Сектор — наиболее крупный и сложный секторный ГК, обо­собляющийся внутри материка в силу его наиболее общих и су­щественных различий в континентальности климата.   В «норме» каждый материк делится на три сектора: слабо континенталь­ный (обычно западный приокеанический), континентальный (внутриматериковый), переменно континентальный, или муссон-ный (часто восточный приокеанический). Кроме однородности по континентальности климата, сектор представляет собой также не­которое гидротермическое и, следовательно, климатогенное при­родное единство: внутри него преобладают зоны либо с избыточ­ным, либо с недостаточным увлажнением.

Непосредственными, климатическими индикаторами ведущего фактора обособления секторных ГК могут служить прежде все­го различные показатели континентальности климата. Наиболее простой, легко вычисляемый и широко известный из них — го­довая амплитуда температуры воздуха. Это алгебраическая раз­ность среднемноголетних температур самого теплого и холодного месяцев; она тем больше, чем выше континентальность климата. К сожалению, этот показатель имеет существенный недостаток: его применение дает более или менее сравнимые результаты только в пределах одного географического пояса, иногда двух сосед­них поясов.

Более универсальными являются другие показатели континен­тальности климата, в особенности те, которые предложены Н. Н. Ивановым (1959). Один, исходный, показатель этого ав­тора, вычисляемый по специальной формуле, выражается в про­центах. Если его значения больше 100%, это свидетельствует о преобладании континентальных влияний, если же меньше — океа­нических. Наибольшая величина показателя для суши—260%, наименьшая для океана—37%. Весь этот диапазон океаничности — континентальности разделен на десять поясов, из которых 1—5-й характеризуют в убывающем порядке степень океаничности, а остальные (5—10-й) —в возрастающем порядке степень континентальности климата. Номер пояса и служит вторым, бо­лее общим показателем континентальности. Поясам придается также краткая словесная характеристика: умеренно океаниче­ский климат, резко континентальный и т. д. Каждый сектор рас­полагается внутри нескольких поясов континентальности, но боль­шей частью внутри одного или двух смежных поясов. Недостат­ком показателя Н. Н. Иванова является то, что он занижает кон­тинентальность климата в высоких широтах и завышает ее в низких.

Из-за различных недостатков прямых индикаторов континен­тальности климата очень мелкомасштабные карты-схемы, на ко­торых они отображены (Иванов, 1959; ФГАМ, 1964), могут быть использованы главным образом для решения общих вопросов сек­торного районирования материков: выявления числа секторов в их отдельных частях, сопоставления секторного деления разных материков и пр. В основном же расчленение материков на сек­торы проводилось нами (Прокаев, 1967) по распределению гео­ботанических индикаторов секторности, гораздо точнее закартированных, чем климатические, и кроме того, физиономичных. К та­ким индикаторам относятся зональные тины растительности и их секторные варианты.

Зональный тип растительности (иногда подтип или сочетание зональных типов соседних зон) может быть индикатором секто­ра, если преобладание этого типа на плакорах ограничивается только данным сектором, т. е. если тип растительности индици­рует секторную зону. Пример — пустыни умеренного пояса Евра­зии, представленные только в ее континентальном секторе. Если же зональный тип встречается в двух или нескольких секторах,, индикаторами секторности становятся секторные варианты зо­нального типа растительности, которые обособляются внутри не­го в силу важнейших различий в континентальности климата. Так, для слабо континентального сектора Евразии характерна бе­резовая лесотундра, для умеренно континентального — еловая, для континентального — лиственничная, для переменно континенталь­ного — специфическая «кедротундра», лесным элементом кото­рой являются стелющиеся леса (заросли) кедрового стланика! (Колесников, 1961).

Как видно, каждый сектор может быть «сложен» из соответ­ствующих секторных зон и секторных вариантов «нормальных» зон; он отличается особым набором и характером зон. Поскольку в типичном случае сектор охватывает несколько географических поясов, а циркуляция атмосферы и режим увлажнения изменя­ются как по секторам, так и по поясам, секторы обычно объеди­няют зоны с существенно различным увлажнением. Однако, до­пуская внутреннюю гидротермическую гетерогенность секторов,, необходимо одновременно помнить, что она не должна быть чрез­мерной — не должна нарушать принцип относительной гидротер­мической однородности этой единицы (см. выше). Осуществлению данного принципа способствует то, что под влиянием широтно-зональных и региональных факторов секторы не всегда пересе­кают весь материк, а выклиниваются или даже сменяют друг друга в субмеридиональном направлении (см. рис. 2, 8).

