4 недели назад
Нету коментариев

Надо органически соединить достижения науч­но-технической революции с преимуществами социалистического общества.

Из резолюции XIV съезда КПЧ

В начале нашего века один из основоположников современного химического анализа Пьер Бертло предсказал великое будущее могуществу своей на­уки. Он считал, что на Земле может наступить день, когда всего будет вдоволь,— ведь все можно произ­водить рационально. Земля могла бы стать цветущим садом, а человечество могло бы жить в благоденст­вии и радостях золотого века…

Осуществления этого предсказания напрасно ждет уже третье поколение людей. Поэтому не удивитель­но, что начали появляться и иные прогнозы.

Соотечественник Бертло, Россе, утверждает, что жизнь последующих поколений будет намного труд­нее, чем наша. Уже в относительно недалеком буду­щем на нашей планете станет мало обитателей. Они будут влачить жалкое существование вблизи черных океанов, покрытых синтетическими отходами и мас­лами… Часть плодородной земли зальют воды рас­таявших ледников, а остальное покроют синтетиче­ские отходы и ядовитые соли. Люди будут с отвра­щением пить вонючую воду и вдыхать обожженными легкими углекислый газ и сернистые испарения.

Наше будущее, надо полагать, не совпадет ни с одним из этих прогнозов. Мир не превратится ни в рай, ни в пустыню. Ведь с тех пор, как человек взял в руки первое орудие труда, он держит в своих руках и собственную судьбу. Поэтому в данном случае все зависит от стремления людей общими силами предот­вратить катастрофу, угрожающую не только их здо­ровью, но и жизни.

От тех времен, когда сформировался Homo sapiens, нас отделяют, как мы уже говорили, 800 по­колений. Мы не знаем точно, что было достигнуто, скажем, на уровне 450-го поколения, но можем впол­не определенно сказать, что изменилось за время жизни последних поколений. Детская смертность, на­пример, снизилась настолько, что составляет теперь лишь малую долю того, что было в прошлом, люди стали лучше питаться, их пища более калорийна, улучшились условия жизни. Скорость средств перед­вижения повысилась с 10 км/ч (почтовая карета) до 900 км/ч (авиалайнер). Неизмеримо возросли успехи медицины. Достаточно сказать, что до поло­вины прошлого столетия, пока не был открыт хло­роформ, единственным средством для усыпления больного перед операцией была водка. Но и потом, если пациент переживал операцию, ничто не защи­щало его от заражения крови.

Однако многие ли из нас ради избавления от вредных отходов и шума моторов согласились бы до­бровольно вернуться в прошлое и лечь на операцион­ный стол хирурга минувшего века или сменить удоб­ное кресло трансконтинентального лайнера на конское седло?

Все ухудшающееся состояние окружающей среды избавило нас от очень опасного заблуждения — ши­роко распространившегося мнения, будто научно-тех­нический прогресс может не считаться с железными законами природы. Вот несколько неожиданный, на первый взгляд, но весьма наглядный пример. Один американский математик подсчитал число автома­шин, проезжающих за день по нью-йоркской Таймс-сквер, и умножил его на среднее число лошадиных сил их двигателей. С помощью ветеринаров и каль­кулятора он подсчитал, сколько органических отходов было бы получено от соответствующего количества лошадей. Оказалось, что ежедневно к заходу солнца мостовую Таймс-сквер покрывал бы слой конского на­воза высотой до 3,5 м.

Во власти современной техники избавить наши улицы от углекислого газа и других продуктов вых­лопа двигателей внутреннего сгорания, особенно если к этому добавить хотя бы минимальное соблюдение дисциплины гражданами. Однако никакая техника в мире не была бы в состоянии ежедневно справляться с горами отходов конного транспорта, если бы он, ес­тественно, мог удовлетворять нашим сегодняшним требованиям.

Пути назад нет. А поэтому мы должны использо­вать ум и творческие способности человека с на­ибольшей целесообразностью и ответственностью, как это делало человечество со времен наших далеких предков, совершенствовавших первые каменные ору­дия труда.

