2 месяца назад
Нету коментариев

Система муссонов, управляющих климатами Индии и Бирмы, представляется наиболее своеобразной. В ней все отлично от систем, описанных в двух предыдущих главах: центры действия, воздушные массы, механизмы выпадения осадков. Континентальные антициклоны, в которых зарождается зимний муссон, возникают в Сред­ней Азии, а не на востоке Сибири. Депрессия, всасываю­щая летом морской воздух, возникает на северо-западе Индии, притом в высоких слоях, в отличие от более вос­точной приземной депрессии, в которой конвергируют индонезийский и японский муссоны. Зимний муссон представляет собой совершенно автономный северо-западный поток, значительно менее холодный, чем си­бирский воздух. Летний муссон приходит с Индийского, а не с Тихого океана. В течение холодного сезона северо-западные вторжения вызываются высотными волнами, а не приземными циклонами внетропических широт, как это происходит над Китаем и Японией.

Летние циркуляционные механизмы представляются еще более оригинальными, поскольку полярный фронт никогда не проникает в Индию, а внутренняя конвер­генция в морском экваториальном воздухе является глав­ным образом результатом орографии. Впрочем, все особенности индийских муссонов объясняются рельефом. Горное полукольцо необычной высоты, охватывающее эту область с трех сторон на суше, служит одновременно и тормозом и двигателем. Зимой оно закрывает доступ в Индию сибирским воздушным массам, действующим в механизмах как индонезийского, так и японского муссона. Летом горы препятствуют проникновению по­лярного фронта и отклоняют морской экваториальный воздух к северо-западу, не давая ему возможности пере­валить через Гималаи. В любой сезон горы создают мощные гидродинамические воздействия, определяющие совсем особый характер осадков.

 

Центры действия

Средние карты давления у земной поверхности (на уровне моря) свидетельствуют о сезонном обращении центров действия между Азией и Индийским океаном (см. рис. 1 и 2). В январе результирующий поток нижних слоев движется с севера на юг между хребтом повышенного давления, продолжающим сибирский ан­тициклон над Средней Азией и Ираном, с одной стороны, и экваториальной безградиентной зоной и африканской и австралийской депрессиями, с другой стороны. Изобары имеют более сложную конфигурацию, чем над Восточной Азией. Эти особенности не позволяют определить точные направления по одним лишь средним картам. Но общее направление с севера на юг, от материка к океану, вполне очевидно. В июле, наоборот, морской воздух движется с юга на север, между антициклоном, расположенным юго-восточнее Мадагаскара, и депрессией в северо-запад­ной Индии. Легко заметить, что уже эта приземная си­стема муссона отличается от того, что описывалось нами ранее. На берегах Китая и советского Приморья зимний барический градиент намного выше летнего; в холодный сезон сильные ветры затрудняют навигацию на Японском море и в Тайваньском проливе. В отличие от этого в Индии сильные барические градиенты характерны для летнего муссона, тогда как зимой изобары более разре­жены. Уже это обращение контрастов над Индией показы­вает особый характер этой муссонной области.

На высоте зимние и летние условия так же противо­положны, как над Китаем и Индокитаем, но в совершенно ином плане (см. рис. 3 и 4). В январе зональный поток омывает весь полуостров, хотя на севере он значительно интенсивнее, чем на юге. В июле Индия, наоборот, цели­ком оказывается под воздействием теплого высотного воздуха, будучи защищенной от западных течений. Сама такая планетарная смена уже является аэрологическим муссоном (создавая возможность полярных возмущений в холодный сезон и их отсутствие в жаркий сезон). Однако эффектывысотного и приземного потоков не соединяются, как над Южным Китаем. Правда, более слабые зимние приземные ветры (над Оманским заливом 1—2 м/сек, тогда как летом 9—12 м/сек) совпадают с установлением западного переноса над Северной Индией.

Это аномальное сочетание верхней и нижней циркуля­ции оказывается следствием двух противоположных орографических влияний. С одной стороны, Гималаи отбрасывают высотные полярные течения к долине Ганга (см. рис. 18). С другой стороны, то же препятствие мешает полярному воздуху нижних слоев свободно проникать к югу. Точно так же летом циклоническая ложбина на 500 мб с осью восточнее Каспийского моря вызывает втор­жение океанического муссона. Сама эта ложбина, рас­положенная перед Гималаями и Тибетом, возникает благодаря кривизне, получаемой струйным течением, когда последнее быстро движется севернее препятствия (см. рис. 18). Однако то же препятствие мешает внетропи-ческим циклонам оказывать влияние летом и приводить в действие большие запасы влаги южного муссона. В целом рельеф в оба сезона создает механизмосвобождения осадков на высоте; но защитная роль рельефа у земной поверхности затрудняет полное завершение этого процесса. Хотя летний муссон имеет здесь интенсивность, неизвест­ную в Китае, на большинстве индийских станций он никогда не приносит столько осадков, сколько их выпа­дает в Китае. Зимой над равниной Ганга струйное течение сохраняется весь сезон, но вызывает лишь слабые ливни. Эти аномалии еще раз подчеркивают решающую роль внетропических приземных возмущений в выпадении муссонных дождей. Они показывают также, что рельеф Индии приводит к противоположным эффектам муссона на 500 мб и на уровне моря.

