3 года назад
Нету коментариев

Австралия — наименее населенный материк Земли. На ее территории проживает 14 млн. человек. Общая численность населения островов Океании — около 10 млн. человек.

Население Австралии и Океании делится на две неравные, различные по происхождению группы — коренное и пришлое. Коренных жителей на материке немного, а на островах Океа­нии, за исключением Новой Зеландии, Гавайских островов и Фиджи, они составляют подавляющее большинство.

Начало научным исследованиям в области антропологии и этнографии коренного населения Австралии и Океании поло­жил еще во второй половине XIX в. русский ученый Н. Н. Миклухо-Маклай, в настоящее время советские этнографы также ра­ботают в этой области.

Подобно Америке, Австралия могла быть заселена чело­веком только извне. В составе ее древней и современной фау­ны отсутствуют не только все приматы, но и вообще все выс­шие млекопитающие.

В пределах материка до сих пор не было обнаружено ни­каких следов раннего палеолита. Все известные находки остат­ков ископаемого человека имеют черты Homo sapiens и отно­сятся к верхнему палеолиту.

Коренное население Австралии обладает ярко выражен­ными антропологическими признаками: темно-коричневой кожей, волнистыми темными волосами, значительным ростом бороды, широким носом с низким переносьем. Лица австра­лийцев прогнатные, с массивным надбровьем. Все эти особен­ности сближают австралийцев с веддами Шри-Ланки и неко­торыми племенами Юго-Восточной Азии. Кроме того, заслужи­вает внимания следующий факт: найденные в Австралии ис­копаемые остатки древнего человека имеют близкое сходство с костными остатками, обнаруженными на острове Ява и от­носимыми ориентировочно ко времени, совпадающему с пос­ледней ледниковой эпохой.

Большой интерес представляет проблема пути, по которому происходило заселение человеком Австралии и близких к ней островов. Попутно с этим решается вопрос о времени заселе­ния материка.

Несомненно, Австралия могла быть заселена только с севе­ра, т. е. со стороны Юго-Восточной Азии. Это подтверждается как антропологическими особенностями современных австра­лийцев, так и палеоантропологическими данными, о которых говорилось выше. Очевидно также, что в Австралию проник человек современного вида, т. е. заселение материка могло произойти не раньше второй половины последнего ледниковья.

Австралия длительное время (очевидно, с конца мезозоя) су­ществует изолированно от всех других материков, с чем связа­но отсутствие в ее фауне плацентарных млекопитающих. Однако в течение антропогена суша между Австралией и Юго-Восточной Азией была какое-то время обширнее, чем в настоящее время и особенно чем в более ранние периоды. Сплошного сухопутного «моста» между двумя материками, очевидно, никогда не существовало, так как, если бы он был, по нему должна была бы проникнуть в Австралию азиат­ская фауна. По всей вероятности, в позднеантропогеновое время на месте мелководных бассейнов, отделяющих Австра­лию от Новой Гвинеи и южных островов Зондского архи­пелага (их современные глубины не превышают 40 м), сущест­вовали обширные участки суши, образовавшиеся в результате неоднократных колебаний уровня моря и поднятий суши. Торресов пролив, отделяющий Австралию от Новой Гвинеи, возможно, образовался совсем недавно. Зондские острова также могли периодически соединяться между собой узкими полоска­ми суши или отмелями. Для большинства наземных живот­ных такое соотношение суши и моря оказалось непреодоли­мым препятствием, и они не распространились на Новую Гви­нею и в Австралию. Древние же люди постепенно, частично по суше, частично через мелководные проливы, проникали через Малые Зондские острова на Новую Гвинею и на Австралийский материк. При этом заселении Австралии могло происходить как непосредственно с Зондских островов и острова Тимор, так и через Новую Гвинею. Процесс этот был очень длительным, он, вероятно, растянулся на целые тысячелетия и происхо­дил в течение позднего палеолита и мезолита. В настоящее время на основании археологических находок на материке предполагается, что человек там появился впервые примерно 40 тыс. лет назад.

Очень медленным был также процесс расселения людей по материку. Расселение шло вдоль западного и восточного побере­жий, причем на востоке было два пути: один — вдоль самого берега, второй — к западу от Большого Водораздельного хреб­та. Две эти ветви сходились в центральной части материка в районе озера Эйр. В целом австралийцы отличаются боль­шим антропологическим единством, что указывает на форми­рование основных их признаков уже после проникновения в Австралию.

Культура австралийцев примитивна и очень самобытна, с ярко выраженными чертами приспособления к особенностям природных условий. Самобытность культуры, своеобразие и близость между собой языков различных племен свидетель­ствуют о долгой изоляции австралийцев от других народов и о тесном общении между собой.

К началу европейской колонизации в Австралии жило около 300 тыс. аборигенов, разделенных на 500 племен. Они довольно равномерно заселяли весь материк, особенно его восточную часть. В настоящее время численность австралийцев сократи­лась до 150 тыс. человек. Значительная часть их живет в резер­вациях в северных, центральных и западных районах или работает на рудниках и в скотоводческих хозяйствах. Еще сохранились племена, продолжающие вести свой прежний, полукочевой образ жизни и говорящие на языках австралий­ской языковой семьи. Интересно, что в некоторых неблаго­приятных по природным условиям и редко населенных райо нах коренные австралийцы составляют большинство населе­ния.

