2 года назад
Нету коментариев

Особые условия гибели и захоронения скелетов животных создавались в карстовых образованиях разных типов. Классической областью разрушения известняков счита­ется горный массив Карст у границ Италии, Югославии и Австрии, откуда и пошло название карстовых явле­ний — карров, провальных воронок, колодцев и пещер.

Для накопления и захоронения остатков животных имели значение три основных типа карстовых полостей: провальные открытые воронки и колодцы, пещеры-водо­приемники, пещеры-устья (рис. 24).

Тафономические типы пещер

Тафономические типы пещер

Воронки и колодцы были трагичными ловушками для животных, которые случайно попадали в них из любо­пытства, по неосторожности и погибали при падении или позднее от истощения. Чаще всего в колодцы и воронки попадали и попадают насекомоядные — землеройки, кроты, ежи. Из хищных обычны барсуки, куницы, ласки, гиены, медведи, барсы, тигры. Из грызунов — полевки, мыши, сурки, дикобразы. Копытные попадают в воронки редко. Остатки птиц в колодцах случайны, зато часто по­гибают пресмыкающиеся — змеи, ящерицы и земновод­ные — лягушки и жабы. Скелеты животных в открытых карстовых колодцах покрываются вековой пылью и зем­лей, затекающей со склонов.

В СССР колодцы-ловушки известны в Крыму, на Кав­казе, например в ущельях рек Псху, Белой, Балкарского Черека и Чегема, на Южном Урале и в Приморье — на из­вестняковой горе Чиндалаз. Опасные колодцы и воронки имеются также в гипсовом массиве Индерской возвы­шенности.

Водоприемные пещеры расположены обычно на скло­нах ущелий. Вода поступает в них периодически, сна­ружи, как и в воронки, при резких подъемах уровня про­текающего поблизости потока и уходит в глубинные уча­стки по трещинам и промоинам. В сухие сезоны такие пещеры были убежищами для рукокрылых, насекомояд­ных, хищных и грызунов, а частью — и для первобытного человека. В сезоны паводков они становились коварными ловушками. В Кизеловской пещере на Среднем Урале мы обнаружили скелеты малых пещерных медведей, росомах, соболей, выдр, летучих мышей, землероек и кротов. Ги­бель пещерных медведей и медвежат происходила при ранних паводках на речке Кизел, вода которой, проры­ваясь в пещеру, топила сонных зверей. Скелеты живот­ных погребались под камнями разрушающихся стен и по­толка пещеры.

Пещеры-устья после обсыхания вытекавших из них потоков были основными убежищами рукокрылых, насе­комоядных, хищных и грызунов, а также ночных хищ­ных птиц, скальных голубей и первобытных охотников. Кости копытных зверей, хоботных, приматов, большого количества видов птиц, а иногда и рыб накапливались в таких пещерах в результате приноса и пожирания до­бычи хищниками и первобытными людьми.

Длительное и надежное захоронение костей происхо­дило здесь при шелушении потолка, заноса ветром веко­вой пыли и отложений водных потоков. Процесс накопле­ния костеносных слоев в таких пещерах происходил иногда на протяжении десятков тысячелетий. Некоторые из этих пещер использовались в каменном веке для свя­щенных, охотничьих и иных обрядов. В пещерах сохраня­лись даже следы древних людей, скульптуры животных, рисунки и цветные композиции на стенах. Изображения мамонтов, носорогов и лошадей имеются у нас в много­этажной пещере Шульган-Таш (Каповая) на Южном Урале — в ущелье реки Белой (Бадер, 1968); рисунки в пещерах Испании и Франции известны всему миру по публикациям Брейля и Капитана.

В историческую эпоху пещеры такого типа исполь­зовались в качестве мест ритуальных праздников весны и осени, в результате чего в них накапливались священ­ные коллекции черепов и рогов диких и домашних ко­пытных (об этом см. далее).

Консервация костей в древних слоях пещер, как пра­вило, была весьма совершенной. На первых стадиях она обеспечивалась большой сухостью, а после захоронения в осадках — увлажненностью грунта. Костный коллаген предохранял фрагменты от разрушения даже в рыжей глине (terra rossa), образующейся на дне пещер из об­ломков известняка.

До тех пор пока кости валялись на поверхности грунта пещер, их обгрызали грызуны и кожееды. По этому при­знаку можно судить об этапах накопления и перерыва отложений пещерных осадков.

К нашей эпохе многие обитаемые в свое время пе­щеры оказались полностью замыты, заполнены осадками или скрыты под оползнями и шлейфами делювия склонов. Другие пещеры заполнялись почти целиком за счет ше­лушения потолка, в результате чего образовывались очень мощные продуктивные слои с каменными изделиями и кухонными отбросами. Такова, например, раскопанная ар­хеологами пещера Чжоу-Коу-Дянь в Северном Китае, па­леолитические слои которой постепенно достигли мощно­сти в 50 м (!). В них сохранилась масса каменных орудий, кухонных обломков костей оленей, винторогих антилоп, бизонов и древнекитайских людей — синантропов.

Холодные и сырые пещеры-щели в горных породах со сквозняками, как правило, не заселялись ни первобыт­ными охотниками, ни животными. Слабо заселялись пе­щеры и гроты в легко разрушающихся мергелях и рух­ляках разного типа. В широких свободных пещерах пер­вобытным поселенцам приходилось устраивать шалаши из ветвей и шкур, чтобы предохранить себя от холода и воз­душных потоков.

Богатую добычу палеонтологам доставляют пещеры, служившие в разное время пристанищем первобытным охотникам, хищным зверям, филину и сычу. Такими, в частности, являются пещеры Кударо I, II, III в верхо­вьях Риона на Кавказе и Медвежья пещера на северном Урале.

comments powered by HyperComments