7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Заканчивать эту книгу мне пришлось летом 1965 года в Сочи. Во время отпуска есть время заново просмотреть и переоценить многие факты и заметки. Я отчетливо увидел при этом, что удалось затронуть в рукописи только часть намеченных тем. Здесь переплелись и критика библейских текстов, и суеверия, бытующие в народе, основанные на незнании истинных свойств камней, и самое сложное — суеверия, проникшие в науку. На примере градовых камней я показал работу огромного коллектива учёных, наконец разобравшихся в истинной природе этого явления. А сколько еще таких нерешенных проблем!
Особенно много усилий пришлось потратить на поиски ответа на вопрос, нелепый по своей сущности, — о связи Урала с библией.
Думаю, что теперь я смогу в любой аудитории ответить на вопросы о Ноевом царстве на Урале. Я обеспечил себе надежные научные позиции для обороны.
Но в обороне ли дело? Нужно наступать! Надо быть воинствующим безбожником! Надо идти в гущу верующих и вести среди них антирелигиозную пропаганду.
И здесь я увидел, что есть еще вопросы, на которые мы не умеем отвечать.
…На экскурсионном катере ехала из Сочи в Адлер семья какого-то ответственного работника, обремененная солидными чемоданами. И сын, и папа, и мама — загорелые, бодрые — делились впечатлениями о хорошо проведенных днях отпуска. Папа рокочущим басом говорил, что на будущий год они вернутся сюда же. И тут он, порывшись в карманах, достал мелочь и, дав часть ее сыну и жене, стал кидать деньгу в море.
Я хотел выяснить — кто он? Почему он обучает суевериям своего двенадцатилетнего сына? Папа не ответил. Он замкнулся. Разговор прекратился. И вся семья молча доехала до Адлера.
Но, может быть, это невинное суеверие, так сказать, веселая дань традиции? Нет, невинных суеверий не бывает. Мелкие готовят почву для крупных, бытовые суеверия — для религии. Многие люди даже не сознают, что где-то в глубинах их души живет вера в сверхъестественное. Но в определенных условиях она может разрастись и захватить всего человека.
Монетка, подобранная мною после шторма на пляже, была частью той дани, которую выбрасывают курортники в море. Кто-то подсчитал, что вот так только в Сочи ежегодно выбрасываются в море десятки тысяч рублей!
А как бороться с такими суевериями? Честно говоря, пока еще не знаю. Не знаю даже, как они родились. Может быть, это пережиток древних жертвоприношений местным богам?.. Время думать о новой книге, в которой речь пойдет о других суевериях.
Вот другой эпизод. Тоже сочинский пляж. Вдруг какой-то гул прошел среди толпы отдыхающих. По пляжу медленно шел бородатый юноша. На шее у него висел на серебряной цепочке маленький крестик.
Должен сказать, что здесь многие не остались равнодушными и, окружив юношу, стали спрашивать: кто он, почему он нацепил на себя этот «фетиш»?
Выяснилось неожиданное. Этот юноша оказался не попом, не семинаристом, а студентом одного из технических вузов Ленинграда. Он слышал, что судьба благосклонна к тем, кто носит на шее крест. Ну и, конечно, понимал, что такая оригинальность привлекает к нему внимание. Он пользуется успехом, который не вызовешь одной бородой. Бороду- то носят многие!
Но этот случай оказался легким: здесь речь шла не столько о суеверии, сколько о моде и юношеском стремлении к оригинальности. Невинно? Не очень. Помните, как несколько лет назад многие девушки после одного из западногерманских фильмов носили маленькие изящные крестики, к умилению верующих старушек: жива, мол, вера христианская! Тоже мода, но вовсе не безопасная.
Надо сказать, что после беседы со своими ровесниками юноша снял крест и отшвырнул его далеко в море. Только с суевериями бороться труднее, чем с модой.
Вот я и думаю, что темой будущей книги станет разговор о новых фактах, раскрывающих причины веры в фетиш, в таинственные свойства не только камней, но и других неодушевленных предметов, а может быть, и о многом другом.