2 месяца назад
Нету коментариев

Над Южным Китаем, Индокитаем и Индонезией (Малайским архипелагом) летом преобладает один и тот же воздушный поток южного направления, который Лау­тензах называет «малайским муссоном» (мы в дальнейшем заменяем прилагательное «малайский» на «индонезийский».—Прим. ред.) (см. рис. 30). Эта масса морского экваториального воздуха обусловли­вает климатическое единство области в течение жаркого сезона. Зимой условия становятся значительно более разнообразными, поскольку холодный азиатский воздух иногда попадает на север Индокитая (см. рис. 29). По­этому система индонезийского муссона имеет две особен­ности, отличающие его от японского муссона. С одной стороны, смена преобладающих ветров охватывает значи­тельно большее пространство по долготе, так как летний воздушный поток приходит от экватора, а не из субтро­пического антициклона северного полушария. В то же время суровые зимы не распространяются на южную часть этой муссонной области. Но, как и над Северным Китаем и Японией, дожди в любой сезон являются ре­зультатом взаимодействия муссона (северного или юж­ного) и циклонических возмущений. Это сложное сочета­ние термических и плювиометрических условий объясняет исключительное разнообразие климатов между 40° с. ш. и 10° ю. ш.

Центры действия

Средние карты давления у земной поверхности (на уровне моря) свидетельствуют о сезон­ном обращении главных центров действия между Азией и Австралией (см. рис. 1 и 2). Это обращение аналогично тому, которое наблюдается между материком Азии и северной частью Тихого океана, и описано выше в связи с японским муссоном. В январе средний поток нижних слоев движется с севера на юг над Китаем, Индокитаем и Индонезией от сибирского антициклона к австралий­ской депрессии. Июльский поток, наоборот, направлен с юга на север — от австралийского антициклона к азиат­ской депрессии. Карты средних направлений результи­рующего ветра у земной поверхности, составленные Минцом и Дином, подтверждают эти теоретические за­ключения. Зимой и летом линии тока между Северо-Восточным Китаем и Австралией непрерывны. Регио­нальные направления почти не отклоняются от линии общего переноса с севера на юг или с юга на север: Зимой мы имеем северное и северо-восточное направление над Китаем, Индокитаем и Филиппинами, северо-западное над Явой и Суматрой; летом — южное и юго-восточное над Явой, юго-западное над Индокитаем и южное над Китаем. Мы сейчас увидим, однако, что непрерывность среднего потока зимой не всегда соответствует идентич­ности воздушных масс. В этом отношении индонезийский муссон сильно отличается от японского муссона.

На высотах также имеются отличия от циркуляции над Северным Китаем и Японией. В то время как зональ­ный поток к северу от 40-й параллели зимой просто усиливается, между 40° с. ш. и 10° ю. ш. наблюдается настоящее планетарное обращение (см. рис. 3 и 4). Зимой зональное западное течение над всей Азией имеет интен­сивность, убывающую с севера на юг. Западный перенос имеет большую скорость вплоть до Янцзы, затем линии тока разреживаются к югу, и от широты Гонконга ско­рости очень малы. Индокитай омывается спокойным или слабо возмущенным воздухом. Такое защищенное поло­жение напоминает юг Алжира и Сахару, где изогипсы имеют аналогичный характер (см. рис. 3). Летом условия становятся совершенно иными. В это время вся область индокитайского муссона на уровне 500 мб занята теплым и спокойным воздухом. Полярный западный перенос не заходит дальше широты Янцзы, а над южными провин­циями Китая и над всем Индокитаем даже возникает средний антициклонический поток восточного направле­ния (см. рис. 4). Таким образом, здесь существует муссон на высоте (аэрологический муссон в понимании Шерхага). Этот муссон оказывает противоположное влияние по сравнению с обращением приземных ветров, так как он усиливает китайские циклоны в холодное время года, то есть тогда, когда у земной поверхности переносится сухой континентальный воздух. С другой стороны, этот муссон во все сезоны создает пространственную дифферен­циацию, благоприятствуя выпадению осадков в более высоких широтах Южного Китая (при циклонической циркуляции) и уменьшению их над Индокитаем (при медленной или антициклонической циркуляции). Но в целом осадки летом даже возрастают в направлении с севера на юг между 30-й параллелью и экватором, что является, стало быть, следствием муссона нижних слоев.

 

Воздушные массы двух приземных муссонов

Наблю­дения над ветром у земной поверхности в два край­них сезона подтверждают выводы из средних карт атмосферного давления. Поток северного сектора, преоб­ладающий зимой, летом повсюду сменяется преобладаю­щим потоком южного сектора. Так как направление мус­сонов определяется депрессией или антициклоном над Австралией, ветры над Малайским архипелагом зимой приобретают северо-западное направление, а летом — восточное (см. таблицу на стр. 120).