Тот факт, что сегодня проблемой окружающей среды практически занимаются везде и всюду, вплоть до международных форумов, можно считать гарантией его решения в рамках всемирного сотруд­ничества. Уже существующие средства и методы не­обходимо дополнять новыми идеями, которые бы по­следовательно учитывали всю совокупность пробле­мы, диалектически оценивали взаимосвязь систем. К участию в деле охраны окружающей среды следует привлечь самую широкую общественность. Наши бе­ды кроются не только в негативных сторонах инду­стриализации, но и в унаследованной нами и все еще непреодоленной склонности решать те или иные проб­лемы без учета того, что частичные решения со време­нем только затруднят решение комплексных проблем перспективного значения. Такой подход к проблеме охраны окружающей среды на современном уровне наших знаний недопустим. Социалистический строй не только выступает в поддержку альтернативного подхода, но и требует его. Но, создавая условия для развития научно-технической революции в Чехосло­вакии, мы еще не всегда в должной мере используем преимущества нашей системы, социалистической пла­новой экономики и научного перспективного управле­ния производством, рациональной инвестиционной политики.

Современный уровень развития науки и техники (а в социалистическом обществе — и качественно иная, высшая ступень производственных отношений) дает в руки человека действенные инструменты: на­учное знание, экономику и полит, технические достижения, воспитание и просвещение.

Задача научных работников в области охраны окру­жающей среды — определить, понять и предсказать ее изменения. А это нелегкая работа. При анализе загрязнения атмосферы мы должны, например, знать, сколько углекислого газа выпускается в воздух при сжигании угля, нефти или определенного вида газа. Точно так же мы должны измерить адсорбирующие способности растений. Следует изучать не только темпы роста запыленности, но и ее масштабы, вид и характер поведения мелких частиц в атмосфере: вы­ступают ли они в качестве ядер ледяных кристаллов или водных капель, а то и маленьких рефлекторов солнечного излучения. Мы должны понять механизм химических реакций между кислородом атмосферы и не до конца сгоревшими частицами топлива. Необ­ходимо определить длительность воздействия различ­ных отходов на здоровье людей, особенно больных астмой или эмфиземой легких. Следует изучить, как действует высокая концентрация углекислого газа на оживленном перекрестке на состав крови водителя, каковы последствия чрезмерного шума, вибрации, световых эффектов и т. д. А измерения эти отнюдь не просты. И их гораздо больше, чем мы можем себе представить.

Недостаточно лишь определить причины и их следствия. Важно познать процессы, происходящие в окружающей среде, а это требует очень сложного системного анализа. Приведем несколько примеров. Так, на Ваге (Чехословакия) созданы плотины, ко­торые призваны защитить людей от наводнения и дать им электроэнергию. Но одновременно в рукавах реки снизилось образование целебных грязей. Часто случается, что отходы целлюлозной фабрики уничто­жают рыбу в ближайшей реке, а короед уничтожает лес, древесина которого могла бы послужить сырьем для этой фабрики. С развитием сельского хозяйства увеличивается применение пестицидов, антибиоти­ков и искусственных кормов. Однако дожди смывают их в реки, которые потом, выполняя свои ирригаци­онные функции, настолько портят кормовые расте­ния, что скот отказывается их есть. Поэтому ответ на вопрос, почему меры, бесспорно направленные на благо человека, часто имеют прямо противоположный эффект, можно дать лишь тогда, когда мы суме­ем понять не только суть загрязнения и реакцию окру­жающей среды на него, но и формы взаимодействия загрязнения с элементами среды, то есть когда они уничтожают друг друга, а когда объединяются про­тив человека.

Если мы хотим не только сохранить окружающую среду, но и улучшать ее в интересах человека, мы должны перейти от познания процессов, происхо­дящих в окружающей среде, к научно обоснованным предсказаниям, к прогнозированию. В какой мере окажутся вредными химические реакции между кис­лородом атмосферы и не до конца сгоревшими части­цами топлива, если удастся сконструировать двига­тель, не выбрасывающий в воздух углекислый газ? Будет ли в лесах меньше короеда, если целлюлозные предприятия перейдут на принципиально новую тех­нологию? Будет ли скот отказываться от пищи, если пестициды станут содержать меньше тяжелых метал­лов? Правильно ответить на эти вопросы может лишь научно обоснованное прогнозирование, опирающееся на комплексную информацию и на системный анализ, речь о котором пойдет ниже. Именно научное предви­дение является наиболее действенным средством при практическом решении проблем. Тем самым нау­ка содействует их постановке в государственном масштабе.