 

Воздушные массы обоих приземных муссонов

Режим ветра у земной поверхности в двух противополож­ных сезонах позволяет уточнить данные средних карт изобар. Правда, преобладающий воздушный поток летом вполне противоположен зимнему потоку, как это можно заключить и из рассмотрения приземных центров действия. Но главным фактом, который не отражается на картах изобар, следует считать автономность этих течений по сравнению с другими азиатскими муссонами. Зимой средний результирующий ветер, по расчетам Минца и Дина, дует над равниной Ганга и Пенджабом с северо-за­пада. К югу от 20-й параллели он поворачивает к северо-востоку и востоку и конвергирует с пассатом южного полушария на широте Мадагаскара, около 15° ю. ш. (см. также рис. 29). Таким образом, этот поток от своего очага и до встречи с пассатом не имеет никакой связи с зимним индонезийским муссоном. Летомсредний ре­зультирующий ветер дует над Нижним Индом, Деканом и Бирмой с юго-запада. Затем его ветвь, достигающая восточ­ной части Гималаев, поворачивает снова к западу, про­ходя с юго-востока на северо-запад через равнину Ганга и Пенджаб. Юго-западный поток, приходящий в Декан, продолжает юго-восточный пассат Индийского океана. Таким образом, он получает питание от субтропического антициклона вблизи 30° ю. ш., несколько юго-восточнее Мадагаскара (см. рис. 30). Этот воздушный поток также отличается от индонезийского муссона, происходящего из Австралии или из экваториальной депрессии над Малайским архипелагом.

Синоптические карты обоих сезонов подтверждают, впрочем, эту независимость и дают новые детали. Летом пять типов погоды, описанных Рахматуллой (М. Rahmatul­lah) для августа 1949 г., показывают, что воздух все время поступает с запада, с силой обрушиваясь на Траванкур и Малабар. Траектории на высоте 1500 м. затем заги­баются к западу, очерчивая динамическую депрессию, и заканчиваются почти всегда на севере Пенджаба. Речь идет, следовательно, о морском экваториальном воздухе Индийского океана, но этот воздух следует не по пери­ферии восточно-азиатской депрессии средней карты, как индонезийский и японский муссоны, а непосредственно входит в самую глубокую депрессию на северо-западе Индии. Для зимы 1936/37 г. карты (см. рис. 25) показы­вают еще местный воздух, управляемый местным центром действия. Линии тока на уровне 3000 м огибают анти­циклон над Средней Азией и пересекают равнину Ганга с северо-запада на юго-восток, с запада на восток или с юго-запада на северо-восток, в зависимости от фазы волны. Антициклональная кривизна к югу от 20-й па­раллели показывает, что пассат также берет начало из этого полярного течения. В целом поток всегда приходит из западного сектора, а не из восточного, как это можно было бы заключить по средней карте (см. рис. 1). Он вызывается не сибирским антициклоном, а барическим гребнем, ось которого с изобарой 1020 оканчивается над Персидским заливом. Этот гребень высокого давления на средней карте является результатом очень частого возникновения реальных антициклонов над Средней Азией или Ираном; он выглядит как продолжение сибирского антициклона лишь в результате статистического эффекта (между прочим, ежедневные карты изобар на уровне моря не всегда показывают независимость среднеазиатского антициклона. Истинное положение раскрывает только фронтологическая карта). Точно так же азорский антициклон на зимних картах изобар кажется соединенным с континентальным анти­циклоном над Европой, хотя оба эти центра действия всегда независимы.

Индийский муссон в холодный сезон является, таким образом, воздушной массой, совершенно отличной от воздуха над Северным Китаем, Японией и Южным Ки­таем. Во-первых, этот воздух приходит из Средней Азии, а не из Сибири. Во-вторых, его западная траектория сви­детельствует о том, что он приходит в движение в резуль­тате другого процесса. Над востоком Азии муссон является северным, очень холодным вторжением, непрерывно бо­рющимся с зональным потоком. Он питается за счет тер­мического антициклона и захватывает нижние слои тропосферы. Систематическое всасывающее действие подвижных депрессий, которые также достигают земной поверхности, придает этому муссону повышенную ско­рость. Напротив, западный индийский муссон — это высотное явление, связанное с внетропическим высотным течением (струйным течением), идущим по южной пери­ферии Гималаев. Этот муссон не борется с зональным потоком, а является его следствием. Действительно, разрыв скорости на южной стороне струйного течения вызывает появление волн на уровне 300 мб. Эти западные волны движутся по направлению потока и распростра­няются с уменьшенной интенсивностью вплоть до по­верхности Земли. Они периодически продвигают холодный воздух верхних слоев до равнины Ганга. Но эти вхожде­ния никогда не бывают мощными, так как холодные фронты выражены крайне слабо или вовсе не существуют на уровне моря (часть первая, гл. 3: Западные волны). К тому же оседание в тылах долин волн создает ясную погоду, при которой воздушная масса быстро прогре­вается. Таким образом, адвективный эффект (среднеазиат­ский воздух не так холоден, как сибирский), динамический эффект (оседание) и орографический эффект (полное отсутствие чисто северных вторжений и частое блокирова­ние фронтов, идущих с северо-запада) сочетаются здесь, ограничивая понижение температуры. Ветры остаются слабыми, поскольку высотные возмущения достигают земной поверхности в ослабленном виде (изаллобариче­ские ядра всего в несколько миллибар). Оседание и защит­ное действие рельефа способствуют тому же.

