5 месяцев назад
Нету коментариев

Итак, можно теперь достаточно определенно оценить почву как биокосное тело и с этих позиций подойти к понятию «жизнь почвы». Суммируя весь изложенный материал, можно сказать следующее.

Почва «рождается», когда на горной породе поселя­ется живой организм: микробы, грибы, растения. Имен­но с этого момента начинается жизнь почвы как естест­венно-исторического биокосного тела. И почва «умира­ет», когда происходит катастрофа: эрозия, отложение пепла или других вулканических пород, эоловый нанос, размыв. Эти катастрофы разрушают или же погребают почвы, исключив их из жизни современной биосферы. Можно ли считать развитие почвы, формирование ее горизонтов ее жизнью? Можно ли сравнивать почву с живым организмом?

Сравнивать можно, отождествлять — нет. Сравни­вать можно потому, что многие стороны жизни почвы обусловлены действием живых существ — растений, жи­вотных, микроорганизмов. Отпечаток этой деятельнос­ти проявляется в динамике свойств почв, в формирова­нии гумусового горизонта, в выделении из почвы СО2 и т. д. Но биокосное тело — еще не живой организм, хотя элементы сходства с живым организмом есть.

 

Время в живом организме и косной системе

Начиная с Г, Уэллса множество авторов «оседлало» машину времени и путешествует из настоящего то в прошлое, то в будущее. Увы, это просто удобная карти­на, ложная в самой своей основе. По реке времени нель­зя плыть вспять. Время — вектор, и живой организм еще ярче подчеркивает эту особенность времени. Нель­зя вернуться во вчерашний день, в свое детство, попасть в общество наших ушедших прадедов, т. е. время необ­ратимо. Ни один живой организм не может быть, как это ни печально, даже теоретически реконструирован после смерти всех своих клеток. А как же почва? Как ведет себя биокосная система во времени? В целом так же, как живая система. Время для почвы — тоже век­тор. И как уже обсуждалось, у почвы есть такие свой­ства, которые с ходом времени изменяются необратимо.

Необратимость процессов ведет от мира хаоса к ми­ру порядка. В естественных условиях время в почво­образовании— тоже вектор. Поэтому можно предполо­жить, что чернозем оподзолится и превратится в дер­ново-подзолистые почвы. Но обратной эволюции профи­ля дерново-подзолистой почвы в чернозем не может быть, так как процесс оподзоливания необратим.

Но в отличие от живого организма, который нельзя никоим образом воссоздать вновь, даже имея «налич­ные материалы» (белки, нуклеиновые кислоты и пр.), почву можно воссоздать, как можно воссоздать почти любую (теоретически любую) горную породу. Для это­го достаточно смешать в определенном соотношении ряд почвенных минералов (с учетом их крупности), добавить в необходимом количестве и соотношении все фракции почвенного гумуса и расположить все созданные гори­зонты в необходимом порядке. Полученную почву, что­бы она жила естественной жизнью, следует поместить в те условия, которые естественны для нее. Конструирование почв — отнюдь не фантазия. Она вполне осуще­ствима, как и синтез минералов. При этом почвы не бу­дут достоверно отличаться от естественных по абсолют­ному большинству своих параметров, своих свойств.

Но если время для почвы в естественных условиях тоже вектор, то происходит эволюция почв. Любая эво­люция складывается из эволюции (развития) индиви­да, эволюции популяции, эволюции сообщества. В ко­нечном итоге они подчиняются общей схеме: рождение индивида и его жизни до момента смерти.

Рождение данного объема породы именно как поч­вы, его образование под влиянием первых поселивших­ся на горной породе живых организмов есть один из возможных путей формирования почвы. Как уже гово­рилось, этот процесс в первую очередь зависит от ха­рактера горных пород, рельефа, климата. Именно эти факторы и характер формирующегося растительного покрова определяют тип и скорость изменения горной породы в почву. Чаще всего почва постепенно углубля­ется в породу, образуя генетические горизонты (гумусо­вый, переходный, материнская порода). На рыхлых оса­дочных породах (глины, суглинки, супеси, пески) фор­мирование почв идет быстрее, чем на элювии (вывет­ренной части) плотных пород и тем более на самих плотных породах. В дальнейшем развитие идет по пути формирования полнопрофильной и мощной почвы. Фор­мируются уже и другие горизонты и подгоризонты.

