Рассмотрим сначала учебники по курсу «Физическая геогра­фия СССР».

В учебнике Ф. Н. Милькова и др. (1976, 1978) принята сле­дующая система таксономических единиц районирования: ланд­шафтная страна — зона в узком смысле (зона в пределах стра­ны) — ландшафтная провинция — ландшафтный район. Как вид­но, это условно-однорядная система единиц, но без подпровинции и макрорайона. В разделе о районировании приведены определения его единиц, но не сказано о методике их выделения. Районы, по­скольку они представляют собой относительно очень мелкие ГК, которые не могут быть охарактеризованы в учебнике для такой крупной территории, как СССР, не выделены.

Из дальнейшего текста, посвященного уже характеристике стран, выясняется, что «зона в узком смысле» не является обя­зательной единицей. Она выделяется только в равнинных стра­нах. Горные же страны делятся на области, которые называются то горными, то ландшафтными. Определения области не дается. Хотя по своему положению в системе единиц она должна соот­ветствовать «зоне в узком смысле», области выделяются (как, впрочем, и провинции в горах) лишь по тектонико-геоморфологическим признакам. Например, тектогенной единицей является горная область Большого Кавказа, которая разнородна в зональ­ном отношении, ибо на этой территории выражены четыре зо­нальных типа высотной поясности: степной и полупустынный умеренного пояса, средиземноморский и степной субтропическо­го пояса. Причем средиземноморский тип представлен главным образом влажносубтропическим барьерным вариантом, тогда как степной субтропический, наоборот,— сухим, полупустынным (ср. рис. 10 и 7). В общем при районировании торных стран зональ­ность не учитывается.

Далее, в некоторых странах употребляются единицы, не вхо­дящие в систему единиц, принятую авторами. К ним относятся, например, «основные физико-географические единицы», по кото­рым характеризуются Средняя Азия и Казахстан; кстати, эти единицы не равноценны в таксономическом отношении. В Сред­неазиатской равнинной стране не выделены «зоны в узком смыс­ле»; вместо них и провинций характеризуются единицы не райо­нирования, а типологии — типы среднеазиатских пустынь. В раз­деле о районировании СССР упоминается Карело-Кольская страна (ее следует называть Северо-Европейской или Фенноскандией), но характеризуется она в рамках Восточно-Европейской рав­нины. Как видно, в учебнике нет сравнимости результатов райо­нирования даже равнинных стран; не всегда имеется соответст­вие единиц районирования и характеристики.

Вызывает ряд возражений и схема деления территории СССР на страны. Некоторые страны несопоставимы с другими по слож­ности структуры и размерам. Так, явно «не тянут» на ранг та­кой сложной и крупной единицы, как страна, Карпаты. Кстати, они в другой работе, опубликованной под редакцией одного из авторов учебника (Физико-географическое районирование СССР, 1968), совершенно правильно рассматриваются в рамках Альпийско-Карпатской страны. По нашему мнению, не соответствует рангу высшей единицы в учебнике и Центрально-Казахстанская страна, не отличающаяся ни орографической, ни секторно-зональной сложностью, причем площадь этой, преимущественно рав­нинной, территории меньше, чем многих горных стран. В то же время, как представляется, огромный регион, объединяющий Ал­тай, Саяны, горы Прибайкалья и Забайкалья вместе с их весь­ма значительными зарубежными частями,— противоположная крайность при выделении физико-географических стран. Этот регион соответствует возрожденным горам двух генетических ти­пов (на докембрийском и палеозойском складчатом основании), причем территории с преобладанием этих основных типов морфоструктур сопоставимы с другими горными странами по всем слагаемым сложности их структуры и по размерам. Многие ис­следователи делят горы Южной Сибири на две страны: Саяно-Алтайскую и Забайкальскую.

Районирование территории СССР на страны не увязано с де­лением Евразии на эти же единицы. Кроме приведенного приме­ра с Карпатами, отметим еще, что на картах-схемах районирова­ния в учебнике не показаны Северо-Европейская и Центральноазиатская страны, а также страна Переднеазиатских нагорий на территории СССР.