На первый взгляд кажется, что между зимним и лет­ним муссоном в Индии существуют такие же пространст­венные различия, как и над Китаем и Индокитаем. Летом масса морского экваториального воздуха, теплого, влаж­ного и неустойчивого, омывает всю Индию и Бирму (см. Н. R.Вуеrs, General Meteorology p. 290. Типовой зондаж — Мадрас: 13—18 г/кг водяного пара в толще мощностью 2000 м при резком понижении с высотой псевдопотенциальной тем­пературы (признак неустойчивости)). Средние месячные температуры на уровне моря с мая по сентябрь повсеместно выше 27° (см. рис. 34). В Нагпуре, несмотря на его континентальное положение, средняя относительная влажность достигает 81%, включая период с июля по сентябрь. Зимой полярный воздух достигает лишь севера Индии. Зондажи в Агре (27° с. ш.), пред­ставленные на термодинамической диаграмме Россби, свидетельствуют о холодной, сухой и устойчивой воздуш­ной массе (Ibidem. Типовой зондаж — Агра: от 4 до 1 г/кг воды в толще мощностью 5000 м; псевдопотенциальная температура у земной поверхности значительно ниже, чем летом (305° вместо 355° К), при сильном возрастании с высотой (признак устойчивости)). Заморозки часты во всем Пенджабе, а абсо­лютный минимум температуры в Дели (29° с. ш.) дости­гает 0,5°. Но этот холодный воздух не захватывает весь полуостров, так как к югу от 21° с. ш. (Нагпур) средняя температура зимних месяцев никогда не падает ниже 20°, а южнее 19° с. ш. (Бомбей, Мадрас, Рангун) она всегда выше 24° (см. рис. 34). Как и над Китаем и Индокитаем, масса полярного воздуха перекрывается массой значи­тельно более теплого тропического воздуха. В целом сезонные различия обоих муссонов такие же, что и в об­ласти индонезийского муссона: летом — общее распро­странение теплого и очень влажного воздуха; зимой — прекращение продвижения холодного и сухого воздушного потока у 20-й параллели. Центральные провинции и Декан зимой оказываются защищенными так же, как центральная и южная части Индокитая.

Годовой ход осадков и температуры в главных типах климата области индийского муссона

Годовой ход осадков и температуры в главных типах климата области индийского муссона

Детальное изучение средних месячных температур самого холодного месяца (января) показывает, однако, что зимний индийский муссон продвигается по широте дальше, чем китайский муссон (см, таблицу).

В Индии значительно жарче, чем в Китае на 30-й параллели (разница в 9,4°); но на 20° с. ш. разница уже в два раза меньше (4°), а на крайнем юге обоих полуостровов она практически сводится на нет (0,7°). Поскольку термическое превосходство Индии постепенно уменьшается в направлении к низким широтам, можно полагать, что индийский полярный воздух на 30° с. ш. менее холодный, чем полярный воздух в Китае, и проникает к югу значительно дальше. Широты 30—20° сильно от­личаются от широт 20—10° в китайской области (мери­диональные разности температур на каждые 10° широты соответственно 13,7 и 9,3°). На 20-й параллели здесь отмечается существенное ослабление холодных вторже­ний. Напротив, над всей индийской зоной рост темпера­туры к югу почти непрерывен (меридиональные разности температур соответственно 8,3 и 6°). Сравнение наиболее частых типов зимней погоды над Индией, с одной стороны, и над Китаем и Индокитаем — с другой, позволяет объяснить и уточнить этот контраст.

T_012

На рис. 25 показан механизм индийских волн холода (западных волн). При прохождении приземного фронта с 5 по 8 января 1937 г. отмечено понижение температуры, одинаковое на всех широтах: 4° в Агре (27° с. ш.), 3° в Бомбее (19° с. ш.), 3° в Кочине (10° с. ш.). Только Ан­даманские острова не затрагиваются этим эффектом. Хотя и здесь северный поток сменяет восточный пассат, но температура не изменяется. Эта особенность объясня­ется трансформацией холодного воздуха над теплым морем. Именно эта трансформация, почти перманентная в индо­китайской области зимой, мешает сибирскому муссону проникать южнее 20-й параллели. Доказательством этому служат прорывы полярного воздуха над Китайским морем, изучавшиеся Икером. С 7 по 10 января 1937 г. восточно-азиатский антициклон распространился до Тонкина в полном соответствии со средними изобарами зимы (см. рис. 1). Холодные фронты шли по восточной периферии антициклона, продвигаясь с северо-востока на юго-запад. По пути над морем воздух, идущий за фронтом, прогре­вается; поэтому при достижении воздухом Индокитая разрывы проявляются только в направлении ветра. В Фулян холодный воздух еще проникает, так как поло­жение Фуляна в глубине залива более открыто для конти­нентальных воздушных масс. Здесь с 7 по 10 января 1937 г. понижение температуры достигло 7°. Но в Куанг-Три термометр отметил понижение лишь на 3°, а перед Сайгоном фронт уже исчез.

Разный характер возмущений над Китаем и Индией также оказывает воздействие на интенсивность похоло­даний. Идущие с севера фронты Тихого океана, как и северо-западные фронты Тонкина, соответствуют настоя­щим полярнофронтовым циклонам. Они сопровождаются дождями или туманами, которые обеспечивают постоян­ство температур ночью. В некоторых случаях наблюдается даже повышение температуры после прохождения холод­ного фронта с туманами (например, 5—6 января 1937 г. в 23 часа в Тонкине). Напротив, очень низкие фронты Индии развиваются всегда под дивергирующим потоком, так как они отстают от линии циклонического сдвига (см. рис. 25). Опускающийся безоблачный воздух обуслов­ливает в этом случае ночные заморозки (например, в Пенджабе) или, во всяком случае, значительные пониже­ния температуры на всем полуострове.

В целом особенности зимнего муссона в Индии вызы­ваются ее рельефом и экспозицией. Гималаи защищают ее от наиболее сурового северного воздушного потока. С этим связана относительная мягкость температур даже на северных окраинах области. Но специфический харак­тер западных волн (оседание) и континентальные траек­тории муссона, также связанные с проникновением волн с запада, исключают те умеряющие механизмы, которые часто действуют в Индокитае. Зимний индийский муссон в начале своего вторжения всегда менее холоден по срав­нению с другими областями, однако его термическое влия­ние чаще распространяется до субэкваториальных широт.

