Наиболее употребительной и почти общепринятой единицей тектогенного ряда является страна. Многие авторы называют ее физико-географической, а некоторые даже ландшафтной. Пер­вый термин слишком широкий, ибо физико-географическими яв­ляются все таксономические единицы как односторонних, так и ландшафтных ГК. Однако ради уменьшения разнобоя в терми­нологии употребление названия «физико-географическая страна» допустимо, тогда как термин «ландшафтная страна» представля­ется совершенно неприемлемым (см. ниже).

Страны — также еще крупные части материков (иногда двух Соседних материков). Имеются и островные страны. Ведущим фактором обособления стран являются наиболее общие и суще­ственные различия в неотектоническом режиме внутри подконтинентов. Индикатором данной тектогенной единицы служит пре­обладание равнинного или горного рельефа одного генетического типа. Следовательно, страна в типичном случае соответствует ли­бо равнинной области платформы, либо горной области складча­того пояса определенного неотектонического режима и возраста складчатости. Например, Западно-Сибирская страна (рис. 10) со­ответствует одноименной низменности, которая приурочена к мо­лодой (эпипалеозойской) платформе, неотектонически почти ста­бильной (неотектонические поднятия и опускания очень неболь­шой амплитуды — см. ФГАМ, 1964).

010

Но нередко страны, особенно горные, объединяют два или несколько морфоструктурных регионов более низкого ранга. Так, страна Переднеазиатских нагорий состоит из Малоазиатского, Ар­мянского и Иранского нагорий. Это конкретный пример реализа­ции приема объединения «малых» ГК, ибо, по крайней мере, два первых нагорья (Иранское нагорье, возможно, является особой страной), имея ряд существенных тектогенных сходств, по отдельности не соответствуют критерию сложности страны. В дру­гих случаях несоответствие этому критерию заставляет исполь­зовать при выделении стран прием присоединения «малого» ГК. Примером может служить Восточно-Европейская страна, состоя­щая не только из одноименной обширной равнины на докембрийском складчатом основании, соответствующей критерию сложно­сти страны, но и из относительно небольшой и однообраз­ной равнины, которая приурочена к палеозойской Скифской (Южнорусской) плите; эта равнина представляет собой «ма­лый» ГК.

Уже из изложенного следует, что страны делятся на равнин­ные и горные. Однако столь общее деление часто недостаточно. В связи с тем что в горных странах встречаются участки с рав­нинным рельефом, а в равнинных — с горным, причем роль со­ответственно равнинного или горного рельефа может быть раз­личной, равнинные страны подразделяются нами на собственно равнинные и горно-равнинные, а горные — на собственно горные и равнинно-горные. При пользовании этой классификацией слово «собственно» в названиях равнинных и горных стран может быть опущено (см. рис. 10).

В равнинных странах горные территории либо отсутствуют, либо невелики по размерам и занимают небольшую часть страны (например, Восточно-Европейская равнинная страна). В горных странах такова же роль равнинных территорий (пример — Сред­неазиатская горная страна). В горно-равнинных странах при об­щем преобладании равнинного рельефа значительна роль гор­ных регионов, причем среди них встречаются крупные. Примером может служить Северо-Европейская горно-равнинная страна. В ее состав, кроме преобладающих цокольных равнин Балтийского щи­та, входит Скандинавское глыбовое нагорье. В равнинно-горных странах соотношение равнинного и горного рельефа обратное по сравнению с горно-равнинными (например, равнинно-горная страна Северо-Восточной Сибири).

При выделении стран особенно важное значение имеет их со­ответствие критерию сложности, ибо прием совмещенной таксоно­мической единицы на данной ступени районирования не приме­няется. Это объясняется главным образом тем, что страна слу­жит крупнейшей единицей компоновки физико-географического материала в текстовой характеристике ГК (раздел VII, 2), при­чем в рамках страны описываются не только тектогенные едини­цы более низкого ранга, но и ландшафтные ГК. Учитывая эту функцию страны, весьма существенно, чтобы страны были сопо­ставимы по размерам и сложности структуры.

При выявлении соответствия страны критерию сложности на­до иметь в виду, что для этой единицы неприменим указанный выше признак: деление не менее чем на два ГК непосредствен­но более низкого ранга. Дело в том, что следующая единица — подстрана — не является обязательной, так как часть стран на подстраны не делится. Поэтому при выявлении соответствия вы­деляемых территориальных единиц критерию сложности страны остается единственный путь: их сравнение с эталонными и экст­ремальными ГК данного ранга. Для стран этот основной способ определения соответствия критерию сложности (см. раздел II, 6) применим, ибо в выделении этих ГК, особенно на территории СССР, у советских географов уже достигнуто значительное един­ство.