Вся остальная Австралия, т. е. ее наиболее густо заселен­ные районы — восточная треть материка, его запад и юго-запад населены англоавстралийцами, составляющими 80% насе­ления Австралийского Союза, и выходцами из других стран Европы и Азии.

Несмотря на самую низкую плотность населения по срав­нению с другими материками и на наличие обширных почти незаселенных и неосвоенных территорий, несмотря также на то, что заселение Австралии выходцами из Европы началось только в конце XVIII столетия и долгое время основой ее экономики было сельское хозяйство, воздействие человека на природу в Австралии имеет очень большие и далеко не всегда положительные последствия. Это связано с уязвимостью самой природы Австралии: около половины материка занимают пус­тыни и полупустыни, а прилегающие к ним районы перио­дически страдают от засух. Известно, что аридные ландшаф­ты — это один из самых уязвимых, легко разрушаемых при постороннем вмешательстве типов природной среды. Вырубка древесной растительности, пожары, неправильно организован­ный выпас скота приводят к нарушению почвенно-растительного покрова, пересыханию водоемов и наконец полной дегра­дации ландшафтов. Древний и примитивный органический мир Австралии не может конкурировать с более высокооргани­зованными и жизнеспособными интродуцированными фор­мами. Этот органический мир, особенно фауна, не может также устоять перед человеком — охотником, рыболовом, коллекцио­нером… Население Австралии, в основном живущее в горо­дах, стремится к отдыху и развлечениям среди природы, все больше развивается туризм, не только национальный, но и международный.

В результате природа Австралии в настоящее время ока­залась под угрозой со стороны человека в не меньшей степени, чем во многих густонаселенных странах других континен­тов. Катастрофически быстро исчезают столь ценные для этой безлесной страны лесные массивы, под угрозой исчезновения оказываются многие виды животных (например, 13% только млекопитающих внесены в международную Красную книгу), все шире распространяется эрозия почв и деградация кормо­вых угодий. Фактически опустынивание стало для Австра­лии сейчас не менее важной проблемой, чем для некоторых районов Африки или Азии.

Деградация природной среды особенно остро ощущается аборигенами, традиционный образ жизни которых в очень большой степени зависит от поголовья диких животных, ко­личества съедобных растений и состояния водоемов.

В последние годы правительство Австралийского Союза и многие общественные организации страны прилагают большие усилия для повышения эффективности мер по охране при­роды. В стране создан ряд национальных парков, в том числе в пределах пустыни.

Острова Тихого океана, дугой окаймляющие Австралию с востока, а также лежащие в его центральной части, были издавна густо заселены различными племенами. Происхожде­ние, внешний облик, культура и языки этого коренного населе­ния на различных группах островов различны. Заселение их происходило в разное время, но источником его была Юго-Вос­точная Азия.

Первой из островов Меланезии и всей Океании была засе­лена Новая Гвинея. Первые поселенцы, занимающиеся охотой и собирательством и принадлежавшие к австралоидной расе, на­чали проникать туда примерно 30 тыс. лет назад. Более позд­ние волны переселенцев проникали не только на Новую Гвинею, но и на другие острова Меланезии. Таким образом сложилось население, известное под именем папуасов.

Значительно позднее (около 5 тыс. лет назад) на Новую Гви­нею проникли люди, обладающие чертами монголоидной расы и говорившие на австронезийских языках. Смешавшись с па­пуасами и восприняв австролоидные расовые признаки, они об­разовали группу народов, объединяемых под именем мелане­зийцев. Потомки их заселили Соломоновы острова, Новые Геб­риды, Новую Каледонию.

Другая ветвь австронезийцев (восточноокеанская) заселила острова Фиджи и Микронезию под именем микронезийцев.

Долгое время загадкой для исследователей были происхож­дение и расовая принадлежность населения островов север­ной и центральной частей Тихого океана, от Гавайских остро­вов до Новой Зеландии включительно. Население этих остро­вов, называемых Полинезией, характеризуется большим един­ством как в антропологическом отношении, так и в отноше­нии языка и культуры.

Полинезийцам присущи высокий рост (170—173 см), тем­ная смуглая кожа, волнистые волосы, слабый рост бороды, довольно широкий, несколько выступающий нос. Череп преоб­ладает долихокефальный. У населения различных островов есть отступления от этих признаков. Наиболее типичными по­линезийцами можно считать жителей Восточной Полинезии. Языки полинезийцев близки к языкам народов Индонезии; культура их самобытна и по сравнению с культурой австра­лийцев или меланезийцев очень высока.

Происхождение полинезийцев долгое время считалось за­гадкой. Были выдвинуты теории американского и азиатского происхождения полинезийцев. Наиболее выдающийся предста­витель теории американского происхождения — известный норвежский этнограф Тур Хейердал, который с целью подт­верждения своего предположения совершил в 1947 г. плавание на плоту от берегов Перу до островов Полинезии. Однако боль­шая часть исследователей долгое время придерживалась тео­рии азиатского происхождения полинезийцев.

Согласно современным данным, острова Полинезии были за­селены восточноокеанцами, которые 1000—1500 лет назад че­рез Фиджи проникли на острова Тонга и Самоа, а затем постепенно стали заселять остальные острова Полинезии. В условиях длительной изоляции сложилась особая этническая общность со своеобразной довольно высокой культурой, отлич­ной от культуры островов Меланезии.

comments powered by HyperComments