В дальнейшем развитие почвы будет определяться тем, в какой БГЦ войдет этот объем почвы. В первую очередь важен тип биосферы: лесной или травяной. В травяном БГЦ смены растительного покрова проходят без нарушения почвы. Перемешиванию почвы могут в травяном БГЦ способствовать животные (дождевые черви, кроты, суслики и т. п.). Черви не нарушают объем почвы, в основном перемешивая верхние слои «по вер­тикали». Кроты выбрасывают на поверхность материал из нижних горизонтов, но практически не меняют поч­ву. Выброс крота постепенно включается в почву и че­рез 20 лет, как показали исследования Б. Д. Абатурова, следы кротовин в верхнем горизонте исчезают. Но если в нижние горизонты попадет материал верхнего гумус­ного горизонта, то он может сохраняться несколько сто­летий.

Больше воздействуют на почву сусликовины и сур­чины, те холмики, которые устраивают эти животные около своих нор. Эти холмики достигают площади не­скольких квадратных метров. Обычно, особенно в сухой степи, на поверхность выбрасывается материал, обога­щенный солями, на котором начинают расти уже другие растения. Норы часто служат проводниками воды, осо­бенно при ливневых осадках. Поэтому объем почвы под выбросами суслика и сурка начинает совсем другую, новую жизнь. Происходит погребение развитой раньше почвы, резкое изменение условий ее жизни. Если живот­ные уйдут с этого места и перестанут поддерживать свой дом в порядке, то постепенно почва промывается от солей, наблюдается просадка поверхности и вместо бугра образуется западина, с которой может развивать­ся темноцветная гидроморфная почва. Другими слова­ми, может наблюдаться такой путь развития (эволюция) этого объема почвы: каштановая почва (исходная) — со­лонец (выброс суслика) — темноцветная почва запади­ны (понижения). Каждая последующая почва наследу­ет ряд свойств от предыдущей, здесь мы имеем дело со сменой одних почв другими. Еще больше такая смена индивидов заметна в лесу.

Итак, смена индивидов, изменение небольших объе­мов почвенного покрова — широко распространенное яв­ление и похоже на такое явление в живом мире, как обновление популяций.

Почвенный покров региона, в особенности элемен­тарный почвенный ареал (ЭПА), можно рассматривать как популяцию.

 

Как же происходит эволюция ЭПА или «почвенной популяции»?

Обычно ЭПА формируется в определенных геомор­фологических условиях. Часто ЭПА одной и той же по классификационному положению почвы в разных регио­нах может отличаться отдельными свойствами, придаю­щими ей определенную специфичность (чуть более низ­кое или высокое значение рН, содержание гумуса и т. д.). Эти колебания могут не выходить за рамки рода и тем более типа почв. У нас эти почвы выделяют на уровне регионального разделения (фация, провинция).

Эволюция этих ЭПА также может идти по-разному, могут формироваться сходные почвы из разных пред­шественников (так сказать, конвергенция почв).. Наи­более яркий пример такой конвергенции — черноземы. Одни из них образуются в степных условиях, другие прошли гидроморфную стадию, иногда даже болотную, т. е. эволюция этих разных ЭПА была разная, но они пришли к одному итогу.

Для ЭПА характерно также постоянное соотношение разных индивидов, отличающихся по выраженности своих свойств (все те же мощности горизонтов, рН, гу­мус, физические свойства). При этом отдельные инди­виды могут исчезать, появляться другие, но соотноше­ние их всех в данном ЭПА постоянно. Оно меняется лишь тогда, когда ЭПА начинает сам направленно из­меняться, эволюционировать.

Все, что сказано об ЭПА, можно сказать и об эво­люции почвенного покрова в целом. Изменение факто­ров почвообразования неумолимо приводит к изменению почв, а значит, и самого почвенного покрова. Меняется рельеф, климат, растительный покров, и вслед за ними меняются почвы, меняется почвенный покров. Пока ус­ловия постоянны, постоянен почвенный покров, но это не означает его статичность. Внутри территории продол­жают меняться местами почвенные индивиды, иногда меняются местами даже ЭПА, но сохраняется постоян­ство соотношений разных ЭПА.

Профессор МГУ В. В. Геммерлинг считал, что почво­образование как явление, начинающееся на горных по­родах, вначале сопровождается щелочным выветрива­нием. Постепенно этот щелочной процесс переходит в кислотный, что приводит сначала к нейтрализации, а затем к подкислению почв. В зависимости от климатиче­ских условий почвообразование может остановиться (или задержаться) на щелочной стадии или дойти до кислотной. Профессор Петровского института (теперь ТСХА) П. С. Коссович считал, что развитие почв посте­пенно идет от пустынных через черноземы к подзолам.

В подзолистой зоне на свежих породах сначала фор­мируются маломощные и малосформированные малогу­мусные почвы. Потом в них накапливается гумус и об­разуются маломощные, но хорошо гумусированные поч­вы, подбуры. И лишь потом появляются подзолы с под­золистым горизонтом.

