Основной причиной высотной поясности является наличие гор­ных поднятий определенной высоты. Это позволяет проявиться на земной поверхности эффекту падения температуры с высотой. Изменяется и количество осадков: до известной высоты, специ­фичной для каждой горной страны или даже ее отдельной части, оно увеличивается. Кроме упомянутых высотных факторов, важную роль в перераспределении секторно-зональных количеств тепла и влаги в горах играют барьерные факторы, поскольку ув­лажнение склонов даже одинаковой высоты сильно варьирует в зависимости от их наветренного или подветренного положения. Взаимодействие высотных и барьерных факторов, обычно при преобладании первых, вызывает гидротермические различия гор­ных склонов, являющиеся непосредственным ведущим фактором обособления высотнопоясных ГК. Система их таксономических единиц состоит из высотного пояса и подпояса.

Ведущим фактором обособления высотных поясов являются наиболее общие и существенные высотно-климатические разли­чия горных склонов. В качестве индикатора этого фактора издав-на используются высотнопоясные особенности растительности. К ним относятся, во-первых, горные аналоги зональных типов растительности равнин (например, горно-тундровый, горно-степной). Во-вторых, это специфические горные типы растительности, которым нет аналогов на равнинах (альпийские и субальпийские луга, нагорные ксерофиты и колючетравники субтропиков, парамос высокогорий экваториальных широт и др.). Такие типы растительности формируются преимущественно в горах, отличаю­щихся значительной высотой и сложностью строения и располо­женных в средних и низких широтах; в подобных горах очень своеобразный климат. По преобладанию определенных горных аналогов зональных типов растительности или ее специфических горных типов и строятся границы высотных поясов. Кроме основ­ных поясов, иногда выделяются и переходные (например, лесо­степной пояс Урала). В их пределах наблюдается сочетание гор­ных аналогов зональных типов или горных типов растительности соседних высотных поясов. Пояса должны состоять не менее чем из двух подпоясов.

Высотный пояс — хороший пример односторонних климатогенных ГК. Ему свойственна значительная биоклиматическая, а часто и экзогенно-геоморфологическая однородность. В то же вре­мя он обычно существенно неоднороден в структурно-петрогра­фическом отношении. Внутри поясов нередко меняются петрогра­фический состав коренных пород, иногда неотектоника и, следо­вательно, формы рельефа, обусловленные этими факторами.

Высотный подпояс обособляется в силу менее общих — по сравнению с поясом — высотно-климатических различий горных склонов, но наиболее существенных внутри данного пояса. Инди­каторами высотнопоясных ГК ранга подпояса являются горные аналоги зональных подтипов растительности равнин или подтипы специфической горной растительности. В качестве примеров рас­сматриваемой единицы назовем подпояса лугового и лугово-степного высотного пояса Тянь-Шаня: 1) подпояс субальпийских лу­гов, лугостепей, степей и кустарников, 2) подпояс альпийских лу­гов и лугостепей (Чупахин, 1964).

Иногда высотнопоясной ГК располагается только на наветренном или, наоборот, подветренном макросклоне горного соору­жения. Стало быть, в обособлении такого ГК весьма значитель­на роль барьерных факторов и его правомерно называть барьерно-высотным. К подобным ГК относится, например, подпояс гор­ных широколиственных лесов на западном макросклоне южной части Южного Урала и подпояс горной лесостепи на его восточ­ном макросклоне (Горчаковский, 1975).

В условиях резко и крайне континентального климата и уме­ренно недостаточного увлажнения большое значение приобретают солярно-экспозиционные различия горных склонов. Это прояв­ляется в том, что высотнопоясные ГК не выходят за пределы склонов либо южных, либо северных экспозиций, например хвойполесной пояс Тянь-Шаня, представленный только на его север­ных склонах (Чупахин, 1964). Следовательно, солярно-экспо­зиционные различия, которые обычно относятся к местным факторам физико-географической дифференциации, в данном случае становятся факторами более высокого, регионального порядка.

