3 года назад
Нету коментариев

Австралия как самостоятельный материк выделилась из состава Гондваны к концу юрского периода. Очертания ее суши в то время не вполне совпадали с современными: на северо-восток она простиралась вплоть до южной части Новой Гви­неи, в то время как северо-западную часть заполняли воды Индийского океана. С востока и юго-востока к древней Австралийской платформе примыкали выровненные складча­тые структуры Восточно-Австралийской (Тасманской) области, состоящей из разновозрастных образований, от байкальских на юге-востоке до палеозойских на крайнем востоке и северо-востоке. На юге эта область продолжалась на Тасманию, соеди­нявшуюся в то время с материком.

С начала мезозоя эта складчатая область тесно спаялась с древней платформой Австралии. С востока материк окаймляла Новогвинейско-Новозеландская область Тихоокеанского пояса, отделявшая его от центральной части Тихого океана.

Наиболее древний участок платформы с выходами архей­ского фундамента находился на западе, по обе стороны от 120-го меридиана.

С севера и запада располагались прогибы, развитие которых началось в протерозое или нижнем палеозое; в их пределах происходило интенсивное осадконакопление. В центральной части материка в более позднее время заложился прогиб Ама­диес.

В течение мелового периода и палеогена на стыке между древней и более молодой сушей заложились обширные сине-клизы залива Карпентария, Большого Артезианского Бассейна (Центральной равнины) и бассейна реки Муррея (Марри). Эти синеклизы были охвачены морской трансгрессией, которая на­долго отделила восточную часть материка от западной.

Климатические условия того времени на большей части материка мало изучены. Предполагается только, что внутрен­ние районы его западной половины отличались аридностью.

Изоляция Австралии, разобщенность западных и восточных районов и господство аридных условий сказались на разви­тии органического мира, обусловив его высокий эндемизм и ар­хаичность. Очевидно, в конце мела — начале кайнозоя в Авст­ралии появились первые, впоследствии вымершие представи­тели сумчатых и яйцекладущих млекопитающих. В это же время начала формироваться близкая к современной флора.

В конце мезозоя и в течение кайнозойской эры происходили горообразовательные процессы в западной части Тихого океа­на. Они привели к формированию горных сооружений на остро­вах, от Новой Гвинеи до Новой Зеландии, и имели также опре­деленные последствия в пределах Австралии.

На большей и наиболее древней части в течение кайнозоя рельеф развивался унаследованно по отношению к ранее су­ществовавшему докембрийскому рельефу. Произошли подня­тия и усилилась денудация на западе Австралии. Особенно сильному поднятию подверглась центральная часть материка, где на месте выходов архейского и протерозойского фунда­мента поднялись горы Макдоннелл и Масгрейв, разделенные глубокой впадиной (авлакогеном) Амадиес.

В палеогене на юге, к северу от Большого Австралий­ского залива, произошло образование и затопление морем впа­дины Юкла. В неогене она осушилась и на ее месте возникла равнина Налларбор.

На месте выровненных палеозойских сооружений востока в результате новейших движений поднялись горы — Большой Водораздельный хребет, горы Флиндерс и Маунт-Лофти. Подня­тия сопровождались опусканиями побережья Тасманова моря, образованием разломов и базальтовым вулканизмом, особенно сильно проявившимся на юго-востоке. Опускание на юге при­вело к образованию Бассова пролива и отделению Тасмании.

В течение неогена и начале антропогена происходили неод­нократные изменения климатических условий: периоды аридизации сменялись периодами увлажнения. От плювиальных периодов в засушливых районах Австралии сохранились гидроморфные красноцветные коры, пересохшие речные русла и озерные котловины, лишь частично заполненные соленой во­дой или полностью превратившиеся в солончаки. На молодых, освободившихся от моря равнинах заложились наиболее крупные речные системы Австралии.

В связи с горообразованием в пределах Тихоокеанского пояса суша между Юго-Восточной Азией и Австралией зна­чительно расширилась, появились многочисленные отмели, острова и косы между крупными островами Зондского ар­хипелага, Новой Гвинеей и Австралией.

Такого расширения суши было недостаточно, чтобы в Авст­ралию могли попасть азиатские животные, но оно вполне обеспечило появление на материке людей. Древние люди час­тично по суше, частично на плотах через мелководные про­ливы проникли на Малые Зондские острова, а затем на Новую Гвинею и в Австралию. Вместе с ними, очевидно, проникли и некоторые растения, а также собака динго — единственное плацентарное млекопитающее в составе дикой фауны Авст­ралии.

comments powered by HyperComments