008

Иногда секторное расчленение материков совпадает с зональ­ным. Дело в том, что в некоторых поясах, особенно в экватори­альном, секторные различия выражены слабо и самое большее соответствуют рангу подсектора. Но секторность — общая, пла­нетарная закономерность; нет ни одной территории (акватории), которой не была бы свойственна определенная степень континен­тальности (океаничности) климата. Поэтому при секторном рай­онировании любая территория должна быть отнесена к какому-либо сектору, а если она разнородна по секторным особенностям природы — разделена между двумя секторами.

В экваториальных поясах, как и в западных частях умерен­ных, где особенности слабо континентальных секторов выражены наиболее типично, наблюдается небольшая континентальность климата  (5—6-й пояса континентальности Н. Н. Иванова; годовая амплитуда температуры воздуха — 2—4°С) и относительное постоянство атмосферной циркуляции. Это дало нам основание отнести экваториальные пояса материков к слабо континенталь­ным секторам. При секторном расчленении ряда материков, на­пример Евразии и Австралии (см.: Ковалева, Прокаев, 1971, 1974), мы рассматриваем субэкваториальные пояса материков в рамках переменно континентальных   (муссонных)   секторов (В последней из упомянутых работ решается также вопрос о сектор­ной принадлежности материковых островов).

Е. Н. Лукашова  (1966), кроме приокеанических типичных, выделяет   еще   западный   и    восточный    переходные   секторы. А. Г. Исаченко (1979) выделяет даже по два переходных секто­ра. Однако в соответствии с критерием сложности единиц физи­ко-географического районирования переходные  секторные един­ства правомерно считать самостоятельными секторами лишь в том случае, если они состоят не менее  чем из двух подсекторов. Это наблюдается только в умеренно  континентальном  секторе Евразии. Остальные переходные секторы названных авторов пра­вильнее рассматривать как подсекторы в составе тех основных секторов, которые ближе к ним по своей природе.

При построении границ секторов на равнинах они совмеща­ются с границами преобладания соответствующих зональных ти­пов растительности или их секторных вариантов. Границы сек­торов здесь расплывчатые, например граница между слабо   и умеренно континентальным секторами Евразии на Германо-Поль­ской низменности.   В горах секторная  дифференциация  сильно осложняется барьерным, перераспределением влаги и отчасти теп­ла по наветренным и подветренным склонам. Поэтому вопрос о секторных границах на горных территориях лучше рассмотреть ниже, в разделе о барьерной дифференциации.

Секторность, несмотря на ее большое и разностороннее зна­чение, изучена гораздо хуже и известна меньше, чем зональ­ность, высотная поясность, тектогенная и ландшафтная диффе­ренциация. По этой причине необходимо теоретические и методи­ческие вопросы секторности, освещенные выше, проиллюстри­ровать на конкретном примере. Ниже очень кратко характе­ризуются некоторые важные отличительные признаки умерен­но   континентального    и   континентального   секторов    Евразии (см. рис. 2).

Умеренно континентальный сектор располагается главным об­разом в 6—8-м поясах континентальности Н. Н. Иванова, при­чем характерным  является  7-й пояс   (умеренно  континенталь­ный  климат).   Годовые   амплитуды  температуры  воздуха  20— 33°С. Адвекция тепла и влаги значительно слабее, чем в слабо континентальном секторе. Секторных зон нет. Появляются зоны лесостепей и степей, отсутствующие в слабо континентальном секторе (в нем лесостепная и степная растительность носит барь­ерный характер). Все же океанические влияния достаточно силь­ны. Это сказывается прежде всего в преобладании умеренно кон­тинентальных вариантов тех зональных типов   растительности, которые специфичны для внутриматериковых территорий. Напри­мер, для умеренно континентального сектора характерна темно-хвойная тайга, тогда как для континентального — светлохвойная, приспособленная к очень суровым! зимам и вечной мерзлоте. Вме­сто широколиственных лесов и лесостепей умеренно континен­тального сектора в континентальном — соответствующие леса и лесостепи мелколиственные. В набор зон умеренно континентального сектора входят зоны арктических пустынь, тундр, лесотундр и северных редколесий, тайги, широколиственно-хвойных лесов, лесостепей, степей, субтропических степей.

Континентальный сектор лежит в 8—10-м поясах континентальности Н. Н. Иванова, причем характерны 9-й и 10-й пояса (резко и крайне континентальный климат). Годовые амплитуды температуры 33—65°С. Тепла и влаги с океанов поступает сюда всего меньше. Появляются аридные секторные зоны пустынь и полупустынь, занимающие всю южную треть сектора. Типичны и широко распространены светлохвойные редколесья. Зоны, вы­ходящие за пределы сектора, представлены особо континенталь­ными вариантами. К примерам, приведенным выше, добавим: для степной зоны характерны сухие степи. В набор зон входят зоны арктических пустынь, тундр, лесотундр и северных редко­лесий, тайги, лесостепей, степей, полупустынь, пустынь, субтро­пических пустынь, тропических пустынь.

comments powered by HyperComments