценные индиви­дуумы?

Сошлемся на широко известную болезнь — гемофилию. Как мы говорили в гл. 2, гемофилия — рецессивное состоя­ние, зависящее от сцепленного с полом гена; она встречается только у мужчин, которые получают этот ген от матерей. Ре­гулярное появление в популяции больных гемофилией свя­зано с мутациями; ген — носитель гемофилии можно рассмат­ривать как неточную копию нормального гена. Подсчитано, что этот нормальный ген мутирует с необычайно высокой частотой — один на пятьдесят тысяч. В той же главе мы при­водили примеры дефектов, вызываемых мутациями. К ним относятся ретинобластома, эпилойя и ахондроплазия.

Совершенно очевидно, что никакие евгенические меры не могут сколько-нибудь серьезно повлиять на заболевания, под­держиваемые в популяции повторными мутациями.

До сих пор мы касались только заболеваний, детермини­рованных сравнительно простым образом. Но защитники не­гативной евгеники чаще ссылаются на такие состояния, как умственная, неразвитость, которые далеко не столь просты. На интеллектуальные способности, равно как на рост и не­которые другие признаки, влияют многие гены. Иногда утвер­ждают, будто интеллектуальный уровень целых популяций находится под угрозой из-за большого размножения умствен­но отсталых людей. Если бы умственная неполноценность определялась1 так же просто, как альбинизм, а наследование ее шло непосредственно от родителей к потомку, возможно, и удалось бы разработать какую-нибудь программу по борьбе с ней. Но, увы, это не так. Среди учеников специальных школ для умственно отсталых детей встречаются различные типы, и каждый из них обусловлен самыми различными причинами, причем далеко не все они генетического порядка. Некоторые заболевания излечиваются, в частности с помощью психотера­пии. Современная медицина располагает средствами, позво­ляющими примерно 20 процентам умственно отсталых стать полноценными и жизнеспособными гражданами. Что касает­ся генетики умственной неполноценности, то на каждые ста детей (у которых один или оба родителя дефективные) при­мерно семь-восемь оказываются умственно неполноценными, несколько большее число обнаруживает признаки умственной отсталости, но большинство совершенно здоровы. У дефектив­ных родителей могут быть здоровые дети, равно как у нор­мальных — дефективные. Мало того, практически большин­ство дефективных детей рождается от здоровых родителей. Словом, евгенические меры вряд ли способны предупре­дить появление умственно неполноценных людей; если же согласиться со сторонниками этой теории и стерилизовать всех дефективных или какими-то другими способами не до­пустить их размножения, это только ограничит рождение здоровых людей, но не предотвратит появления дефектив­ных.

comments powered by HyperComments