Средняя скорость ветра зимой значительно больше (4—6 м/сек), чем летом (1—2 м/сек) (см. Y. Мintz, G. Dеаn). В этом проявляется большая величина градиента давления на всех уровнях в зимнее время (см. рис. 1—4). Тем не менее непрерывность линий тока результирующих и преобладающих ветров между 40° с. ш. и 10° ю. ш. не всегда означает, что в направлении потока сохраняются одни и те же воздушные массы. Однородность воздушных масс во всей области проявляется только летом. Зимний же муссон переносит по крайней мере две различные воздушные массы.

Зимой Южный Китай, несомненно, оказывается под воздействием того же холодного сибирского воздушного потока, который проходит над Северо-Восточным Китаем и Японией. Мощность этого потока (по высоте) не превы­шает 2000 м; над ним обнаруживается зональное течение. Однако температура у земной поверхности определяется муссоном. Когда устанавливается азиатский антициклон и над Шанхаем дует северный ветер, температура воздуха всегда опускается ниже нуля. Шанхай расположен на 31° с. ш., то есть на широте Порт-Саида. Однако абсо­лютный минимум температуры достигает здесь —14°, а средняя температура января не превышает 3,2° (ниже температур Парижа и Дюнкерка). Конечно, холодные массы постепенно трансформируются по мере их про­движения к югу: их вертикальная неустойчивость все время возрастает, влажность также увеличивается, по­скольку они проходят над Тихим океаном. Тем не менее эти воздушные массы остаются достаточно холодными и часто дают минимумы температуры, близкие к нулю даже в Гонконге, под 22° с. ш. (несколько южнее тропика). Можно считать, что Тонкий лежит на границе этих втор­жений, доходящих до 20-й параллели. В Ханое и Фуляне (метеостанция Хайфона) еще отмечаются абсолютные минимумы в 5°. Но холода здесь уже более редки и зимой температура до 30° наблюдается по целой неделе. Гуэ, лежащий на 16° с. ш., уже не затрагивается сибирским муссоном: средняя температура самого холодного месяца здесь 20,5°; а в Ханое она только 16,5°.

T_007

Таким образом, большая часть Индокитая зимой занята массой теплого тропического воздуха, который форми­руется вне сферы вторжений азиатского муссона. Будущие синоптические исследования должны уточнить взаимо­отношения между этими двумя воздушными массами — холодным муссоном и тропическим (или трансформирую­щимся в тропический) воздухом. Разрежение изогипс поверхности 500 мб, во всяком случае, свидетельствует о замедлении зонального переноса южнее 20° с. ш., что, возможно, отражает увеличенную повторяемость антициклонических циркуляции, обратных по отноше­нию к западному переносу. Вероятно также, что холодные вторжения дегенерируют в конце своего движения, так как оседание повышает их температуру и придает им ан­тициклоническую кривизну. Таким образом, можно было бы объяснить северо-восточное направление движения теплого воздуха, который занимает Индокитай и на вид является продолжением настоящего холодного муссона. В этом случае речь могла бы идти о пассате, который ре­гулярно питается полярным воздухом, как мы это уже показали в первой части настоящей работы (гл. 2).

Северо-восточный муссон Индокитая следовало бы в таком случае рассматривать как непосредственное про­должение китайского муссона. Оседание воздуха по южной периферии полярной зоны должно порождать новую воздушную массу, видоизменяя in situ характе­ристики первоначальной массы. Зондажи в Маниле, на 15° с. ш., в зимнее время показывают такие же инвер­сии в свободной атмосфере, которые характерны для пассатов (Депперман). Но мы знаем, что именно такая инверсия свидетельствует о наличии питания полярным воздухом. Наконец, северо-западное и западное направ­ления, преобладающие у экватора (Джакарта), являются следствием циклонического отклонения пассата, когда он попадает в междутропическую зону конвергенции. Здесь масса междутропического воздуха остается той же самой, если судить по температуре, но ее динамические свойства изменяются: конвергенция и восхождение сме­няются дивергенцией и оседанием.