В странах социализма партийные и советские ор­ганы, ответственные за постоянное улучшение жизни тех, кто сознательно доверил им свое будущее, не могут рассматривать охрану окружающей среды лишь как научную дисциплину. Как мы уже видели, именно окружающая среда является местом столкно­вения различных интересов. Производственные пред­приятия в интересах человека должны выполнять свои планы. Здравоохранение также в интересах человека должно защищать его от влияния загрязне­ний и шума. Строители, опять же в интересах челове­ка, должны возводить больше жилых домов, дорог и заводов. Но с повышением производственной ак­тивности увеличивается и количество отходов, ко­торые в интересах все того же человека необходимо ликвидировать таким образом, чтобы при этом не страдала природа, ибо, если страдает природа, неиз­бежно страдает и один из ее составных элементов — человек. Вот почему решения о расширении произ­водства, более интенсивном применении химикалиев, создании крупных промышленных и сельскохозяй­ственных агломераций должны приниматься с учетом целого ряда требований.

Один из известных специалистов в области охра­ны окружающей среды Рене Дюбо сказал, что «чело­век отнюдь не независимый актер на сцене природы». Даже интерпретация пьесы, написанной ограничен­ным в своих возможностях человеком, не всегда за­висит только от него самого. Повышая эффективность своей деятельности, человек не должен выступать по отношению к природе в качестве разрушителя. Он должен, и в настоящее время именно в этом состоит его искусство, суметь включить себя и свою деятель­ность в органическое развитие природы как одну из составных систем.

Правда, и в этом направлении программу легче составить, чем выполнить. При выполнении ее узло­вые моменты нередко подвержены различным, зача­стую противоречивым давлениям. Одним из самых объективных и, можно сказать, одним из самых важ­ных критериев является экономический подсчет ожи­даемой прибыли в сравнении с расходами на реали­зацию мер по выполнению такой программы. В об­ласти охраны окружающей среды такие подсчеты чрезвычайно дороги и часто непопулярны. Очень мет­ко охарактеризовал положение занимающегося этим экономиста исполнительный секретарь Европейской экономической комиссии ООН Янеш Становник: «Если я добавлю в чистую воду немного сахара и краси­теля,— сказал он, — то получу кока-колу и общество будет считать меня производителем. Однако, если я вложу средства в очистку воды, возможно именно для упомянутой кока-колы, то общество эту мою деятель­ность сочтет убыточной».

Или другой пример. Наша Земля со своими взаимо­связанными системами часто сравнивается с кос­мическим кораблем. Для каждого механизма, в том числе и космического корабля, предусматривается амортизация и отводятся средства на обновление и капитальный ремонт. Однако пришло ли кому-нибудь в голову делать подобные амортизационные отчисле­ния средств на нашем космическом корабле «Земля», несмотря на то что человек пользуется им вот уже пятьдесят тысяч лет? Смело можно сказать: нет, так как расходы на охрану окружающей среды до сих пор лишь в малой степени стали составной частью рацио­нальной инвестиционной политики. Все еще нередко придерживаются взгляда, что ущемление природной среды — дань прогрессу. Если же рассматривать че­ловека не только как потребителя или производитель­ную силу, но и как сознательного творца, то речь пойдет не о дани, а о прозорливом вложении средств в экономику, которое позволит человеку существовать на Земле.

Задачи экономистов в деле охраны окружающей среды важны и обширны. И не только с точки зре­ния теоретической постановки вопроса, но и с точки зрения проникновения в самые разные отрасли нашей деятельности. До сих пор мы не имеем не только ком­плексных, но и специфических статистических пока­зателей, а поэтому многие модели основываются лишь на предположениях. Мы работаем с неточными коэффициентами и при корреляции зачастую не мо­жем избежать упрощений. Загрязнение окружающей среды — явление, взаимопроникающее во многие об­ласти науки, но par excellence, связанное с эконо­микой.

