2 месяца назад
Нету коментариев

Во многих публикациях (учебниках, монографиях и статьях) есть материалы, освещающие вопросы проис­хождения жизни на Земле, а также о происхождении человека от древних обезьян. Эти материалы извест­ны многим. Они используются широко в лекциях, на уроках как в высших, так и в средних учебных заведе­ниях. Но мало освещены ступени развития животного мира. Имеющиеся данные приведены в разных источ­никах и часто очень сложны (все это — достояние специальной литературы). Ведь от начала жиз­ни до высших животных — предков человека — огром­ное расстояние, по которому жизнь прошла через мно­гие сложнейшие ступени развития. И вопросы о том, как древнейший комочек белка, а позже — одиночная клетка развивались и усложнялись, далеко не всем ясны и понятны, так как у клетки нет никаких «ча­стей тела» и органов. Откуда же они взялись?

Попытаемся же вместе с читателем пройти по это­му пути и проследить все сложные превращения от клетки простейших до высших животных. Сначала придется повторить почти всем известные истины: все животные организмы возникли не сразу, а посте­пенно развивались от наиболее простых к более слож­ным в течение многих миллионов лет. Со времени свое­го возникновения они непрерывно изменялись. Изме­нения происходили и происходят очень медленно под воздействием внутренних причин и внешней среды: климата, почвы, пищи и других факторов. Продолжа­ются эти воздействия и в наши дни, и организмы так­же продолжают изменяться. Все живое зародилось в воде. Но много раз и по разному растения и живот­ные приспосабливались к постепенному высыханию во­доемов или к выходу па сушу. Черви и улитки, некоторые раки и рыбы совершали такой переход из воды, причем каждый раз заново и неодинаково, различными путями и способами. При этом они каждый раз сильно изменялись, так как в изменившейся среде в живых оставались только те, кто смог вначале хоть немного приспособиться к новым условиям, накопить новые полезные особенности и черты, помогающие им вна­чале обходиться без воды на час-другой, затем жить на сырых берегах, вблизи воды, а позже и далеко от нее, на суше.

Подобные изменения совершались и при перемене климата и вообще при всех изменениях внешней сре­ды. Изменения в организме, вначале мало заметные, накапливались, их становилось все больше, и посте­пенно потомки стали неузнаваемо отличаться от своих предков. Новые признаки и свойства передавались из рода в род по наследству, однако тоже не оставались неизмененными. Так накапливалось и возникало огром­ное разнообразие всевозможных животных. Например, всех животных, имеющих позвоночник (начиная от рыб и до зверей), приблизительно 780 тысяч видов, а пауков — 30 тысяч. Почти столько же ракообразных. Насекомых же более миллиона видов. (Из них одних лишь бабочек на земле 120 тысяч видов). А жуков столько, что по числу видов они составляют 1/4 часть всего населения нашей планеты (см. рис. 29).

Всегда ли было такое разнообразие организмов на Земле?

Религиозные книги, библия заверяют своих чита­телей, что все животные были созданы сразу, за два дня. Наука же доказала, что это не так. На всем пути развития животного мира, с самого начала, возникали все новые виды, и не только «по прямой линии», но и «во все стороны», как бы разветвлениями (см. рис. 23, 24, 27). Из них лишь одна-две ветви сохраня­лись и развивались дальше. Остальные были обречены на вымирание.

Развивавшиеся далее ветви вновь превращались в разнообразных потомков (разветвлениями), из которых опять выживали далеко не все.

Но схемы дают представление только о происхож­дении главных, основных групп животного мира. Вну­три же каждого типа, класса, разветвлений этих гораздо больше, вплоть до отдельного вида. Так, от немногих близких видов всякий раз возникало мно­жество новых, измененных, чаще все более сложных форм. Но не всегда потомки становились сложнее и со­вершеннее. В отдельных «ветвях» развития возникали потомки и более просто устроенные, потерявшие бы­лую сложность строения. Таковы организмы, приспосо­бившиеся к паразитизму (к жизни внутри других животных) или к «сидячему» прикрепленному способу существования, прирастая к камням на дне моря, о чем мы уже упоминали. Почти все эти пути развития прослежены и разъяснены наукой.