Напротив, морской экваториальный воздух между­тропической депрессии омывает весь Индокитай и Южный Китай вплоть до 40-й параллели (см. рис. 30). Над всей рассматриваемой зоной, то есть на протяжении 50 гра­дусов широты, сохраняется не только непрерывность линий тока, но и поразительная однородность в распре­делении температуры. Средние температуры июля со­ставляют 26,2° в Джакарте, 27,3° в Сайгоне, 29,5° в Гуэ, 28,4° в Фуляне, 27,8° в Гонконге, 27° в Цикавее. Мы, впрочем, увидим далее, что летом на всех станциях отме­чаются одинаково обильные осадки, тогда как зимой засушливость Индокитая контрастирует с влажностью Китая. Масса морского экваториального воздуха действительно представляет собой огромный резервуар влаги. Даже над морем и в тропических широтах юго-западный поток оказывается во всей своей толще заметно более жарким, влажным и неустойчивым, чем зимний северо­восточный поток. В Маниле с января по июль псевдо­потенциальная температура у земной поверхности повы­шается от 340 до 350°, удельная влажность на высоте 3000 м повышается от 6 до 10 г/кг, а инверсия на высоте исчезает (см. Н. Вуеrs, General Meteorology, New York, 1944, p. 289.). В Нанкине муссонный воздух почти так же влажен, как и над Филиппинами. Средние условия у земной поверхности летом характеризуются температурой в 29°, удельной влажностью 19,6 г/кг и относительной влажностью 78% (Треварта). Однако мощность потока уменьшается в направлении к северу. На высоте более сухой воздух приходит с ветрами западного сектора, что ограничивает вертикальное распространение муссона до 3500 м в Сингапуре и Сайгоне и не более чем до 2000 м в Цикавее. Над Северным Китаем и часто даже над Шан­хаем влажный южный поток не превышает 500 м. Таким образом, представляется, что морской экваториальный воздух из междутропической депрессии выклинивается под мощной массой с меньшим влагосодержанием. Остается решить две важные проблемы.

1. Каково же точно происхождение приземного эк­ваториального потока? Лаутензах, следуя классическим идеям, полагает, что существует непрерывное течение между Австралией и Китаем. При этом предполагается, что воздушная масса должна возникать в южном полуша­рии (в австралийском зимнем антициклоне, видном на средней карте приземного давления; см. рис. 2). Этот континентальный тропический воздух, формирующийся над пустынями, будет еще достаточно сухим, чтобы сни­зить кривую годового хода осадков над Малайским архи­пелагом (июль чаще всего является месяцем с наимень­шими осадками на Суматре и Борнео). Увлажняясь и теряя устойчивость по пути над морем, этот континенталь­ный тропический воздух трансформируется, начиная от Филиппин, в морской экваториальный. Флон, напротив, считает экваториальный воздух автономным. По его мнению, южный муссон должен представлять собой про­стое распространение экваториальных западных ветров к северу. Лишь анализ линий тока на летних синоптиче­ских картах за длительный период позволит решить этот вопрос.

  1. Какова природа воздуха в верхних слоях, над летним муссоном? Будет ли это континентальный воздух с запада, происходящий из отдаленных районов (напри­мер, из Сахары), или же продолжение индийского муссона, отклонившееся к востоку? Идет ли речь о местных воздуш­ных массах или же о прежнем полярном воздухе, опустив­шемся к югу от струйного течения? На средней карте для 500 мб (см. рис. 4) показаны лишь результирующие линии тока. Она не позволяет утверждать, что существует непрерывность переноса, начиная от Африки. Действи­тельно, известно, что другие аналогичные средние об­разования (например, зимний европейский хребет высокого давления) представляют собой как раз те случаи, которые реже всего встречаются в действительности (см. по этому вопросу P. Pedelaborde, Le climat du Bassin Parisien, Paris, 1958, p. 45, 218, и «Ann. Geogr.», 1953,p. 407). И на этот вопрос точный ответ можно будет получить лишь из трехмерного анализа ежедневных синоптических карт.

 

Возмущения и механизм осадков. А.

В зимнее время циклоны полярного фронта и тайфуны непрерывно возмущают преобладающий воздушный поток северного сектора. Эти возмущения являются главными причинами осадков. Первоначально ученые думали, что обильные осадки Южного Китая являются результатом увлажнения континентального муссона над Тихим океаном при его движении к северо-востоку. То же относится и к обильным ливням на побережье восточного Индокитая (см. рис. 33). Можно думать, что значение этого адвективного, или оро­графического, эффекта сильно переоценивалось. Вот три довода: 1) адвекция увлажненного воздуха не может обусловливать выпадение осадков во внутренних районах (например, в Красном бассейне); 2) максимальные осадки в Аннаме (восточное побережье Индокитая) приходятся не на зимнее время, а на октябрь, то есть на тот период, когда северо-восточный поток еще не полностью устано­вился. Напротив, тайфуны именно в это время приобре­тают большую активность; 3) северо-восточные ветры не сопровождаются дождями, когда их направление остается постоянным, то есть в отсутствий возмущений. В Шанхае, например, этот режим вызывает лишь пас­мурное небо. Эта картина анало­гична туманной погоде в зимних антициклонах в Париже, когда холодный воздух обогащается влагой над Северным морем. В то же время все особенности в режиме осадков хорошо объясняются рас­пределением траекторий циклонов. Если не считать зимних дождей Малайского архипелага, которые являются результатом конверген­ции и динамического восхожде­ния, в экваториальной депрессии можно различать две планетарные зоны (см. рис. 29).

