2 года назад
Нету коментариев

Причины жизненности и длительного существования од­них родословных ветвей организмов и быстрого угасания других — эти основные проблемы биологии издавна за­нимали умы ученых и всех любознательных людей. И наши дни изучение причин вымирания стало особенно актуальным, так как, неоглядно осваивая ресурсы зе­мель и океанов, мы неожиданно оказались свидетелями все более быстрого исчезновения с лика планеты ряда и идо в животных и растений. Робкие попытки их охраны окапываются часто неудачными из-за отсутствия знаний истинных причин угасания видов в древности и в наши дни.

Среди многих исторических примеров наиболее впе­чатляющим было совсем недавнее, в геологическом смы­сле, вымирание нашего северного волосатого слона — ма­монта. Внимание к мамонтам, к их роковой судьбе стало международным. Японцы, французы, американцы устра­ивают теперь специальные выставки, снимают фильмы, посвященные мамонтам. Проблема исчезновения мамон-то» стала довольно модной, и ее решением пытаются за­ниматься люди самых разных профессий. Предложенные гипотезы иногда бывают оригинальны, но чаще просто папины.

Со времен античных всенародных сказаний о всемир­ном потопе наибольшим успехом для объяснения гибели людей и животных пользовалась именно эта потопная гипотеза. Гипертрофированного выражения она достигла недавно в объяснении гибели сибирских мамонтов одним шведским инженером. Самодеятельный палеогеограф пи­сал мне буквально следующее: «В результате удара асте­роида в область Тихого океана гигантская приливная полна прокатилась с юга через восточную часть Азии. Эта волна подхватила тысячи мамонтов, пасшихся на плодородных равнинах, занятых теперь пустыней Гоби, и пере­тащила их на север к берегам Сибири».

Иные музейные мудрецы ухитряются печатать до­мыслы о том, что все мамонты были якобы выловлены особыми ледовыми ловушками или что все они замерзли внезапно от захвата части земной атмосферы астероидом. Другие, после долгих рассуждений, признаются, что ги­бель мамонтов для них таинственна и необъяснима.

Ни науке, ни практике не нужны сказочные и умо­зрительные предположения. Восстановить истинную кар­тину минувших событий можно только по ископаемым следам, фактическим документам, запечатленным геоло­гической летописью.

Мысль написать книгу о жизни и гибели мамонтов и мамонтовой фауны формировалась у автора долго. В ос­нове ее было обилие впечатлений и фактов, полученных в 40-х и 50-х годах при палеонтологических путешест­виях по рекам великой Русской равнины, в ущельях и пещерах Крыма, Кавказа, Урала, Тянь-Шаня, Сихотэ-Алиня. Немалое значение имело участие в геологических и археологических конгрессах в США, Франции, СССР, общение с геологами и археологами на великих гидро­технических стройках и раскопках палеолитических сто­янок и пещер. Наконец, новые путешествия к «кладби­щам» мамонтов на крайний северо-восток Сибири в 60-х и 70-х годах — в эту комариную и промерзшую насквозь тундру, вероятно, приблизили меня к «зарытой тайне» гибели волосатых гигантов.

Палеонтологические раскопки всегда таят для иссле­дователей особую прелесть. При вдумчивом отношении к слоям, сохранившим туши и кости древних животных, можно читать книгу истории древней природы любого края. Откопав разбитый череп или кость вымершего зверя вместе с каменными орудиями, автору этой книги временами хотелось перенестись на миг в прошлое, пред­ставить себя в окружении стад бизонов, лошадей и во­лосатых слонов, услышать рыки пещерных львов и хо­хот гиен, увидеть картины диких первобытных охот на фоне исчезнувших ландшафтов Евразии. Ведь из отече­ственных натуралистов только великому Н. М. Прже­вальскому удалось еще сто лет тому назад застать в Уссу­рийском крае и в Тибете то невообразимое теперь оби­лие крупного зверя и птицы, которое совсем недавно роднило азиатские просторы богатством дикой жизни с саваннами экваториальной Африки.

