2 месяца назад
Нету коментариев

Под муссонной Азией понимают Индию, Индокитай, Индонезию (Малайю), Китай и Японию (а также значительную часть Советского Приморья.— Прим. ред.) (рис. 29 и 30). Все эти области, образующие южную и восточную пери­ферию азиатского материка, отличаются в климатическом отношении от северной, центральной и западной Азии. Они отличаются и от других частей Земного шара, распо­ложенных в тех же широтах. Муссонная Азия простирается тем не менее от 50° с. ш. до 10° ю. ш. в пределах трех планетарных зон циркуляции: зоны западного переноса умеренных широт, субтропической зоны высокого давления и зоны восточного тропического переноса. В этой обширной области почти повсеместно наблюдается один и тот же годовой ритм, с давних пор поражавший наблюдателей: континентальные ветры, преобладающие в зимнее время, летом уступают место морским ветрам. Везде, за исключе­нием самых низких широт, где погода остается более или менее однообразной, это чередование вызывает сильнейшие сезонные контрасты в режиме температур и осадков.

Приземные ветры, воздушные массы и фронты над муссонной Азией

Приземные ветры, воздушные массы и фронты над муссонной Азией

Приземные ветры, воздушные массы и фронты над муссонной Азией летом

Приземные ветры, воздушные массы и фронты над муссонной Азией летом

Многие авторы, вслед за Галлеем, объясняли эти климатические особенности грандиозным механизмом тер­мического бриза: зимой материк Азия «выдыхает» холодный и сухой воздух, а летом втягивает с соседних океанов теплый и влажный воздух. Сейчас ясно, что такой терми­ческий муссон отнюдь не единственный процесс. Простран­ственное разнообразие явлений, различия, которые могут проявляться вне зависимости от главного ритма ветров,— все это свидетельствует о наложении ряда причин. Очевид­но, что здесь вмешиваются и чисто планетарные факторы, создавая сезонные контрасты, как и в других областях Земного шара.

В двух предыдущих главах мы обстоятельно остано­вились на том, что само перемещение зон междутропической циркуляции уже представляет собой муссон. Но также бесспорно, что сезонные контрасты, существующие и в других местах, особенно усиливаются в Азии. Все происхо­дит так, как если бы региональные географические (терми­ческие и орографические) условия усиливали обычные эффекты планетарного перемещения. Таким образом, здесь имеет место сочетание эффектов планетарного харак­тера и специфических географических влияний Азии, то есть наложение и взаимосочетание муссонов разного происхождения. Исходя из этого, можно было бы найти объяснение как общим особенностям всей области, так и региональным и локальным различиям.

Итак, вся проблема азиатских муссонов заключается в соотношении планетарных и региональных составляю­щих. С этой точки зрения новые исследования начиная с 1934 г. четко наметили ряд принципов, которые уже являются элементами будущего окончательного объясне­ния (см. библиографию в конце книги). Китайские, японские и индийские синоптические исследования, с одной стороны, и попытки синтеза, про­веденные немцами, американцами, англичанами и францу­зами,— с другой, позволяют выдвинуть следующие поло­жения.

У земной поверхности действительно существует мус­сон, соответствующий в общих чертах классическому поня­тию термического муссона. Но этот нижний муссон сочета­ется с планетарным муссоном, подчиненным как термичес­ким, так и орографическим влияниям на высотах.

Возмущения играет существенную роль в выпадении осадков. Летний морской поток, достигая материка, не вызывает автоматически осадков. По-видимому, летний муссон является даже фактором засушливости, если не вступают в действие возмущения. Напротив, зимний континентальный поток регулярно испытывает возмущения и дает осадки, количество которых зависит от динамики циклонов и от географической экспозиции. Оба противо­положных сезонных потока, таким образом, функциони­руют как бы спазматически, с перебоями; каждый из них прерывается и усиливается время от времени фронтами уме­ренных широт, тропическими циклонами или же кинема­тическими возмущениями. Невозможно допустить, как это думали раньше, что существует два однородных воздушных течения: одно — совершенно сухое, а другое — постоянно дающее осадки.

Хотя общее направление каждого сезонного потока одно и то же над всей муссонной Азией (то есть ориенти­ровано в сторону океана зимой и в сторону материка летом), в действительности различается три больших сектора, соответствующих течениям с разной структурой: японский, индонезийский (в оригинале — малайский.— Прим. ред.) и индийский муссоны (см. рис. 29 и 30). Каждый сектор отличается размахом плане­тарного перемещения, вертикальной структурой течений, характером возмущений, интенсивностью циклогенеза, воздействием подвижных депрессий, зависящих от геогра­фических особенностей. В каждом из этих долготных секторов (японский, индонезийский, индийский) различа­ются, кроме того, широтные области, где муссоны проявля­ются по-разному: субтропические, тропические и эквато­риальные широты. Наш детальный анализ будет следовать этим региональным рамкам.