Годовой ход осадков и температуры в главных типах климата индонезийского муссона

Годовой ход осадков и температуры в главных типах климата индонезийского муссона

  1. К северу от 20-й параллели дожди являются следствием чисто полярных механизмов. Континен­тальный муссон сочетается с зо­нальным циклоническим потоком, который течет над ним. Оба эти течения являются факторами цик­логенеза, но муссон имеет боль­шее значение. Регулярность и обилие дождей над Южным Ки­таем, безусловно, объясняются проникновением струйного течения и полярного фронта в эти южные широты (см. рис. 18). Гидродина­мическое воздействие Гималаев оказывает поэтому решающее влияние. Но нельзя недооценивать при этом и роль сибирского тер­мического антициклона. Интен­сивность северных вторжений главный агент циклонической дея­тельности. Это настолько верно, что при прохождении струйного течения на юг от Гималаев ни на одной из станций Индии (исключая горные станции) не наблюдается таких обильных осадкой, как над Южным Китаем (рис. 33 и 34). Причинами этого различия являются орографическая защищенность и удаленность от сибирского антициклона — два фактора, которые ослабляют полярные вторжения на Индию. Таким образом, представляется, что антициклон, оттесняя траектории циклонов к югу, определяет засушливость Северного Китая и дожди Южного Китая. Холодные вторжения сохраняют антициклонические траектории к северу от 40-й параллели; но между 40° и 20° с. ш. неустойчивость, растущая в направлении к югу, и влия­ние широты обусловливают циклоническую кривизну и возникновение подвижных депрессий (по теореме вихря). Во всяком случае, синоптические исследования китай­ских метеорологов подтверждают интенсивную зимнюю активность на 6-м, самом южном пути (см. приводимую ниже таблицу).

К путям 3, 4, 5 и 6, установленным Сун Сю-ва­нем, следует добавить тонкинскую траекторию, изучав­шуюся в 1913 г. Шассинье (Е. Chassigneux). По-види­мому, все эти подвижные депрессии возникают над Китаем. В самом деле, непохоже, чтобы они являлись продолжением индийских возмущений, несмотря на не­прерывность струйного течения. Во-первых, речь идет о настоящих циклонах, тогда как индийские депрессии представляют собой преимущественно западные волны верхнего потока (см. часть первую, гл. 3). Во-вторых, серии циклонов совпадают с сильными холодными втор­жениями над самим Китаем. Возможно, что Красный бассейн, очень облачный и сильно увлажняемый, оказы­вается преимущественным очагом циклогенеза в силу его меридионального рельефа, открывающего сюда доступ северным вторжениям. В результате зимний муссон дует спазматически (с перебоями), как и над Северным Китаем. Он питает циклоны, а каждый циклон в свою очередь вызывает мощный приток воздуха на своей западной пери­ферии (тыловое вхождение). Но в отличие от Северного Китая холодные фронты вызывают жестокие ливни, так как здесь преобладает циклоническое восхождение, в то время как на самой периферии сибирского антициклона нисходящее движение уменьшает осадки. Эта непрерыв­ная борьба между муссоном и подвижными депрессиями известна с давних пор. Еще до китайских работ этот процесс описали Мартонн и Сион, интерпретируя наблюдения обсерватории в Цикавее (под Шанхаем). В передней части подвижной депрессии дуют юго-западные и юго-восточные ветры. Температура повышается (до 20° в январе 1916 г.), а при прохождении теплого сектора на­чинаются осадки. Затем внезапно начинает бушевать северный муссон, давление растет на 15—20 мб, темпе­ратура падает иногда до —14° (26 января 1916 г.) и дожди усиливаются.

T_008

Таким образом, зимой постоянно чередуются сухие, ясные и холодные дни, резкие потепления и теплые дожди, сильные волны холода, сопровождаемые жесто­кими ветрами и ливнями. Такое оригинальное сочетание холода и дождей наблюдается зимой над всей рассматри­ваемой областью (см. рис. 33). Небольшие различия с севера на юг отражают лишь положение каждой станции по отношению к путям циклонов. Цикавей отличается большими холодами и обильными осадками, потому что здесь обширные и мощные тыловые секторы циклонов. Средняя облачность превышает 6, почти как в Париже (7) и значительно больше Пекина (2). Осадки каждого зимнего месяца почти всегда достигают 50 мм. Над ле­жащими южнее Гонконгом и Фуляном чаще проходят расширенные теплые секторы циклонов. С этим связаны более высокие температуры и более слабые осадки (20—40 мм). В Тонкине и на севере Аннама выпадают лишь моросящие дожди теплого сектора, носящие у аннамитов название «летучих дождей». Впрочем, и холодный воздух сопровождается здесь тем же однородно серым облачным покровом и теми же моросящими туманами. К своей южной границе муссон доносит лишь ослабленные фронты, безусловно аналогичные нашим «холодным фронтам с высокослоистыми облаками», создающим такую же погоду.