В разумном толковании палеобиологических фактов нуждаются прежде всего сами биологи, особенно в связи г, проблемами биогеографии и разработкой истории фаун и флор.

Для написания этой книги имелись и иные мотивы. Многолетнее содружество с геологами и археологами также показывало необходимость четкой расшифровки дли них биологических фактов, связанных с природой захоронений. Наконец, не последнее значение имело здесь, по-видимому, воздействие прессы.

После первых же газетных сообщений в начале 70-х годов о наших раскопках мамонтов в Арктике меня бук­вально одолели специальные и внештатные корреспон­денты газет и журналов. Вероятно, они поняли, что ма­монтовая тематика таит золотую жилу, надо только ее ухватить и зафиксировать. К сожалению, усилия кор­респондентов не всегда сопровождались точностью изло­жения. Так, например, корреспондент АПН уверял весь мир через журнал «Советский Союз» (№ 11, 1973 г.), что фото железобетонного чучела у Института геологии в Якут­ске, с хоботом и с нелепо распахнутыми бивнями, — не что иное, как «мерзлая туша мамонта, привезенная про­фессором Верещагиным с Берлеха» (!). Фантастический рассказ 30-х годов академика В. А. Обручева о воскрес­шем мамонте, гуляющем по Москве, был использован и 1973 г. итальянскими журналистами для газетной сен­сации о том, что «русские уже скрестили мамонтов с ин­дийскими слонами и гонят гибридное стадо с востока в Москву, причем по дороге оно снабжается сеном при помощи вертолетов»…

Газетные и журнальные сообщения о наших экспе­дициях за мамонтами пробудили ряд более или менее острых воспоминаний у бывших арктических насельни­ков, шахтеров, золотоискателей, изобретателей, инжене­ров. На меня обрушилась лавина письменных запросов и телефонных звонков. Так, гражданин из Владимира высказывал изумление, что биологи до сих пор не при­нимают мер к оживлению замороженных трупов мамон­тов. Из разных городов поступали заявки на участие в дальнейших мамонтовых экспедициях в качестве пи­ротехников (для подрыва мерзлой породы), проводников, трансплантаторов и фиксаторов мороженых тканей ма­монтов.

Были и запросы производственного характера. Управ­ление промышленности авиационных приборов в пись­мах академическим институтам в Якутск и Ленинград утверждало, что мамонтовая кость необходима для теле­релейных устройств, и просило Академию наук обеспе­чить ему ежегодную поставку 700 кг этого ценного сырья.

В 1974 г. я получил из Калифорнии предложение от Президента U. S. Animal Bank Франка Ходгсона принять участие в осуществлении «Плана Мамонт» … «для по­лучения здоровых маленьких мамонтят» («healthy baby Mammoth»). От русских требовалась поставка мороженых яйцеклеток из туш сибирских мамонтих, а американцы обязывались провести их имплантацию в матки индий­ских и африканских слоних.

Большое уныние вызвали «документальные» повести Б. С. Русанова — «Следы невиданных зверей» (Якутск, 1975) и «Внимание — мамонты» (Магадан, 1976). При внешней занимательности Русанов не сохранил познава­тельной сторопы дела, надумав фантастические диалоги, исказив многие даты, события, факты.

Естественно, что после всего этого мне показалось необходимым и самому взяться за авторучку.

Широкому читателю до сих пор мало известно, что мамонт как вид вымер но один, а со своими «спутни­ками» — сопровождающей группировкой видов, частью так называемого мамонтового комплекса. Причины вы­мирания самих мамонтов становятся понятнее, когда они обсуждаются и для других видов мамонтовой фауны, а также на фоне факторов гибели отдельных особей и целых популяций. Необходимы и элементарные представ­ления о четвертичном периоде в целом, которые даны здесь в первой главе.

Вспоминая эпизоды полевых работ, огорчения утрат и радость новых открытий, находок, я все более убеж­даюсь в том, что, если найдут живую водицу русских сказок, необходимо будет в первую очередь оживить ма­монтов…

comments powered by HyperComments