7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Торжественным и строгим было собрание императорской Академии наук 4 мая 1825 года. Важно и чинно выступали академики, излагая результаты своих исследований и наблюдений. Все шло по заведенному порядку.
И вдруг слово для экстренного сообщения взял астроном Федор Иванович Шуберт.
— Господа, — начал академик, — случилось небывалое. На поля башкирской деревни Арметово упали с неба необычные, таинственные каменные знаки. О падении оных знаков сообщил в журнале Поггепдорфа и в архиве Кастнера господин Эверсман.
Сразу в прохладном зале академии стало необычно тихо, а Шуберт продолжал:
— Я зачитаю вам, господа, некоторые выдержки из сообщения господина Эверсмана. Он пишет, что камни выпали вместе с небесным градом. Камешки, упавшие с неба, мелкие, лепешковидные или чечеви- цеобразные, а на обеих сторонах чечевицы начертан крест.
В зале зашумели. То тут, то там раздавались голоса: «Не может этого быть!..», «Камни с неба не падают!..», «Верить в это — значит наносить зло нравственному миру!..»
Сквозь этот шум к кафедре подошел всеми уважаемый минералог академик Севергин.
Господа, не волнуйтесь, — раздался его спокойный голос, — трудами господ Эрнста Хладного, Афанасия Стойковича и Ивана Мухина доказано ниспадение камней из воздуха. В нашем каталоге зарегистрировано свыше десятка таких камней. Я предлагаю запросить господина оренбургского губернатора о случившемся и потом рассмотреть это событие заново.
Так и порешили. Но, расходясь, долго еще тешили себя побасенками.
И вот открылось новое, очередное собрание Академии наук. Это было 7 сентября 1825 года. Не приходится говорить, что оно было многолюдным. Среди публики оказались не только гражданские, но и высокие военные чины. Были и лица духовного звания. Они выделялись высокими черными клобуками и степенной походкой. Каждый из присутствующих спешил посмотреть на таинственный каменный знак, упавший с неба.
На столе рядом с кафедрой, на черных шелковых подушках лежали три маленьких невзрачных камешка, присланных вице-губернатором Кирьяковым из Уфы. Вначале их было одиннадцать, но всем было известно, что восемь камешков переданы профессору Александру Петровичу Нелюбину для исследования.
Чинно и степенно подошел к столу настоятель одного из монастырей.
Широко перекрестившись, игумен взял в руки один из камешков и возгласил:
Надо, миряне, сегодня же принять решениео строении у оной деревни Арметово часовни. Сделать советую так, как поступили устюжане. Во граде Великом Устюге тоже камни падали из воздуха и небо там аки растворилось, огнь на землю ниспадал, и скотина всякая в кучу металась. Об этом писал поп Иванище архимандриту Никите, Кириллова монастыря пастырю. И было это во 1662 году, ноября в 29-й день.
А писал еще поп Иванище, — продолжал игумен, — что видел он в облаке человека. Глава, и очи, и руци, и перси, и нози у него растянуты и весь огнен…
Но напрасно возглашал игумен. Его предложение не встретило поддержки. Кое-кто резонно заметил ему, что сейчас не 1662 год и что они не в храме божием, а на заседании Академии наук.
Раздосадованный игумен медленно, нехотя, словно надеясь, что ученые мужи еще раскаются в своем еретическом неверии, прошел от кафедры в зал.
По звонку председателя все расселись на свои места.
На трибуну вышел моложавый, бодрый профессор Нелюбин.
— Уважаемые коллеги! — начал Нелюбин. — У себя, в Медико-хирургической академии, мы изучили арметовские камешки. Должен огорчить почтенную аудиторию. Мы не обнаружили в камешках тех элементов, кои обычны для метеоритных тел. В них не оказалось ни никеля, ни кальция. Найдены были лишь окислы железа с небольшим количеством силиция. Камни такого состава никогда не встречаются в небесных телах. В нашей фармакологической лаборатории мы все пришли к единодушному убеждению, что арметовские камни — земные, а не небесные.
И опять зашумели академики и адъюнкты. Многие уже свыклись с мыслью о небесном происхождении камешков, и им не хотелось отказываться от нее. Завязался спор. Весь зал разделился на два лагеря: «небесных» и «земных».
Как всегда бывает при острых дискуссиях, ни к какому решению спорящие не пришли. Единственно, что было решено единогласно: опубликовать все материалы дискуссии, все анализы и главные выводы в отечественной и иностранной печати. Может быть, думали, кто-либо из ученых подметит какой-нибудь факт, который поможет прийти к правильному решению о происхождении таинственных каменных знаков.
Шли десятилетия… Градовы камни то забывали, то вспоминали вновь. И тогда опять вспыхивали споры, которые не удавалось разрешить.
А верующие так и считали увенчанные крестами камешки знамением свыше, грозным предостережением грешникам, которые бога забыли. «Грянет гнев божий, и возопит Земля. Так будет вам за грехи ваши».