  1. К югу от 20-й параллели Индокитай занимает за­щищенное положение, похожее на положение Средизем­номорья летом. Холодные вторжения сюда уже не про­никают. С другой стороны, экваториальный воздух сюда еще не доходит, поскольку междутропическая зона кон­вергенции колеблется около 10° ю. ш. (см. рис. 29). Эта спокойная зона характеризуется сухостью, жарой и солнцем. В январе и феврале в Сайгоне и Бангкоке осадки ничтожны (2—3 мм) и дней с дождем в среднем два в месяц при 10 днях в Ханое. Робекен (Ch. Robequain) дал описание этой солнечной и жаркой зимы: «Сайгон, поглощенный солнцем и раздавленный жарой, лежит среди растрескавшихся рисовых полей и ослепительно сверкающих вод». Даже в центре полуострова, в Саваннакете, «светлые леса… сохнут под безоблачным небом, а маленькие лаосские быки поднимают на своих тропах облака серой пыли». Тем не менее на той же широте Саваннакета в Куанг-Три и Гуэ выпадают проливные дожди. Значительные различия между отдельными годами (48— 441 мм в декабре, 36—262 мм в январе, 3—1112 мм в октябре за период с 1931 по 1940 г.) показывают, что орографическое восхождение влажного воздуха с северо-востока не является определяющим, поскольку муссон дует регулярно каждую зиму. Огромные количества ат­мосферных осадков (300—1000 мм в месяц) вызываются тайфунами, захватывающими побережье. Описанная нами защищенная воздушная масса благоприятствует зарож­дению этих тайфунов. Действительно, когда более мощное, чем обычно, полярное вторжение проникает только на высотах в эту спокойную и теплую область атмосферы, возникает сильная неустойчивость. Очень южное поло­жение струйного течения дает возможность именно для таких вторжений полярного воздуха. Осенью сходное усиление процессов происходит по двум причинам. Во-первых, в это время температуры Моря особенно высоки. Во-вторых, меньшая, чем зимой, скорость зональной циркуляции создает возможность больших меридиональ­ных вторжений.

Б. В летнее время возмущения также необходимы для возникновения дождей, как и зимой. Правда, муссон несет неустойчивый морской экваториальный воздух; но он становится фактором засушливости вследствие своей ограниченной вертикальной мощности, подобно япон­скому юго-восточному пассату. Наблюдения в Цикавее подтверждают тот факт,, что постоянные юго-восточные ветры дают солнечную, жаркую и душную погоду (с относительной влажностью порядка 80%). Когда влаж­ность доходит до 95 или 100 %, небо затягивается тяжелыми облаками, однако дожди не выпадают. Интересно сравнить летние сезоны 1931 и 1934 гг. В 1931 г. муссон поздно проник на материк. В то же время полярный фронт оставался над Южным Китаем, где сливовые дожди про­должались все лето. Но над Северным Китаем, где не было полярного фронта, осадки не выпадали. В 1934 г., наоборот, муссон очень рано достиг Янцзы и оттеснил полярный фронт к 40-й параллели. С этим были связаны интенсивные дожди над Северным Китаем, где проходил полярный фронт, и абсолютная засушливость над Южным Китаем, где дул однородный муссон (Лаутензах). Под­счет вероятности выпадения дождей летом для разных направлений ветра позволяет сделать такие же выводы. Дожди чаще всего связаны с ветрами северного сектора, дующими в тылу депрессий, а не с ветрами южного сектора, которые чаще всего представляют собой невоз­мущенный муссон.

T_009

Некоторые авторы полагают, что орографическое вос­хождение может вызывать дожди в однородном воздухе муссона, усиливая в нем неустойчивость. Однако Тре-варта отмечает, что число гроз над Китаем значительно меньше, чем над США, несмотря на более пересеченный рельеф. Термическая конвекция (при радиационном на­гревании земной поверхности) оказывается также очень второстепенным фактором. Приводимая далее таблица, составленная Чжу Чо-чженом, ясно показывает, что конвективные летние дожди составляют всего 6,5% от годовых осадков Шанхая. Вполне вероятно, что неустойчивость, проявляющаяся при отсутствии фрон­тальных или циклонических возмущений, является ре­зультатом холодных вторжений на высоте, а не про­гревания земной поверхности. В противном случае был бы необъясним более высокий процент конвективных осад­ков весной (13,4% против 6,5% летом). Современные карты для 500 мб, которыми Чжу Чо-чжен не мог еще располагать в 1934 г., наверное должны показать, что термическая конвекция (в обычном ее понимании) играет ничтожную роль в Китае, так же как и в других областях мира.