Поэтому мы должны работать, располагая соответ­ствующими инструментами. Можно обоснованно пред­полагать, что от простой практики возмещения убыт­ков, вызванных загрязнением среды, за счет любых статей, кроме расходов на производство, во мно­гих случаях мы же и страдаем. Следует доказать, что, подобно тому как отдельно взятые факторы загряз­нения среды и их последствия создают неверную кар­тину, так и раздробленные бюджетные средства, вы­деляемые на охрану жизненной среды, могут пред­ставить положение вещей в розовом свете.

По сей день мы очень часто сталкиваемся с неле­пыми ситуациями. С одной стороны, мы констатируем, что загрязнение окружающей среды, бесспорно, на­носит определенный ущерб, а с другой стороны, в поисках технического решения к его устранению вы­ясняем, что уже существует не одно, а зачастую де­сятки решений, но они не используются! Случается, конечно, и так, что для внедрения, например, очист­ного оборудования не выделяются средства, но еще чаще бывает, что такая техника простаивает, потому что к ней испытывают известную неприязнь.

Объяснений этой неприязни несколько. Речь мо­жет идти о мерах, требующих точного соблюдения определенной технологии, что, например, мешает пе­ревыполнению плана, приносящему материальную выгоду. А бывает, что предприятия материально не заинтересованы в применении очистной техники. Так что необходимы не только действенные техни­ческие меры, но и приведение их в такую систему, которая бы юридически обязывала и материально стимулировала использование очистной техники про­мышленными предприятиями. При этом, как прави­ло, речь идет не о сложных системах. В основном это меры, направленные либо на уменьшение объема от­ходов, либо на изменение их состава, а также улуч­шающие соответствующую технику.

В нашем распоряжении много мероприятий, на­чиная с тех, которые требуют смены сырья, и кончая сложными системами, позволяющими производить из отходов новую продукцию. Во всех случаях, однако, важно, чтобы они реализовались не под давлением, не перед страхом наказания, а в результате осознан­ной необходимости заботиться о благе людей. Если мы научимся экономически выгодно извлекать из топлива серу, нам не понадобятся дорогостоящие уста­новки по улавливанию ее из воздуха, как не пона­добятся и громадные средства на лечение респира­торных заболеваний. Серу сравнительно легко скла­дировать, чтобы использовать по мере надобности. В США сегодня очень популярна венесуэльская нефть с высоким содержанием серы: технология из­влечения серы из мазута позволяет предпринимате­лю получать прибыль не только от продажи топлива, но и от реализации этого ценного сырья. В условиях социализма не нужно ждать, пока нефть с богатым Содержанием серы найдет спрос на рынке. Мы можем и должны развивать и внедрять в профилактических целях действенные методы по устранению серы и других вредных веществ из нефти, иначе средства, которые сегодня мы сэкономим на топливе с высо­ким содержанием серы, завтра уйдут на лечение больных. Правомерно ли это? Так ли уж неизбежно, чтобы бесспорные истины устанавливались столь дорогой ценой? Социалистический строй создал все условия для того, чтобы судьбы людей решались не по-чиновничьи.

Мы, в ЧССР, можем гордиться тем, что являемся одним из немногих государств, где обязанность охра­нять природную среду отражена в Конституции. Однако система возмещения убытков за загрязнение среды порой приходит в противоречие с Конститу­цией. Более того, иногда национальные советы все еще позволяют себе за счет этого возмещать другие расходы. На многих фабриках мы доплачиваем рабо­чим за то, что они дышат вредными испарениями и даже ядовитыми веществами. Но ни бесплатное ле­чение, ни ночные профилактории не могут возместить ущерб здоровью человека, творца всех материальных ценностей. Случается, что молодые, сильные люди, квалифицированные работники теряют здоровье. А происходит это лишь потому, что никто не удосужился им объяснить, что в интересы социалистического общества не входит, чтобы за сомнительную личную прибыль и материальные блага человек расплачи­вался своим здоровьем.