Однако чаще всего высотные, барьерные и солярно-экспозици­онные факторы переплетаются настолько тесно, что выделить ГК, обособляющиеся под ведущим воздействием какого-либо одного из них, невозможно или очень трудно. Попытка решения этого вопроса неизбежно привела бы к существенному усложнению ме­тодики климатогенного районирования гор и отнюдь не способ­ствовала бы достижению сравнимости его результатов. Поэтому в рамках высотной поясности целесообразно рассматривать не только собственно высотнопоясные, но и сходные с ними «смешан­ные» барьерно-высотные и солярно-высотные ГК. Более того, по тем же соображениям в рамках поясности рассматриваются так­же барьерные пояса и подпояса.

Может возникнуть вопрос, не правильнее ли было бы объеди­нить тесно взаимосвязанные барьерность и поясность в одну за­кономерность — барьерно-высотную поясность. Однако между барьерностью и поясностью имеются существенные различия. Для целей районирования особенно важно то, что барьерность про­является на равнинах и что обширные барьерные полосы равнин имеют значительно больше сходств с подзонами (иногда и зо­нами), чем с высотными поясами. Это в свою очередь ведет к тому, что барьерные различия равнин учитываются при их ланд­шафтном районировании так же, как зональные и секторные, т. е. непосредственно, а не через типы высотной поясности, как в го­рах (раздел III, 7).

Стало быть, взаимосвязь барьерности и поясности отнюдь не исключает необходимости раздельного анализа их проявлений и, более того, раздельного учета последних при районировании рав­нин и гор. Принципиально тот же подход применялся и выше к тесно взаимосвязанным планетарным закономерностям — зо­нальности и секторности. Вообще синтез при физико-географическом районировании, выражающийся прежде всего в выделе­нии ландшафтных ГК, дает наиболее объективные и сравнимые результаты лишь в том случае, если ему предшествует генети­ческий анализ проявлений отдельных физико-географических за­кономерностей с выделением соответствующих ГК, с последую­щим сопоставлением их по оригинальности природы и сложности структуры.

Некоторые авторы (например, Н. А. Гвоздецкий, 1979) вместо термина «высотная поясность» употребляют термин «высотная зональность». Таким образом подчеркиваются сходства между зо­нальностью и поясностью. Однако гораздо важнее их различия. В основе зональности и поясности лежат совершенно разные при­чины. Это закономерности различного порядка. Из-за невозмож­ности остановиться здесь на существенных качественных отли­чиях между поясами и зонами (см.: Прокаев, 1967) приведем только два примера, свидетельствующие о том, что высотные поя­са далеко не равноценны зонам равнин в практическом отноше­нии. Горные степи вследствие маломощности и каменистости их почв обычно нецелесообразно распахивать, а выгоднее использо­вать как пастбища и сенокосы. Горные леса, имеющие огромное водоохранное и почвозащитное значение, должны подвергаться бо­лев умеренной эксплуатации, чем равнинные; на крутых склонах часто приходится и вовсе отказываться от нее.

Нельзя согласиться и с авторами, которые целиком подчиняют поясность тектонико-геоморфологическим особенностям горных территорий (Геренчук, 1963). Выше уже была показана зависи­мость многих важных черт поясности от зонального положения гор. Естественно, что характер поясности отдельных морфоструктур Советских Карпат, о чем идет речь в упомянутой статье К. И. Геренчука, был бы совсем иным, если бы Карпаты распо­лагались в других зональных и секторных условиях (например, в зоне северных редколесий Восточной Сибири или в зоне суб­тропических пустынь Средней Азии).

В средней школе представление о высотной поясности дается в V классе, где она, впрочем, трактуется слишком узко — только как термическая закономерность. Едва ли это правильно. Ведь в V классе учащиеся знакомятся и с главными закономерностями распределения осадков на земной поверхности, причем высотно-поясная закономерность не является наиболее трудной для их понимания.

В VI классе поясность рассматривается уже как комплексная, физико-географическая закономерность. Эта ее особенность рас­крывается на примерах описания поясности ряда горных систем, в особенности Анд и Гималаев. Для Анд приведена и схема пояс­ности. Сделана попытка выявления связи между наборами высот­ных поясов в горах и их широтным положением. Отмечено, что нижний пояс всегда соответствует зоне, в которой находятся горы. Однако эта связь между зональностью и поясностью, составляющая научную основу для зонального расчленения гор, в описа­ниях горных регионов конкретизируется недостаточно, особенно в учебнике для VII класса.

comments powered by HyperComments