5 месяцев назад
Нету коментариев

Вряд ли есть необходимость специально доказы­вать уникальность такого всем хорошо известного феномена, как память живых организмов.

Память на протяжении многих десятилетий при­влекает внимание широкого круга исследователей и теоретического и практического направлений. Изучение этого феномена одинаково важно для биологии, медицины, психологии, педагогики, кибер­нетики, бионики, философии. Не будет преувеличе­нием сказать, что расшифровка механизмов памяти (механизмов, обеспечивающих накопление, сохране­ние и воспроизведение информации) на разных уровнях — от целостного организма до молекуляр­ного уровня — одна из актуальных задач современ­ной биологии.

Память как часть видовой и индивидуальной характеристики животных играет большую роль в формировании приспособительных реакций к усло­виям существования. В частности, приобретенное поведение, возникающее в результате индивидуаль­ного опыта животных, участвует в процессах микро­эволюции, в основе которой лежат адаптивные преобразования популяций в короткие отрезки вре­мени. Таким образом, память — одна из форм адап­тивного поведения.

Поведение (особенно приобретенные его формы), моделью которого являются различные виды памяти, может служить тонким индикатором состояния окружающей среды, критерием определения ее качества, определения степени антропогенных влия­ний на окружающую среду. Поэтому проблема памяти в современной биологии имеет прямое отно­шение и к вопросам охраны природы.

Знание механизмов памяти представляет боль­шой интерес для медицины. И прежде всего — для клиники нервных и психических заболеваний. Мно­гие патологические изменения в деятельности нерв­ной системы сопровождаются изменениями в характере проявления памяти, а иногда полным ее нарушением. Такие нарушения могут наступать в ответ на действие различных стрессовых факторов, в. результате органических травм, а также вслед­ствие отравления, в частности алкогольного.

В плане разработки путей управления памятью, большую роль играют исследования в области психо­фармакологии памяти. В настоящее время широко известно положительное действие на память, нару­шенную различными неблагоприятными факторами, препаратов из группы нейропептидов и ноотропов. В экспериментах советских ученых из Московского государственного университета вскрыты некоторые молекулярные механизмы пептидной и ноотропной коррекции памяти. И хотя эти опыты проводятся на белых беспородных крысах, они имеют большое значение непосредственно для клиники — выявлен­ные на молекулярном уровне закономерности в силу своей природы универсальны.

Трудно переоценить значение исследований, на­правленных на вскрытие механизмов памяти, для педагогической практики. Так, знание временных закономерностей формирования памяти весьма важ­но для оптимальной организации урока. А пред­ставление о факторах, способствующих более пол­ному запоминанию информации, необходимо как для повышения общей культуры мышления, так и для более четкого усвоения учащимся нового мате­риала.

А какую увлекательную проблему представляет изучение свойств памяти животных, стоящих на разных уровнях эволюционного развития! Когда живые организмы обретали способность запоминать события окружающей среды — на заре эволюции, то есть до возникновения многоклеточных орга­низмов, или с развитием сложного, дифференциро­ванного мозга?

Ответ на этот вопрос — не только удовлетворе­ние любознательности. Это и вскрытие того или иного уровня эволюционного развития, и путь к грамотному управлению поведением в норме и патологии, и возможность использовать более про­стые организмы (доступные и дешевые) для изучения универсальных механизмов памяти, общих для пред­ставителей различных уровней филогенеза.

Исследования в этом направлении более 20 лет ведутся на кафедре высшей нервной деятельности Московского университета. Теоретической предпо­сылкой для их проведения послужили идеи одного из основоположников эволюционной физиологии академика Леона Абгаровича Орбели.

Изучение функционально-молекулярных меха­низмов памяти у животных с разным уровнем орга­низации нервной системы (и совсем лишенных нервной системы — одноклеточных организмов про­стейших) позволило ответить на вопрос: чем обу­словлено усложнение механизмов памяти в эволюции? Не молекулярными механизмами — они в основе своей на клеточном уровне универсальны. Значит, только структурными (морфологическими) измене­ниями нервной системы. А способностью к запо­минанию обладают даже инфузории! Более того, ультраструктурные внутриклеточные изменения (определяемые с помощью электронного микро­скопа), сопровождающие процессы разной по слож­ности памяти, носят однонаправленный характер у животных с различным уровнем развития нервной системы. В принципе они схожи у инфузории, гидры, моллюсков, крыс!

Память — это поистине «загадка тысячелетий», как удачно назвали свою книгу болгарские авторы. В названии ее отдельных глав как раз и отражены почти все «горячие» точки в изучении феномена памяти учеными самых различных направлений.

Отметим сразу, что в настоящее время, строго говоря, ни на один из поставленных вопросов наука не имеет достаточно однозначных ответов. И это не удивительно. Прогресс в развитии исследований, посвященных изучению памяти, связан с уровнем развития ряда научных дисциплин, определяющих не только методический уровень работ, но и методологическую направленность в изучении столь слож­ного явления, каковым является память.