Но как же разобраться с возникновением изобилия видов? И что такое вид? Для того, чтобы не перепу­тать весь животный мир, ученые придумали для не­го особую систему, разложив всех животных как бы по полочкам, по разделам. Близкие, очень похожие между собой организмы составляют один вид. Внутри вида животные отличаются друг от друга не больше, чем родители отличаются от детей или брат от сестры. Сходные, но разные «соседние» виды относятся к одно­му роду». Близкие роды составляют семейство. Род­ственные семейства объединяются в общий отряд. От­ряды составляют класс, а несколько классов составля­ют тип.

Все эти подразделения — результат изучения и сравнения учеными известных науке животных. Это объединяющие понятия, вроде таких слов, как «ме­бель» или «обувь». Но в продаже ведь не существует обуви «вообще», а есть конкретно, либо ботинки, либо туфли и т. д. Это человек придумал для них общее название. Так и в природе: семейств, родов увидеть нельзя. В науке такие понятия называют абстракцией. Но тот или другой вид существует реально. (Осталь­ные названные выше понятия — обобщения человече­ского ума.)

Так, виды «собака домашняя» и «собака — волк» относятся условно к роду «собака». Лиса обыкновен­ная, черно-бурая, полярная (песец) — эти виды отно­сятся к роду лис. Оба рода относятся к семейству псо­вых. Вместе с семействами кошачьих, медведей, хорь­ковых они входят в отряд хищных. Этот отряд вместе с грызунами, парнокопытными и другими — вплоть до обезьян (и людей) — составляют класс млекопи­тающих.

Однако вся эта систематика (подразделение) жи­вотного мира понимается нами не только как образцо­вый порядок, в котором ученые все разложили по шкафам и полкам, как книги в библиотеке, чтобы лю­бую сразу можно было найти. Мы представляем себе, что соседние виды того же рода ближе, родственнее между собой, а два вида из разных родов менее род­ственны. Это значит, что мы под родством понимаем такую же близость, как когда говорят о близких и дальних родственниках человека. У близких родствен­ников, например, у братьев,— общие мать и отец, а у двоюродных — общие лишь дед и бабушка, т, е, их об­щие предки жили раньше, они древнее. Итак, два вида того же рода возникли от сравнительно недавно жив­ших общих предков, а виды, из разных родов обладали давно вымершими общими предками и успели гораздо больше потерять сходство между собой, накопив за это время больше всевозможных различий. Еще древ­нее общие предки между двумя семействами и т. д.

Что же заставляет животных изменяться, теряя по­степенно свое первоначальное сходство друг с другом?

Научное объяснение этому дал впервые Ч. Дар­вин (Дарвин Чарлз Роберт (1809—1882)—великий английский естествоиспытатель, творец эволюционного зрения — дарвиниз­ма, основоположник научной эволюционной биологии (БСЭ. Изд. 2-е, т. 13, о. 367—370)), Наиболее близкие организмы одного и того же вида требовали и сходного корма, одинаковых условий существования. Поэтому они часто мешали друг другу. Их соперничество могло принимать разные формы. И вот одни особи того же вида оказывались более гиб­кими, легче приспосабливались к изменениям жизни, другим это давалось труднее. Первые выживали, вто­рые вымирали.

А если условия жизни становились неодинаковыми в двух концах того же материка, той же суши, на которой жили все особи данного вида? Тогда часть это­го вида менялась постепенно в одном направлении, а часть — в другом. Например, одни представители становились крупнее, другие мельче, одни начинали охотиться стаей, другие в одиночку. Так разделились постепенно древние псы: волки и лисы, хотя предок у них был один. Чем меньше сходства между видами, тем меньше и соперничество между ними, и уживать­ся они могут даже в одной местности, области. Рассе­ляясь, потомки вновь изменяются. Полярная лиса зи­мой белеет, остальные псовые к зиме мало изменяют окраску. Так постепенно и возникло то огромное раз­нообразие животных, которое нас окружает.