Поэтому воспитание и просвещение, и не только специалистов, надо начинать с человека — произво­дителя и потребителя. Как требовать от хозяйствен­ных руководителей или коллективов, чтобы они пре­дусматривали надлежащие меры охраны, которые нередко кажутся им лишь обузой, если мы не ведем соответствующей пропагандистской работы.

Стратегия станет действенной лишь в том случае, если определить главные направления и области, где конкретные меры должны осуществляться прежде всего. В применении к охране среды здесь можно вы­делить четыре основных момента: избавление города от ядовитых веществ; создание системы норм, огра­ничивающих деятельность человека по отношению к: природе; развитие антропогенной, то есть созданной человеком, среды в соответствии с растущими потребностями человека; создание средств для этого.

Концентрация ядовитых веществ в воздухе, воде и почве внушает тревогу. Положение особенно серь­езно в городах, которые один из известных специ­алистов не без основания назвал «очагами болез­ней»: там каждую минуту легко перешагнуть опас­ную грань. Именно поэтому городские власти начали уделять усиленное внимание окислам серы. Но не менее опасны и примеси металлов, особенно тяже­лых, несгоревшие остатки углеводородов в выхлоп­ных газах автомобилей и агрессивный озон, катали­зированный светом. И здесь уже недостаточно не только добрых намерений и декларативных заявлений, но и материального возмещения убытков.

Содержанием новой системы норм в отношении окружающей среды уже не может быть лишь посту­лат об ее охране вообще. Утилитарное отношение к природе должно быть заменено отношением рачи­тельного хозяина. Так, по-хозяйски надо относиться не только к запасам воды в реках и под землей, но и к эстетической ценности природных ландшафтов и ко всему тому, что создает микроклимат человеческой жизни, то есть к домам, паркам, лесам, водоемам. При этом особенно важно сохранить присущее при­роде разнообразие и пестроту красок, которые вдох­новляли еще наших предков на создание произведе­ний искусства, до сих пор не утративших для нас своей прелести.

Научно-техническая революция влечет за собой дальнейшую урбанизацию, но и это явление следует рассматривать динамически. Современный уровень производства ведет к тому, что, к нашему счастью, города перестают быть похожими на склады товаров и чисто промышленные центры. Они становятся цент­рами, где люди не только работают, но и поддержи­вают общественные контакты. В городах концентри­руются учебные и научные учреждения, они являются средоточием культурной и общественной деятельно­сти человека. Короче говоря, постепенно осуществля­ется то, о чем издавна мечтали прогрессивные мысли­тели: города превращаются в агломерации, позволяющие человеку гармонически развивать свои спо­собности.

Поэтому новые города не должны быть зеркаль­ным отражением старых. Их надо строить так, чтобы каждый человек чувствовал себя там хорошо. И, по­добно кораблю в море, новый город должен «пла­вать» в океане зелени.

Одна из самых трудных задач — установление баланса между потребностями человека и источника­ми их удовлетворения. Потребности людей постоянно растут хотя бы уже потому, что нас становится боль­ше и больше. А с ростом популяции очень часто ме­няются и важнейшие выработанные планы по оздо­ровлению и украшению нашей жизненной среды. Человеческий организм имеет наиболее развитую способность к приспособлению, но мы не должны за­бывать, что наша психика и наш образ жизни склады­вались тысячелетиями. Строением тела, метаболиз­мом клеток и физиологическими процессами совре­менный человек очень мало отличается от своего предка времен палеолита или неолита. Разница — и очень большая — лишь в способности восприни­мать информацию и, качественно обработав, исполь­зовать ее для создания новых ценностей. Не удиви­тельно, что унаследованные нами физические данные очень часто вступают в противоречие с грузом наших знаний и представлений. Мы понимаем необходимость защиты, например, тонкой радиоэлектронной аппаратуры, в частности электронных вычислитель­ных машин, от всякого влияния внешней среды и стремимся обеспечить ей работу действительно в оп­тимальных условиях. Но в том, что организм чело­века состоит из 14 млрд. нейтронов, которые гораздо более чувствительны к загрязненной среде, чем ферритовые элементы запоминающих устройств ЭВМ, мы очень часто забываем.