Из других недостатков можно отметить следующие: не опре­делено положение Крыма на карте стран; острова Северного Ле­довитого океана правильно включены в состав тех материковых стран, которые сходны с ними в тектонико-геоморфологическом отношении, но почему-то сделано исключение для Новой Земли, рассматриваемой как составная часть не Урала, а Восточно-Евро­пейской равнины.

Переходя к учебнику А. М. Алпатьева и др. (1973, 1976), от­метим, что в данном учебнике принята следующая система еди­ниц: природная зона — физико-географическая страна — физико-географическая провинция — физико-географическая область — физико-географический район. Почему одна единица названа при­родной, а другие — физико-географическими, не объяснено. Пер­вая и вторая единицы примерно соответствуют нашим зоне и стране, провинция — области, область — только в некоторых слу­чаях провинции.

Из текста характеристики ГК выясняется, что иногда провин­ции на области не делятся (например, Западно-Сибирская степ­ной зоны). В горных же странах не выделяются провинции. Ста­ло быть, в противоречии с теоретической главой о районировании учебника провинция и область — единицы необязательные. В тек­сте характеристики употребляется еще одна необязательная еди­ница—группа областей («области»), причем при использовании этой единицы сами области часто не выделяются и не характе­ризуются.

Авторы рассматриваемого учебника придерживаются точки зрения о таксономической подчиненности страны зоне. Но доста­точно сравнить рисунки 7 и 10, чтобы убедиться, что страны не укладываются в границы зон. Кстати, и сами авторы опровергают указанное соподчинение, описывая зоны и страны по отдель­ности.

Не можем мы согласиться с выделением таких зон, как лес­ная, лесотундровая, субтропиков. Лесная зона объединяет ареалы преобладания двух зональных типов растительности: тайги и ши­роколиственных лесов умеренного пояса, которые служат инди­каторами весьма неодинакового климата. При этом если огром­ная лесная зона состоит из девяти-десяти подзон, то очень уз­кая лесотундровая на подзоны вообще не делится. В зону суб­тропиков включены фрагменты трех зон, сильно отличающихся по своей природе: средиземноморская зона с ее барьерным вари­антом влажных субтропиков Колхиды, зона субтропических сте­пей с барьерными вариантами полувлажных субтропиков Талыша и полупустынь Восточного Закавказья и, наконец, некоторые уча­стки полупустынного барьерного варианта зоны субтропических пустынь Средней Азии.

Сетка физико-географических стран, насколько о ней можно судить без карты районирования (она отсутствует), почти такая же, как в предыдущем учебнике. Отметим только, что нельзя рас­сматривать весь Дальний Восток, весьма разнородный в морфо-структурном отношении (возрожденные и молодые горы), в ка­честве одной страны. Мы выделяем здесь Приамурско-Приморскую равнинно-горную и Восточно-Азиатскую островную горную страны (см. рис. 10). За пределами СССР последняя охватывает Японские острова и о. Тайвань.

В книге указано, что для физико-географической области ха­рактерно единство литогенной (геолого-геоморфологической) ос­новы, климата и других компонентов. Однако в практике райо­нирования это положение нередко нарушается. Так, Охотско-Колымская область гольцово-редколесных нагорий и плоскогорий разнородна в климатическом отношении, ибо располагается в двух секторах. Приморская же область смешанных лесов объединяет две геолого-геоморфологические единицы: хребет Сихотэ-Алинь и Ханкайско-Уссурийскую низменность. Области учебника не­редко несопоставимы друг с другом по сложности строения и площади, например Тянь-Шань и Валдайская возвышенность.