В целом летний индонезийский муссон дует с пере­боями, как и зимний муссон, и отнюдь не является един­ственной причиной дождей. Закономерности выпадения последних идентичны тем, которые мы описали для Се­верного Китая и Японии. Муссон дает лишь свой запас влаги, а самое возникновение дождей объясняется цикло­нами. Однако легко увидеть, что повторяемость внетропических депрессий (см. таблицу данных Сун Сю-ваня) летом меньше, чем зимой. Тем не менее вплоть до южной границы распространения полярного фронта количество осадков всегда выше в теплый сезон, так как морской экваториальный воздух, дующий в этот период, имеет наиболее высокую удельную влажность (см. рис. 33). Хотя муссон имеет очень небольшую вертикальную мощ­ность, эффект его влагосодержания значительно превы­шает эффект изменения повторяемости возмущенных течений. В то же время между 40° с. ш. и 10° ю. ш. летние возмущения бывают разного типа, а муссон не всегда имеет одинаковую мощность. Эти различия вызывают существенные особенности в режиме осад­ков.

T_010

На севере зоны морской экваториальный воздух конвергирует с сибирским воздухом, в то время как по­лярный фронт колеблется между Северо-Восточным Ки­таем и Янцзы (см. рис. 30 и 31). Прохождения фронта над Южным Китаем наиболее часты весной и осенью, когда вся система смещается к северу, а затем возвращается обратно на юг. Два максимума осадков в Шанхае ока­зываются результатом этого годового колебания (рис. 33, а). Таков же режим и внутренних районов Китая. Июньский максимум (сливовые дожди на путях 5 и 6) наиболее хорошо выражен. Относительное снижение осадков в середине лета соответствует отходу полярного фронта на Северо-Восточный Китай и более редким пере­боям однородного муссона над Южным Китаем.

Побережье испытывает дополнительное влияние тай­фунов. Эти мощные возмущения могут за сутки дать до 300—400 мм осадков. Они приходят от Каролинских или Маршальских островов, следуя вдоль междутропи­ческой зоны конвергенции или внутри морского эквато­риального воздуха (нам известно, что они перемещаются также и внутри пассата (см. предыдущую главу о японском муссоне и главу о тропических циклонах: часть первая, гл. 3)). Они со всей силой обрушиваются на Тонкий и район Гонконга, но их параболические траек­тории часто обходят Шанхай. Внутренние районы также не затрагиваются ими, так как трение над материком очень быстро приводит к заполнению циклона. Подсчеты Фрока (L. Froc), базирующиеся на данных о 620 тай­фунах за 1893—1918 гг., показывают, что повторяемость тайфунов растет с июля по октябрь.

T_011

Таким образом, становится понятным режим Гон­конга с его огромным количеством осадков в течение всего лета (см. рис. 33, б). Исключительное обилие осадков объясняется здесь совместным действием полярного фронта и тайфунов. В отличие от этого в Фуляне, почти не за­трагиваемомиз-за его южного положения внетропическими возмущениями, все особенности режима осадков фактиче­ски связаны лишь с тайфунами. Кривая осадков отражает асимметрию повторяемости их выпадения в начале и в конце теплого сезона (см. рис. 33, в). Синоптические исследования должны еще уточнить роль сильных гроз в Тонкинском заливе и выяснить, являются ли они ре­зультатом конвергенции внутри потока морского эква­ториального воздуха или орографическим эффектом. Куанг-Три, лежащий еще южнее, оказывается под воз­действием тайфунов только осенью (см. рис. 33,г). Дей­ствительно, летние траектории отклоняются к северу, проходя у самого побережья Аннама, а в октябре и но­ябре траектории проходят прямо через станцию Куанг-Три. Легко понять, что осенние тайфуны образуются и перемещаются южнее, чем летние, поскольку полярные вторжения, порождающие эти возмущения, достигают наиболее низких широт осенью.

В субэкваториальных широтах (юг Индокитая и Ма­лайского архипелага) проявляется новый характер воз­мущений. Режим осадков отражает сезонные перемещения междутропической зоны конвергенции, которая соот­ветствует наиболее сильной конвергенции по северной границе морского экваториального воздуха. Весь эква­ториальный воздух междутропической депрессии, конечно, поднимается одной массой, как мы это показали в первой части книги (гл. 2). Этот динамический эффект уже достаточен для объяснения дождей вблизи экватора. Если далее к северу, когда поток морского экваториального воздуха расширяется в горизонтальном направлении до Китая, создается засушливость однородного муссона, то можно думать, что причиной этого оказывается умень­шение вертикальной толщи приземной массы. Но вос­хождение остается очень мощным на юге, в морском эк­ваториальном воздухе, имеющем несколько километров в высоту и сильно конвергирующем. С этим связаны всегда обильные летние дожди в Сайгоне, когда планетар­ное перемещение к северу приводит к установлению здесь депрессии. На этой широте морской экваториальный воздух непрерывно оказывается под воздействием про­ходящих в нем возмущений (внутренние линии конвер­генции), а динамическое восхождение не ограничивается никаким торможением на высотах. Тем не менее в диа­грамме для Сайгона вырисовывается два максимума — в начале и в конце лета (рис. 33, д) — при двух прохожде­ниях междутропической зоны конвергенции (продвиже­ние с юга на север до Японии и затем с севера на юг до Индонезии). Конвергенция возрастает именно на этой резкой линии соприкосновения, вдоль которой к тому же проходят и тайфуны. Такое же положение наблюдается и в Паданге (запад Суматры, 1° ю. ш.), но здесь оба глав­ных прохождения междутропической зоны конверген­ции приходятся на равноденствия в связи с близостью экватора (рис. 33, е). С другой стороны, влияние планетар­ного перемещения становится очень слабым, поскольку депрессия находится здесь в течение всего года, а между­тропическая зона конвергенции постоянно колеблется около своего среднего положения.