Прежде чем подвести итог достигнутым знаниям, следует указать, что исследования, проводившиеся после 1934 г., не должны заставлять нас забыть о работах начала этого столетия. Первые выводы о неоднородности Муссонного потока или о роли возмущений в выпадении осадков являются достижением авторов, о которых теперь уже почти не вспоминают. Мы приведем всего три таких примера из французской географической лите­ратуры.

В 1906 г. в статье, помещенной в журнале «Annales de Geographie», Пассера (Ch. Passerat) уже раз­личал два различных сектора в области азиатского мус­сона: Индию и Бирму, куда летние воздушные течения поступают с юго-запада, и Восточную Азию, куда воздух приходит с юго-востока (стр. 198). Он указывал также на различие в режиме осадков. Из сезонной смены двух преобладающих воздушных течений «еще не обязательно следует, что дожди выпадают исключительно летом (влажные морские ветры) и что для зимы характерна общая засушливость, вызываемая континентальным происхожде­нием и низкой температурой ветров в этот сезон» (стр. 199). Пассера описывает зимние дожди в Тонкине, связанные с северными и северо-западными ветрами, которые создают плохую погоду в течение целых месяцев, например в 1900 г. (стр. 200). Он противопоставляет режим постоянных дождей Южного Китая летним дождям Нигера (стр. 193). Используя наблюдения в Цикавее за 1873—1902 гг., он объясняет зимние дожди на этой станции подвижными депрессиями, которые проходят по долине Янцзы и затем достигают Японского моря (стр. 201—202 и карта на стр. 195). Перманентное обилие осадков в Японии Пассера приписывает как зимнему муссону, обогащающемуся водяным паром над океаном, так и летним тайфунам и циклонам континентального происхождения (стр. 203— 204). Точно так же дожди в Индии объясняются, во-первых, возмущениями, возникающими над Ираном зимой (запад­ные волны, описанные нами в предыдущей главе), а во-вторых, депрессиями, которые проходят летом по долине Ганга с востока на запад и затухают, не достигнув Инда (стр.208—211).

В 1925 г. в четвертом издании «Основ физической географии» Мартонн (Е. d е Магtоnne, Traite de Geographie Physique) подчеркивал преобладающую роль рельефа в расчленении области муссонов (стр. 246) и в выпадении осадков (стр. 245). Впоследствии обе эти идеи были широко развиты. Мартонн, наконец, подчеркнул эффекты возмущений над Индией (стр. 251), Китаем (стр. 255) и Японией (стр. 280).

В 1928 г. в первой главе IX тома «Всемирной географии» Сион (J. Siоn, Geographie universelle, v. IX) набросал общую картину азиатских муссонов. По нашему мнению, она заслуживает всяческого внимания. Правда, направляющей нитью объяснения служит традиционная термическая теория, но автор придает основное значение зимним и летним возмущениям, которые он нанес на карты и проявле­ния которых подробно описал (стр. 7, 11, 12). Сион отмечает, что крайняя нерегулярность дождей вполне объясняется изменениями в повторяемости подвижных депрессий (стр. 14). В заключение он, как и Мартонн, различает целую гамму азиатских муссонных климатов, подчеркивая тем самым неоднородность этой климатической области. В общем эти старые работы, указанные нами выше, уже выявили двойную сложность (во времени и в про­странстве) муссонов Азии. Их авторы ясно чувствовали, что климат каждой области определяется сочетанием двух причин: с одной стороны, термическим муссоном, а с другой — нормальной циклонической деятельностью (lе jeu normal des perturbations) и планетарными колебаниями. Последние исследования в этом отношении не дали особен­но много нового. Они лишь уточнили структуру возмуще­ний и, видимо, доказали дополнительное влияние рельефа Азии на перемещение циркуляционных зон. Однако еще нужно подтвердить это влияние новыми исследованиями, опирающимися на более продолжительные ряды наблюде­ний. Анализы Иня и Е Дучена, кратко описанные выше, охватывают лишь несколько месяцев. Только исследования на материале нескольких десятилетий позволят с уверен­ностью сказать, играют ли традиционные термические факторы меньшую роль, чем орографическое воздействие Гималаев и Тибета. Необходимо также определить и удельный вес изменений зональной скорости. В этом отношении мы уже наметили некоторые перспективы в первой части предшествующей главы.

comments powered by HyperComments