4 недели назад
Нету коментариев

В основополагающем документе Международного коми­тета по систематике простейших (Levine et al., 1980) гово­рится, что размеры Protozoa колеблются от 1 мкм до 5 см и более, но в среднем от 5 до 250 мкм. По-видимому, самым маленьким из этих организмов следует считать внутриклеточного паразита крупного рогатого скота Babesia bovi, размеры которого не превышают 1—2,5 мкм. Немногим крупнее другой внутриклеточный паразит — Leischmania donovani: 1—4 мкм. Бабезия — представи­тель споровиков, а лейшмания — жгутиконосец. Среди инфузорий столь маленьких форм нет; самые мелкие из них, пожалуй, Quasillagills constanciensis (12—16 мкм), однако они все же на порядок крупнее. Очень небольшие размеры имеют паразитические микроспоридии. Так, у Nosema bombicis, вызывающей болезнь шелковичного червя, диаметр тела не превышает 3—4 мкм. Следует подчеркнуть, что бабезия, лейшмания и нозема — внутри­клеточные паразиты. Поэтому не исключено, что мелкие размеры их тела есть приспособление к особым условиям существования.

Хорошо известные со школьной скамьи инфузория-туфелька и амеба протей — великаны по сравнению с бабезией, лейшманией и ноземой. Длина тела Раrаmе­cium caudatum достигает 150—250 мкм, a Amoeba pro­teas — 600 мкм. Однако и эти простейшие не являются гигантами средиProtozoa. Инфузория Spirostomum ambi­gaum имеет длину 3 мм и хорошо видна простым глазом. Как уже говорилось ранее, в известняках сохранились раковины некоторых вымерших фораминифер, диаметр которых достигал 18 см. Однако и это не предельная величина для простейших. Так, некоторые колониальные радиолярии, относящиеся к роду Collosoum, достигают в длину от 10 до 20 см. Ныне существующие виды глубоководных Xenophyophorea бывают разной величины: у наиболее мелких представителей этой группы диаметр тела не превышает 1 мм, тогда как у самого крупного, а им является вид Stannophylleum venosum, равняется 25 см (при толщине всего 1—2 мм).

В современную систему простейших включены миксо­мицеты (Levine et al., 1980). Взрослый плазмодий миксо­мицета величиной с мужскую ладонь — не такая уж ред­кость. А встречаются среди них и настоящие гиганты. Например, обитающий в средней полосе нашей страны миксомицетFuligo septica имеет плазмодий, площадь которого может достигать 1.5 м2 (т. е. его длина равняется по крайней мере 1.2 м).

Таким образом, говорить о простейших в наше время только как о микроскопических существах (или даже только как о мелких существах) в свете имеющихся фактов вроде бы и неловко. Однако старая традиция преобладает, и во всех практически без исключения работах и учебниках создается неточное представление о размерах Protozoa. О них нужно писать иначе. Любой читатель должен знать, что простейшие являются эволю­ционно мощной и перспективной группой, разные виды которой в зависимости от условий существования могут иметь размеры от микроскопических (1 мкм) до макро­скопических (достигают в длину до метра и более). Короче, различия в размерах равняются 106.

Однако, как принято говорить, все познается в срав­нении. Чтобы выяснить, является ли такой широкий диапазон разнообразия величины тела, присущий Proto­zoa, уникальным, сравним его с диапазоном размеров тела у Metazoa.

К самым маленьким многоклеточным животным сле­дует отнести насекомое Alpatus magnanium, имеющее 210 мкм в длину, самца четырехногого клеша Aceria truncata — 90 мкм и коловратку Ascomorpha minima — 45 мкм. В теле Aceria truncata имеется около 80 пучков мышц, в каждом из которых содержится ряд клеток. Общее же число клеток достигает нескольких сотен. Следовательно, каждая клеточка имеет размеры меньше микрона. Чтобы понять, насколько они малы, следует вспомнить, что в обычных клетках Metazoa средняя длина митохондрии равняется 1—2 мкм.

Самым крупным представителем как среди живых, так и среди вымерших многоклеточных животных является синий кит (Balaenoptera musculus): его длина 35 м. Значит, он в 106 раз крупнее (по линейным размерам), чем коловратка Ascomorpha minima. Иными словами, разнообразие размеров тела у простейших столь же велико, что и у многоклеточных животных. Самый мелкий представитель Metazoa (Ascomorpha) всего в 40 раз крупнее самого мелкого представителя Protozoa (Babe­sia), а самое большое многоклеточное животное (Bala­enoptera) только в 30 раз длиннее самого большого из известных простейших (плазмодий миксомицета Fuligo). Следовательно, многоклеточная организация не дает особых преимуществ в достижении максимальных разме­ров тела животных, а в отношении разнообразия величин тела такого преимущества у них попросту нет. Как мы видели, самые мелкие из Protozoa по своим размерным параметрам не отличаются от крупных бактерий (которые относятся к совсем иному структурному уровню организа­ции живых систем — прокариотам), а самые крупные не уступают подавляющему большинству высших беспозво­ночных и довольно многим позвоночным.

Так что вполне можно согласиться с поэтом Михаилом Светловым (1969), который в одном из своих стихотворе­ний написал:

В каждой щелочке,

В каждом узоре,

Жизнь богата и многогранна,

Всюду, даже среди инфузорий,—

Лилипуты

И великаны.

comments powered by HyperComments