В учебнике Г. К. Тушинского и М. И. Давыдовой (1976) при­нята трехступенная система единиц: страна — провинция — об­ласть. В тексте характеристики не используются какие-либо еди­ницы, не рассмотренные в главе о районировании. Этим данный учебник выгодно отличается от предыдущих. Другое его достоин­ство: к учебнику приложена многоцветная карта районирования территории СССР с интересной системой индексации областей. В тексте книги напечатана обстоятельная табличная легенда к этой карте, где перечислены зоны и высотные пояса в пределах провинций, иногда отмечена степень континентальности их кли­мата, приведены важнейшие количественные показатели клима­та областей. Но, несмотря на эти положительные моменты, райо­нирование в рассматриваемом учебнике представляется менее при­емлемым, чем в предыдущих. В них, хотя и непоследовательно — лишь на одной ступени районирования и для равнин, учитыва­ются зональные климатогенные различия территории СССР. В дан­ном же учебнике районирование базируется только на геолого-геоморфологических особенностях территории.

Это положение может показаться неправильным, ибо в главе о районировании авторы учебника утверждают, что при выде­лении провинций ими учитывается морфоскульптурная зональ­ность, а при выделении областей — зональные типы раститель­ности. Однако учет морфоскульптурной зональности — это еще не учет географической зональности. Даже современные морфо-скульптурные зоны, не говоря о реликтовых, связанных с оле­денениями и трансгрессиями плейстоцена, не совпадают с гео­графическими. Ведь типы морфоскульптур являются гораздо ме­нее чувствительными индикаторами зональных гидротермических различий, чем типы растительности. Поэтому морфоскульптурные зоны обычно охватывают две-три географических, что ведет к зо­нальной гидротермической разнородности провинций учебника. Так, провинция пластовых и пластово-эрозионных равнин Вос­точно-Европейской равнинной страны пересекается лесостепной, степной и полупустынной зонами. Но и морфоскульптурная зональность учитывается при выделении провинций главным обра­зом в равнинных странах. В горных же провинции выделены в учебнике по тектонико-геоморфологическим различиям, напри­мер, провинции складчато-глыбовых гор и межгорных котловин Тянь-Шаня., Кстати, последняя провинция не может служить еди­ницей физико-географического районирования, поскольку состо­ит из двух разобщенных частей: Ферганской и Иссык-Кульской котловин.

О том, что зональность не учитывается и при выделении об­ластей, говорят уже, например, такие их названия: Приволжская лесная и степная возвышенность, Барабинско-Кулундинская озер-но-аллювиальная лесостепная и степная равнина. Действительно, эти области выделены по особенностям рельефа, тогда как зо­нальные различия не принимались во внимание, иначе области не могли бы располагаться в двух зонах.

Сетка стран в данном учебнике имеет ряд преимуществ по сравнению с предыдущими. Так, выделены Фенноскандия и Камчатско-Курильская вулканическая страна. (Последнюю мы рас­сматриваем как часть Восточно-Азиатской островной горной стра­ны.) Но едва ли можно согласиться с выделением страны горно-островная Арктика. Острова Северного Ледовитого океана у беретов Евразии, включенные в эту страну, относятся к разным ос­новным типам морфоструктур и лежат главным образом в одной зоне. Вызывает сомнение также выделение Памиро-Копетдагской страны. Во-первых, она не представляет собой территориально единого целого. Во-вторых, Копетдаг — часть страны Псреднеазиатских нагорий, куда не может быть отнесен Памир.

В первом из рассматриваемых нами учебников по физиче­ской географии материков, написанном Н. В. Александровской и др. (1963), применяются две независимые системы единиц: зо­нальная и индивидуально-районная. Первая состоит из географи­ческого пояса, зоны и подзоны, трактуемых лишь как типологи­ческие единства. Однако зональные ГК, подобно другим, могут рассматриваться и в индивидуальном, и в типологическом аспек­те. Вторая система единиц: подконтинент — страна — область — подобласть. Определений области и подобласти не дается; по кар­там-схемам районирования в учебнике можно судить, что область чаще всего соответствует нашей подстране, а подобласть — краю. Наибольшие возражения вызывает то, что приведенные системы единиц обеспечивают выделение лишь односторонних, зональных и тектогенных, но не подлинно комплексных, ландшафтных при­родных единств.