Тем не менее в Джакарте (север Явы, 6° ю. ш.) на­блюдается любопытный режим осадков, связанный с тем, что муссон возмущает равноденственное распределение осадков (рис. 33, ж). Северной зимой осадки обильны потому, что северо-западные ветры, продолжающие север­ный муссон и северо-восточный пассат (то есть экваториаль­ные западные ветры), поднимаются по возвышенностям рельефа. Северным летом, наоборот, появляются ветры восточного и южного секторов (еще сухой австралийский континентальный тропический воздух, по Лаутензаху), которые сменяют западный экваториальный поток. Пассат южного полушария создает, таким образом, относительную сухость, тем более что этот преобладающий поток встречается с возвышенным рельефом на юге острова и затем уже опускается на Джакарту. В это время на станции выпадают лишь дожди, связанные с кинемати­ческими возмущениями пассата, когда дует ветер север­ного сектора (всего в 30% случаев; см. таблицу Кендрью, приведенную выше).

Подытоживая, можно сделать вывод, что везде между 40° с. ш. и 10° ю. ш. возмущения различных типов осво­бождают запасы влаги летнего муссона. Эти различные механизмы выпадения дождей приводят к различиям в распределении осадков: с одной стороны, в зависимости от вертикальной мощности муссона, а с другой стороны, в зависимости от интенсивности каждого типа возмуще­ний. В целом осадки возрастают с севера на юг, поскольку в этом направлении растет мощность муссона, а внетропические циклоны сменяются на юге зоны сильной конверген­цией в тайфунах или в междутропической зоне конвер­генции. Но можно отметить, что, несмотря на эти разли­чия в деталях, осадки выпадают всюду и обильны все лето. Таким образом, влажный и теплый муссон оказы­вается выравнивающим агентом, определяющим климати­ческое единство всей зоны.

Климаты

Как и над Северным Китаем и Японией, климатические различия в зоне индонезийского муссона объясняются разнообразием аэрологических и географи­ческих условий. Несмотря на все это разнообразие, по­всеместно проявляется одна общая черта — дождливое и жаркое лето.

а) Область Янцзы и районы холмистого рельефа в Китае (тип Цикавея) отличаются душным и влажным летом и суровой, но почти такой же влажной зимой. Каждый месяц, за исключением декабря, выпадает не менее 50 мм осадков. Годовая амплитуда температуры очень велика (средние для экстремальных месяцев: 3,2° и 27°). Летом и зимой непрерывно чередуются то анти-циклональная погода, то ливни. Этот очень своеобразный тип климата отличается как от субтропического климата США (со значительно более постоянным теплым и влаж­ным воздушным потоком летом и гораздо более сильными зимними холодами), так и от субтропического климата Северной Африки (с более низкими зимними температурами, большим постоянством осадков и обратным годовым ходом осадков). Поэтому здесь действительно имеет место типичный муссонный, а не субтропический климат. Ни в одной из областей субтропического климата нет в течение всего лета притока морского экваториального воздуха, а в течение всей зимы — притока мало изме­ненного арктического воздуха (название «арктический воздух» автор применяет неправильно; речь идет об азиатском континентальном полярном (умеренном) воздухе.— Прим. ред.).

б) Южное побережье Китая и Тонкин (типы Гон­конга и Фуляна) отличаются менее суровыми зимами и меньшими осадками в силу своего более южного поло­жения. Именно эта особенность в сочетании с приморским положением вызывает сильные дожди летом. Осадков выпадает достаточно в любой месяц, даже зимой. В де­кабре и январе выпадает 25—30 мм, а в любой другой месяц осадки превышают 40 мм. Летняя жара практически такая же, как и в районе Шанхая с его очень душным экваториальным воздухом. Этот тип климата также от­личается от соответствующих зональных климатов. Ни­где на земном шаре на широте 22° и на тех же высотах над уровнем моря не наблюдается ни такой прохладной зимы, ни такого дождливого лета.

в) Весь центр и юг Индокитая южнее 20-й параллели можно, в отличие от вышеуказанных областей, включить в рамки известных зональных типов климата. В Сайгоне, Бангкоке и Саваннакете наблюдаются сухие и очень жар­кие зимы, а лето влажное и душное, что характерно для тропического климата с двумя сезонами. Но Аннамское побережье (тип Куанг-Три) представляет особый случай, повторяющийся лишь во внутренних районах области индийского муссона. Здесь тайфуны обеспечивают обилие влаги как зимой, так и осенью, что способствует произра­станию густых лесов экваториального типа.