Вертикальные мощности обоих муссонов не допускают такого пространственного распространения, какое наблю­дается в Китае и Индокитае. Индийские контрасты выра­жены главным образом между востоком и западом, а не между севером и югом. Зимой при прохождении западных волн температура понижается во всей тропосфере (Икер). Понижение это слабое, так как оно происходит в резуль­тате адвекции с запада внутри формирующегося тропиче­ского воздуха, а не в результате сибирского вхождения, питающегося на высоте арктическим воздухом. Действи­тельно, среднеазиатские антициклоны имеют смешанный характер (холодный полярный воздух у земной поверх­ности и умеренный полярный воздух на 500 мб; см. рис. 1 и 3). В отличие от этого сибирский антициклон, питающий восточную часть Азии, на высотах накрыт очень холод­ным воздухом, происходящим из арктического бассейна (см. рис. 1 и 3). Эти условия объясняют, почему северо-западный индийский муссон одновременно и менее хо­лодный и более мощный по высоте, чем северный китай­ский муссон. Они объясняют также контрасты в степени меридионального и зонального проникновения обоих течений. Индийская воздушная масса поступает на всех уровнях с запада, имея общую циклоническую кривизну. Во втором случае китайские холодные вторжения при­ходят с севера с антициклонической кривизной, будучи перекрытыми северо-западным арктическим потоком с циклонической кривизной. Мощность приземного китай­ского муссона, небольшая уже над Северо-Восточным Китаем, уменьшается в направлении с севера на юг, поскольку антициклонические вторжения ослабевают и растекаются в ширину. Впрочем, такой же процесс дивергенции ведет и к уменьшению значительной мощ­ности вторжений на Индию к югу от 20-й параллели, так как линии тока здесь почти всегда антициклонические (см. рис. 25). Но в особенности ослабление волны наблю­дается при ее движении на восток: начиная от Патны западные волны уже не возмущают существенно тропи­ческий воздух, занимающий Бенгалию. Это коренное различие между западными и восточными провинциями представляет собой специфическую особенность Индии. Оно проявляется также, но в обратном направлении, в теплый сезон.

Летом индийский муссон накрыт сверху, как и на востоке Азии, более сухой и более устойчивой воздушной массой (см. уже упомянутые зондажи в Мадрасе и Ма­ниле). Над Индийским океаном и Бенгалией мощность муссонного течения обычно достигает 5000 м. Таким образом, здесь нет ослабления в направлении к северу, характерного для индонезийского муссона. Это объяс­няется как значительно меньшим меридиональным рас­пространением муссона над Индией (Гималаи создают северный предел его распространения на 27° с. ш., тогда как индонезийский поток достигает 40° с. ш.), так и мощным воздействием высотной динамической депрессии (Инь). Зато мощность индийского муссона очень бы­стро убывает в западном направлении: над Индом она всего около 500 м. Средняя карта для 500 мб (см. рис. 4) действительно свидетельствует о наличии на высоте теп­лого воздуха, антициклонического и устойчивого, запад­ного происхождения. Поэтому представляется, что при­земное экваториальное течение должно проникать сюда под этим сухим верхним слоем. Будет ли это континен­тальный тропический воздух из Сахары (Менье) или же северо-западный поток, продолжающий этезии вос­точного Средиземноморья (Шнейдер-Карпус, Лаутензах)? Средняя карта (см. рис. 4) позволяет только выдвинуть эти две гипотезы. С одной стороны, индийский бариче­ский гребень срастается с сахарским антициклоном; с другой стороны, результирующие линии тока, прони­кающие на север Индии, приходят из Средиземноморья. Опыт, правда, показывает, что средние циклонические течения всегда ближе к действительным условиям, чем средние антициклонические системы (в частности, и барические гребни). Единственно верное решение, однако, может дать лишь анализ ежедневных наблюде­ний за продолжительный период.

 

Возмущения и механизм дождей

Во все сезоны Гималаи препятствуют проникновению в Индию и Бирму приземных внетропических возмущений. Область ин­дийского муссона, оригинальность которой уже была нами подчеркнута, приобретает, таким образом, еще новые специфические особенности. Дожди здесь возникают в результате особых динамических явлений: западных волн зимой и внутренних экваториальных конвергенции летом. Влияние рельефа, постоянное по характеру, здесь более значительное, чем в Китае, Японии и Индокитае. Рельеф здесь не просто создает нюансы в распределении осадков, как в случае индонезийского или японского муссона. Он становится главным распределителем дож­дей, первопричиной их выпадения, приводящей в действие запасы влаги каждого сезонного потока.

А. В зимнее время западные волны вызывают осадки к северу от 20-й параллели. Обычно траектории этих волн проходят над Пенджабом, Кашмиром и южными отрогами Гималаев. Раджпутана и Синд более защищены. Равнина Ганга попадает под влияние западных волн до Патны; но возмущения почти всегда затухают, еще не достигнув Бенгалии. Почти полная сухость Декана и Малабара объясняется перманентностью пассата к югу от зоны полярных влияний. Впрочем, легко видеть (см. рис. 25), что пассат является результатом антициклониче­ской кривизны адвекции холода, вызванной или оседанием справа от струйного течения (Россби), или же накопле­нием отрицательного вихря к северу от междутропической зоны (Пальмен). Но осадки остаются слабыми даже в наи­более высоких широтах. Они превосходят 30 мм в месяц только в Пешаваре (куда возмущения проникают еще с максимальной интенсивностью) и в Симле или Дарджи-линге, где к непосредственному эффекту циклонической волны присоединяется влияние орографического восхож­дения. В отличие от этого месячные осадки Цикавея, Гонконга и Фуляна в области зимнего китайского муссона достигают 30, 40 и 50 мм.

