2 года назад
Нету коментариев

В сообществах животных и растений суши, как и в море, шел и идет отсев — отмирание старых особей, достигших предельного возраста. Зная эти предельные возрастные цифры и плотность популяций различных видов, можно рассчитать такой естественный отход животных.

У большинства насекомых предельный возраст имаго исчисляется от нескольких часов (поденки) до двух-трех лет (жуки). У мелких грызунов — мышей, полевок — предельный возраст равен всего 3—4 годам, и полное обновление поколений теоретически должно было бы про­исходить в течение 3 лет. Зайцеобразные имеют средний возраст продолжительности жизни несколько больше — около 5.5 лет, мелкие и средние хищные — куницы, волки — от 8 до 15 лет, крупные хищники — львы, мед­веди — 20—40 лет. Большинство копытных — оленей, коз­лов, антилоп, быков — доживает всего до 12—16 лет, а слоны — до 60—70 лет. На самом же деле полное обнов­ление населения происходит в природе гораздо быстрее, особенно у мелких видов животных. Причины этого за­ключаются в естественном отсеве — гибели особей от врагов, паразитов, болезней и других «случайных» причин. Почти на каждом шагу животных подстерегали и подсте­регают различные опасности. Так, у грызунов и зайцеоб­разных полное обновление популяции происходит обычно в течение одного года (!), у копытных — через 6—8 лет, и т. д. Таким образом, на самом деле популяции в сред­нем значительно более молодые, чем это могло бы быть при более благоприятных для видов условиях. Гибель млекопитающих от «случайных» причин в природе очень велика, и, как правило, она пропорциональна плотности и численности популяций.

В сущности то же самое происходит и в популяциях птиц, пресмыкающихся, земноводных и рыб. Как правило, высокая смертность особей компенсируется быстрой раз­множаемостью.

Характер захоронения трупов и скелетов животных в отложениях обусловлен некоторыми привычками и во­обще образом жизни видов. Современные примеры помо­гают уяснить природу древних погребений.

Звери, погибающие от старости или потери сил, обычно пытаются найти укромный уголок, который позволил бы им спокойно перейти в небытие. Путешествуя на Тибет­ском нагорье при —25° С, Н. Рерих наблюдал смерть голодных вьючных лошадей и мулов и подметил, что перед смертью они неизменно пытались войти в палатки, как бы отыскивая более защищенное место, а утром их находили мертвыми.

Многие дикие животные кончали и кончают жизнь в свойственных им убежищах. Летучие мыши умирают в пещерах на зимовках, прицепившись к потолкам и сте­пам. Свалившись на дно, трупики и косточки рукокрылых консервируются в слоях экскрементов их потомков, в вековой пещерной пыли, опавших чешуйках потолка и в на­носах ручейков. Роющие грызуны — полевки, тушканчики, песчанки, суслики, сурки — помирают в гнездовых каме­рах или забиваются перед смертью в особые отнорки. В этих убежищах их косточки консервируются и дати­руют обжитой слой. Суслики и сурки в средних широтах роют норы на глубину 3—4 м и могут проходить не­сколько слоев осадков — стратиграфических горизонтов, но в зоне многолетней мерзлоты могут это делать только в активном (ра8мерзающем) слое — на глубину 30—50 см. Волки, соболи, медведи, гиены, тигры перед смертью заби­ваются под навесы, в расселины скал, в пещеры.Смерть в пещерах была обычна в плейстоцене у пещерных мед­ведей, пещерных гиен и пещерных львов. Спящих бурых медведей загрызают в берлогах тигры, волки и собратья — тощие «шатуны» (медведи, не накопившие жира). Смерть нередко застигает животных во время зимней или летней спячки, оцепенения, когда все жизненные функции нахо­дятся на пределе. В норах засыпают зимой навеки сурки, суслики, степные и желтые пеструшки, тушканчики. Иногда такая гибель грызунов наступает от чумы, туля­ремии. Ископаемые косточки выбрасывают на поверх­ность уцелевшие зверьки следующих поколений, расчи­щающие старые заброшенные норы. Были изучены тру­пики длиннохвостых сусликов, погибших десятки тысяч лет тому назад в своих подземных гнездах в долине Ко­лымы. Сильно промерзнув, они «не вышли» из зимнего оцепенения. Были найдены также и трупики древних замерзших полевок.

Массы лягушек скапливаются на зимовку под бере­гами водоемов у незамерзающих ключиков, подающих хо­лодную, богатую кислородом воду. В этих местах они и гибнут массами, если водоем сильно и длительно промер­зает. Зимовочные скопления лягушек подвергаются на­падениям ондатр, норок, хорьков, выдр. После таких зим­них охот от нескольких сот амфибий остаются только об­глоданные косточки, которые замываются потом в ил, песок и могут сохраниться на тысячелетия.

Водяные черепахи на Украине и в Закавказье, скапли­ваясь на дне озер и болот, также гибнут массами от пере­сыхания или промерзания водоемов. Такие скопления подвергаются нападениям выдр, оставляющих лишь пан­цири пресмыкающихся.

Известна массовая гибель пресноводных рыб на «зи­мовальных ямах» подо льдом рек и озер при явлениях замора — т. е. кислородной недостаточности.

Проследим теперь условия гибели животных, а также образования захоронений в различного типа материковых ландшафтах и местообитаниях.

comments powered by HyperComments