Одним из вопросов, занимающих умы исследо­вателей, долгие годы служит вопрос о «месте хра­нения» памяти. Рассматривая роль различных струк­тур мозга в формировании памяти, авторы приходят к выводу об отсутствии в мозге животных и чело­века специализированного центра памяти. Такой вывод полностью соответствует современным науч­ным представлениям и служит логическим переходом к поискам механизмов записи информации.

Опыты американских исследователей с плоскими червями (планариями) внесли много шума в проб­лему «переноса памяти». К сожалению, Н. Николов и Г. Нешев при объяснении роли рибонуклеиновой кислоты, интересно и подробно описав их, в меха­низмах памяти и оценке опытов с «переносом обу­чения» представили лишь одну точку зрения, которая сводится к тому, что РНК выполняет роль моле­кулы — носителя памяти. На самом же деле такое представление о роли РНК не подтвердилось опы­тами советских ученых, рассматривающих участие РНК в механизмах памяти с точки зрения энзимо-химической гипотезы возбуждения X. С. Коштоянца.

Болгарские авторы на страницах книги неодно­кратно подчеркивают весьма важное в методологи­ческом отношении положение о том, «что природа редко отказывается от своих удачных находок». При­менительно к кодированию информации, отража­ющей процессы памяти, это означает возможность использования основных принципов генетического кода к механизмам записи индивидуальной (при­обретенной) памяти.

Принципиальная возможность такого подхода впервые нашла отражение в гипотезе параллель­ного кодирования памяти, согласно которой в меха­низмах условнорефлекторной (приобретенной) памя­ти определенную роль выполняет дезоксирибонукле­иновая кислота. Позднее, приложив принцип един­ства структуры и функции к трактовке роли ДНК в механизмах памяти, ученые развили эту гипотезу: предположили возможность разделения функций между различными типами ДНК в кодировании врожденной и приобретенной памяти. Эксперименты по проверке этой гипотезы ведутся в Московском университете уже более десяти лет. Основной резуль­тат этих комплексных функционально-молекулярных исследований состоит в доказательстве модифика­ции ДНК в процессе формирования условнорефлек­торной памяти.

Интересно и увлекательно рассказывают авторы об использовании влияющих на память психотроп­ных препаратов. Особенно большое значение имеют сведения о нарушениях памяти под влиянием куре­ния и алкоголя.

Весьма актуален раздел, посвященный описанию работ по моделированию процессов памяти. Успеш­ная разработка этой проблемы может оказать большую помощь инженерно-технической мысли в практике конструирования вычислительной техники.

Подробно и увлекательно описаны примеры, подтверждающие влияние среды на характер запо­минания. Вдумчивый читатель может сделать для себя и некоторые практические выводы. Несомнен­ный интерес представляет глава, рассказывающая о путях улучшения памяти, написанная просто и доступно.

Сложность механизмов памяти, их многогран­ность нашли отражение в целом ряде различных подходов. Именно поэтому непросто сегодня по­пулярно писать о проблемах памяти. Взявшиеся за решение этой задачи болгарские авторы Н. Ни­колов и Г. Нешев в целом успешно справились с ней. Читатель, независимо от возраста и про­фессии, несомненно получит общее представление о современном состоянии проблемы памяти, о по­исках и находках в этой сложнейшей и интересней­шей области науки: о временной организации памяти, роли отдельных мозговых структур в реали­зации функции памяти, ее молекулярных основах, о возможностях использования знаний о природе памяти для конструирования совершенных ЭВМ. Объективности ради отметим лишь, что описание некоторых аспектов проблемы несет отпечаток точки зрения авторов и может иметь иную трактовку. Сказанное относится главным образом к трактовке авторами теоретических концепций, посвященных механизмам памяти.

В заключение необходимо коротко остановиться на специфике научно-популярной книги. Специа­листам, изучающим память, и журналистам, за­нятым популяризацией достижений науки, хорошо известны трудности «прикосновения» к такому «чуду» природы, как память. Писать популярно о памяти и легко и сложно. Легко — потому что само явление по своей сути не нуждается в рекламе. Трудно — потому что современные научные исследо­вания памяти охватывают широкий круг проблем. И составить объективное представление об этой проблеме в целом да еще на популярном уровне — задача не из простых. В научно-популярной литера­туре чаще встречаются книги, отражающие отдель­ные стороны памяти как удивительного свойства живых систем.

Особенность (и достоинство) данной книги за­ключается в том, что болгарские авторы посвя­тили ее проблемам памяти вообще, постаравшись рассмотреть этот замечательный феномен с раз­личных точек зрения.

Именно поэтому «Загадка тысячелетий» пред­ставляет интерес для самого широкого круга чита­телей, которые смогут извлечь из книги немало полезных сведений.

Д-р биол. наук Н. А. Тушмалова

comments powered by HyperComments