Меньшее увлажнение Индии обусловлено меньшей повторяемостью возмущений и иной их структурой. Средняя повторяемость западных волн не превышает пяти в месяц с января по апрель (Икер, Кендрью), тогда как подсчеты Сун Сю-ваня дают значительно большие величины для 1—8путей над Китаем в те же сезоны. Главное то, что кинематические возмущения в Индии не всегда сопровождаются приземными фронтами. Холод­ный фронт, сильно смещенный по отношению к высот­ной линии сдвига, соответствует тому же сектору опу­скания, а не неустойчивой последовательности холодных циклонических фронтов. Изаллобарическое поле очень хорошо отражает этот процесс: за слабой подвижной областью падения очень быстро приходит сильная и ус­тойчивая область повышения давления (см. карты Икера). В целом индийские полярные вторжения создают редкие и непродолжительные циклонические интервалы, которые почти не нарушают хорошей погоды. С ноября по май небо остается замечательно ясным. На большинстве станций облачность не превышает 0,2, а на западе Де­кана и в Бирме понижается даже ниже 0,1. Осадки не­продолжительны: сильные снегопады в Кашмире и в Гималаях, грозовые ливни с крупным градом на равнине Ганга. Спорадические дожди в Пенджабе в зимнее время не могут идти ни в какое сравнение с регулярными про­ливными дождями над Южным Китаем. Они позволяют лишь получать зимний урожай пшеницы и ячменя; но вид сухих степей по берегам Инда резко контрастирует с очень зеленой кустарниковой растительностью холми­стого Китая. Влага обильна только на склонах Кара­корума и Гималаев. Пешавар, над которым проходят западные ветры, испытывает также влияние усиления холодных вхождений в результате орографии: зимние осадки превосходят летние. Но Лахор принадлежит к нор­мальному типу с максимумом в теплый сезон.

Таким образом, ясно, что рельеф здесь управляет всеми процессами. С одной стороны, он противодействует прохождению настоящих циклонов, которые одни могли бы повсеместно вызывать продолжительные дожди. С дру­гой стороны, рельеф увеличивает осадки в определен­ных местах, где он усиливает восхождение. Эти два ме­ханизма действуют и в летнее время.

Б. Летом междутропическая зона конвергенции быстро распространяется на всю Индию. Северная ее граница, которая в холодный сезон почти не заходила далее Цей­лона, теперь доходит до Гималаев (ср. рис. 29 и 30). Это, однако, не означает, что над всей Индией устанав­ливается погода с продолжительными и обильными осадками, как это бывает зимой в Коломбо. Напротив, осадки выпадают крайне неравномерно и во времени и в пространстве.

Первым фактором их нерегулярности является гори­зонтальное распространение экваториального потока, которое ослабляет конвергенцию. Мы видели, что это явление наблюдается также и в индонезийском муссоне; над Индией оно проявляется еще ярче, поскольку здесь уже нет компенсирующего фактора в виде внетропических циклонов. Выпадение дождей здесь может быть лишь результатом механизмов, свойственных самому морскому экваториальному воздуху. Но этот воздух постепенно становится все менее мощным, удаляясь в северо-западном направлении от своего источника и проникая при этом под очень устойчивые воздушные массы (см. выше). Даже к северу, где муссон сохраняет свою вертикальную мощность, конвергенция ослабевает. С другой стороны, течения очень быстро иссушаются, проходя над сильно прогретой поверхностью, тем более что их вертикальная мощность убывает. Таким образом, следует предполагать асимметрию осадков в пространстве: север и северо-запад рассматриваемой области будут наименее увлажнены, поскольку муссон доходит сюда с меньшей конвергенцией, менее мощным и более сухим. Эти три особенности муссона могут сочетаться разным образом. Нерегулярность осад­ков во времени также объясняется горизонтальным расширением муссонного потока в сочетании с отсутствием внетропических циклонов. Анализы Икера (часть первая, гл. 3) показывают, что муссонный фронт, то есть северная граница междутропической зоны конвергенции, постепенно ослабевает по мере продвижения к северу. Дойдя до своего крайнего предела, она исчезает, а южнее возникает новая линия конвергенции. Последняя опять движется на север, и весь цикл повторяется снова. Линия конвер­генции сопровождается дождями. Непрерывный ритм дезинтеграции и регенерации, описанный Икером, вызы­вает, таким образом, чередование дождливых и сухих периодов. Впрочем, междутропическая зона конверген­ции исчезает не только в сравнительно высоких широтах, поскольку интенсивность конвергенции зависит также от усилений и ослаблений потоков, берущих начало в южном полушарии. Типы погоды по Рахматулле пока­зывают, что засушливость может проявляться во всех районах Индии.

Вторым фактором нерегулярности является теплый и сухой северо-западный поток, который полностью пре­рывает муссонные дожди. Сухие периоды (перебои) могут тогда продолжаться по нескольку недель. Они создают серьезную угрозу для урожаев риса. Эти континентальные вторжения, по-видимому, происходят вследствие изме­нений скорости зонального переноса над северным полу­шарием (в Национальном французском метеорологическом управле­нии имеется проект исследований в этом направлении, предложен­ный Вио). Возможно, что их причиной является возник­новение мощных антициклонов над восточным Средизем­номорьем в результате сильных полярных вторжений. Во всяком случае, северо-западный поток, перекрывающий сверху муссон мощным устойчивым слоем или даже полностью оттесняющий муссонное течение, может выз­вать появление над всей Индией таких условий, которые обычны для Синда и пустыни Тар.

Тропические циклоны являются третьим элементом, вызывающим пространственные различия. Так как их траектории направлены к западу, они захватывают лишь восточные побережья. В течение всего лета они обруши­ваются на Бенгалию и усиливают осадки над Калькуттой. Осенью эти циклоны доходят главным образом до Коро­мандельского берега, следуя за отступлением между­тропической зоны конвергенции к югу. Максимум, осад­ков в Мадрасе (октябрь и ноябрь) немного напоминает максимум в Куанг-Три (см. рис. 33 и 34). Он не сохра­няется, однако, в середине зимы, когда северо-восточные ветры наиболее устойчивы. Это существенное отличие от аннамского побережья показывает, что циклоны разви­ваются здесь скорее в междутропической зоне конверген­ции, чем внутри однородного пассата. Синоптический анализ должен найти причины такого контраста между индийской и индонезийской областями.