В целом можно согласиться с районированием до подконтинентов таких материков, как Африка, Северная и Южная Америка, поскольку оно проведено по их важнейшим тектонико-геоморфоло­гическим различиям. Но при делении на подконтиненты зарубеж­ной Азии, тектоника и рельеф которой отличаются особой слож­ностью, авторы пытаются учесть также зональные и секторные климатогенные особенности материка, что нарушает основной принцип выделения подконтинентов. Так, подконтинент Индо­стан и Гималаи учебника объединяет контрастные равнинные и высокогорные морфоструктурные области; очевидно, это объеди­нение определяется муссонными секторно-зональными чертами климата названной территории. Далее, подконтиненты ограни­чены рамками материков, хотя авторы не включают материк в систему единиц физико-географического районирования. Поэтому, например, Атласские горы в учебнике искусственно рассматри­ваются в рамках подконтинента Низкая Африка, несмотря на то что они — органическая составная часть Средиземноморско-Переднеазиатского подконтинента, объединяющего по меньшей мере две страны Афро-Евразиатского Средиземноморья Переднеазиатских нагорий.

Страны и области, выделенные в учебнике, в ряде случаев не­сопоставимы по сложности структуры и размерам, например та­кие страны, как Иранское нагорье и Месопотамия, области Ин­достан и Шри-Ланка. Кстати, страна Месопотамия не только зна­чительно проще по тектогенной структуре области Индостан, но и сильно уступает ей по площади.

В учебнике Т. В. Власовой (1976) принята четырехступенная система единиц: материк — субконтинент — область — подобласть (подобласти выделены только на карте, но в тексте учебника не охарактеризованы). В качестве основной единицы районирования рассматривается область, которая определяется как целостная, географически обособленная территория (или акватория с остро­вами), лежащая основной своей частью в пределах одного кли­матического пояса и принадлежащая к одной геотектонической области.

К положительным сторонам районирования в данном учеб­нике надо отнести, во-первых, то, что строго соблюдается прин­цип территориальной целостности выделяемых ГК, исключая, ес­тественно, острова. Во-вторых, автор ставит перед собой задачу выделения «полных», т. е., по существу, ландшафтных ГК. В-третьих, к учебнику приложена многоцветная карта райониро­вания мира, о достоинствах которой в общем можно сказать то же самое, что и о карте районирования СССР в учебнике Г. К. Тушинского и М. И. Давыдовой (см. также раздел VI, 2).

В то же время районированию в учебнике Т. В. Власовой свойствен, по нашему мнению, и ряд недостатков. Прежде всего определение области не обладает необходимой определенностью. Ведь ГК любого ранга географически обособлен — характеризу­ется некоторой спецификой комплекса геокомпонентов, что и по­зволяет отделить его от соседних ГК. Неясно, что такое геотек­тоническая область, каково ее отношение к основным типам морфоструктур, выделенным на карте районирования. Анализ этой карты показывает, что многие физико-географические области приурочены к двум — четырем типам    морфоструктур, причем иногда нельзя говорить даже о преобладании какого-либо одного из них (например, в областях под номерами 80 и 81). Таким об­разом, эти области не обладают тектонико-геоморфологической однородностью.

Далее, представляется, что методика выделения областей, ис­пользуемая в учебнике, не обеспечивает их ландшафтной однород­ности. Чаще всего отдается предпочтение тектонико-геоморфологическим различиям внутри материков и выделяются природные единства, примерно соответствующие нашим странам (например, Иранское нагорье) или подстранам (Скандинавские горы), иног­да краям (о. Тасмания). Поскольку эти ГК значительно меньше климатических поясов, они обычно не выходят за пределы одного пояса или лежат внутри него основной своей частью. Однако во многих случаях это не обеспечивает зональной однородности об­ластей. Причина в том, что они пересекаются несколькими зо­нами и, следовательно, являются не ландшафтными, а тектогенными ГК. Например, о какой ландшафтной однородности можно говорить применительно к области Великие равнины (Северной Америки)? Ведь при значительной тектонико-геоморфологической однородности этой области она резко разнородна в зональном от­ношении, потому что располагается по меньшей мере в четырех зонах: тайги, лесостепей и степей умеренного пояса, субтропиче­ских степей. Более того, внутри отдельных областей не наблю­дается преобладания климатогенных особенностей даже одного пояса. Так, области под номерами 30, 47, 87 делятся границами поясов примерно пополам.