При определении соответствия тектогенных ГК рассматривае­мому критерию необходимо учитывать, что сложность их строе­ния определяется не только их тектонико-геоморфологической, но также зональной и секторной сложностью. Это объясняется сле­дующим. Те черты зональных и секторных ГК, которые обуслов­лены особенностями тектоники и рельефа территории, т. е. гене­тически подчинены этим особенностям, правомерно рассматри­вать как проявления тектогенной дифференциации. К одному из них относится, например, то, что в горных странах зоны выра­жены не непосредственно, а через типы высотной поясности. По­следние — не что иное, как горные тектогенные варианты соот­ветствующих зон равнин. Но и в равнинных странах зоны и под­зоны представлены особыми тектогенными вариантами. Так, Во­сточно-Европейской равнине свойственна относительно хорошо дренированная тайга, а Западно-Сибирской стране — значительно более заболоченная. Чем больше зон, подзон, секторов, подсек­торов пересекает страну, тем больше в ее пределах тектогенных вариантов этих климатогенных ГК и тем сложнее ее струк­тура.

Сложность структуры тектогенных ГК находится также в не­которой зависимости от их площади. Более обширные страны обычно пересекаются большим числом зональных и секторных ГК. Но даже при одинаковой зональной и секторной сложности те крупные тектогенные ГК, которые относительно просты в тектонико-геоморфологическом отношении, сопоставимы по сложности и разнообразию природных условий с ГК, занимающими мень­шую площадь, но характеризующимися более сложным рельефом. Даже сравнительно однообразный рельеф в отдельных частях крупной территории варьирует, что приводит к известной разно­родности и других компонентов, и, следовательно, увеличивает «суммарное» разнообразие ее природы.

Тектонико-геоморфологическая, зональная, секторная и «пло­щадная» слагаемые сложности структуры физико-географических стран могут как бы компенсировать друг друга. Так, горные стра­ны, вообще говоря, должны быть меньше по площади, чем рав­нинные. К странам правомерно относить горные или равнинно-горные территории, не обладающие большой высотой и разнооб­разием рельефа, а также обширной площадью, но сложные в зональном или тем более зональном и секторном отношениях. При­мером может служить Новоземельско-Уральская равнинно-горная страна, располагающаяся в семи зонах и двух секторах (ср. рис. 10, 7, 2). Далее, тектогенная страна не может быть зо­нально однородной, ибо в противоположном случае она превра­тилась бы в ландшафтную единицу — область. Однако высокие горные и равнинно-горные страны, обладающие сложным релье­фом, могут быть простыми в секторно-зональном отношении, в частности, располагаться всего лишь в двух-трех зонах и даже преимущественно в одной из них. Пример — Среднеазиатская горная страна, не выходящая за пределы одного сектора и ле­жащая большей своей частью в зоне субтропических полупустынь и пустынь.

Несоответствие критерию сложности не позволяет считать крупный тектогенный ГК страной. Например, в отличие от ряда авторов (ФГАМ, 1964) мы не включаем в число стран Якутскую котловину. Она располагается внутри одного подсектора, одной зоны и, более того, в основном внутри одной и той же — среднетаежной — подзоны. Кроме того, котловина не обладает сложным рельефом, а по площади уступает даже многим горным странам (по-видимому, сходные соображения применимы и к выделению подконтинентов. Но при учете зональной сложности этих единиц должны при­ниматься во внимание не зоны, а географические пояса).

При выделении тектогенных стран и построении их границ ведущее значение придается не неотектоническим, а палеотектоническим сходствам и различиям, если, разумеется, они выра­жены в современном рельефе, петрографическом составе пород и хотя бы в некоторых других геокомпонентах. Приоритет палеотектоники в данном случае объясняется несколькими причинами. Во-первых, с палеотектоникой связаны в основном или в значи­тельной мере структурно-петрографические особенности многих территорий. А эти особенности играют важную рельефо- и ландшафтообразующую роль. Во-вторых, палеотектонические единицы обычно совпадают с палеогеографическими, отличающимися общ­ностью развития в геологическом прошлом. Поэтому палеотекто­нические единицы удобны для характеристики истории форми­рования современного рельефа стран, корни которого часто ухо­дят далеко в глубь геологического прошлого. В-третьих, страна — тектогенная единица, наиболее удобная для учета палеотектонических сходств и различий территорий при физико-географиче­ском районировании. Подконтиненты непригодны для этой цели, ибо они разнородны в палеотектоническом отношении. При вы­делении тектогенных единиц рангом ниже страны возможностей для учета палеотектонических особенностей при районировании много меньше, поскольку прямые связи между палео- и неотек­тоникой свойственны этим единицам значительно реже, чем стра­нам. Последние же соответствуют основным типам морфоструктур, при выделении которых И. П. Герасимов и Ю. А. Мещеря­ков (ФГАМ, 1964) важную роль отводят палеотектонике.