Наконец, четвертым фактором дифференциации служит рельеф. Он действует и во времени и в пространстве, сочетая свое сложное влияние с воздействиями описанных выше факторов. Мы уже показали, что резкое вторжение («взрыв») летнего муссона в начале июня является след­ствием орографического процесса. Очень точное исследо­вание Иня показывает, что приземная термическая депрессия на северо-западе Индии не производит никакого всасывающего воздействия, если она не усиливается на высоте циклонической волной с наветренной стороны Ги­малаев (часть первая, гл. 3). Это резкое вторжение объясняет причину огромной разницы в осадках между маем и июнем, которая не наблюдается в японской и индонезийской областях (см. рис. 32, 33, 34). В Рангуне, расположенном восточнее индийских станций, характер распределения осадков гораздо менее асимметричен. Это доказательство от противного тому, что основное и реша­ющее влияние проявляется на западе, у высотной дина­мической депрессии.

Другие орографические воздействия определяют про­странственную неравномерность выпадения осадков в течение всего лета. Внутреннее восхождение в морском экваториальном воздухе усиливается с наветренной сто­роны меридиональных цепей. На противоположном склоне явление фена ведет к его ослаблению или исчезновению. По этой причине юго-западный поток обрушивает огром­ные массы воды на Западные Гаты, тогда как Декан страдает от засухи. На Махабалешваре, поднимающемся на 1380 м над Бомбеем, только в июле выпадает 2500 мм осадков, тогда как в Гокаке, удаленном на 100 км в глубь полуострова, за весь год выпадает лишь 550 мм! Ман­галур на Малабарском береге получает с июня по сен­тябрь 2700 мм, а Бангалур, в 200 км восточнее,—475 мм. В июле в Бомбее выпадает 604 мм, а в Нагпуре — только 347 мм. Такие же контрасты обнаруживают Кочин и восточный склон Кардамоновых гор; Коломбо и защи­щенная восточная часть Цейлона; Акьяб с наветренной стороны Араканских островов и Мандалай в бассейне Иравади.

Восхождение усиливается, когда условия рельефа (цирк, или воронкообразная впадина) заставляют воздух конвергировать (бальди отмечает этот исключительно сильный динамический эффект в своей работе (А. Ва1dit, Meteorologie du relief terrestre, Paris, 1929, p. 28, 29) на примерах Вассеркуппе в массиве Рён и Монте-Ставо к северу от Бастии). Такой случай представляет собой Черрапунджи. Юго-западный муссон резко «сжимается» между горами Казн и плато Шиллонг, с одной стороны, и горами Читтагонг и южным Ассамом — с другой. Среднее годовое количество осадков в Черрапунджи пре­вышает 11 м (мировой рекорд), и были случаи выпадения более 1000 мм за сутки. Только в июле в многолетнем среднем выпадает 2700 мм, а в июле 1861 г. осадки со­ставляли 9150 мм. Явление орографической конвергенции в макромасштабе происходит, впрочем, по всему северу Индии. Юго-западный поток, встречая Гималаи, откло­няется к западу (см. рис. 30). Ветвь, направленная с юго-востока на северо-запад и поднимающаяся вверх по долине Ганга, конвергирует с нормальным юго-запад­ным течением, приходящим непосредственно с Индийского океана. С этим связано усиление дождей на северной границе муссона. Здесь особенности влияния орографии благоприятно компенсируют слабость междутропической зоны конвергенции и обеднение морского воздуха влагой над континентом. В целом рельеф управляет всеми раз­личиями в распределении осадков. При этом его влияние оказывается таким же противоречивым, как и зимой. Сначала рельеф играет роль ограничивающего фактора, оттесняя на север Тибета внетропические циклоны, не­обходимые для того, чтобы вызвать выпадение осадков. Но зато рельеф сам занимает место циклонов в механизме возникновения конвергенции, либо вызывая резкий подъем воздушных масс, либо направляя их по узким каналам, либо сталкивая друг с другом. В конечном счете можно убедиться в том, что и другие динамические и географические эффекты в индийской области являются именно функциями рельефа.

Примеры Западных Гатов и Ассама достаточно хорошо иллюстрируют этот факт. Оба наиболее увлажняемых района Индии располагаются крайне близко к западной и северной окраинам области, то есть там, где муссон становится особенно маломощным по высоте и наименее конвергирующим. Бомбей, лежащий примерно на той же долготе, что и пустыня Тар, получает огромное количество осадков (600 мм в июле), большее, чем на всех других более восточных равнинных станциях, где муссон, однако, имеет большую вертикальную мощность. В Черрапунджи осадки еще значительнее, хотя на этой широте уже часто происходит распадение междутропической зоны конвер­генции.

Режим осадков в Индии летом, как и зимой, является, таким образом, по существу результатом влияния орогра­фии.

Климаты

Из всего изложенного следует, что клима­тические различия оказываются результатом воздействия трех факторов: 1) широтное положение в основном определяет распространение холода и внетропических дождей в зимнее время; 2) долготное положение опре­деляет те же явления, но в особенности обусловливает распределение летних осадков; 3) экспозиция местности сильно влияет на осадки в течение всего года. Неравно­мерность осадков в пространстве влечет за собой неодно­родность температурного режима, особенно летом; мы увидим далее, что сильные ливни в июне (не повсемест­ные) тормозят быстрый подъем температуры. Все три указанных фактора действуют, таким образом, на оба главных элемента климата. Сочетаясь по-разному в пре­делах всей области, они создают большую гамму регио­нальных типов климата.