Обществу важно, чтобы рождались полноценные, способные к развитию люди. Однако предпосылки для этого следует создавать еще до рождения чело­века, в первую очередь уделяя всестороннее внима­ние будущей матери, ее физическому и психическому состоянию. Но мировая статистика показывает, что уже на этом этапе не все благополучно. Продукты загрязнения попадают в плод через плаценту. Ядо­витые вещества появляются уже в материнском мо­локе, и не удивительно, что рождаемость нервных детей все увеличивается. Растут требования не толь­ко к сырью и природным источникам, но и к после­довательной и комплексной охране человека практи­чески с момента зачатия. Проблема требует, чтобы над ней задумались и нашли выход.

Чем человек мудрее и чем сложнее проблема, тем труднее поиски ее решения. Так, например, очень сложная проблема — создание автоматизированной системы регулирования городского транспорта. Коли­чество транспортных средств на улицах города ме­няется в зависимости от времени суток, времени го­да, погодных условий; может наступить неожидан­ная ситуация — например, вторжение в общий поток транспорта пожарных машин, необходимость открыть «зеленую улицу» машинам службы скорой помощи и т. п. Для решения этой проблемы необходима слож­ная и многогранная информация и всестороннее ее изучение. Только после этого можно приступать к конструированию модели и ее оптимизации. Однако эксперименты непосредственно с транспортом не только весьма дороги, но и небезопасны. И здесь на помощь приходит электронно-вычислительная тех­ника.

Мы переходим от простого анализа к качествен­ной оценке явлений, от их описания к адъюстации познанных элементов, чтобы добиться нового каче­ства. В этом суть системного анализа — такого метода решения проблем, когда в действие вступают и не­предвиденные явления, а результат представляет собой не только качественное выражение, но и руко­водство к поиску наилучшего решения.

Метод системного анализа является действенным средством в решении проблемы охраны и улучшения природной среды. При решении этой проблемы тре­буется учитывать огромное количество взаимосвязей, сравнивать массу факторов и предвидеть действие множества нестабильных элементов (ветер, темпера­тура, погода и т. п.).

В 1972 г. в Вене был создан Международный институт системного анализа. Членами института, кроме Академии наук СССР и Национальной акаде­мии США, являются соответствующие организации Франции, Италии, Англии, ФРГ, Польши, ГДР, ЧССР, НРБ, Канады и Японии.

Новый международный исследовательский центр занимается широким кругом вопросов методологии и применения системного анализа как наиболее эффек­тивного метода решения комплексных проблем науч­но-технического прогресса. В рамках подготовки и реализации крупных экономических и научно-техни­ческих проектов и программ институт, с одной сто­роны, занимается вопросами взаимных связей между человеком и природой, а с другой — вопросами свя­зей между человеком и машиной. К рассматрива­емым нами вопросам относятся: энергия и энергети­ческие источники, управление городскими системами, регуляция качества жизненной среды.

Программа охраны «голубой планеты» находится в хороших руках. Благодаря вдохновляющему воз­действию социалистического строя и научно-техни­ческому прогрессу человечество достигло такой ста­дии развития, когда оно уже думает не только об удовлетворении своих потребностей, но и о создании таких взаимоотношений человека и природы, при ко­торых возникает новое качество, позитивное соедине­ние «натурализма» и «гуманизма». Именно об этом мечтал Карл Маркс, когда говорил, что новая об­щественная система должна устранить разрыв между человеком и природой, и соединить интересы послед­ней с интересами человека.

И не удивительно, что к реализации этого при­ступило именно наше поколение. Ведь слова Маркса о том, что только общество, где основным принципом является полное и свободное развитие каждой лич­ности, есть коммунизм, сегодня воплощаются в дей­ствительность, которая благодаря политике мира, про­водимой социалистическими странами, привлекает к себе все больше людей на всех континентах.

comments powered by HyperComments