Впрочем, надо снова подчеркнуть, что в данном случае речь идет не о любых палеотектонических сходствах и различиях, а только о тех из них, которые выражены в рельефе, т. е. прокор­ректированы неотектоникой. Если же однотипные палеотектони­ческие структуры существенно различны по неотектоническому режиму, то они, естественно, не могут быть объединены в одну страну. Это относится, например, к палеозойским структурам Тянь-Шаньской горной системы и Казахского мелкосопочника. Первые испытали интенсивные и сильно дифференцированные неотектонические движения; во вторых неотектонический режим был ближе к тому, который свойствен равнинам.

Стало быть, указание на приоритет палеотектоники при вы­делении стран несколько условно и, по существу, не противоре­чит неотектоническому ведущему фактору обособления этих тек­тогенных ГК. Приоритет надо понимать только в том смысле, что палеотектоническим признакам отдается предпочтение, если районируются территории с более или менее близкими морфометри-ческими характеристиками рельефа. Так, Зауральский пенеплен носит переходный характер от восточных предгорий Урала к пла­стовым равнинам Западно-Сибирской низменности. Хотя рельеф пенеплена в целом ближе к равнинному, чем к горному, на осно­вании приоритета палеотектоники пенеплен должен быть вклю­чен в состав Новоземельско-Уральской равнинно-горной страны. В его пределах преобладают в поверхностном залегании породы Урало-Тянь-Шаньской палеозойской геосинклинали, причем струк­турно-петрографические особенности последней проявляются в рельефе и в некоторых других сторонах природы пенеплена (под­робнее см.: Прокаев, 1973, где приведены и другие примеры, а также указаны исключения из правила). Границы Новоземельско-Уральской и Западно-Сибирской стран проводятся там, где герциниды Урала на большей части площади перекрыты кайнозой­скими рыхлыми отложениями и уже не выражены в рельефе и других геокомпонентах.

Рассмотренные методические положения представляют собой не что иное, как реализацию генетического подхода при выделе­нии стран. Существенно, что в данном случае он не представляет собой общего положения, а конкретизирован в виде определен­ной методики. Она базируется как на объективной роли палеотектонических и неотектонических различий в обособлении тектогенных ГК, так и в особенности на целесообразной системе учета этих различий при районировании, т. е. в конечном счете на принципе сравнимости его результатов.

Изложенное о стране можно резюмировать в виде следующе­го определения этой важнейшей единицы тектогенного ряда. Стра­на — крупный тектогенный геокомплекс, обычно приуроченный к равнинной области платформы или горной области складчатого пояса определенного неотектонического режима и возраста склад­чатости. При общем преобладании горного или равнинного релье­фа одного генетического типа внутри страны могут быть круп­ные участки, существенно отличающиеся от типичных по харак­теру неотектонических движений и рельефу (участки горного рельефа в равнинных странах и равнинного в горных; в горно-равнинных и равнинно-горных странах наблюдается значитель­ная роль как равнинного, так и горного рельефа). Единство страны в тектонико-геоморфологическом отношении обуслов­ливает определенный характер зональности в ее пределах, обо­собление специфических вариантов зон и подзон, пересекающих страну.

Многие советские географы рассматривают страну не как од­носторонний тектогенный, а как ландшафтный ГК (например, «Физико-географическое районирование СССР», 1968). Причем они утверждают, что стране свойственна не только тектонико-геоморфологическая общность, но и секторное единство, а также определенный набор горизонтальных зон и типов структуры высотной поясности (здесь и ниже при обсуждении других точек зрения обычно приме­няется наша терминология, а не терминология соответствующих авторов. Это существенно сокращает изложение, потому что смысл наших терми­нов уже известен читателю). Иными словами, по мнению этих ученых, стра­на — подлинно комплексное единство, так как при ее выделении учитываются не только морфоструктурные, но и секторные, зо­нальные и высотнопоясные особенности.

Однако согласиться с приведенными соображениями нельзя. Страны часто секторно разнородны, занимая части двух, а иног­да и трех секторов. Например, граница умеренно континенталь­ного и континентального секторов Евразии только на территории СССР пересекает Западно-Сибирскую, Новоземельско-Уральскую, Восточно-Европейскую и Крымско-Кавказскую страны (ср. рис. 2 и 10).

