2 года назад
Нету коментариев

Немецкий палеонтолог Гольдфус описал найденный в 1810 г. в пещере Франконии (басе, среднего Рейна) че­реп крупной кошки величиной как у льва под именем Felis spelaeaт. е. «кошки пещерной». Позднее такие же черепа и другие кости были найдены и описаны в Северной Аме­рике под именем Felis atroxт. е. «кошки ужасной». По­том нашли остатки пещерных львов в Сибири, на Южном и Северном Урале, в Крыму и на Кавказе. Между тем фигура пещерного льва в суровых ландшафтах заледенелой Европы, а тем более в Сибири, с ее трескучими морозами, казалась столь же фантастичной, как и фигура слона, и вызывала сомнения и раздумья у специалистов. Ведь мы привыкли связывать льва с жаркими саваннами и джунг­лями Индии и Африки, полупустынями Малой Азии и Аравии. Водилась ли в самом деле такая крупная кошка одновременно и вместе с волосатыми мамонтами, такими же носорогами, пушистыми северными оленями, мох­натыми бизонами и овцебыками в Северной Европе, Азии, на Аляске и Америке?

Еще с прошлого века одни палеонтологи считали, что и четвертичном периоде в Европе жили пещерные львы и титры, другие — что здесь водились обыкновенные и пещерные львы, а тигров не было, третьи — что в Европе и Северной Азии обитали львы африканского происхожде­ния. Они-де дожили на Балканах до времен Аристотеля и нападали на караваны персов во Фракии, а позднее уцелели только в Южной Азии и Африке. Наконец, в связи с тем что древние греки и римляне привозили львов из Африки и Малой Азии десятками и сотнями для цирковых и боевых целей, такие звери могли быть в Европе завозными — убежавшими из зверинцев.

Смутные представления были по поводу обитания львов и тигров и для Сибири, и для Северной Америки. После того как сибирский палеонтолог И. Д. Чер­ский определил бедренную кость кошки из устья Лены в качестве тигровой, наши зоологи стали писать, что тигры распространялись ранее до Ледовитого океана, а теперь заходят лишь в южную Якутию до Алдана. Чеш­ский зоолог В. Мазак даже поместил родину тигров в Амуро-Уссурийский край. Американские палеонтологи Мэрием и Сток, изучив скелеты и черепа ужасных львов, попадавших тысяч 15 лет тому назад в асфальтовые ямы в Калифорнии, посчитали, что львы эти были, во-первых, сходны с евразийскими, а во-вторых, произошли от аме­риканского ягуара (I).

Существует, однако, мнение, что в плейстоцене в со­ставе мамонтовой фауны жил особый вид гигантской кошки — пещерный лев (Верещагин, 1971).

Некоторые ученые считают, что пещерные львы внешне походили больше на тигров и имели на боках по­перечные тигровые полосы. Мнение это явно ошибочное. Современные южные кошки — тигр, рысь, пума, рассе­ляясь к северу в зону тайги, теряют яркие полосы и пятна, приобретая бледную окраску, помогающую им маскироваться зимой на фоне тусклых северных ланд­шафтов. Вырубая на стенах пещер контуры пещерных львов, древние художники не сделали ни одного намека па пятна или полосы, покрывающие корпус или хвост этих хищников. Скорее всего, что пещерные львы были окрашены как современные львицы или пумы — в пе­сочно-фиолетовые тона.

Распространение пещерных львов в позднем плейсто­цене было огромным — от Британских островов и Кав­каза до Новосибирских островов, Чукотки и Приморья. А в Америке — от Аляски до Мексики.

Пещерными этих зверей назвали, может быть, и на­прасно. Там, где была пища и пещеры, они охотно поль­зовались последними для отдыха и вывода детенышей, но на равнинах степной зоны и в высокоширотной Арк­тике довольствовались небольшими навесами, зарослями кустарников. Судя по тому, что кости этих северных львов обнаруживаются в геологических слоях вместе с костями мамонтов, лошадей, ослов, оленей, верблюдов, сайгаков, первобытных туров и бизонов, яков и овцебы­ков, нет сомнения, что львы нападали на этих животных и питались их мясом. По аналогии с современными при­мерами, В8ятыми из саванн Африки, можно думать, что излюбленной пищей наших северных львов были лошади и куланы, которых они подстерегали у водопоев или ло­вили среди кустарников и в степях. Они настигали до­бычу коротким броском на расстоянии немногих сотен метров. Возможно, что они устраивали и коллективные охоты временными содружественными группами, разде­ляясь на загонщиков и засадных, как это делают совре­менные львы Африки. Сведений о размножении пещер­ных львов практически нет, но можно думать, что у них было не более двух-трех детенышей.

В Закавказье, в Северном Китае и в Приморье пещер­ные львы обитали вместе с тиграми и, очевидно, конку­рировали с ними.

В книге Ж. Рони (старшего) «Борьба за огонь» (1958) есть описание сражения молодых охотников с ти­грицей и с пещерным львом. Битвы эти, вероятно, редко обходились без человеческих жертв. Оружие у наших предков в каменном веке было не очень надежным для сражений с таким опасным животным (рис. 17). Львы могли попадать и в ловчие ямы, а также в давящие ло­вушки типа кулемы. Охотник, убивший пещерного льва, наверное, считался героем и с гордостью носил на плече его шкуру, а на шее просверленные клыки. Кусочки мергеля с изображениями голов львов, найденные в слоях палеолитической стоянки Костенки I южнее Воронежа, вероятно, служили амулетами. На стоянках Костенки IV и XIII найдены черепа пещерных львов, хранившиеся в хижинах, укрепленных костями мамонтов. Черепа, ве­роятно, укладывались на крыши жилищ или вешались на колья, на деревья — им предназначалась роль «ангела-хранителя».

Встреча с пещерным львом

Встреча с пещерным львом

Пещерный лев, по-видимому, не дожил до историче­ской эпохи, он вымер на больших пространствах вместе с другими характерными членами мамонтовой фауны — мамонтом, лошадью, бизоном.

Несколько дольше львы могли задержаться в Забай­калье, Бурят-Монголии, Северном Китае, где еще сохра­нилось обилие разнообразных копытных. Некоторые каменные изваяния львиноподобных чудовищ, выполнен­ные древними маньчжурами и китайцами в Гирине и дру­гих городах Синьцзяна, быть может, изображали послед­них пещерных львов, доживших здесь до европейского средневековья.

comments powered by HyperComments