Гораздо скорее изменяются животные под влияни­ем человека. В природе все неприспособленные к из­менившимся условиям обречены на смерть. Человек же, одомашнивая, приручая животных, оставляет в живых лишь тех детенышей, которые ему нравятся, которые отвечают его хозяйственным нуждам. Осталь­ным он не позволяет размножаться, убивает их и лишь полезных оставляет «на племя». При этом он скре­щивает таких родителей, которые обладают каж­дый каким-либо полезным признаком, чтобы в потом­стве унаследовали полезные качества обоих родителей. Это изменяет животных еще быстрее.

От почти одинаковых предков, скрестив приручен­ных волков (а возможно, и азиатских шакалов), чело­век вывел сам все различные породы домашних собак: сторожевых, охотничьих, комнатных и других, каждый раз из рода в род подбирая и усиливая те признаки, которые ему были нужны — длинные ноги или мохна­тую шерсть, сильный прикус челюстей или небольшие размеры.

Так же изменил человек и дикую свинью, приручив ее. Домашняя свинья при уходе быстрее растет и жи­реет, приносит до 13—15 поросят, а самка кабана об­разует под кожей мало жира и рождается у нее не более 3 — 8 поросят.

И в наши дни человек продолжает «творить» новые породы животных. Например, к 1942 году была выве­дена сибирская порода свиней, не боящихся холода, так как у них кроме щетины развился и подшерсток. Ученые Академии наук Казахской ССР вывели но­вую породу архаромериноса невиданных для до­машних баранов размеров и выносливости. В Со­ветском Союзе была выведена новая костромская (ка­раваевская) порода крупного рогатого скота с живым весом до 640 килограммов и повышенной удойности. Изменяет человек и породы птиц и рыб (зеркальный карп, например,— помесь карпа с карасем).

Всех этих животных в природе ранее никогда не было. Но природа, весь животный мир существуют гораздо дольше человека. Поэтому за необозримые миллионы лет существования животных на Земле они успели измениться и достичь гораздо большего раз­нообразия, чем это успел сделать человек со своими домашними животными.

Религиозные люди считают, что весь мир животных и растений был «создан» только для нужд человека. Это совсем не так. Люди существуют на Земле около трех миллионов лет, считая с того времени, когда чело­векообразные научились изготовлять первобытные орудия труда (скребок, палицу, молоток, топор и т. д.). Еще более древние предки наши существовали и рань­ше, начав свое развитие более 12 миллионов лет назад. Но весь этот период — лишь мгновение в сравнении с длительностью развития жизни на Земле. И до того как человек стал приручать и изменять животных и растения в хозяйственных целях, они изменялись сами, без его вмешательства. Только до появления людей наиболее удачные разновидности отбирал не человек, а сама жизнь, условия существования, от которых це­ликом и зависело, как данный организм будет изме­няться и сохранятся ли он и его потомки вообще в живых.

Итак, жизнь на Земле существовала гораздо рань­ше и дольше, чем все человечество со времени своего возникновения. Дольше во столько же раз, во сколько сутки (24 часа) больше, чем 90 секунд, то есть 1,5 ми­нуты (см. об этих расчетах времени в послесловии) (Урысон М. И. Новые открытия древнейших гоминид в Эфиопии,— «Природа», 1976, № 1),

А поэтому животный мир развивался совсем не для человека и не ради его интересов. Это сам человек го­раздо позже стал все больше и больше подчинять себе природу, научившись переделывать ее в своих целях. Что животные изменяются и что их можно изменить видно из практики животноводства. Но одно дело из­менить цвет шерсти, ее длину, удойность, плодовитость, рост, а другое дело — те изменения, которые привели к образованию новых классов, типов, о которых мы и собираемся говорить дальше.

Ведь если все животные произошли друг от друга, становясь постепенно все более совершенными, все бо­лее сложными, то когда-то в ряду предков впервые воз­никли конечности, легкие, сердце. Откуда же взялись впервые волосы, крылья, челюсти? Было ведь время, когда у более просто устроенных организмов всех этих органов и частей еще не было!

Но когда все это возникло, не было еще и людей. Откуда же ученые узнали о всех изменениях живот­ного мира? (И растительного также.— Прим. редак­тора).

comments powered by HyperComments