Наличие в пределах каждой страны определенного набора зон отнюдь не является доказательством того, что страна — ландшафт­ное единство. Ведь набор зон свойствен любой крупной терри­тории, если даже она заключена в политических, административ­ных или каких-либо других неприродных границах. Набор зон определяется не тектонико-геоморфологической основой страны, а ее положением в планетарной системе зон и секторов, которая в главных чертах независима от морфоструктур. Поэтому грани­цы физико-географических стран совершенно не согласуются с границами зон, пересекаются ими.

Хотя страны отличаются друг от друга по характеру одних и тех же зон, это — проявление не зональной, а тектогенной диф­ференциации. Стало быть, наличие специфических тектогенных вариантов зон в пределах каждой из стран нельзя рассматривать как признак их зональной однородности. По собственно же зо­нальным особенностям природы, обусловленным планетарными различиями в количестве и соотношении тепла и влаги, страны разнородны. А именно с зональными и секторными особенностя­ми территорий связаны наиболее существенные, фоновые черты их почв, растительности и животного мира. Следовательно, стра­ны, отличающиеся однородностью главных черт тектонико-геоморфологического компонента, разнородны по важнейшим осо­бенностям климата и биокомпонентов. Поэтому применительно к данной физико-географической единице нельзя говорить о сопо­ставимой однородности всех геокомпонентов (пример уже был рассмотрен в разделе II, 2).

Кратко остановимся еще на дополнительной единице текто­генного ряда — подстране, или группе краев (первое название предпочтительнее: оно построено так же, как и на­звания   ряда   других   единиц   районирования   (см.   общеупотребительные «подобласть», «подокруг» и пр.)). Подстрана — круп­нейшая, орографически четко обособленная часть страны (горная система, нагорье и т. д.). Например, в Среднеазиатской горной стране подстранами являются Тянь-Шань, Памиро-Алай, Гиндукуш; в Переднеазиатской — Малоазиатское, Армянское и, воз­можно, (см. с. 68) Иранское нагорья. Каждый из этих регионов сопоставим по сложности геологического строения и рельефа с не­которыми странами, например с Новоземельско-Уральской. По­этому тектогенные края, ландшафтные области и провинции, если их выделять непосредственно внутри таких стран, оказываются несравнимыми по тектонико-геоморфологической сложности с одноименными единицами стран, относительно простых орогра­фически. Это заставляет выделять названные единицы внутри подстран, которые в данном случае как бы заменяют страны. Подстраны необходимы также для текстовой физико-географиче­ской характеристики стран, состоящих из нескольких крупных орографических единиц.

В заключение раздела о стране коснемся сложного и мало-разработанного вопроса о положении островов в системе стран (или подстран) суши. Представляется, что материковые острова следует рассматривать как особую страну, если их совокупность соответствует обоим критериям ранга этой единицы (пример — Филиппинско-Малайская островная горная страна). При отсут­ствии такого соответствия материковые острова должны вклю­чаться в состав тех стран, которые сходны с ними в тектонико-геоморфологическом отношении. Например, архипелаг Земля Франца-Иосифа — это часть Восточно-Европейской равнинной страны, о. Ньюфаундленд — часть Аппалачской равнинно-горной страны.

При определении ранга групп океанических островов прихо­дится широко использовать приемы объединения и присоедине­ния «малых» ГК, а также совмещенной таксономической едини­цы. Так, многочисленные мелкие острова Полинезии, занимаю­щие огромную акваторию Тихого океана, можно рассматривать как совмещенную единицу — подконтинент-страну (собственно подконтинентом Полинезию, видимо, считать нельзя из-за не­большой суммарной площади островов и их значительного гене­тического однообразия, см. ФГАМ, 1964). Острова Восточной Микронезии, расположенные, как и острова Полинезии, в пре­делах древней океанической платформы (талассократона),— это, вероятно, подстрана Полинезийского подконтинента-страны. За­падная же Микронезия, входящая в Тихоокеанский геосинкли­нальный пояс, представляет собой подстрану либо Филиппинско-Малайской, либо Восточно-Азиатской горной островной страны, либо делится между ними (этот вопрос требует специального изу­чения) .

Вопрос о делении Мирового океана на крупные тектогенные ГК, расположенные в нескольких географических зонах и соот­ветствующие физико-географическим странам суши, еще не ре­шен (Физическая география Мирового океана, 1980).

comments powered by HyperComments