Итак, эволюция, развитие почв — реальный факт и по этому признаку почвы близки к живым организмам. Очевидно, сама природа биокосных тел приводит их к эволюции, связанной с эволюцией БГЦ.

Рассмотрев жизнь почвы, можно найти много черт, сближающих ее с живыми существами. Особенно четко прослеживаются изменения в таких свойствах, как ее влажность, температура, содержание растворимых сое­динений, рН, состав и сумма обменных катионов, газо­вый режим. Они связаны с суточными и сезонными цик­лами.

Можно часто проводить параллели между почвами, ее жизнью и жизнью живых существ. И все же в ряде радикальных свойств (раздражимость, воспроизводство себе подобных, развитие индивида от момента рождения до момента смерти) живые существа отличаются от поч­вы. У почвы нет, как это четко показал С. В. Зонн, са­моразвития. Почва развивается только под влиянием факторов почвообразования. Но поскольку в почве идут как обратимые, так и необратимые процессы, то часть свойств почв изменяется циклически, а некоторые свой­ства даже под влиянием циклических процессов изме­няются необратимо. Поэтому в эволюции почв есть за­преты на ряд превращений (одних типов почв в дру­гие): именно на превращение данного объема почвы, данного индивида. Но это не означает, что существует запрет на эволюцию почвенного покрова. Такого запре­та практически нет, так как новый почвенный покров может формироваться на новых геологических отложе­ниях, перекрывших развитые ранее почвы.

Отличаясь от живых организмов, почва в то же вре­мя не тождественна косным природным телам, в том числе геологическим породам. От них почва отличает­ся тем, что ее жизнь тесно связана с жизнью живых организмов. Именно живые организмы меняют многие свойства почвы, в том числе содержание гумуса, пита­тельных веществ, плотность и пр. Почва не может су­ществовать без живых организмов — тогда это не поч­ва. Почва живет вместе с живыми организмами. Поэто­му и потребовалось выделить эту особую категорию природных тел — биокосных, роль которых в жизни на­шей планеты только сейчас становится благодаря рабо­там В. И. Вернадского, Н. П. Ремезова понятной. Жизнь невозможна в отсутствии биокосных тел. Именно био­косные тела позволяют живым существам нормально функционировать, являясь в то же время результатом воздействия живых организмов. Можно сказать, что биосфера — это совокупность биокосных тел, которые служат ареной жизнедеятельности для живых организ­мов.

Ясно, что такие глобальные процессы, как загрязне­ние, эрозия почв, — это в первую очередь удар по био­сфере, а значит, и по человеку, так как только биокос­ные тела «производят» продукты питания, необходимые человеку, да и другим живым организмам. Только био­косные тела — источник пищи и многих видов сырья, и именно биокосные тела — условие жизни человека. Ос­воение для жизни любых сред, в том числе космических тел, независимо от того, космический ли это корабль или безжизненная планета типа Луны, требует создания в первую очередь биокосных тел. Именно они регули­руют взаимодействие самой жизни и «отходов» жизнен­ных процессов. Но это особая и очень важная тема, особенно актуальная для нашей сегодняшней цивили­зации.

Жизнь почвы в современной биосфере заметно отли­чается от ее существования в прежние эпохи. Неолити­ческая революция, происшедшая около 10 тыс. лет на­зад, привела к интенсивному сельскохозяйственному ос­воению почвенного покрова. И жизнь почвы в условиях сельскохозяйственного пресса во многом изменилась.

В результате деятельности человека отчуждается, выносится с поля значительная часть биомассы расте­ний, изменяется состав животного мира как в почве, так и в БГЦ (агроценозе) в целом. Человек вносит в почву такие вещества, которые естественным путем попасть в нее не могут. Человек «заставляет» почву «отдыхать», вводя в севооборот паровое поле. Человек перемешива­ет почву плугом, стараясь создать однородный пахот­ный слой. Именно обработка почв усилила эрозию, пре­вратила ее в глобальный скоротечный процесс. Поэтому необходим анализ жизни не только вообще почвы как природного тела, но и каждого конкретного поля, кон­кретного объема почвы.

Спасение почвы, как и лечение человека, конкретно, и требует знания жизни индивида, жизни конкретного участка поля.

Хорошо бы все те люди, деятельность которых так или иначе связана с воздействием на почву — земле­дельцы, строители, горняки, энергетики, — думали о поч­ве, как о живом существе, как о матери всего сущего. Может быть, тогда работы по восстановлению нарушен­ных почв велись бы намного лучше, а необоснованных нарушений почвенного покрова было бы намного меньше.

comments powered by HyperComments