Наиболее низкие широты (Цейлон и Траванкур) от­личаются наиболее равномерным климатом. Годовая амплитуда температуры здесь крайне невелика (средние температуры крайних месяцев в Коломбо 26,3 и 28,1°). Осадки всегда обильны; в любой месяц, кроме февраля, выпадает не менее 90 мм. Эти условия присущи эквато­риальному климату, и диаграмма годового хода осадков показывает два хорошо известных максимума несколько позже равноденствий. Эти особенности можно объяснить перманентностью депрессии в этих широтах (см. рис. 29 и 30). Однако в Коломбо и в восточной части острова ре­жимы очень различны. Зимой на востоке выпадает больше дождей, чем на западе, летом наоборот. Смена преобла­дающих ветров (юго-западный летом, северо-восточный зимой) вместе с орографией на западе района вызывает такой же муссонный эффект, как и на Яве (см. предыду­щую главу). К тому же годовое количество осадков быстро уменьшается с запада на восток и к северу, что свидетель­ствует о большей влагоемкости летнего юго-западного потока (2134 мм в Коломбо, 900 мм над защищенными саваннами внутренних районов).

Малабарский берег, Бенгалия, Ассам и Бирма имеют одни и те же существенные черты климата (см. рис. 34, б, в, г). Температура не так однообразна, как на Цейлоне, но и здесь нет настоящей зимы. Наименее жаркие месяцы обычно теплее, чем летние месяцы во французском Сре­диземноморье. Самая яркая особенность климата заклю­чается в резком различии очень влажного и практически сухого сезонов. Этот контраст, безусловно, отражает смену муссонов в аналогичных орографических условиях — при одинаковой удаленности от северо-западных проходов зимой, при одинаковом приморском положении и при одной и той же наветренной экспозиции летом. Ясно, что простое перемещение междутропической депрессии, со­здающее идентичные «тропические» климаты в других областях Земли, здесь не проявляется в своем обычном виде. К тому же широтное разнообразие индийских районов, находящихся под воздействием этого ритмиче­ского режима осадков, препятствует применению здесь зонального термина «тропический климат». Сезоны в Индии сменяются в очень своеобразном ритме и с та­кими особенностями, которые не известны где-либо еще.

а) Зимой (с декабря по февраль включительно) факти­чески не выпадает никаких осадков. В среднем за три месяца осадки составляют 6 мм Бомбее, 18 мм в Рангуне, 43 мм в Калькутте. Это соответственно 0,4, 0,7 и 3% от годовой суммы осадков. Средняя температура высока (20—25°), но в антициклоническом воздухе с северо-запада в утренние и ночные часы бывает прохладно. Средний минимум температуры для Бомбея 16°, для Калькутты 9°. Суточная амплитуда повсеместно больше 14°. Это самый приятный сезон — сухой, ясный, с жаркими, но не душными днями и прозрачными, освежающими ночами.

б) Начало весны (март и апрель) почти такое же сухое, как и зима (в среднем 2 мм осадков в Бомбее, 56 мм в Рангуне, 85 мм в Калькутте, то есть соответственно 0,1, 2 и 5% от годовых осадков). Безоблачный антициклони­ческий воздух по-прежнему располагается над Индией, а так как солнце почти достигает зенита, то температура поднимается очень резко. Средние температуры в апреле порядка 30°, что предполагает максимумы в 35—40° и минимумы выше 25°. Когда не дует морской бриз, «кажется, что вдыхаешь жар из печи». Это «сезон пота», или «гришма», по календарю ариев. Реки высыхают, земля растрескивается, а небо приобретает тот грязноватый оттенок, который характерен для Душной погоды (см. нашу работу о тусклом небе при очень жарких антици­клонических ситуациях (Р. Рedе1abоrde, «C.R.Ac.Sc», Paris, 1952, p. 1388—1390), а также более позднюю (Р. Рede1аborde, Le climat du Bassin Parisien, Paris, 1958, p. 285—293)). Солнечные лучи, даже отраженные, становятся непере­носимыми. Вся жизнь вне помещений замирает с рассвета и до сумерек. Люди заделывают двери и окна специальными циновками, смоченными водой, чтобы стало немного прохладнее.

в) Конец весны (май и начало июня) еще более неприя­тен, так как северный ветер уступает в это время место насыщенному юго-западному ветру. Над Бомбеем муссона еще нет, поскольку на высоте нет динамической депрес­сии. Но муссон уже достигает Калькутты и Рангуна, медленно втягиваясь приземной термической депрессией. В Бенгалии и Бирме первые дожди еще не приносят све­жести; в Калькутте температура даже продолжает повы­шаться. Над Малабарским берегом небо затягивается мрачными облаками, но дождь не идет. Однако грозовое небо заставляет ждать ливней, и местные жители подни­маются на вершины холмов, ожидая спасительного июнь­ского муссона.

г) Разгар лета (середина июня — середина сентября) приносит, наконец, облегчение. Муссон вторгается на Малабар и усиливается повсюду. Впечатляющее появле­ние его над Западными Гатами уже было неоднократно описано. На сушу надвигаются медно-красные тучи в виде башен, а море блестит неестественным блеском, как серебро. Затем разражаются беспрерывные молнии и удары грома, а дождь льет потоками. На долгое время этот настоящий потоп понижает температуру. Повсюду июль и август прохладнее мая и июня (см. рис. 34). Правда, достаточно дождю прекратиться на полдня, как воздух опять становится жарким и душным. Именно в это время одежда и книги покрываются плесенью, а скорпионы и змеи заползают в дома.

д) Осень (с середины сентября и до ноября включи­тельно) отличается постепенным отступлением муссона. Температура понемногу понижается, количество осадков и число ливней убывает. Эта мягкая погода благоприятст­вует созреванию плодов. Ветер ослабевает и из южного сектораПереходит на восточный. В декабре восстанавли­вается поток с севера.

Коромандельский берег (тип Мадраса) имеет другой режим. Максимум осадков здесь наблюдается значительно позже (октябрь и ноябрь), что ведет к сохранению знойной погоды в течение всего лета. Правда, начиная с июня осадки возрастают, но орографическая защита значи­тельно снижает их количество вплоть до того времени, когда приходят осенние циклоны (рис. 34, д).