В некоторых случаях при выделении областей отдается пред­почтение не тектонико-геоморфологическим, а климатическим раз­личиям: границы областей совмещаются с границами поясов (на­пример, область Северная Австралия). Однако это ведет к объ­единению в рамках области частей разных тектогенных стран, т. е. к выделению также не ландшафтных, а односторонних ГК, толь­ко в данном случае климатогенных. Так, в упомянутой области объединены части трех стран: Восточно-Австралийские горы, Центральная низменность и Западно-Австралийское плоскогорье (ФГАМ, 1964).

При объединении областей в субконтиненты также отдается предпочтение то их тектонико-геоморфологическим, то зональ­ным, то секторным сходствам. Соответствующие примеры суб­континентов: Восток и Кордильеры Северной Америки, Арктиче­ские острова того же материка, Западная Европа (последняя раз­нородна как в тектонико-геоморфологическом, так и в зональ­ном отношениях). Однако такой подход не обеспечивает сравни­мости результатов районирования.

В данном учебнике чаще, чем в предыдущем, единицы райони­рования одного ранга не сопоставимы друг с другом по сложно­сти природных условий и размерам. Особенно относится это к островным областям (см.: Прокаев, 1973).

Подводя итоги анализа вузовских учебников, можно отметить следующие Общие недостатки принятых в них систем единиц и схем районирования:

1.  Эти системы и схемы слабо обоснованы. Вопросы теории и методики районирования излагаются в них слишком обще и должным образом не увязаны с практикой районирования даже в данном учебнике или противоречат ей.

2.  Нет единства в системах единиц не только в учебниках по разным физико-географическим курсам, но и по каждому из этих курсов, а иногда в разных разделах одного и того же учебника.

3.  Не  согласованы  схемы  районирования  территории  СССР и зарубежной Евразии.

4.  При районировании учитываются только геолого-геоморфо­логические различия территорий или также зональные, но лишь на равнинах.

5.  Выделенные ГК одного ранга несопоставимы по сложности структуры и размерам.

6.  Нет сравнимости результатов районирования в разных учебниках.

Отмеченные недостатки связаны прежде всего с современным состоянием физико-географического районирования как научной проблемы. Но на учебной литературе отрицательно сказывается также недооценка ее важности как теоретического и методиче­ского стержня региональных физико-географических курсов, ко­торый должен определять их структуру, а в значительной мере и содержание от начала до конца (гл. VII). Широко еще рас­пространено мнение, что решение вопросов районирования — де­ло в основном субъективное, зависящее от взглядов авторов учеб­ников (нельзя согласиться с теми авторами, которые считают допустимыми различные принципы и схемы районирования в учебной литературе для вузов (например, Макунина, 1977). Это еще менее приемлемо, чем отри­цание общенаучного районирования, ибо даже противники последнего при­знают необходимость сравнимости результатов районирования одного назначения). Именно субъективные причины препятствуют существен­ному повышению уровня решения ряда вопросов районирования, возможному и при современном состоянии проблемы.

Конечно, было бы неверно сделать вывод, что в учебниках по региональным курсам не наблюдалось никакого прогресса по во­просам физико-географического районирования. Наоборот, учеб­ники совершенствовались и в указанном направлении, особенно за последние два десятилетия. Из-за ограниченности объема дан­ного пособия мы почти не смогли осветить этот процесс (при­веден только один пример в разделе V, 2), сосредоточив внима­ние на еще не устраненных недостатках. Отметим также, что про­цесс совершенствования учебников мог быть существенно уско­рен при углубленном анализе современного состояния вопроса я конструктивном обсуждении схем районирования с целью их унификации. Это уже сейчас позволило бы устранить многие из рассмотренных недостатков. Наши критические замечания в дан­ной и других главах пособия ориентированы именно на такое ре­шение вопроса.

comments powered by HyperComments