г) Для Малайского архипелага, жаркого и дождливого в течение всего года (типы Паданга и Джакарты), характе­рен экваториальный климат, аналогичный в основных чертах климату Конго и Амазонки. Муссон, однако, создает одну интересную особенность. Из-за его воздей­ствия север Явы получает значительно меньше осадков летом, чем зимой.

В целом, однако, климатические различия в пределах области индонезийского муссона не должны затушевы­вать общих черт всей области. Эти черты глубоко отличны от тех особенностей климата, которые наблюдаются в тех же широтах в Центральной Азии и на других конти­нентах. Зимой холода проникают очень далеко на юг; в то же время жара и влага летом проникают особенно далеко на север. В конечном счете здесь мы встречаемся с теми же двумя специфическими явлениями, что и в японском муссоне. Конечно, смена теплых и холодных ветров от сезона к сезону не достигает здесь такой ре­гулярности в пространстве, как над Северным Китаем и Японией. К тому же в этой смене участвуют неодинако­вые воздушные массы и неодинаковые циклоны над всей областью. Однако совершенно очевидно, что нормальная планетарная циркуляция в течение всего годаподвер­гается здесь сильнейшему возмущению, не имеющему себе равных в других областях земного шара. Это явление отражает механизм приземного муссона, а мы уже под­черкивали, что этот механизм противостоит даже нор­мальному годовому перемещению на 500 мб.

В зимнее время континентальный муссон распростра­няется до 20-й параллели. Речь идет о термическом мус­соне, а не о нормальном западном переносе умеренных широт, так как в большинстве случаев ветры дуют с северо-востока и востока (соответственно 49 и 21% над Китаем), а не с запада и северо-запада (соответственно 1 и 2%). Таким образом, нормальное перемещение запад­ных ветров к югу не обусловливает здесь режима ветров. Не может идти речь также и о пассате, который дует в тех же широтах в Атлантике, в восточной части Тихого океана и в Африке, так как здесь воздушная масса очень холодная, неустойчивая и очень быстро движущаяся. Конечно, настоящий холодный муссон возмущает плане­тарную циркуляцию только над Китаем и Тонкином и лишь в нижних слоях атмосферы. Однако то, что между 30 и 20° с. ш. спокойный, жаркий и сухой воздух суб­тропических антициклонов уступает место повторным холодным вторжениям, сопровождающимся дождями и сильным понижением температуры, может считаться уникальным явлением для всего Земного шара. Ни в какой другой области Земли в тех же широтах не наблюдается такого аномального сочетания холода и дождливости.

Летний океанический муссон, очень однородный, ха­рактеризуется еще более общим возмущением планетар­ной циркуляции. Масса морского экваториального воздуха проникает до 40° с. ш., то есть почти до широты Нью-Йорка, Лиссабона, Неаполя! Она захватывает районы, которые соответственно были бы заняты зоной пассата, или субтропических штилей, или западного переноса средних широт. На протяжении 50° по широте этот мус­сон создает одинаковые условия сильной жары и избы­точной влажности. Субтропические пустыни, которые в других местах отделяют полярную зону от влажных тропических широт, здесь исчезают. В то же время уме­ренные и тропические вертикальные пояса растительности тесно сочетаются по всему Китаю. Так, чай и сахарный тростник растут здесь рядом с дубом, каштаном и кленом. Тот факт, что масса морского экваториального воздуха (нормальное направление перемещения которого — с за­пада) здесь почти повсеместно поступает с юга, подчер­кивает значение явления муссона. Планетарное переме­щение междутропической депрессии к северу в чистом виде не может объяснить все факты, которые мы приводили. С одной стороны, очень велико колебание по широте. Особенно велико отклонение в направлении экваториального воздуха. Допуская, что выключение струйного течения под влиянием гидродинамического эффекта увлекает все планетарные зоны очень далеко в северное полушарие, нужно еще объяснить отступление западных экваториальных ветров к азиатскому конти­ненту. Поскольку эти ветры всегда огибают континенталь­ную депрессию, скользя под нормальным течением высоких слоев, можно думать, что термический центр действия вызывает явление приземного, номощного всасывания.

В конечном счете изменения давления в нижних слоях на востоке Азии и придают этой части материка ее большое своеобразие. Несомненно, существует целая серия климатов, которые можно назвать муссонными климатами. И как зимой, так и летом речь идет о терми­ческом муссоне. Новейшие исследования обогатили и уточнили представления о механизмах, которые предпо­лагались прежними исследователями муссонов. Тем не менее основные вехи, установленные прежними авторами, не потеряли значения и теперь.

comments powered by HyperComments