Долина Ганга, Центральные провинции и Декан (тип Нагпура) имеют ритм температуры и осадков точно такой же, как в Бомбее. В мае здесь также сохраняется засуха, а от мая к июню резко увеличиваются осадки (рис. 35, е). Максимум температуры также приходится на май. Тем не менееследует отметить два важных отличия. Во-первых, летние дожди значительно менее обильны (орографическая защищенность), что вызывает более силь­ную жару (средний максимум составляет 46°). Во-вторых, зимой бывает несколько прохладнее (средний минимум 8°). Таким образом, этотсреднеиндийский тип представ­ляет собой усиление типа Бенгалии и Малабара. Из-за засушливого лета вместо риса на побережье культиви­руют кукурузу, хлопчатник и пшеницу.

Пенджаб (тип Лахора) имеет климат, еще более зной­ный и засушливый летом, но заметно более прохладный и влажный зимой (рис. 34, ж). Исключительная жара и засушливость в летнее время объясняются северо-запад­ным положением и истощением запасов влаги во всех потоках муссона (см. рис. 30). Именно это положение вызывает также и появление здесь настоящей зимы. Часты заморозки (средний минимум температуры ниже 0°), а месячные суммы осадков в 20—30 мм способствуют земледелию, так как испарение не очень сильно (средняя температура немного выше апрельской температуры в Париже). Зимние осадки увеличиваются к западу (в Пешаваре они превышают летние осадки).

Особенности пустынного климата Нижнего Инда (тип Карачи) связаны с защищенным положением данной об­ласти в течение всего года (рис. 34, з). Над Синдом и Раджпутаной осадки всегда ничтожны. Зимой западные волны приходят сюда с антициклональной кривизной. Летом вертикальная мощность муссона не превышает 500 м (крайняя западная граница). Вследствие этого не создается никаких препятствий для проявления зональный особенностей. На 25-й параллели (широта Карачи) проходит с востока на запад ось субтропической зоны вы­сокого давления и связанного с нею планетарного пояса пустынь. Засушливость, жара и прозрачное небо создают картину сахарского типа. Очень высокие температу­ры (52°) наблюдались в Джакобабаде (28° с. ш.). Очень велика суточная амплитуда температуры, зимой часты ночные заморозки (абсолютный минимум —1,7°). Пустын­ные ландшафты преобладают всюду, куда не доходят по оросительным каналам воды Инда; рельеф приобретает эоловый характер, колючие кустарники и жестколистные злаки растут редкими пучками. Если в Пенджабе еще удается выращивать пшеницу, то единственная продо­вольственная культура Синда — финиковая пальма, то есть культура оазисов. Немного дальше к северо-востоку лежит уже настоящая пустыня — Тар.

Предгорья Гималаев и Каракорума образуют другой окраинный район индийской области. Климат Симлы, лежащей на высоте 2200 м, очень приятный, мягкий, с хорошим увлажнением и с безоблачным небом между выпадениями ливней (см. рис. 34, и). Обилие осадков в течение всего года объясняется орографическими усло­виями: циклонические линии тока западных волн направ­лены прямо к горам, а два муссонных потока летом кон­вергируют к Гималаям. Но дожди никогда не бывают сли­шком сильными, так как выше 2000 м воздух становит­ся более сухим. Дожди выпадают преимущественно над нижними склонами и разделяются продолжительными прояснениями. Высота заметно смягчает летнюю жару; средние температуры на широте 31° лишь немного выше температур в Париже. Зимой ветры поступают сюда не прямо с севера; поэтому средние температуры в этот сезон заметно выше температур в Париже. Примерно на такой же высоте, но дальше к востоку, в Дарджилинге имеются идентичные условия: годовое количество осадков 1700 мм, крайние средние месячные температуры 26 и —1°. Бла­годаря мягкости зимы растительный покров напоминает растительность Средиземноморья: величественные кедры, магнолии и камелии.

Разнообразие индийских климатов не должно, однако, скрывать от нас общие специфические черты, создаваемые муссонами. Конечно, в индийской области можно выделить серию климатов, совершенно идентичных другим зональным климатам Земли, и получить, таким образом, всю гамму междутропических типов климата. Но эта гамма не укладывается в широтные рамки, как это, например, имеет место в Африке. Наоборот, типы климата образуют здесь беспорядочную мозаику внутри каждой планетарной зоны. Так, Бенгалия и Малабар похожи друг на друга, несмотря нато что их разделяет 10° по широте. Наоборот, Тар и Ассам, лежащие на одной параллели, представляют резкий контраст пустыни и самого увлажненного района мира. Таким образом, устанавливаемое некоторыми авто­рами соответствие климатов Индии зональным климатам (экваториальному, тропическому, пустынному, субтро­пическому) неточно. Такая аналогия слишком поверхно­стна, поскольку нет идентичности хода процессов. Уси­ление засушливости летом вызывается отнюдь не степенью удаленности от экватора. Точно так же в зимнее время не наблюдается закономерного уменьшения осадков к югу в зоне, в которую проникает полярный воздух. Здесь все связано с изменениями вертикальной мощности, с кон­вергенцией муссонных потоков и с влияниями орографии на них. Эти факторы не имеют зонального характера; муссон вызывает одинаковые контрасты засушливости и чрезмерного увлажнения во всей области своего распро­странения. Правильно лишь то, что существуют муссонные климаты, а не один муссонный климат.

Но муссон является основным их фактором, так как эти разнообразные климаты очень четко отражают все внутренние, изменения сезонных потоков в зависимости от местных географических особенностей. В конечном счете индийский муссон, точно так же как японский и индонезийский муссоны, создает огромное возмущение зональных условий. Различия между этими тремя муссонными областями объясняются лишь особенностями муссонного процесса.

comments powered by HyperComments