2 года назад
Нету коментариев

Этот северный носорог был тепло одет грубым кроющим волосом и тонким густым подшерстком. На холке и шее имелось подобие гривы из длинных и жестких волос. Окраска туловища была светло-бурой, а иногда даже жел­товатой. По величине и силе этот зверь уступал только мамонту и весил около 3 т. Размеры двух носорогов из Предкарпатья, измеренные по туше, и одного из Якутии, определенные по скелету, таковы: Западная Украина, Старунь — общая длина тела 355 и 358 см, высота в холке 153 см; Якутия, Чурапча — длина тела 320 см, высота в холке 150 см. Рога сидели на шершавых и прочных мозолях — утолщениях носовых и лобных костей, до­стигая диаметра у основания 20—25 см. Овальный в сечении, саблевидно изогнутый назад, с острым кон­цом передний рог достигал 80—130 см длины, задний был всегда меньше. Вооружены рогами были и самцы, и самки. Вес переднего рога достигал, по-видимому, до 10-15 кг.

Колоссальная прочность и вязкость рогового вещества делала передний рог страшным оружием, но против кого? Для драки с себе подобными, или для сражений с пещер­ными львами, медведями, мамонтами? Известно ведь, как раздражительны и беспричинно злобны по природе со­временные носороги. Африканцы в Кении говорят, что черный носорог так зол, что «сердится даже на свой помет», имея в виду привычку зверя после дефекации удаляться, а потом прибегать обратно к устроенной куче и в бешенстве разбрасывать ее рогами. Вернее всего, что рога были полезны в кустарниках как клинья. Для раз­рывания земли и снега эти рога были мало пригодны, хотя и пишут иногда, что свидетельством такой работы служит якобы стертость переднего края носового рога. В коллек­циях музеев хранятся обычно рога странной плоской формы — в виде саблевидной доски толщиной 30—35 мм. Такая форма приобретается при разрушении рогового ве­щества с боков. Почему-то эти боковые части оказывались менее прочными и разрушались в осадках. В продольном разрезе видно, что роговое вещество состоит из длинных темно-бурых или сизоватых стерженьков — волокон, диа­метром около 0.3 мм, спаянных однородной буроватой полупрозрачной массой кератина. В поперечном разрезе оно напоминает под лупой шагреневую кожу с сеткой неправильных трех- пятиугольников диаметром 0.1—0.3 мм.

Десять носовых рогов в коллекции Зоологического ин­ститута АН СССР имеют такие средние данные: длина по большой кривизне — 98 см (69.5—137.5), длина по хорде — 78 см (62.5—101.5); наибольший диаметр у осно­вания — 17 см (10.0—23.2). У наиболее крупных рогов насчитывается до 23 поперечных валиков и западин, ко­торые, возможно, указывают на предел жизни в годах.

Внешний вид волосатого носорога хорошо установлен по рисункам художников каменного века и по целому трупу найденному в Галиции (рис. 9). Это было мощное приземистое животное на коротких ногах, с большим за­гривком и относительно длинной головой. Крупные верхнекоренные зубы по шесть с каждой стороны имели харак­терные лунки — колодцы с совершенно вертикальными стенками, чем и отличались от подобных зубов у более ранних носорогов, лунки которых имели вид пологих воро­нок. Резцов у зверя не было ни в верхней, ни в нижней челюсти, и захват травы и ветвей кустарников делался ороговевшими краями губ.

Волосатый носорог

Волосатый носорог

Череп этого носорога был мало прогнут в области ко­солобного профиля, и у взрослых имелась сплошная ко­стяная перегородка между носовыми проходами. У более древних носорогов — Меркова, этрусского — эта перего­родка оставалась хрящевой и в старости. Такая же хря­щевая перегородка имеется и у ныне живущих африкан­ских, индийского и зондского носорогов.

Самые крупные коллекции черепов волосатых носоро­гов, примерно по 50 экземпляров — хранятся в Геологическом музее Казанского университета и в музее Зооло­гического института АН СССР. Длина этих черепов равна в среднем 77 см (76—86), а ширина в скулах —32 см (29—36). Такие черепа обычны также в музеях Тобольска, Иркутска, Якутска.

Волосатые носороги были, вероятно, одиночными — нестадными животными, державшимися парами и вывод­ками. Этим да злобностью зверя и трудностями охоты на них объясняется редкость их костей в кухонных отбро­сах палеолитических племен. Так, например, в деснинских палеолитических стоянках число костей этого носо­рога составляет от 1.5 до 3%, а в донских — до 2% от всех учтенных костей крупных промысловых животных.

Замерзшие трупы носорогов находили в Сибири не­сколько раз. Однако трудности путешествий и транспорти­ровки грузов в этой великой стране и малая заинтересо­ванность первооткрывателей обычно вели к потерям этих находок для науки. Они были раз в 5—6 реже, нежели находки туш мамонтов. Вот их краткий перечень. В 1771 г. на реке Вилюй близ городка Вилюйска местные охотники обнаружили полный труп носорога, от которого находив­шийся тогда в Иркутске академик П. С. Даллас смог за­брать только голову и две ноги. Они находятся теперь в Зоологическом музее в Ленинграде. В 1858 г. также на Вилюе, близ урочища Кентик, обнаружили почти полный скелет носорога с обрывками связок и мускулатуры. В 1875 г. И. Д. Черский нашел кусок кожи носорога в Нижнеудинской пещере, а в 1877 г. на речке Халбуй (Бытантай), левом притоке среднего течения р. Яны, жи­тель Н. С. Горохов нашел полный труп носорога с густой и длинной рыже-бурой шерстью. От него ученым, к сожа­лению, достались голова и одна нога. Близ Верхоянска в 1901 г. Е. В. Пфиценмайер нашел часть скелета носо­рога с обрывками связок.

После этого неожиданные открытия были сделаны на западе, в Европе. В Галиции, на территории прежней Польши (ныне — Западная Украина), близ села Старуни, где разрабатывались залежи окисленной нефти — озоке­рита, 6 ноября 1907 г. извлекли из шахты с глубины 17.6 м переднюю часть туловища и голову носорога с ле­вой передней ногой. Хорошо сохранились в нефти кожа, хрящ левого уха, глаз, носовые хрящи и гортань. Этот экспонат и теперь украшает музей г. Львова. 23 октября 1929 г. там же в соседней шахте на глубине 12.5 м были найдены кости скелета носорогов, а затем извлечен и пол­ный труп самки этого зверя. Труп лежал на спине с под­жатыми ногами и вздернутой головой. Шерсть с кожи вся отвалилась, но зато хорошо сохранились оба рога и копытца. В паховой области находились два небольших соска. Черное чучело этой рогоносицы и отдельно ее ске­лет экспонируются в музее г. Кракова (рис. 10). В горном воске, окружавшем этот труп, обнаружили остатки карли­ковой березы, полярной ивы, голубики, вереска, куропа­точьей травы — дриады, камнеломки. Все это были ра­стения холодовыносливые, характеризующие ландшафт ле­сотундры и тундростепи. Носороги, вероятно, попадали здесь в нефтяные кратеры — глубокие ямы, заполненные водой и загустевшей нефтью. Совершенно так же гибли верблюды и гигантские ленивцы в нефтяных грифонах Ранчо Ля Бреа в Калифорнии.

Волосатый носорог из озокерита Старупи

Волосатый носорог из озокерита Старупи

В 1939 г. после открытия «кладбища» плейстоценовых зверей и птиц на Апшеронском полуострове из залежей битума у Бинагадов извлекли 12 черепов носорогов и много костей их скелетов. Однако это был другой, более древний вид носорога, с неокостеневающей носовой пере­городкой и с небольшими рогами.

Возвратимся, однако, на северо-восток. В 1948 г. в реч­ных наносах долины ручья Струйка, в верховьях Инди­гирки, нашли заднюю ногу носорога с сухожилиями, ко­жей, покрытой шерстью, и копытами.

В феврале 1972 г. в центре поселка Чурапча на Лено-Амгинском междуречье житель Н. Н. Местников, устраи­вая погреб, наткнулся на глубине около 2.5 м на кости носорога. По исследованиям сотрудников Якутского фили­ала Академии наук, распавшийся скелет самки носорога залегал в Чурапче в бурых лессовидных суглинках на уступе котловины талого озера. Стопа правой ноги сохра­нилась со связками, кожей и копытцами, так как оказа­лась в линзе инъекционного льда. При скелете нашли и оба рога. Передний — носовой — саблевидно изогнут, 125 см по большой дуге, с диаметрами у основания в 24X12 см, а задний — лобный — 40 см, при диаметрах основания 19X8 см. В комках растительной массы из рас­павшегося желудка и кишок содержались побеги злаков и осок, пыльца злаков — 89%, сложноцветных 4.5%, по­лыней 2.5 %, а также пыльца осоковых, гречишных, маре­вых, лютиковых, крестоцветных, бобовых, мауновых.Пыльца древесных видов единична, а среди спор преобла­дает зеленый мох — 80.7%, кочедыжниковые—11.2% и сибирский плаунок — 3.6 %. Сходные данные получены и из вмещавших суглинков.

Итак, создается убеждение, что шерстистые носороги, как и мамонты, были преимущественно травоядны и оби­тали в холодных тундростепях. В глубоких лунках — ко­лодцах верхних коренных зубов — этих носорогов застре­вали и прессовались частицы их пищи, которые дают ука­зание на характер питания этих загадочных толстокожих. Такие остатки пищи пытался исследовать еще И. Д. Чер­ский. Автор этой книги также извлек размолотые частицы древесины мягких лиственных пород — ивы, березы, ольхи — и землистые частицы из зубов шести черепов но­сорогов Казанского геологического музея и Зоологиче­ского музея АН СССР. Спорово-пыльцевой анализ таких проб из зубов голов носорогов с Вилюя и Индигирки пока­зал преобладание пыльцы злаков, осок и сложноцветных. О размножении и продолжительности жизни волоса­тых носорогов нам практически ничего не известно. Вероятно, у них, как и у современных индийских и афри­канских носорогов, рождалось по одному детенышу через три-четыре года, а за 20—25 лет жизни — всего 6—8 на самку.

Происхождение волосатого носорога до сих пор зага­дочно. Возможно, что его родина была где-то в степях Се­верного Китая.

Его остатки появляются как бы внезапно в слоях вто­рой половины плейстоцена, с конца рисса, на огромных пространствах от Британских островов до Приморья и потом столь же внезапно исчезают в конце плейстоцена — в вюрме III. В Северной Америке его остатков не нахо­дили. Особенно часто черепа носорогов находят в обры­вах берегов таежных речек Западной и Восточной Сибири, что свидетельствует о существовании здесь в прошлом иных ландшафтов. Есть, правда, плохо датированные на­ходки костей этого зверя на Украине и в Волжско-Камском крае весьма свежей сохранности. Академик И. Г. Пидопличко, основываясь на анализах остаточного коллагена в этих костях и фантастических повестях средневековых арабов-путешественников, писал даже, что этот носорог встречался якобы на Волге еще в средние века. Это крайне маловероятно, так как такое крупное и относительно ред­кое животное было бы неизбежно уничтожено степной военной конницей еще в эпоху скифов, сарматов и гуннов.

Пока ни в одной мезолитической и неолитической сто­янке Европы и Азии костей волосатого носорога не обна­ружено. Этот носорог вымер, вероятно, даже несколько раньше мамонта и пещерного медведя.

Сходные с мамонтом черты экологии этого зверя пред­определили и такую же его конечную судьбу.

comments powered by HyperComments